Название книги: Двое во едину плоть. Любовь, секс и религия



бет5/14
Дата28.04.2016
өлшемі2 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Итак, телесная близость считалась неотъемлемой частью брака, а сам брак – союзом мужчины и женщины… или мужчины и нескольких женщин. Ветхий Завет никак не запрещает и не регламентирует многоженства, и мы видим в нем немалое количество мужчин, у которых было больше одной жены. Кроме полноправных жен, встречались еще и наложницы, то есть рабыни, делившие ложе со своим господином. Иногда их появление было связано с тем, что жена оставалась бездетной (именно по этой причине, например, Авраам взял себе в наложницы Агарь, служанку своей жены Сары), но, конечно, причины тут могли быть и другими. Сегодня такое отношение к женщине кажется нам жестоким и варварским, но на самом деле это частный случай рабства, которое вовсе не отрицается в Ветхом Завете. Там вообще нет призывов к социальной революции: существующие в обществе нормы скорее принимаются, но остается явным стремление преобразить это общество изнутри. Со временем люди приходят к пониманию того, что нормы их жизни просто не соответствуют идеалам их веры, и начинают менять свои нормы (некоторые, правда, предпочитают менять веру).

Так получилось и с рабством, и, много раньше того, с многоженством. Уже к концу ветхозаветного времени мы видим, как безо всяких запретов нормой стал союз одного мужчины и одной женщины, ведь именно такой брак наилучшим образом отражает принцип, заложенный еще в рассказе о сотворении человека. Мужчина и женщина могут быть неравноправны в некоторых общественных условиях, но по своей природе они равны, едины и дополняют друг друга. Более того, именно в Ветхом Завете мы встречаем удивительные рассказы о женщинах, сыгравших огромную роль в истории израильского народа, причем сыгравших ее именно по-женски. Вот моавитянка Руфь, которая в точности исполнила законы Израиля тогда, когда многие израильтяне сами о них забыли, а вот красавица Есфирь, ставшая персидской царицей и уговорившая царя отменить назначенное избиение евреев. Им посвящены отдельные книги, но подобных героинь мы встретим и в других повествованиях Ветхого Завета. Именно такие рассказы надежнее всяких политических деклараций заставляли мужчин взглянуть на женщину иными, чем прежде, глазами.

Но в некоторых отношениях Ветхий Завет все же резко противостоит нормам того времени. В те далекие времена во многих культурах вполне нормальными считались связанные с сексом обряды: так, «храмовые блудницы» при языческих капищах не просто зарабатывали себе на жизнь, но скорее выполняли своего рода священнодействие, как они его понимали. Ветхий Завет в самых резких выражениях осуждает такое. Не оставляет он никаких добрых слов для еще одного явления, широко распространенного сегодня, – гомосексуализма. Причина вполне понятна: он противоречит замыслу Творца о единстве двух полов. Сегодня принято брать за точку отсчета желания самих людей: «А что в этом плохого, если они сами того хотят?» – но для Библии человеческая воля никогда не стоит на первом месте. Свобода выбора человека не должна приводить к нарушению ясно выраженных заповедей и к извращению естественных форм жизни.

В то же время конкретную форму супружеских отношений в браке Библия никак не пытается определять, оставляя ее целиком и полностью на усмотрение супругов. Благословенно всё, что совершается в браке ради целостности человека и единства между мужчиной и женщиной, и осуждается всё, что уводит человека в сторону от этих ценностей.

Новый Завет продолжает эту линию: достаточно вспомнить, что свое первое чудо Христос сотворил на свадьбе в Кане Галилейской. Он не просто почтил это празднество своим присутствием, но, превратив воду в вино, позволил ему продолжаться и дальше. Тем самым Он подтвердил великую ценность брака. В Евангелии от Матфея мы находим и слова о том, что брак, по сути, есть нерасторжимое единство (Ветхий Завет как раз допускал развод): «Кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует» (Мф. 19:9). Лишь прелюбодеяние, т. е. односторонний выход супруга из брачного союза, может этот союз разрушить. Такая строгость удивила даже ближайших учеников: «Если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться». Оказывается, брак накладывает на мужчину такие серьезные обязательства…

И тут прозвучали очень необычные слова Спасителя: «Не все вмещают слово сие, но кому дано, ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит» (Мф. 19:11–12). Понятно, что существуют люди, физически не способные к плотской любви и потому непригодные для брака (скопцы), причем одни из них таковы от рождения, а другие подверглись хирургической операции. На них, естественно, права и обязанности брака не распространяются. Но кто эти скопцы, сделавшие себя таковыми «для Царствия»? И по сей день существует секта, которая понимает эти слова буквально: ее приверженцы физически оскопляют себя.

Но, по-видимому, эти слова надо трактовать не в большей степени буквально, чем призыв вырывать себе глаз, когда увидишь нечто соблазнительное (Мф. 5:29). Оскопивший себя ради Царствия – это человек, добровольно отказавшийся от радостей семейной жизни, чтобы служить Богу. Обратим внимание, что Христос вовсе не принижает брака, вовсе не называет тех, кто от него не отказывается, какими-то второсортными людьми, негодными для духовной жизни: наоборот, это они «вмещают» заповедь о нерасторжимости брака. Отказ от брака подобен временному отказу от пищи, т. е. посту: в пище нет ничего дурного, она тоже дар Божий людям, но в определенной ситуации человек смиряет себя, отказывая себе в самом необходимом, чтобы подчеркнуть свою всецелую преданность Богу и зависимость от Него.

Позднее эту мысль развил апостол Павел. Он сам оставался холостым, да и какая семья выдержала бы такие странствия и опасности, через которые довелось ему пройти! Он объяснял это так: «Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; а женатый заботится о мирском, как угодить жене» (1 Кор. 7:32–33), – и потому советовал тем, кто хочет всецело посвятить себя служению Богу, оставаться холостыми. Впрочем, для него и епископ мог быть женатым, лишь бы только это был «муж одной жены», т. е. человек, проявивший верность в браке. Последние полтора тысячелетия, правда, епископы избираются из числа монахов, как раз решивших стать «скопцами ради Царствия».

Брак и для апостола Павла есть образ отношений Бога и человека. Ему принадлежат удивительные слова, над глубиной смысла которых мы редко задумываемся: «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела… Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее» (Еф. 5:22–25). Да, с одной стороны, апостол Павел говорит о подчиненном положении жены (что в том обществе было совершенно естественно), но с другой – указывает на источник этой внутрисемейной иерархии. Она отражает отношения между Богом и Церковью, а главное, мужьям вовсе не дозволяется самодурствовать и пользоваться своей властью для самоуслаждения. Они призваны любить своих жен, и не только так, как жених любит невесту, но и той любовью, которую на Кресте явил Сам Христос. Прочитав такие слова, поневоле придешь к выводу, что роль мужей в семье апостол описывает куда строже, чем роль женщин: повиноваться не так уж и трудно, а вот повторить подвиг любви, явленный на Кресте…

А что же интимные отношения? Как и в Ветхом Завете, у апостола Павла они есть неотъемлемая часть супружеской жизни и только ее: «Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1 Кор. 7:4–5). Как мы видим, здесь предложен главный принцип христианской аскетики: время молитвы и особого духовного сосредоточения, называемое постом, требует от человека отказа от привычных радостей жизни. И вместе с тем он уточняет, что в супружеских отношениях такое должно происходить только по взаимному согласию, иначе «высокая духовность» одного из супругов может стать тяжким искушением для другого.

Как мы видим, Библия признает телесную, интимную или, если угодно, сексуальную сторону человеческой жизни как естественную и непостыдную. При этом она ставит ей определенные рамки, а еще точнее – указывает на главный принцип единства мужчины и женщины и их верности Богу и друг другу в браке, которому и должна подчиняться эта сторона нашей жизни. Сексуальная вседозволенность, равно как и отвращение от телесной стороны любви как от чего-то грязного и греховного, в равной степени чужды Библии. Как всегда, она призывает нас идти средним, «царским» путем.

О «традиционном» взгляде на сексуальные отношения супругов

Православная Церковь содержит высокое учение о Таинстве брака. «Семья – малая Церковь», – утверждают как древние, так и современные церковные писатели. Но святоотеческое богословие почти не говорит о построении семейной жизни, о взаимоотношениях супругов и о воспитании детей, т. к. семья была веками традиционной ценностью, данностью, тем, что «само собой» разумеется. У отцов Церкви не было особой нужды заострять внимание на этой теме. Лишь в последние сто лет, когда устои семьи начали колебаться и сам этот институт стал разрушаться, Церковь стала активно реагировать на это и осмыслять свое учение о браке.

Надо признать, что православная традиция, восходящая к поздней античности и Средневековью, содержит идеал аскетический, монашеский, но никак не семейный. Вот некоторые высказывания святых отцов. Например, святителя Григория Богослова (+389): «Или обладая всецело Христом, человек нерадит о жене, или, дав в себе место любви к праху, забывает о Христе»[63 - Троицкий С.В. Христианская философия брака. – М., 1996.]. В ранних творениях ему вторит святитель Иоанн Златоуст (+407): «Брак есть смертная и рабская одежда»[64 - Там же.]. Ученик Иоанна Златоуста Исидор Пелусиот (+449) писал: «В браке человек нисколько не отличается от зверей»[65 - Там же.]. К подобным выводам можно прийти и на основании многочисленных других святоотеческих мнений, из которых очень часто выводят суждение, что отцы Церкви рекомендовали «пользоваться сосудом плоти» только в качестве снисхождения – как «громоотводом от блуда» и только для зачатия детей. Именно поэтому многие современные православные люди, основываясь на подобном «традиционном» представлении, отождествляют сексуальные отношения и понятие греха. Если секс и грех отождествляются, то и сексуальные отношения в этой системе искупаются только зачатием и рождением детей.

В подобном духе трактуется и небольшой отрывок из послания апостола Павла к Коринфянам, посвященный данной теме: «А о чем вы писали ко мне, то хорошо человеку не касаться женщины. Но, во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа. Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим. Впрочем, это сказано мною как позволение, а не как повеление. Ибо желаю, чтобы все люди были, как и я; но каждый имеет свое дарование от Бога, один так, другой иначе» (1 Kop. 7: 1–7). На эти слова ап. Павла очень часто ссылаются все те, кто гнушается браком и сексуальными отношениями в браке. Брак отождествляется с узаконенной формой половых отношений ради избегания блуда.

Близко к этой позиции и оправдание интимных отношений супругов единственной целью – зачатием детей. Вспомним слова Климента Александрийского (+215): «Ближайшая цель супругов – это иметь детей, цель же высшая – иметь детей добрых (благочадие). Человек, содействуя происхождению человека, становится образом Бога. Не всякая почва восприимчива для принятия семян; или если и всякая, по крайней мере, не для семян одного и того же земледельца. Не следует на каменистую почву сеять, ни тем менее злоупотреблять семенем, этим проводником и началом порождения, в котором дремлют его законы. Направлять же эти естественные законы вопреки разуму на пути противоестественные вообще крайне нечестиво. Послушайте, как уже Моисей, этот всемирный мудрец, некогда символически осудил соитие, совершенное не с целью зачатия. Он говорит: «Не ешь зайца и гиены». Он не желает, чтобы человек проникался их свойствами, ниже чтобы погрязал в их похотливости… Недозволительно человеку соитие, совершаемое без цели зачатия.

Не прилично семя, из которого будет развиваться жизнь, и вскоре за тем возникнет человек, осквернять тем, что выводится из тела ради его очищения, нечистым истечением плоти и теми выделениями, которые выходят из организма при очищении его обливать и в них как бы полоскать. Да и семя, если оно не соприкасается с углублениями внутри матки, тотчас же портится и родотворной силы лишается. Ни о ком из древних евреев у Моисея поэтому и не говорится, чтобы он сходился со своей беременной женой. Ибо и без того пустым будучи, это удовольствие, если кто им пользуется и в браке, становится нечестивым, не соответствующим идее брака и противоразумным»[66 - Климент Александрийский. Педагог.].

Другой древний памятник, «Постановления Апостольские», свидетельствует о том же: «Впрочем, когда у жен бывает естественное, мужья не должны сходиться с ними, заботясь о здоровье имеющих родиться; ибо это воспрещено Законом. «К жене, говорит он, в месячных находящейся, не приближайся» (Лев.18,19 и Иез.18,6). И с беременными женами не должны они иметь сообщения; ибо с ними сообщаются не для произведения детей, но для удовольствия, а боголюбец не должен быть сластолюбцем…»[67 - Постановления Апостольские. http://www.krotov.info/acts/04/2/constit_apost.htm].

Отметим что, важный вопрос о «традиционном» взгляде на «нечистоту» родовых процессов на примере женских месячных разбирается авторами ниже в соответствующем приложении.

С другой стороны, автор упомянутых Апостольских постановлений выступает против отождествления секса с грехом: «Если же кто наблюдает и исполняет обряды иудейские относительно извержения семени, течения семени во сне, соитий законных (Лев. 15:1–30), те пусть скажут нам, перестают ли они в те часы и дни, когда подвергаются чему-либо такому, молиться, или касаться Библии, или причащаться евхаристии? Если скажут, что перестают, то явно, что они не имеют в себе Духа Святого, Который всегда пребывает с верующими; ибо Соломон говорит о праведных, чтобы каждый уготовил себя так, чтобы Он, когда спят они, хранил их, а когда восстают, глаголал с ними (Притч. 6:22). Дух Святый, всеконечно, присущ тебе, потому что Он не ограничен местом, а ты имеешь нужду в молитве, в евхаристии и в пришествии Святого Духа, как нимало не согрешившая в том. Ибо ни законное совокупление, ни роды, ни течение кровей, ни течение семени во сне не могут осквернить естество человека или отлучить от него Духа Святого, но одно нечестие и беззаконная деятельность.

Посему уклоняйтесь, возлюбленные, и избегайте наблюдений тех, потому что они – еллинские. Ибо мы, вопреки еллинам, ни умершим не гнушаемся, надеясь, что он опять оживет, ни законного совокупления не осуждаем, но они обыкли худо толковать подобные вещи. Ибо законное совокупление мужа с женою бывает по мысли Божией, потому что Творец в начале сотворил мужеский и женский пол и благословил их, и сказал: плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю (Быт. 1:28). Итак, если различие полов состоялось по воле Бога для рождения потомков, то следует, что и совокупление мужа с женою согласно с Его мыслию. Напротив, смешение противоестественное или деяние беззаконное мерзко, ибо враждебно Богу. Ибо содомская нечистота и осквернение с животными противны природе, а прелюбодеяние и любодеяние противны Закону; из них первое и второе есть нечестие, третье – несправедливость, а последнее – грех брак почтен и честен, и рождение детей чисто; ибо в добром нет ничего худого»[68 - Климент Римский. О ересях. http://www.biblicalstudies.ru/Lib/Apostol/Kliment8.html].

Папа Римский Григорий Двоеслов, именуемый Великим (+604), так рассуждал на тему супружеского общения: «Мужчина, имевший сношение со своей женой, не должен входить в церковь, пока не омоется, и, даже омывшись, не может он входить сразу. В древности закон гласил, что мужчина после сношения с женщиной должен омыться и не входить в храм до заката, но это следует понимать и в духовном смысле. Когда мужчина имеет сношение с женщиной, их души совместно устремлены к удовольствию плотского вожделения; поэтому, пока огонь вожделения не угас в его душе, он не должен появляться среди верующих в храме, обремененный грешными желаниями. Хотя разные народы полагают об этом по-разному и соблюдают различные правила, у римлян с древних времен было обычаем после сношения с женой омыться и некоторое время воздерживаться от посещения храма. Конечно, мы не можем считать брак грехом, но, поскольку даже законное сношение не происходит без телесного желания, будет правильным после него воздержаться от посещения святого места, ибо не бывает желания без греха.

Плотское совокупление законно, если совершается ради произведения потомства, а не ради похоти и утоления страстей. Поэтому если кто подходит к жене своей, движимый не влечением похоти, а заботой о произведении потомства, то он может по своему усмотрению как посещать церковь, так и принимать таинство плоти и крови Господних; ибо не может быть осужден вошедший в огонь и не сгоревший. Но если в соитии возобладает не стремление к деторождению, а похоть, у совокупляющихся есть причины печалиться, хотя, по святым речениям пророков, уже само совокупление есть повод для печали. Когда апостол Павел говорит: «Кто не может воздержаться, пусть имеет каждый свою жену», – то он считает нужным добавить: «впрочем, это сказано мною как позволение, а не как повеление». То, что законно, не нуждается в позволении; поэтому своим позволением он подчеркивает, что в этом есть вина. Следует помнить, что Господь, говоря с народом на горе Синайской, в первую очередь повелел им не прикасаться к женам. И если Господь, общаясь с людьми через посредника, требовал от них ради телесной чистоты не касаться своих жен, то разве не должны блюсти чистоту плоти женщины, вкушающие Тело Господа Всемогущего и проникшиеся величием этого непостижимого таинства? Потому же и жрец сказал Давиду, что его люди получат хлебы предложения, если только воздержатся от женщин, и Давид, чтобы получить эти хлебы, поклялся в чистоте своих людей. В соответствии со сказанным мужчина, омывшийся после сношения со своей женой, может прийти в церковь и принять таинство святого причастия»[69 - Беда Достопочтенный. Церковная история народа англов. http://www.sedmitza.ru/index.html?did=34942].

Существует немало свидетельств того, что в среде современных православных христиан не все готовы принять изложенную «традиционную» точку зрения. При всей недвусмысленности процитированных отрывков остаются многие недоумения, которые нельзя просто отвергнуть через цитирование «отцов». Вопросы копятся и не находят достойного решения в церковном сознании, порождая разрозненные суждения у ныне живущих православных христиан.

Несмотря на обилие святоотеческих цитат, отражающих негативный взгляд на половые отношения супругов, есть и иная точка зрения. Она со всей очевидностью отражена в поздних творениях св. Иоанна Златоуста (+407) и базируется на ветхозаветных установлениях, касающихся обыденной жизни. В частности, в Беседе на слова апостола: «Но, во избежание блуда, каждый имей свою жену» (1 Кор.7:2), святитель Иоанн говорит: «Поцелуй блудницы заключает в себе яд, яд тайный и скрытный. Зачем же ты гоняешься за удовольствием, которое ведет к осуждению, производит гибель, наносит неизлечимую рану, тогда как можно получать удовольствие, не подвергаясь никакому злу? Со свободною женою и удовольствие, и безопасность, и покой, и честь, и красота, и добрая совесть; а там великая горечь, великий вред, постоянное осуждение. Хотя бы никто из людей не видал, совесть никогда не перестанет осуждать тебя; куда бы ты ни пошел, этот обвинитель будет следовать за тобою, осуждая и громко взывая против тебя. Таким образом, кто ищет удовольствия, тот особенно и пусть избегает общения с блудницами, потому что нет ничего горче этой привычки, ничего неприятнее этого общения, ничего порочнее этих нравов. Источник твой да будет благословен; и утешайся женою твоей, любезною ланью и прекрасною серною: груди ее да упоявают тебя во всякое время, любовью ее услаждайся постоянно. И для чего тебе, сын мой, увлекаться постороннею и обнимать груди чужой?» (Притчи 5:18–20). Имея чистый источник воды, для чего ты бежишь к болоту, наполненному грязью, пахнущему геенною и невыразимым наказанием? Какое ты будешь иметь оправдание, какое прощение? Если предающиеся блуду прежде брака осуждаются и наказываются подобно тому человеку, который был одет в грязные одежды, то тем более – после брака»[70 - Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского. Беседы на 1-е послание к Коринфянам. – М., 1999.].

Заметим, что святитель Иоанн Златоуст называет супружеское половое общение «чистым источником воды», говорит, что с законной женою и удовольствие, и безопасность, и покой, и честь, и красота, и добрая совесть. Очевидно, в данном отрывке нет и речи о деторождении, поскольку супружеское общение противопоставляется общению с блудницами[71 - Мы взяли на себя смелость прибавить лишний стих к цитируемому Златоустом.].

Греховен ли секс?

Мнения современных авторов

Мнения «неправославных» авторов

Прежде чем перейти к мнениям православных христиан по этому вопросу, предлагаем познакомиться с опытом иных религий. Католики, протестанты и мусульмане понимают сексуальные отношения как естественную потребность супругов, заложенную Богом в нашу природу. Конечно, это не значит, что православные авторы и исследователи должны обязательно принимать их взгляды, однако было бы полезно определить место секса в семейной жизни.

Насколько можно судить из источников, взгляд католиков на сексуальную жизнь супругов разнообразен. Есть мнения радикальные, полностью совпадающие с процитированным выше взглядом Папы Римского Григория Двоеслова, но есть и иные мнения, большей частью распространенные в католической семейной литературе. Так, популярный сборник статей «Бог преображает семью»[72 - Бог преображает семью. Сборник статей. – Краков, 1993.] рассматривает половую близость как средство выражения супружеской любви:

«Чем же является человечность по замыслу Бога? С полной уверенностью можно сказать, что главной ее чертой является зрелая любовь. А что такое любовь? Требовательный и правдивый образ любви представляет в первом письме Коринфянам св. Павел. В «Гимне о любви» (1 Кор. 13:1–13) он однозначно определяет любовь, называя ее терпеливой, доброй, не завидующей, говоря, что она не хвалится и не гордится не ищет выгоды себе, не вспыльчива и не помнит зла любовь не перестанет существовать никогда. Можно сказать, что любовь состоит в том, чтобы творить добро человеку. Для тех, кто хочет жить учением Христа, любовь означает необходимость одаривания людей добром, которое позволяет им приблизиться к Богу.

В связи с этим половая близость лишь тогда становится проявлением любви, когда ее совершают супруги, одаряющие друг друга ответственностью, чувствами, пониманием и уважением к женскому и мужскому началу друг друга. Взаимная любовь выражается также в готовности принять каждого ребенка, который может быть зачат, независимо от того, ожидают его в настоящий момент или пока не планируют его появления. Благодаря такому подходу супруги могут постоянно пребывать в единстве с Богом, поскольку в случае незапланированного зачатия ребенка родители с ответственностью и любовью смогут принять его, несмотря на возникающие сложности.

Любовь человека может вполне реализоваться лишь тогда, когда построена на Правде и Любви Бога»[73 - Бог преображает семью. Сборник статей. – Краков, 1993.].

Католическая церковь на уровне вероучения узаконила цель брака – деторождение, но при этом из католической литературы вполне ясно, что сексуальные отношения, являясь выражением супружеской любви, могут и не подразумевать деторождение, которое оставлено на волю Божью. В связи с этим в католической литературе, в том числе доступной нам русскоязычной, очень развита тема естественного предохранения, которая доходит до мельчайших рассмотрений женской физиологии и интимных подробностей полового акта.




1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет