Николай Тимошин моя эпоха



бет2/41
Дата02.05.2016
өлшемі6.85 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41

Глава 1. ИСТОКИ. ДЕТСТВО


Становление духовного мира личности, прежде всего, происходит в конкретном ареале обитания породившей и вскормившей её семьи, в условиях состояния культуры, нравственных принципов, религиозных убеждений, социально-экономического положения сородичей, ближайшего общественного окружения. Словом, каждый человек имеет своё родное место, где он получил жизнь, начал постигать окружающий мир, приобрёл первичный опыт в общественной системе отношений. Поэтому важным является то обстоятельство, где человек родился (в городе или селе), от кого получил первые представления о жизни и окружающей действительности, к какой социальной среде относится и т.п. Часто первые навыки овладения речью, общественных отношений оказываются устойчивыми во всей дальнейшей жизни индивида, проявляют себя во всём дальнейшем его культурном развитии.

1.1. Родное село и родители

Моим родным местом является село Успенка Сергиевского района Самарской области. Из рассказов родителей и других жителей этого села известно, что ещё во времена царствования Екатерины II, в связи с её решением о заселении среднего Поволжья, из Тульской губернии на эти благодатные заволжские земли переселилось около 30 крестьянских семей. Поскольку на данное место дальнейшего жительства крестьяне прибыли на религиозный праздник «успенья», то и свой населённый пункт они назвали Успенкой. В дальнейшем эта деревня разрослась, и ко времени моего рождения в ней проживало уже около 300 семей, в своё время она приобрела статус села, так как в ней была построена церковь. До революции 1917 года жители села занимались земледелием, считались государственными крестьянами, следовательно, не имели помещика.

Мои родители и их предки были однолошадными, т.е. относились к бедной части крестьян, по их словам, в довоенный период (первая мировая война) жили натуральным хозяйством, все средства жизни производили сами. Большинство жителей села были абсолютно неграмотными, хотя при церкви существовала церковно-приходская школа, в которой училось небольшое количество детей. Моя мать, Марфа Павловна Галяшина, её родители, братья и сёстры были неграмотными, т.е. не умели ни читать, ни писать. Мой отец, Иван Фёдорович Тимошин, окончил 3 класса церковно-приходской школы, а его родители, старшие брат и сёстры тоже были неграмотными. В селе не было никаких медицинских учреждений, поэтому отсутствовала какая-либо медицинская помощь. В основном крестьяне жили натуральным хозяйством, а если и покупали на базаре в Сергиевске какие-то вещи, то берегли их всю оставшуюся жизнь.

Я родился в 1931 году 21 июня. Отец в это время работал рабочим в леспромхозе, мать была домохозяйкой. Кроме меня в семье были два старших брата, Виталий и Леонид, сестра Александра. При моём рождении в сельсовете было выдано свидетельство на бланке о смерти, так как бланка о рождении не оказалось. Председатель сельсовета Шубёнкин слово «о смерти» зачеркнул и от руки без всякого заверения вписал слово «о рождении». С этим документом я прожил всю жизнь. Документально жив я или давно умер, не установлено. Данное обстоятельство создало мне в дальнейшем немало трудностей при получении паспорта.

Отец мой родился в 1897 году, был младшим в семье. По его рассказам, его старший брат Алексей был мобилизован в 1914 году на фронт, по дороге простудился и умер. Старшая сестра Елена вышла замуж и переехала на жительство в Среднюю Азию в город Коканд, где и прожила всю оставшуюся жизнь. Другая сестра, Анна, умерла в гражданскую войну. Родители отца, т.е. мои дедушка Фёдор и бабушка Екатерина, умерли задолго до моего рождения. Отец был призван на военную службу в конце 1915 года в возрасте 18 лет. В городе Вольске Саратовской области окончил школу унтер-офицеров, получил звание младшего унтер-офицера и был направлен на германский фронт. В должности командира отделения воевал до Октябрьской революции 1917 года. В это время армия начала разваливаться. Повсюду солдат начали отпускать домой в отпуска. Офицеры в большинстве случаев покинули армию, солдаты оказались предоставленными самим себе. Отец был избран председателем полкового комитета и в тех условиях выписывал солдатам отпускные документы. После того как все разъехались по домам, отец тоже получил отпускные документы и уехал на родину.

Приехав в Успенку, отец женился, у него родилась дочь Мариша. Но вскоре началась эпопея мятежа чехословацкого корпуса. Подразделения этого корпуса участвовали в освобождении населённых пунктов Самарской области от революционно настроенных солдат и большевиков. Отец с группой бывших солдат царской армии, односельчан, покинули село, пешком дошли до Волги, переправились через неё и вступили во вновь формирующуюся Красную Армию. По словам отца, в дальнейшем он воевал в качестве командира взвода в составе «Железной дивизии». В ходе разгрома колчаковцев, отец дошёл до Читы. Затем часть соединений Красной Армии была переброшена на южный фронт против Деникина. Здесь отец постоянно участвовал в боевых действиях и закончил боевой путь в Новороссийске. После разгрома деникинской армии часть, в которой служил отец, была направлена на открывшийся фронт с белополяками. На польском фронте эта часть дошла почти до Варшавы. Но в результате военных неудач Красная Армия начала отступать, в это время отец был ранен и попал в госпиталь. По выздоровлении был направлен в часть, которая в дальнейшем участвовала в подавлении кронштадтского мятежа. Отец часто рассказывал о штурме Кронштадта по льду финского залива. На этом закончилось его участие в боевых действиях. По завершении гражданской войны красноармейцы отцовского возраста подлежали демобилизации, в результате которой он вернулся на родину. Но в гражданскую войну его жена умерла, осталась дочь Мариша, которая временно жила у сестры отца Анны. В это время отец и женился на моей матери – Марфе.

Моя мать, Марфа Павловна, родилась в 1898 году, была младшей в семье. Всех её многочисленных братьев и сестёр по именам я не знаю, но среди них помню имена братьев ( Вавила, Кузьма) и сестер ( Хавронья, Акулина). Родители матери – мои дедушка Павел, имя бабушки не помню - тоже умерли задолго до моего рождения. В начале империалистической войны мать вышла замуж, от брака родился сын Яков. Муж её погиб на фронте, а сын умер в гражданскую войну. Вскоре после того как мои отец и мать поженились, тяжело заболела дочь отца Мариша и из-за отсутствия медицинской помощи умерла. Таким образом, наша семья стала состоять только из родителей и совместных детей.

Итак, я никогда не видел своих бабушек и дедушек ни по линии отца, ни по линии матери. Я также не знал почти всех братьев и сестёр отца и матери, так как они умерли или погибли в ходе империалистической или гражданской войн. Я хорошо знал лишь сестру матери – Хавронью, которая с семьёй жила в Сургуте недалеко от нас. Она была матерью-героиней, родившей и воспитавшей 9 детей, трое из которых воевали на фронтах Великой Отечественной войны.



В 1932 году отцу предложили вступить в колхоз, от чего он отказался. Рассказывал, что его за этот отказ поставили к стенке, угрожая расстрелом. Но отец оказался несговорчивым и уехал на заработки в Среднюю Азию. Мать рассказывала, что у нас отобрали в колхоз корову, а лошадь, которая была тяжело больна, оставили. В это время в Поволжье свирепствовал голод. В нашем селе многие односельчане от голода умерли. Заболел и умер мой старший брат Леонид, 1927 года рождения. Меня, старших брата Виталия и сестру Шуру спасла умирающая лошадь, которую мать прирезала и в условиях жаркого лета этим мясом подкармливала нас, (что было небезопасно по санитарным соображениям). Осенью 1932 года отец вернулся из Средней Азии и поступил работать ремонтным рабочим на железную дорогу Куйбышев- Сургут, в нашем же Сергиевском районе. В посёлке при станции Сургут родителями был куплен маленький домик, куда мы и переселились на постоянное место жительства. В дальнейшем в Успенке я больше не бывал. Правда, в возрасте где-то около 30 лет, проездом я решил заехать в это село и посмотреть свои родные места. Мне с трудом удалось найти дом, в котором я родился. В селе уже никто не помнил моих родителей, не говоря обо мне. Беглый осмотр села и дома занял не более часа, затем я уехал, и судьба в родное село меня больше не приводила.

Каталог: book -> philosophy
philosophy -> Петр Алексеевич Кропоткин Взаимопомощь как фактор эволюции
philosophy -> Нет, речь идет о тех новых смыслах, которые старые понятия обретают здесь и сейчас. В книге даны все современные понятия, отражены все значимые для судьбы мира и России личности и события
philosophy -> Пьер Абеляр Диалог между философом, иудеем и христианином Предисловие к публикации
philosophy -> Е. В. Золотухина-Аболина Повседневность: философские загадки Москва 2005
philosophy -> Славой Жижек Хрупкий абсолют, или Почему стоит бороться за христианское наследие
philosophy -> Е. С. Решетняк Давидович В. Е. Д34 в зеркале философии. Ростов-на-Дону: изд-во "Феникс", 1997. 448 с. Эта книга
philosophy -> Эллинистически-римская эстетика I-II веков
philosophy -> Книга небес и ада ocr busya «Хорхе Луис Борхес, Адольфо Биой Касарес «Книга небес и ада»
philosophy -> Роберт л. Хаилбронер


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет