Николай Тимошин моя эпоха



жүктеу 6.85 Mb.
бет27/41
Дата02.05.2016
өлшемі6.85 Mb.
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   41
: book -> philosophy
philosophy -> Петр Алексеевич Кропоткин Взаимопомощь как фактор эволюции
philosophy -> Нет, речь идет о тех новых смыслах, которые старые понятия обретают здесь и сейчас. В книге даны все современные понятия, отражены все значимые для судьбы мира и России личности и события
philosophy -> Пьер Абеляр Диалог между философом, иудеем и христианином Предисловие к публикации
philosophy -> Е. В. Золотухина-Аболина Повседневность: философские загадки Москва 2005
philosophy -> Славой Жижек Хрупкий абсолют, или Почему стоит бороться за христианское наследие
philosophy -> Е. С. Решетняк Давидович В. Е. Д34 в зеркале философии. Ростов-на-Дону: изд-во "Феникс", 1997. 448 с. Эта книга
philosophy -> Эллинистически-римская эстетика I-II веков
philosophy -> Книга небес и ада ocr busya «Хорхе Луис Борхес, Адольфо Биой Касарес «Книга небес и ада»
philosophy -> Роберт л. Хаилбронер
Глава 4. ПАРТИЙНАЯ РАБОТА

Отдав самые продуктивные молодые годы военной службе, полностью настроившись на условия военной жизни, весьма трудно переориентироваться и приспособиться к штатской жизни. Мне встречались офицеры, которые прослужили по 15, а то и по 20 лет в вооружённых силах, попавшие под сокращение, вынуждены были всё в жизни начинать сначала. По закону о сокращении вооружённых сил местные партийные и советские органы обязывались обеспечить демобилизованных офицеров работой в соответствии с их подготовкой. Однако на местах к этому относились довольно формально, предлагая офицерам работать заведующими складами, директорами магазинов, начальниками баз отдых и т.п. На подобную работу мало кто соглашался, поэтому офицерам больше ничего не предлагали, они вынуждены были сами окунуться в стихию рынка труда и как-то определяться с работой. Нередко человек падал духом, не находил себя в гражданской жизни, его мечты о жизненной карьере не реализовывались. Мне тоже надо было определить стратегию дальнейшей жизни. Поскольку я готовился в училище на политработника, то предполагал посвятить себя на гражданке партийной работе. Моя учёба на юридическом факультете в принципе соответствовала подобной ориентации. Была мысль вернуться работать на завод токарем и перевестись в технический ВУЗ. Второй вариант был сложнее, но, возможно, перспективнее. Безусловно, не хотелось теряться в гражданской жизни, надо было занять оптимистическую жизненную позицию. Я больше был склонен ориентироваться на освобождённую партийную работу. Тогда авторитет партии был настолько велик, что её положение в обществе представлялось незыблемым. По наивности я думал, что, проявив себя положительно в условиях воинской службы, на гражданке можно легко добиться желаемого результата. В этих суждениях я глубоко заблуждался: окунувшись в гражданскую жизнь, пришлось честно признаться, что деятельность военного, хотя и трудна, но она проще и организованней по сравнению с работой в гражданских условиях, где почти всё надо делать как бы с чистого листа. Надо отметить, что я не растерялся в новых обстоятельствах, сумел найти себя в них и даже получить определённое развитие.



4.1. Осмысление партийности и партийной работы

Итак, мы с Лидой приехали в Куйбышев на постоянное место жительства. Не скажу, чтобы родственниками положительно было воспринято моё решение о демобилизации. Мой младший брат к тому времени женился и у него родился сын. В доме жить негде, даже временно. Поскольку был уже май, то мы с Лидой привели в порядок дровяник, поставили там кровать себе и дочери, таким образом, могли спать, почти как на природе. Одновременно в жилищном отделе горисполкома мы встали на очередь для получения жилья как демобилизованные из вооружённых сил по сокращению. Далеко не всё сразу получалось с трудоустройством. Секретарь Ленинского райкома партии, куда я обратился, заявил, что в кадрах партийных работников не нуждаются, ибо есть свои. Я ответил, что тоже не чужой, а свой, советский. В районной комиссии по трудоустройству офицеров мне предложили должность директора хлебного магазина, от чего я сразу же отказался. Посетил я и свой родной завод «Автотрактородеталь», чтобы вновь работать токарем. Знакомая мне начальник отдела кадров завода Биткина не советовала возвращаться на завод: слишком много у меня было изменений в жизни за это время. Она посоветовала обратиться в горком партии, где имеется больше возможностей в трудоустройстве, в том числе и на партийную работу. Было мне предложение стать участковым милиционером, так как я учусь на юриста, от чего я тоже отказался. Идя в горком партии, я надел форму морского офицера, там меня приняла заместитель заведующего организационным отделом горкома Сискевич, которая направила меня в Сталинский райком КПСС к заведующему орготделом райкома партии Малахову на собеседование по поводу устройства на работу в райком инструктором. Малахов, тоже бывший морской офицер, не советовал мне ориентироваться на партийную работу из-за низкой зарплаты. Я сказал, что согласен начать на гражданке трудовую деятельность с инструктора райкома, и через несколько дней бюро райкома партии утвердило меня в этой должности. Так началась моя работа в партийных органах города и области. Конечно, моя зарплата исчислялась всего в 100 рублей, что в два с лишним раза меньше, чем это было на службе. Лида стала работать воспитателем в детских яслях, куда мы определили дочь Галину.

В конце 80-х годов ярые «перестройщики» подняли вопрос о «партократии», которая, якобы, имеет большие привилегии и живёт как у Христа за пазухой. Сразу скажу, что это была надуманная провокационная ложь, чтобы скомпрометировать коммунистическую партию, идеологически и организационно противостоящую буржуазным поползновениям. КПСС в нашей стране после войны стала самой массовой политической организацией. Располагая членскими взносами коммунистов и средствами от издательской деятельности, партия имела возможность содержать свой аппарат освобождённых партийных работников для повседневной организаторской и политической работы. Этот аппарат был весьма немногочислен. На заводах с многотысячным трудовым коллективом парторганизацией избирался освобождённый секретарь партийного комитета. В райкомах партии было по три секретаря райкома, которые всю работу вели через отделы: организационно партийной работы, пропаганды и агитации, промышленно-транспортный (в городах) и сельскохозяйственный (в сельских районах). Количество освобождённых партийных работников в райкомах и горкомах партии колебалось от 15 до 18-20 человек. В городах, где есть районное деление, были ещё горкомы партии с числом освобождённых работников до 50 человек. В областных, краевых и республиканских центрах существовали обкомы и крайкомы партии (где, кроме функциональных отделов, действовали ещё отраслевые отделы) с общей численностью работников от 150 до 200 человек. Заработная плата партийных работников при ненормированном рабочем дне была весьма скромной. К моему приходу в партийные органы первый секретарь райкома имел зарплату в 220 рублей, второй секретарь – 160 рублей, секретарь – 150 рублей, заведующий отделом – 115 рублей, инструктор – 100 рублей. Средняя зарплата по стране тогда составляла 140 рублей. Для партийного работника считалось нескромным иметь автомобиль, дачу и т.п., он не должен был выделяться в лучшую сторону и своей зарплатой. Если у кого-то возникали накопительские амбиции или отход от нравственных устоев общества, то от таких людей партийные органы освобождались. Конечно, в семье не без урода, но большинство партийных работников отличались своей скромностью в личной жизни. Говорить о привилегиях партийных работников, как минимум, несерьёзно.

Став инструктором отдела организационно-партийной работы, для начала в своё ведение я получил более 50 первичных партийных организаций. Сюда входили все школы района, все строительные и автотранспортные организации, 3-4 небольших завода. Мне надо было знать специфику работы подконтрольных организаций, кадры хозяйственных, партийных, профсоюзных и комсомольских руководителей, острые проблемы, которые решались трудовыми коллективами. Поскольку за 10 лет военной службы я далеко отошёл от цивильных условий жизни, то оказалось, что я мало что знаю, скажем, о проблемах школьного образования, задачах профсоюзов, особенностях работы строителей и транспортников, назначении таких общественных организаций, как ВОИР, НТО, ДОСААФ, Красный Крест и др. Всё пришлось изучать по соответствующим уставным и другим руководящим документам. В мои обязанности входил контроль за работой парторганизаций по приёму в кандидаты и члены КПСС, рассмотрению персональных дел коммунистов. Все эти дела мне надо было готовить на заседание бюро райкома партии. В большинстве случаев инструктор райкома представлял райком партии на отчётно-выборном собрании коммунистов в закреплённой за ним организации. Каждую неделю такие собрания проходили в 2-3 организациях по вечерам, после рабочего времени. Отчётно-выборные собрания заканчивались в 10-11 часов вечера. За неделю надо было побывать и на заседаниях партийных комитетов, которые тоже проводились в неурочное время. Партийный работник должен принять любого гражданина, пожелавшего обратиться в партийный комитет, вникнуть в его проблему и помочь в её решении. В райкоме партии ежедневно принимался поток людей по самым различным вопросам от приёма в партию, персональных дел, до решения назревших проблем в трудовых коллективах. Нас учили, что партии до всего есть дело, что нельзя бюрократически отмахиваться от посетителей, неразрешимых проблем не должно быть, особенно в конкретной работе с людьми. Партийная работа – это никогда не прекращающаяся работа с людьми, умение их внимательно выслушивать, отличать действительно нуждающихся в помощи от вымогателя, смутьяна, лжеца. Вся непосредственная работа с людьми велась именно в райкоме партии, где двери были открыты для каждого с любой проблемой. Партийный работник днём работает с людьми либо в здании райкома партии, либо непосредственно на предприятиях и в организациях. Вечер посвящался отчётно-выборным партсобраниям или заседаниям партийных комитетов. Сколько я был на партийной работе, я всегда приходил в партийный комитет к 8.00 утра, а возвращался домой в 22-23, а то и после 24 часов. Если кому-то кажется, что партийная работа была лёгкой, необременительной и кормушкой для партийного работника, то такие люди либо невежды в этой сфере деятельности, либо лжецы, либо патологические ненавистники коммунистической партии и её политики.

Период моего прихода на партийную работу был сложным и напряжённым для партии. С одной стороны, предпринимались попытки придать максимальный импульс развитию народного хозяйства страны, использовать прогрессивную социалистическую систему экономики для новых социальных преобразований в интересах удовлетворения возрастающих потребностей граждан. Решение этих задач сдерживалось возникшими экономическими проблемами в чрезмерно централизованном народном хозяйстве государства. Лидеры партии, не всегда опираясь на научные обоснования в решении экономических проблем, часто пытались решать их за счёт всё новых и новых реорганизаций, что усугубляло обстановку. К тому же силы империализма во главе с США развернули в мире истощающую экономику гонку вооружений, всё более втягивая в неё СССР. Взяв на себя ответственность за социалистическое содружество, наша страна напрягала все силы, чтобы устоять в этом соревновании противоположных социальных систем, помочь народам встать на социалистический путь развития. Гонка вооружений и материальная помощь странам, вставшим на путь освобождения от пут капитализма, не позволяли успешно и эффективно решать социальные проблемы внутри страны. С другой стороны, социальное и политическое напряжение во многом создавалось бурной, часто волюнтаристской, деятельностью лидера партии и государства Хрущёва. Страна буквально перенапрягалась в потоке новых мероприятий, выдвигаемых и проводимых Центральным Комитетом КПСС. Не закончив пятилетку, брались за семилетку, план которой принял внеочередной XXI съезд партии. Новый план должен был исправить недостатки старого плана, но его осуществление проводилось с помощью старых методов руководства экономикой, посредством командных установок из центра.

В начале 60-х годов возникли перебои в снабжении населения продукцией сельскохозяйственного производства. Население вновь стояло в очередях за хлебом, молоком и другой продукцией. Возникла идея кардинально расширить посевные площади страны за счёт распашки целинных и залежных земель, в основном на территории Казахстана. На местах проводилась работа по формированию добровольных комсомольских бригад для освоения и заселения новых обрабатываемых земель. Это была грандиозная кампания по мобилизации людских и технических резервов на одно из величайших дел XX века в нашей стране. Освоение целинных и залежных земель быстро дало стране дополнительный миллиард тонн зерна, что поставило её в независимое положение от капризов природы и заграницы. Затем последовала кампания по выращиванию кукурузы во всех хозяйствах, что должно было обеспечить кормами сферу животноводства и привести к пищевому балансу в стране. Опыт выращивания кукурузы Хрущёв пытался перенести с фермерских хозяйств США на российскую почву. Но наш климат серьёзно отличается от климата в США своей суровостью. Поэтому на выращивание кукурузы земель и трудовых ресурсов было задействовано много, а результат оказался незначительным. В большинстве районов нашей страны кукуруза полностью не созревает, да и агротехника не обеспечила решения этой задачи применительно к нашим условиям. В народе было много недоумённых кривотолков по поводу необходимости выращивания кукурузы.

Трудно проходил процесс создания совнархозов в областях, краях и республиках, которым передавались функции большинства министерств и ведомств государства. Сразу возникла проблема квалифицированных кадров и материального обеспечения этих новых экономических образований. Хотя работа совнархозов ещё была не налажена, ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли решение разделить их на промышленные и сельскохозяйственные совнархозы. В связи с этим подлежали разделению областные, краевые и республиканские партийные органы на промышленные и сельскохозяйственные. Фактически город был отделён от села, а рабочие - от крестьян, что нарушало конституционный принцип союза рабочих и крестьян в советском обществе. Все эти волюнтаристские меры ещё более разбалансировали народное хозяйство, создали дополнительные затруднения в развитии экономики страны. В среде партийного, советского и хозяйственного актива зрело недовольство проводимой Хрущёвым политической линии. Личность Хрущёва в народной молве стала анекдотичной. Пожалуй, ни об одном из лидеров нашего государства в народе не было столько анекдотов при их жизни, сколько о Хрущёве.

Важным событием рассматриваемого периода стал XXII съезд КПСС, на котором был не только рассмотрен очередной пятилетний план развития народного хозяйства страны, но приняты новые Программа и Устав КПСС. Согласно новой Программе партии уже к 1980 году намечалось в основном построить коммунистическое общество в нашей стране. В этих целях предполагалось превзойти наиболее развитую страну капитализма США по производству продукции на душу населения и добиться, чтобы каждый советский человек жил согласно моральному кодексу строителя коммунизма. Тогда считалось, что капитализм находится в застое и упадке, а социализм наращивает темпы своего развития. Эта точка зрения являлась ошибочной. В условиях научно-технической революции и научно-технического прогресса, развернувшихся в мире, капитализм проявил свои новые возможности и стал быстро набирать темпы своего экономического развития. Вообще какой-то уровень экономического развития нельзя считать той точкой отсчёта, когда можно отличить коммунизм от капитализма. По Марксу и Энгельсу, коммунизм – это не цель, которой надо достигнуть, а само движение к обществу социальной справедливости, в котором производительные силы общества разовьются настолько, что общественные богатства польются в общество полным потоком. Только в этом случае на знамени общества можно будет написать: «От каждого по способностям, каждому по потребностям». При недостаточном развитии производительных сил общества в нём должен действовать принцип: «От каждого по способностям, каждому по труду». Хрущёв как историческая личность, видимо, имел свои представления о коммунизме, в возможность создания которого искренне верил. Однако эта его мечта была очередной утопией, не имеющей научного обоснования.



В Программе КПСС были отлично сформулированы основные принципы морального кодекса строителя коммунизма, которые оказались значительно содержательнее известных 10 заповедей Священного Писания. Моральный кодекс строителя коммунизма вошёл в Устав КПСС как обязательное требование к членам коммунистической партии. Несоблюдение этих требований вело к исключению из членов КПСС. На предприятиях широко развернулось соревнование за достижение звания «бригады коммунистического труда». Бригада должна выполнять государственный план, не иметь нарушений трудовой дисциплины, жить по моральным принципам строителя коммунизма. Отношения в таких бригадах строились на абсолютном доверии, уважительном отношении друг к другу. Например, в конце месяца бригадир получал в бухгалтерии зарплату на всю бригаду, клал деньги на стол, каждый член бригады подходил к этому столу, отсчитывал причитающуюся ему сумму, расписывался в ведомости и уходил. В бригаде деньги никогда не пропадали, здесь действовал принцип: «один за всех, все за одного». Бригада перевоспитывала оступившихся, помогала каждому в обустройстве жилища, решении возникающих бытовых проблем. Подобных бригад в трудовых коллективах появилось множество, в обществе царил дух нравственного подъёма. Правительство приняло решение выдавать в общественных столовых хлеб и чай (без сахара) бесплатно. Если у тебя не оказалось денег, ты можешь в столовой бесплатно поесть хлеба с чаем, утолить свой голод. Подобный порядок существовал несколько лет, что привело к обесцениванию хлеба. Поэтому от такой практики отказались. Вообще очень жаль, что движение за коммунистический труд на каком-то этапе выдохлось. Данное обстоятельство не могло не повлиять отрицательно на нравственные устои людей. Если частная жизнь неприкосновенна, как это записано в нынешнем законодательстве, то общество в целом никогда не сможет стать высоконравственным. За нравственность с человека должен спрашивать не закон, а само общество.

Следует отметить, что командно-административные методы управления в тот период ещё не исчерпали себя, а именно эти методы в полную силу использовала команда Хрущёва в руководстве страной, поэтому планы развития народного хозяйства в основном выполнялись успешно. Страна наращивала свой экономический потенциал, по объёмам промышленного производства СССР уверенно вышел на второе место в мире после США. Шёл процесс энергичного наращивания промышленного производства в основных его отраслях, особенно в металлургии, тяжёлом машиностроении, военно-промышленном комплексе и др. В стране осуществлялся план создания единой энергетической системы, строились и вводились в строй мощные гидроэлектростанции. Одной из первых вошла в строй Волжская ГЭС им. Ленина под Куйбышевом. Решение энергетических проблем позволило осуществить переход на железных дорогах от паровозной к электрической тяге. По основным магистралям быстро строились электрические энергетические линии, что позволило в основном перейти в перевозках пассажиров и грузов на использование электровозов. Одной из первых эту задачу решила Куйбышевская железная дорога как наиболее напряжённая по интенсивности движения поездов в стране. Именно в тот период начал осуществляться переход в строительстве на индустриальные методы возведения жилья. В крупных административных центрах были построены железобетонные заводы, которые начали производить железобетонные блоки для фундамента и стен возводимого нового жилья. Хрущёву принадлежит инициатива быстрого решения крайне остро стоявшей жилищной проблемы за счёт стандартного блочного строительства пятиэтажных жилых домов. Теперь некоторые критики прошлого презрительно называют это жильё «хрущёбами». Но всё познаётся в сравнении. Таких критиков надо было поселить в военные и послевоенные бараки с кухней на 10-15 семей, наружным холодным туалетом и прочими «удобствами», чтобы они по достоинству оценили политику жилищного строительства того периода. В нашем городе, население которого возросло в годы войны почти вдвое, более половины населения жило именно в бараках либо в старом городе в ветхом жилье. Переселиться из барака в отдельную квартиру со своей кухней, туалетом, ванной, центральным тепловым и водоснабжением, газификацией, полной отделкой, пригодной для нормального проживания – это было счастье для людей. Нельзя забывать, что новое жильё гражданам предоставлялось совершенно бесплатно при минимальной квартирной плате, установленной ещё в 1928 году и с тех пор не изменявшейся. Благодаря индустриальному методу строительства жилья почти все бараки были ликвидированы за 20 лет. В городе ежегодно вводилось в строй более полумиллиона квадратных метров жилья. Строились целые микрорайоны со своими школами, детскими садами и яслями, поликлиниками, магазинами, кинотеатрами, клубами, библиотеками, детскими спортивными площадками и т.п. Поскольку семьи росли, то после однокомнатных квартир люди по очереди стали получать двух, или трёх комнатные квартиры. Когда в 1946 году я приехал в Куйбышев, его городские кварталы были только до улицы Полевой. При моей жизни город по количеству жилой площади и населения вырос в несколько раз. В нём теперь вместо довоенных 350 тысяч, живёт более полутора миллионов человек. Таких темпов строительства жилья не было в прежней истории, думаю, и в будущей уже не будет. Я бы сказал, что горожане в советский период совершили подвиг в строительстве и благоустройстве своего города, о чём должны помнить и не забывать нынешние поколения, живущие в условиях новых требований к жилью и архитектуре строения. Надо также помнить, что после войны в нашем городе было всего две заасфальтированных улицы: Льва Толстого и Куйбышева. За послевоенные годы были заасфальтированы улицы и тротуары не только в черте старого города, но и во всех новых микрорайонах на многие сотни километров. Параллельно улицы озеленялись, строились благоустроенные скверы, парки, набережные Волги, зелёные места отдыха граждан. Благодаря труду нашего поколения людей родной город превратился в один из самых красивых городов Поволжья и страны.

Наше поколение советских людей гордилось достижениями в науке и технике, например, производством новых реактивных самолётов гражданской авиации со сверхзвуковыми скоростями, новых легковых автомобилей «Москвич» и «Волга». Промышленность начала осваивать бытовую технику для людей: холодильники, стиральные машины, телевизоры, радиоприёмники и т.п. Быстро прогрессировала ракетная техника. Советский Союз первым в мире запустил межконтинентальную баллистическую ракету, первый в мире искусственный спутник Земли. 12 апреля 1961 года советский человек Юрий Гагарин первым в мире проложил дорогу в космос, совершив космический полёт по орбите вокруг Земли. Наши автоматические космические аппараты направились к Луне, Венере, Марсу и другим объектам солнечной системы. Советским людям было чем гордиться, в обществе господствовало оптимистическое умонастроение. Теперь, в связи с социально-политической и экономической переориентацией страны, успехи советского народа зачастую замалчиваются. Всё советское считается ущербным, ничтожным. Вообще якобы тогда царили сплошные репрессии, насилие, а большевизм, осуществлявший диктатуру меньшинства над большинством, есть исчадие ада. Думаю, что историкам надо писать правдивую историю своего народа, а не подстраиваться под текущие политические установки. Ведь правду всё равно не замажешь грязью, рано или поздно грязь смоется неизбежно и правда засверкает всеми своими гранями.

На XXII съезде партии Хрущёв вновь поднял вопрос о культе личности Сталина, фактически всё сделал для того, чтобы изгладить из памяти партии и народа само упоминание об этой исторической личности. После съезда наш Сталинский район был переименован в Октябрьский, город Сталинград в – Волгоград, по всей стране были переименованы города, улицы, площади и всё, что связано как-то с именем Сталина. В одну прекрасную ночь скрытно от народа были снесены буквально все памятники Сталину и сданы на переплавку. Его сочинения изъяли из библиотек и сдали в архив. Имя Сталина стало нарицательным. Хрущёв вообще не терпел инакомыслия, объявляя всякие иные умонастроения антипартийными, а их идеологов недостойными вообще быть членами партии, особенно если это касалось положительной оценки Сталина. Весь этот «антисталинизм» породил самые различные суждения и кривотолки не только среди трудящихся, но, в определённой мере, и в партийной среде. Стремясь обеспечить своё единоличное лидерство в партии и государстве, Хрущёв решительно отмежевался даже от маршала Жукова, фактически предав его. Ведь именно Жуков в своё время помог Хрущёву занять пост Первого секретаря ЦК КПСС и арестовать Берия, он решительно встал на его сторону, когда Маленков, Каганович и Молотов поставили вопрос об освобождении его от должности Первого секретаря ЦК. Хрущёв без всяких доказательств обвинил Жукова в стремлении захватить власть в государстве, в бонапартизме и провёл решение об освобождении его от всех должностей и отправке на пенсию. В ЦК КПСС стала невозможной любая критика проводимой Хрущёвым политики, за малейшее инакомыслие члены партии подвергались строгому осуждению и гонениям. Таким образом, лидер партии оказался вне критики. Впрочем, такое положение в партии сложилось ещё в период сталинского руководства. Всё это в последующем сыграло роковую роль в ликвидации партии руками Горбачёва и Ельцина.

По проблеме критики культа личности Сталина возникли острые противоречия между КПСС и Китайской коммунистической партией. На этой основе вообще испортились отношения между руководством СССР и Китая. По проблеме отношений между партиями попытались вести переговоры. Мы много потратили времени на чтение секретных стенограмм этих переговоров для партийного актива района. В конечном счёте, переговоры ничем не закончились, между партиями встала стена недоверия и острых противоречий по оценке политической практики. После благополучного разрешения Карибского кризиса между США и СССР международные отношения между двумя социально-экономическими системами несколько смягчились, но продолжали оставаться острыми. Конечно, дружбы между лагерями капитализма и социализма не может быть по природе, но наладить разумные приемлемые мирные отношения необходимо во избежание военного конфликта, который может стать термоядерным, ведущим к уничтожению человечества на нашей планете. В связи с этим стратегией партии в международных отношениях стало мирное решение любых возникающих международных противоречий, особенно между социализмом и капитализмом.

Именно в этот сложный период я овладевал стилем и методами партийной работы. Я не жалел личного времени, чтобы участвовать во всех проводимых мероприятиях по претворению в жизнь установок партии. Мне удалось в короткое время изучить особенности работы предприятий и организаций, где функционировали закреплённые за мной партийные организации. Полученные знания помогали мне установить деловой контакт с хозяйственным руководством, руководителями общественных организаций и активом коммунистов первичных партийных организаций. Я научился готовить вопросы на заседание бюро райкома партии, отрабатывать руководящие документы, оперативно решать текущие проблемы работы парторганизаций. Вскоре заведующий орготделом райкома Малахов уволился с работы, на его место была назначена инструктор нашего отдела Куликова, а её куст партийных организаций был передан мне. Теперь в сфере моей работы оказались такие крупные заводы района, как завод им. Масленникова, 4-й Государственный Подшипниковый завод с их многотысячными трудовыми коллективами. Мне пришлось изучить специфику работы этих сложных производственных комплексов и их партийных организаций. Постепенно рос мой авторитет среди партийно-хозяйственного актива района и в аппарате райкома КПСС. Уже через год работы в райкоме я был избран секретарём партийного бюро парторганизации аппарата райкома КПСС.

Со временем устраивалась моя семейная и личная жизнь. В конце 1960 года как демобилизованный офицер я получил однокомнатную отдельную квартиру в районе Безымянки. В 1961 году у нас с Лидой родился сын Владислав. Через определённое время Лида решила вернуться работать на завод «Прогресс». Дети посещали детские учреждения: Слава – ясли, а Галя – сад. В 1961 году я дважды выезжал в Ленинград для сдачи экзаменов за 2-й курс юридического факультета, в результате был переведён на 3-й курс университета. В последующий период из-за трудного материального положения на очередные экзаменационные сессии в Ленинград я выезжать не смог. Руководство университета мне предложило перевестись в Куйбышевский филиал Всесоюзного юридического заочного института, на что я согласился. Перевод осуществился осенью 1963 года. Я задолжал в сдаче экзаменов за 3-й и 4-й курсы. Мне в ВЮЗИ разрешили сдавать экзамены вне сессий, т.е. по мере готовности. За зиму 1963-1964 годов я успешно сдал экзамены за 3-й и 4-й курсы института, а также за зимнюю сессию 5-го курса. В мае 1964 года я сдал экзамены весенней сессии 5-го курса и вышел на государственные экзамены. Экзамены по очередным предметам я сдавал практически каждую неделю. Готовиться к экзаменам фактически не было времени, я для этого использовал время переезда трамваем на работу и обратно. Проезд с Безымянки в Октябрьский район занимал один час, т.е. всего за день (туда и обратно) - два часа. Я всегда возил с собой учебник, который в трамвае за неделю успевал прочитывать. В выходной этот учебник просматривал ещё раз и шёл к преподавателю сдавать экзамен. Видимо, практика моей учёбы в техникуме и военном училище научила меня выделять главное в учебнике, отвечать преподавателю то, что он от тебя ожидал. В основном все экзамены я сдавал на хорошие и отличные оценки. Таким образом, фактически за зиму и весну 1963-1964 годов я сдал экзамены за три курса института, не беря отпуска для этих экзаменов.

В первые годы партийной работы из-за относительно низкой заработной платы нашей семье в материальном отношении было весьма трудно. Росла семья, возрастали расходы, приходилось буквально на всём экономить. Даже когда стала работать на заводе Лида, наше материальное положение оставалось сложным, ибо у Лиды тоже была низкая зарплата. Но мы не унывали. Я надеялся, что после окончания вуза смогу найти работу с более высоким заработком. К чести Лиды, она не ныла из-за трудностей, надеялась на улучшение материального положения, верила в меня, мужественно несла крест ведения нашего далеко не богатого семейного хозяйства. Начав практически это хозяйство с нуля, мы радовались каждой новой вещи, которую удавалось купить. Мы даже умудрялись принимать гостей, устраивать семейные праздники, в выходной выезжать отдыхать на природу, делать детям подарки и т.п. В связи с нерегламентированностью моей работы я провожал утром детей в ясли и садик, вечером оттуда их брала Лида. Вообще воспитанием детей больше занималась Лида. Если они какой-то порядок нарушали, то Лида говорила им, что об этом расскажет мне, т.е. отцу. Я детей никогда не наказывал, ни физически, ни нравственно. Но они всё-таки побаивались материнского обещания пожаловаться отцу. Уже немного повзрослев, они мне говорили, что я для них больше был образцом своего поведения и отношения к делу.

Работа моя проходила в той сфере деятельности, где не подают заявлений на работу, где не принято и увольняться с неё. Здесь всякие перемещения в должности делаются по воле партии. Я начал свою деятельность в партийных органах по решению бюро райкома КПСС. Далее я не решал свою судьбу, а партийные органы переставляли меня с места на место по возникающей необходимости. Вообще партийные работники не должны были ставить вопрос о своей должности. Соответствующие партийные органы сами решали вопрос кого и куда направить по работе либо освободить работника от должности как не справляющегося, но уже навсегда. Партия дважды не обращалась к коммунисту за услугами. В партии считалось нескромным выдвигать свою кандидатуру на какую-то более ответственную работу, тебя заметят вышестоящие инстанции, если ты того заслуживаешь, и сами предложат тебе новую работу. Я вполне осмыслил это своё положение в партии, поэтому не строил конкретных планов своего развития по служебной лестнице. Наш Октябрьский район считался в городе районом с хорошо развитой промышленностью, поэтому кадры первых партийных руководителей здесь подбирались из числа коммунистов, имеющих инженерно-техническое или экономическое высшее образование и опыт руководящей хозяйственной или партийной работы. Исходя из этих соображений, мне с моим будущим юридическим образованием не следовало питать надежд на первые роли в партийной работе. Я не считал такой порядок в партии правильным, ибо дело партийного работника не хозяйствовать, для этого есть много специалистов, а работать с людьми по их идейному и политическому воспитанию. Однако такой порядок существовал, он был установлен ЦК КПСС, и с этим следовало считаться. Поэтому я не исключал в будущем переход на юридическую работу, опять же если мне это разрешат соответствующие партийные органы. Учитывая существующие коллизии в партии, и имея свою точку зрения по их оценке, я всё же духовно ориентировался на фундаментальные основы идеологии партии, служение делу этой идеологии. Конечно, Хрущёв с его «хорезматичностью» вызывал раздражение в умонастроении, но лидеры в партии меняются, а её дело остаётся. Поэтому стратегически я решил служить делу партии, делу социальной справедливости и гуманизма. Духовно для себя я сделал установку не служить личностям, не расхваливать их деятельность, не подхалимствовать, а когда обстановка требует принципиальной оценки, твёрдо высказывать свою точку зрения, нравится она кому-то или нет. Во всей дальнейшей работе я стремился придерживаться этой духовной установки, работал честно, с полной отдачей сил, но не лебезил и не угодничал. За такую позицию мне не раз приходилось иметь крупные неприятности, но об этом позже.

В Октябрьском райкоме партии я проработал инструктором его орготдела 3,5 года. Весной 1964 года меня пригласили на работу в Самарский райком партии на должность заместителя заведующего организационным отделом. Работа предлагалась более напряжённая, а зарплата увеличивалась всего на пять рублей. Со мной побеседовал по решению этой задачи заведующий орготделом Самарского райкома Ермаков, затем первый секретарь этого райкома Кольцов. В то время первым секретарём Октябрьского райкома партии был Сарматов, которому я сообщил о проведённых со мной переговорах. Сарматов оставил решение этого вопроса за мной. Я дал согласие на переход в Самарский райком партии, полагая, что этот район по насыщению организациями является административным, и в нём больше перспектив для развития, имея в виду моё образование. Вскоре бюро Самарского райкома партии утвердило меня в должности заместителя заведующего орготделом этого райкома.



1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   41


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет