Николай Тимошин моя эпоха



жүктеу 6.85 Mb.
бет30/41
Дата02.05.2016
өлшемі6.85 Mb.
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   41
: book -> philosophy
philosophy -> Петр Алексеевич Кропоткин Взаимопомощь как фактор эволюции
philosophy -> Нет, речь идет о тех новых смыслах, которые старые понятия обретают здесь и сейчас. В книге даны все современные понятия, отражены все значимые для судьбы мира и России личности и события
philosophy -> Пьер Абеляр Диалог между философом, иудеем и христианином Предисловие к публикации
philosophy -> Е. В. Золотухина-Аболина Повседневность: философские загадки Москва 2005
philosophy -> Славой Жижек Хрупкий абсолют, или Почему стоит бороться за христианское наследие
philosophy -> Е. С. Решетняк Давидович В. Е. Д34 в зеркале философии. Ростов-на-Дону: изд-во "Феникс", 1997. 448 с. Эта книга
philosophy -> Эллинистически-римская эстетика I-II веков
philosophy -> Книга небес и ада ocr busya «Хорхе Луис Борхес, Адольфо Биой Касарес «Книга небес и ада»
philosophy -> Роберт л. Хаилбронер

4.5. Руководство районом. Защита диссертации

С избранием на новую должность значительно улучшилось материальное положение семьи. Моя месячная зарплата стала составлять 260 рублей, вскоре её увеличили до 280 рублей. Мы могли теперь не обращаться в кассы взаимопомощи для покупки ценных вещей. Я приобрёл право на путёвку в санаторий вместе с женой. С этого времени ездили в санатории с Лидой только вместе. Мы тогда как бы отрывались от будней жизни с их вечной работой и многими заботами. Моя должность не позволяла мне уделять должное внимание семье, мы чаще виделись только по утрам, когда собирались, готовясь разойтись по своим рабочим и служебным местам. Лиду на заводе «Прогресс» перевели работать в приёмную директора завода на должность его секретаря, где она проработала многие годы. У неё много времени уходило на дорогу, поэтому дома она тоже не бывала по 12 часов. В школьный период наши дети были вполне самостоятельны, сами переходили все дороги, подогревали обед, делали уроки, ходили гулять и т.п. Конечно, не без происшествий. Однажды Слава, придя из школы, поставил на газовую плиту подогревать кастрюлю щей, но вспомнил, что ему надо быть в школе на каком-то мероприятии. Не выключив газовую плиту, он ушёл из дома. Вернувшись домой через несколько часов, вспомнил, что не выключил газовую плиту. Открыв дверь, увидел, что вся квартира в дыму, позвонил соседям, а сам нырнул в дым и выключил газ. Все щи выкипели, сгорели даже мослы. Несмотря на проветривание, в квартире целых полгода сохранялся запах жжёного мосла. Этот «подвиг» Славы потом повторялся другими членами семьи с чайником или ещё с какой-нибудь кастрюлей, что являлось предметом наших шуток.

Практика повседневной работы секретаря многообразна по своему содержанию. По понедельникам в 9.00 утра мной проводилось совещание с секретарями и заведующими отделами райкома, где я ставил неотложные и плановые задачи перед аппаратом на неделю. Здесь же мы обменивались мнениями о недостатках в прошлых мероприятиях и о том, как лучше осуществить предстоящие. Я придерживался свободы высказываний, всегда поддерживал интересную инициативу. По вторникам тоже с 9.00 утра в актовом зале проводилось еженедельное совещание с секретарями первичных парторганизаций района. Здесь давалась общая установка для всех парторганизаций на неделю. Секретари получали информацию о решениях вышестоящих партийных органов, новых требованиях ЦК партии, важных событиях в районе, городе и области. Особо большую роль эти совещания играли в периоды предвыборных кампаний, когда должны чётко выполняться конституционные требования и закон о выборах. Мы проводили эту работу строго по операциям, рассчитанным на неделю. Наши секретари всегда знали, что на каждом этапе надо делать и как делать, исходя из прошлого опыта и ошибок. Я уже имел солидный опыт партийной работы, поэтому мои инструктажи и наставления секретари парторганизаций высоко ценили. Даже теперь, много лет спустя, когда встречаюсь с бывшими секретарями парторганизаций, они мне всегда говорят, что учились у меня практике проведения мероприятий, что именно тогда район работал наиболее организованно и успешно. На совещаниях я выслушивал любые критические замечания в адрес райкома, даже поощрял такие замечания и принимал меры по совершенствованию проведения мероприятий. Я понимал, что слово первого секретаря всегда воспринимается как руководство к действию, что его никто не критикует даже на бюро райкома партии. Чтобы меньше делать ошибок в своих выводах, при обсуждении вопросов на бюро я всегда выслушивал мнение членов бюро, других его участников, и только оценив мнения присутствующих, высказывал и свою точку зрения, особенно по дискуссионным вопросам. Такой порядок давал возможность принимать оптимальные решения. Хотя бы раз в неделю я посещал партийное собрание в одной из крупных партийных организаций, где тоже не стремился навязывать свою волю, внимательно выслушивал критику в адрес райкома и обещал положительно решить наболевшие вопросы. Чаще я бывал на партийных собраниях в локомотивном депо, коммунисты которого отличались щепетильностью, критикой всего и вся, нетерпимостью, если к ним не приходит секретарь горкома или обкома партии. Правда, они удовлетворялись моим присутствием, так как я решал их проблемы.

Сложилась определённая практика контроля выполнения государственного плана промышленностью, транспортом, строителями, сферой бытового обслуживания населения, торговлей, предприятиями общественного питания, благоустройства района и т.п. Промышленно-транспортный отдел информировал меня дней за 10 до конца месяца о положении дел с планом в указанных сферах. Я приглашал хозяйственных руководителей предприятий, где возникали сложности, выслушивал их мотивации, помогал советом, а то и прямым обращением в главки, министерства, иногда прямо к министру с просьбой решить проблему недопоставок или другие острые проблемы. Обычно на мои звонки откликались и поставленные проблемы решались. На каком-то этапе наш район начал занимать первые места в социалистическом соревновании районов города. Нам на собраниях актива за победу в соцсоревновании вручалось переходящее красное знамя города. Это поднимало престиж района и рождало гордость трудящихся за свой район. Так случилось, что на протяжении одной из пятилеток двадцать кварталов подряд наш район выходил победителем соцсоревнования среди районов города. Красное знамя прописалось в нашем районе, чем гордились трудовые коллективы, положительно оценивая и работу районных руководящих органов. За трудовые достижения в этой пятилетке я как руководитель района по итогам одного года был награждён орденом Почёта, а по итогам последнего года пятилетки – орденом Трудового Красного Знамени. Еще работая в горкоме партии, я был награждён юбилейной медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина». Личные правительственные награды были приятны, но я никогда их не носил на груди, чтобы не выделяться среди окружающих.

Важным участком моей деятельности были сельскохозяйственные работы. Я не забывал о пригородных овощеводческих совхозах, систематически там бывал, знал положение дел, когда было необходимо трудовыми коллективами оказывал помощь школьникам в прополке и уборке овощей, если они сами с работой не справлялись. Наши плантации всегда были чистыми от сорняков, овощи вовремя убирались. Горком партии завёл еженедельную практику по средам утром собирать в горкоме директоров пригородных совхозов и первых секретарей райкомов партии. На этих планёрках директора высказывали районам претензии о запущенности полей, первый секретарь горкома спрашивал с секретарей райкомов, почему они не организовали работу и овощи гибнут. При запущенности полей требовалось удесятерять усилия трудовых коллективов по их обработке, часто эти усилия были уже бесполезными, так как поля зарастали травой и овощи гибли. Однажды после бурных препирательств директоров и секретарей секретарь горкома Дробышев обратился с возмущением ко мне: «А вы чего молчите, Николай Иванович!». Я, в свою очередь, спокойно спросил: «А разве ко мне есть вопросы?» Дробышев удивлённо обратился к директорам совхозов: «Действительно, есть ли к Николаю Ивановичу вопросы?» На что последовал ответ, что к Железнодорожному району претензий не было, нет и сегодня. Дробышев улыбнулся, сказав восторженно всем секретарям: «Вот так и надо работать!» Я этот пример привёл для того, чтобы показать важность сельхозработ, ибо от этого зависит снабжение города овощами. В то время город сам себя обеспечивал дешёвыми овощами, не закупая их втридорога за пределами области и страны, как это делается теперь.

Предприятия и организации района большую помощь оказывали хозяйствам подшефного Челно-Вершинского района. Ежегодно весной я туда выезжал с хозяйственными и партийными руководителями района, где обговаривались объёмы помощи, сроки их реализации. Мы с секретарём этого райкома Нафиковым объезжали все хозяйства, устанавливали нужные контакты, определяли главные объёмы работ, договаривались о контроле за их выполнением со стороны райкомов партии. В уборочную страду наш район направлял в Челно-Вершины многие десятки грузовых автомобилей для перевозки собранного урожая зерновых культур. Я бывал в этом районе в периоды наибольшего напряжения в уборке зерновых. Надо видеть эту красочную картину, когда на поле работают десятки комбайнов, к ним беспрерывно подходит автомобильный транспорт, разгружает бункеры и везёт зерно на элеватор или другое зернохранилище. В это время душа полна чувством гордости за труд большого коллектива, вырастившего этот урожай и так красиво его убирающего. Вообще уборка урожая представляет собой сказочную картину, подобно той скатерти самобранке, которая широко разворачивается в поле твоего зрения. Я принимал участие во всех партийных конференциях Челно-Вершинского района, периодически посещал пленумы райкома и собрания партактива. Строительными организациями нашего района в тот период построено большинство мостов в подшефном районе, без которых хозяйственная жизнь здесь была серьёзно ограничена из-за плохой транспортной связи.

Районный центр Челно-Вершины расположен на севере области, а район граничит с Татарией. Из города ехать в этот район на автомашине не менее двух часов. Когда наш район начал шефствовать над этим районом, туда ещё не везде была проложена асфальтированная дорога. В сырую дождливую погоду в Челно-Вершины не всегда можно было попасть из-за трудного подъёма в гору километров за 10 до села. В одну из осенних поездок мою машину в эту гору вытащил трактор, иначе пришлось бы возвращаться в город. Ещё работая вторым секретарём райкома, в отсутствие Фотеева, в снежную метельную погоду после обеда я на газике выехал в подшефный район на отчётно-выборную партийную конференцию. До роковой горы в довольно сильную метель мы доехали сравнительно неплохо. Перед горой стояли десятки автомобилей, так как подъём был весь в снегу и машины буксовали. Хорошо, что Нафиков к этой горе прислал трактор, который расчистил снег, и мы уже поздно ночью приехали в райцентр. Конференция была на следующий день, я смог принять в ней участие. Иногда в Челно-Вершинах мероприятия проводились в выходной день, тогда я брал с собой Лиду, чтобы она дома не скучала. Однажды мы поехали в Челно-Вершины в сентябре рано утром, чтобы попасть на пленум райкома к 10.00 утра. Погода была прелестная, деревья в лесу уже начали пестреть разноцветьем. По дороге мы раза два останавливались, любовались по-осеннему меняющейся картиной природы, собирали красивые листья. На месте Лиду я поручил жене Нафикова, а сам пошёл на пленум. После пленума мы парились в русской бане, на обратном пути в город на границе Челно-Вершинского и Сергиевского районов останавливались в овражке у чудесного родника, где пили родниковую воду и подорожную. Эта поездка оставила много приятных воспоминаний, особенно от общения с приятелями на лоне красивой природы.

С избранием меня первым секретарём райкома партии серьёзно изменился мой статус, что ограничивало оперативность моих действий. На очередных выборах в местные советы я был избран депутатом районного и городского советов народных депутатов. По должности в своём районе я стал членом исполкома районного совета. На городской партийной конференции был избран в состав горкома партии, а на заседании пленума горкома меня избрали членом бюро горкома партии. На областной партийной конференции я был избран кандидатом в члены обкома партии. Все названные организации проводили свои мероприятия, в которых мне надо было участвовать. Заседательская суета отнимала массу времени, что не позволяло своевременно и оперативно вникать в дела района, приходилось их частично перепоручать своим помощникам в райкоме. Иногда весь день проходил в различных заседаниях, часто с обсуждением одних и тех же вопросов. Надо было отсиживать свою роль без всякого смысла. В этом заключалась одна из особенностей положения первого лица в партийном комитете. Теперь я был на виду в городе и области. Меня просили выступать почти на всех пленумах горкома и обкома, на собраниях партийного актива. Я всегда выступал остро и напористо, что вызывало уважение среди актива да и населения. Мои выступления публиковались в печати. Редакции газет, радио, телевидения всё чаще обращались ко мне выступить с обсуждением различных интересующих их проблем. На каком-то этапе я стал одним из самых авторитетных партийных работников в городе и области. Ясно, что в своём районе в этот период мой авторитет достиг апогея. Для меня важно стало, чтобы от успеха не закружилась голова. Я старался вести себя среди людей как можно скромнее, ничем не выделять себя, не навязывать своё мнение, меньше командовать, больше слушать людей, считаться с их мнением. В аппарате я никому не закрывал доступ к себе, любой работник мог попасть ко мне в свободное от заседаний время. Думаю, что мне удавалось устанавливать товарищеские отношения со всеми работниками.

Критики советского периода нашей истории говорят, что у нас всегда было голодно, магазины были пустыми, людей замучили талоны на все продукты и очереди. В большинстве случаев об этом говорят люди относительно молодые, которые и знают только горбачёвский период истории нашей страны. Люди могут верить в то, о чём они говорят, но это не исключает их заблуждения. В нашей истории были разные периоды, о чём говорилось выше. В период брежневского руководства никаких очередей за продуктами не было. В месяц раз или два я вместе с соответствующим заместителем председателя райисполкома и заведующим его отделом торговли проезжал по всем посёлкам района, посещал все продовольственные магазины, выясняя, весь ли обязательный ассортимент продуктов есть в магазине. Эта практика проверок подстёгивала директоров магазинов беспокоиться, чтобы в магазине был обязательный минимум ассортимента продуктов питания. Конечно, в магазинах не было десятков сортов колбасных изделий, но были три-четыре сорта наиболее ходовых колбас с гарантийным качеством. Сегодня много сортов колбас, но совершенно нет уверенности в их действительном качестве. В магазинах обязательно было сливочное масло, развесное или расфасованное, подсолнечное масло, всякие крупы, овощи. Правда, мясо чаще покупали на рынках. Никаких очередей в то время за продуктами не было. Цены на продукты питания были относительно низкие и стабильные, люди были уверены в завтрашнем дне. Хуже было с промтоварами: лёгкая промышленность далеко отстала, её оборудование устарело, требовалась модернизация этой отрасли промышленности, чтобы достичь международного уровня качества продукции.

Сегодня говорят о социальной ориентации проводимой политики. Однако это всего лишь популистские заявления, ибо в нашей стране за последние 20 лет утрачено столько социальных завоеваний прошлого периода, что нынешние социальные меры больше похожи на латание дырок в тришкином кафтане. В рассматриваемый период народное хозяйство стабильно развивалось. Людям реально были обеспечены конституционные права на труд, отдых, бесплатное образование и здравоохранение. В стране велось бурное строительство жилья, выделяемого всем по очереди бесплатно, при мизерной квартирной плате и коммунальных платежах. Все дети были обеспечены дошкольными детскими учреждениями с минимальной оплатой за содержание в них. Цены на бензин, электричество, газ были символическими. Проезд в общественном транспорте стоил копейки. Отработавшие законный стаж люди получали приличную пенсию. Общественные фонды потребления постоянно возрастали. Ни в одной стране мира подобных решений социальных проблем не было. В обществе отсутствовала эксплуатация человека человеком. Постепенно рос жизненный уровень граждан. У большинства семей появились холодильники, стиральные машины, телевизоры, радиоаппаратура. Со строительством Волжского автозавода появилась реальная возможность приобретать легковые автомобили по доступной цене. В стране шло обсуждение проекта новой Конституции, призванной обеспечить свободу и достоинство граждан, демократическое и гуманное развитие общества. Эта Конституция действительно обсуждалась всенародно с учётом интересов всех слоёв общества, а не на референдуме, как некое «да, или нет».

В летний период мои выходные чаще всего посвящались поездкам в подшефные совхозы или колхозы. Но были и культурные поездки с друзьями по историческим местам. Мне запомнилась одна из таких поездок в город Ульяновск. Во время работы в горкоме партии у меня сложились приятельские отношения с инструктором идеологического отдела Иваном Михайловичем Кузьминым, с которым мы обменивались информацией о сдаче кандидатских экзаменов и работе над диссертациями. Иван Михайлович этим начал заниматься года на два раньше меня. К описываемому времени он уже свою диссертацию защитил, был избран вторым секретарём Ленинского райкома партии, а недавно назначен ректором вновь созданного в нашем городе института культуры. Мы решили со своими супругами съездить в Ульяновск по ленинским местам. Жену Кузьмина тоже звать Лидой. Мы выехали с моим шофёром Алексеем Григорьевичем часов в 5 утра, чтобы не стоять в пробках на выезде из города. Огромное впечатление на нас произвело поле подсолнухов на границе Куйбышевской и Ульяновской областей. Когда мы подъезжали к этому полю, солнце медленно поднималось из-за горизонта. При наблюдении за подсолнухами из движущегося автомобиля складывалось впечатление, что подсолнухи одновременно поворачивают свои шляпки в сторону солнца. Увиденный пейзаж произвёл на меня сильное впечатление, но описать его у меня не хватает слов, я ведь не художник. Картина поворачивающихся подсолнухов до сих пор в моих глазах, она незабываемая. Такого дива в своей жизни я больше не наблюдал. Наша поездка была приятной, мы были самыми внимательными экскурсантами в родном городе Ленина, завтракали, обедали на лоне природы, где нам больше нравилось, слегка выпили, пели любимые песни. Лида Кузьмина, украинка, прекрасно пела родные украинские песни. Иван Михайлович просил меня исполнить песню о моряках про стального гиганта. Когда-то я ему спел эту песенку, он теперь каждый раз при случае просил её повторить. Вообще эта песенка нравилась многим моим друзьям, поэтому я приведу её слова.

Они стояли на корабле у борта,

Он перед ней с протянутой рукой;

На ней красивый шёлк, на нём бушлат потёртый,

Он говорил с тревогой и мольбой.

А море чёрное кипело и стонало,

О скалы грозные валил за валом вал,

Как будто море жертвы ожидало,

Стальной гигант качался и стонал.

Он ей сказал: «Сюда взгляните, леди, -

Там в облаках летает альбатрос.

Моя любовь вас приведёт к победе,

Хотя вы леди, а я простой матрос».

А море чёрное кипело и стонало,

О скалы грозные валил за валом вал,

Как будто море жертвы ожидало,

Стальной гигант качался и стонал.

И на призыв влюблённого матроса

Сказала нет, потупив леди взор,

Душа взметнулася, что крылья альбатроса,

И бросил леди он в бушующий простор.

А море чёрное кипело и стонало,

О скалы грозные валил за валом вал,

Как будто море жертвы ожидало,



Стальной гигант качался и стонал.

Отдавшись целиком партийной работе, я не забывал о поставленной цели защитить диссертацию кандидата философских наук. В свободные минуты и в выходные я конспектировал подобранные первоисточники по избранной теме. После завершения этой работы я начал работать над написанием текста самой диссертации. Поставил перед собой задачу ежедневно писать по 2-3 страницы, а по выходным – по 8-10 страниц. У меня дома рабочего стола не было, за обеденным столом делали уроки дети. Я закрывался в детской комнате, раскладывал пасьянс выписок из источников на кровати, а на тумбочке писал текст. На эту работу у меня ушло несколько месяцев. Наконец текст объёмом около 200 страниц был в основном готов. Много места занял список использованной литературы. Никому из учёных не показывая составленного текста, я отдал опытной машинистке печатать 5 экземпляров диссертации. Когда всё было готово, я задумался о вузе, куда можно было бы прикрепиться для защиты диссертации на соответствующем учёном совете. В конце концов я рассудил так: если я партийный работник, то лучше всего прикрепиться для защиты к Академии общественных наук при ЦК КПСС. Попросив разрешения в горкоме партии, я в 1973 году поехал в эту академию. Здесь я встретился с заведующим кафедрой философии доктором философских наук профессором Мамджяном, который принял моё заявление и диссертацию, пообещав дать ход этому делу. Через некоторое время мне из академии письменно сообщили, что я прикреплён к кафедре философии академии для подготовки диссертации к защите. Моим научным руководителем был определён известный в стране учёный кандидат философских наук Араб Оглы. Мою диссертацию просмотрели два профессора, дали положительные рецензии, Араб Оглы посоветовал несколько изменить структуру диссертации, выделить теоретический раздел. Я быстро всё доработал и новый чистовой вариант диссертации отвёз в академию. Одновременно я написал автореферат диссертации, в академии его размножили и разослали в вузы страны. Для внешнего отзыва я отвёз диссертацию в Институт философии Академии наук СССР. В качестве оппонентов должны были выступать профессор кафедры философии Университета им. Ломоносова и доцент кафедры научного коммунизма Академии общественных наук при ЦК КПСС. Защита была назначена на 13 сентября 1974 года. Я вообще никогда на таких мероприятиях не присутствовал, но пришлось собрать всю свою волю, сосредоточиться, продумать возможные вопросы и ответы на них. Общие рекомендации мне дал мой научный руководитель. Видимо, мой доклад и мои ответы на поставленные вопросы понравились членам учёного совета, так как при тайном голосовании из 23 членов совета я не получил ни одного отрицательного голоса. Таким образом, я успешно защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата философских наук. Дома у меня был праздник - завершился многолетний труд по достижению поставленной цели. С успехом поздравили меня в райкоме партии, на совещании секретарей партийных организаций. На этом же совещании присутствовал начальник политотдела облвоенкомата, который сообщил активу, что мне присвоено очередное воинское звание капитана 3-го ранга. На флоте это звание соответствовало бы должности замполита крейсера, или атомной подводной лодки.

В апреле 1975 года пришло решение Высшей аттестационной комиссии о присвоении мне учёной степени кандидата философских наук по специальности «онтология и гносеология». Ректор железнодорожного института Павлович предложил мне взять небольшое число часов в качестве преподавателя философии для поддержания определённой формы в науке. Я согласился взять на себя группу вечерников, работая с ними по два часа в неделю после 18 часов. За учебный год я прочитал курс лекций студентам вечерней формы обучения по диалектическому и историческому материализму, весной принял у них экзамен. Чтобы освоить практику преподавания философии, я разработал программу курсов по диамату и истмату, комплекс методических рекомендаций студентам по изучению этой дисциплины. Обе эти программы были опубликованы. Через два года по ходатайству учёного совета института Высшей аттестационной комиссией мне было присвоено учёное звание доцента. Я тогда не думал, что мне когда-либо это пригодится. Но наши пути неисповедимы, та практика в Железнодорожном институте во многом определила мою дальнейшую жизнь.

В рассматриваемый период моей жизни происходили существенные изменения в нашей семье. Дети быстро подрастали, они разнополые, поэтому со временем жить в двухкомнатной квартире со смежными комнатами стало далеко не комфортно. Я обратился с просьбой к руководству горкома и обкома партии улучшить мои жилищные условия. Просьба была удовлетворена: мы в мае 1975 года получили трёхкомнатную квартиру на улице Маяковского, где я с Лидой проживаю и теперь. В новую квартиру было куплено три новых гарнитура: гостиный, спальный и кухонный. Мы приобрели новые холодильник, стиральную машину и телевизор. Наш быт стал приобретать цивилизованные формы. Галина в 1976 году на золотую медаль окончила школу и поступила в Самарский университет на филологический факультет. Слава закончил 7 классов и начал летом ездить в лагеря труда и отдыха для старшеклассников. Ему там нравилось, и он работал в лагерях по три смены. В семье были мир и согласие, дети подавали хорошие надежды, мы с Лидой радовались их успехам, поощряли их увлечения. Славе нравился хоккей, он отлично катался на коньках, в дворовых командах тренировался играть в хоккей. Наша дворовая команда частенько побеждала на районных, городских и областных соревнованиях. Иногда и мы с Лидой ходили смотреть эти игры.

Как уже говорилось, поскольку дети стали взрослыми, мы с Лидой получили возможность вместе ездить в отпуск. Особенно нам нравилось побережье Крыма. Здесь мы пару раз отдыхали в Ялте и много раз в Форосе. Мы оба любители путешествовать, поэтому в отпусках не пропускали ни одной экскурсии. Мы обследовали всё южное побережье Крыма, много ходили пешком, лазили по горам, побывали во всех горных дворцах и церквях, различных чебуречных. Каждый раз заезжали в Севастополь, проходили по местам боевой славы русских моряков. Нас каждый раз как магнитом тянуло в этот город российской славы. Много было морских прогулок. Я любитель купаться в море, мог не выходить из воды часами. Бывали мы на Кавказских минеральных водах, отдыхали в Ессентуках, путешествовали в город Нальчик, на Тиберду Домбай, загорали на снежных вершинах гор, поднимались по канатным дорогам и т.п. С интересом обследовали Пятигорск с его лермонтовскими местами, Кисловодск, Железноводск и другие здравницы Кавказа. На Кавказ обычно мы ездили поездом, что позволяло видеть страну на различных её территориях. В Крым один раз мы ездили поездом через Краснодарский край и Керченский пролив. Остались в памяти дороги Краснодара с пирамидальными тополями вдоль них, переправа поезда на пароме через Керченский пролив, природное разнообразие Крыма. Но в Крым в основном мы летали самолётом до Симферополя, там брали такси до Фороса или Ялты. Форос расположен на самой южной оконечности Крыма, здесь нет лишних людей, прекрасно оборудованные пляжи, чистое с медузами море. Мы раза два с приятелями от Фороса поднимались в гору до церкви на выступе скалы, затем до чебуречной на самом верхнем участке горы. В чебуречной ели чебуреки, пили крымское вино, приятно отдыхали на лоне природы, не забывая, что надо с горы ещё спускаться. В районе Ялты есть так называемая «царская тропа», длиною километра 3-4, по которой мы частенько совершали прогулки в послеобеденное время. Однажды с этой тропы спустились к морю до «Ласточкина гнезда», в результате в санаторий вернулись только к полуночи. С большим интересом посетили Ливадийский дворец, где в 1945 году проходила ялтинская конференция Сталина, Рузвельта и Черчилля. Знакомство с крымскими достопримечательностями расширяло исторический кругозор, пополняло содержание духовного мира. Совместные поездки - это были лучшие дни в нашей жизни, когда мы были вместе, радовались всему новому, новым знакомствам, наши чувства в это время укреплялись.

В начале мая 1976 года мне позвонили из обкома партии и предложили возглавить группу туристов из нашей области в круизе вокруг Европы. Я сперва отказался, сославшись на занятость по работе. Потом позвонил на работу Лиде для совета, она мне однозначно сказала, что тебе судьба даёт такой прекрасный шанс, который в жизни больше может не повториться, поэтому глупо от этого отказываться. Я позвонил в обком и дал согласие, началась подготовка группы к выезду за границу. Круиз начинался в середине мая с пребыванием в течение 30 дней за рубежом. Транспортным средством для этого путешествия стал прекрасно оснащённый теплоход «Грузия». Познакомившись в областном совете профсоюзов с группой, я выехал в Москву на инструктаж в Управление круизами, после чего направился в Ригу, где собирались туристы со всего Союза на этот теплоход. Отсюда началось интереснейшее путешествие в большинство европейских стран.



1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   41


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет