Николай Тимошин моя эпоха


Война и чувство патриотизма



бет10/41
Дата02.05.2016
өлшемі6.85 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   41

2.2. Война и чувство патриотизма


Вскоре нам стало не до игр в войну. Наша станция стала тем местом, где все основные военные события оказались непосредственно наблюдаемыми, ощущаемыми и сопереживаемыми. Уже в июле и августе на станцию стали поступать первые эшелоны с беженцами. Из вагонов выгружались женщины и дети с суровыми лицами, расстроенные и напуганные, имевшие при себе кое какие вещи. Кроме вещмешков и чемоданов, некоторые семьи везли с собой велосипеды, гармони, гитары, книги, словом, кто что успел с собой взять. Всё остальное добро, по их рассказам, осталось в их бывшем жилье на захваченной немцами территории. Я в то время, ещё не зная географии, трудно представлял себе те места, откуда бежали люди, чтобы не остаться на оккупированной территории. Часть беженцев расселяли в нашем посёлке по всем домам. Но большинство их отправляли в районные центры и другие сёла, где расселяли по домам и обеспечивали работой. Жители нашего посёлка знакомились с новыми людьми, расспрашивали их о том, что происходит на фронте, как ведут себя немцы. Большинство беженцев немцев не видели, но рассказывали, как они посредством бомбёжек разрушают все города и сёла, преследуют беззащитных беженцев и беспощадно расстреливают из пулемётов ни в чём не повинных женщин и детей. Фашисты бомбят эшелоны с беженцами, поезда «красного креста» с ранеными. Слушая эти рассказы, все начали осознавать, что, видимо, война будет долгой и жестокой, что далеко не все отправленные на фронт отцы и сыновья вернутся домой с победой. В то время в безусловности нашей победы ещё никто не сомневался. Новые люди из неведомых нам мест привезли с собой особенности своего языка, обычаев, традиций, элементов культуры. Ясно, что общение с новыми людьми, а нас, детей, со своими сверстниками, значительно обогащало наш духовный опыт.

Уже где-то в сентябре-октябре на нашу станцию пришло много эшелонов гружёных станками, различным оборудованием, неисправными самолётами, учебными бомбами и многим другим. Одновременно на станцию прибыли подразделения военных, значительное число штатских инженеров, техников и рабочих. Вскоре от этих людей мы узнали, что в Липецке демонтирован авиационный завод, его оборудование привезено к нам, чтобы на базе бывшего МТС создать завод по ремонту повреждённых самолётов-истребителей. Осенью начались дожди, оборудование завода выгружалось и сразу же перевозилось в здания МТС. Там снимались старые станки и устанавливались новые, чтобы в короткие сроки начать ремонт самолётов. Для красноармейцев, охранявших завод, самолёты и всякие склады с этим имуществом, были поставлены большие утеплённые палатки. Офицеры и инженерно-технический персонал были расселены по домам и квартирам. Для рабочих были освобождены некоторые складские помещения, переоборудованные под общежития. У нас в доме поселились два офицера и семья инженера этого завода. Родители переместились на кровать в заднюю комнату, а мы, дети, вновь стали спать на печке. Как мне помнится, в декабре 1941 года этот завод уже начал работать и ремонтировать самолёты. Качество ремонта, видимо, было недостаточно высоким, так как при испытании самолёты иногда разбивались, что было предметом нашего всеобщего обсуждения. Были случаи, когда при испытании гибли и лётчики.

Я старался везде бывать, где разгружали и перевозили всякое заводское имущество. Особенно меня и моих друзей интересовали самолёты, которых мы ранее не видели. Близко к самолётам нас военные не подпускали. Однако некоторые самолёты настолько были изуродованы, что их останки разгружали на неохраняемой территории. Здесь мы имели возможность буквально всё посмотреть и потрогать. Мне трудно было от этих деталей самолётов оторваться, и я среди них проводил много времени, стремясь выяснить, что здесь каким целям служит. Я, как губка, впитывал все названия деталей самолёта, которые мне называли военные. Квартировавшие у нас офицеры не отказывали в моих расспросах, делали мне подарки. Один из них подарил противогаз и пилотку, а другой - шлем. Собственно, в пилотке летом, а в шлеме зимой я проходил всю войну. Противогаз пригодился в дальнейшей моей учёбе в школе.

1 сентября 1941 года я пошёл учиться в 4 класс. Учёба с самого начала шла как-то неустойчиво, я был под полным впечатлением от всего происходящего на станции. Мне казалось, что изучаемое в школе имеет слабое отношение к действительным событиям. С фронта шли нерадостные вести. Два раза в день, утром и вечером, я слушал информацию по радио «От советского информбюро». Почти ежедневно сообщалось, что наши войска в результате кровопролитных боёв оставили тот или иной город. Я запомнил оставленные города: Смоленск, Минск, Киев. Фашисты блокировали Ленинград, рвутся к Москве. Я не представлял, где эти города находятся. Но найдя в школьной библиотеке атлас я стал его внимательно рассматривать. По картинкам я понял, что наша Земля круглая, на ней есть суша, моря и океаны. Я нашёл карту с европейской частью СССР и странами Европы. Здесь я увидел нашу бывшую границу и те города, которые захватили фашисты. Своими наблюдениями я поделился с учительницей. Это имело последствие. В нашем 4-м классе вывесили карту СССР и ежедневно стали отмечать, какие города были захвачены немцами, т.е. где проходит линия фронта.

Единственным средством информации о происходящем на фронтах было радио. До войны передачи по радио продолжались целый день. Теперь радио включалось два раза в день, утром и вечером. Кроме сообщений «От советского информбюро» других передач по радио не было. После каждого сообщения «информбюро» говорилось: «Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей родины». Затем хор исполнял песню, ставшую гимном Великой Отечественной войны: «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой с фашистской силой тёмною, проклятою ордой». Эта песня будоражила душу, вызывала острый гнев и ненависть к немецко-фашистским захватчикам, мощной волной поднимала патриотизм и готовность сделать всё, в том числе и пожертвовать жизнью, ради победы над ненавистным врагом. Мои сверстники и более старшие подростки все пылали гневом к гитлеровцам и желали красноармейцам как можно больше убивать немцев, наконец, остановить их наступательный порыв. Всё, что связано с войной, стало главным в нашем духовном мире. Я думаю, что вера в победу Красной Армии тогда у всех была несомненной. Руководитель коммунистической партии и советского государства, а с началом войны и верховный главнокомандующий Сталин публично выступал редко, но его выступления всегда были знаковыми и судьбоносными. Я слышал его выступление по радио в начале июля 1941 года. Хорошо запомнились его слова в конце речи: «Наше дело правое - враг будет разбит, победа будет за нами». Я также слышал его выступление на параде войск в Москве 7 ноября 1941 года в честь 24 годовщины Октябрьской социалистической революции. Из этой речи тоже запомнились слова, которые остаются в моей памяти и по сей день: «В борьбе с немецко-фашистскими захватчиками нас вдохновляют образы великих предков: Александра Невского, Дмитрия Донского, Козьмы Минина, Александра Суворова, Михаила Кутузова, нас осеняет победоносное знамя великого Ленина». Я ещё не знал названных образов, но проникся к ним глубоким чувством уважения и веры в героическое прошлое нашего народа.

Война войной, а в школе шли регулярно занятия. Я по-прежнему с прохладцей относился к ним, далеко не всегда выполнял домашние задания, но оценки были удовлетворительными и иногда хорошими. Больше всего я уделял внимание чтению. Поскольку дома книг не было, то их для этой цели я регулярно брал в школьной библиотеке. Хотя библиотекой это можно было назвать относительно, так как в нашем 4-м классе просто стоял шкаф, и в нём несколько полок было заполнено художественной литературой. За учебный год я почти все эти книги перечитал. Здесь главным образом были русские народные сказки, сказки Пушкина, восточные сказки «Тысяча и одна ночь» и др. Я уже понимал, что сказки – это выдумка людей о приключениях со счастливым концом. Тем не менее, все имеющиеся в школе сказки я прочёл. Думаю, что сказки во многом способствовали формированию моих положительных нравственных качеств. На книжных полках были и более сложные для меня книги. Например, я помню, что именно ещё в 4-м классе прочёл книгу Конан Дойла: «Затерянный мир». События происходили где-то в Южной Америке на возвышенном плато, куда ранее не ступала нога человека. На меня это приключенческое сочинение произвело большое впечатление, открыло тягу к познанию неведомого на нашей необъятной Земле. В то же время я прочёл и приключения Робинзона Крузо. Я представил, что кроме наших небольших речушек на Земле имеются ещё необъятные и безбрежные моря и океаны, которые бороздят сделанные людьми огромные корабли под парусами. Путешественники исследуют все неведомые земли и, описывая свои приключения, знакомят людей со всем, что есть на Земле. Я долго переосмысливал приключения Робинзона, но главное - узнал, что на Земле ещё есть дикие племена людей, которые далеко отстали в своём развитии от народов с высокой культурой.



Каталог: book -> philosophy
philosophy -> Петр Алексеевич Кропоткин Взаимопомощь как фактор эволюции
philosophy -> Нет, речь идет о тех новых смыслах, которые старые понятия обретают здесь и сейчас. В книге даны все современные понятия, отражены все значимые для судьбы мира и России личности и события
philosophy -> Пьер Абеляр Диалог между философом, иудеем и христианином Предисловие к публикации
philosophy -> Е. В. Золотухина-Аболина Повседневность: философские загадки Москва 2005
philosophy -> Славой Жижек Хрупкий абсолют, или Почему стоит бороться за христианское наследие
philosophy -> Е. С. Решетняк Давидович В. Е. Д34 в зеркале философии. Ростов-на-Дону: изд-во "Феникс", 1997. 448 с. Эта книга
philosophy -> Эллинистически-римская эстетика I-II веков
philosophy -> Книга небес и ада ocr busya «Хорхе Луис Борхес, Адольфо Биой Касарес «Книга небес и ада»
philosophy -> Роберт л. Хаилбронер


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   41


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет