Новая философская энциклопедия в четырех томах научно-редакционный совет



жүктеу 26.79 Mb.
бет43/160
Дата28.04.2016
өлшемі26.79 Mb.
1   ...   39   40   41   42   43   44   45   46   ...   160
: sites -> default -> files
files -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
files -> ТӘуелсіздік жылдарынан кейінгі сыр өҢірі мерзімді басылымдар: бағыт-бағдары мен бет-бейнесі
files -> Ф 06-32 Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі
files -> Т. Н. Кемайкина психологические аспекты социальной адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей методическое пособие
files -> Техническая характеристика ао «нак «Казатомпром»
files -> Үкіметтің 2013 жылға арналған Заң жобалау жұмыстары Жоспарының орындалуы бойынша ақпарат
files -> Ақтөбе облысының жұмыспен қамтуды үйлестіру және әлеуметтік бағдарламалар басқарма басшысының

Соч.: Abhidhannasainuecaya, ed. by Ram Chandra Pandeya. Delhi, 1971; Mahayanasutrâlamkàra, ed. and transi, by S. Lévi, v. 1—2. P., 1907—11; Mahayanasmgraha, transi, by E. Lamotte as La Somme du Grand Véhicule, v. 1—2. Louvain, 1938—39; YogacarabhOmi, book 1, eh. 1—5, ed. by V. Bhattacharya. Calcutta, 1957.

Лит.: Obermiller E. Analysis of the Abhisamayalamkara, v. 1—3, 1933— 39; Conw E. Marginal notes to the Abhisamayalamkara.— «Sino-lndian Studies», Santiniketan, 1957, v. 5.

H. A. Панаева


==187


ACAT


АСАТ—см.Cam.

АСАТКАРЬЯ-ВАДА (санскр. asatkàryavàda, букв.—учение о не [пред] существовании следствия [в причине])— учение о причинности в индийской философии, которое, в отличие от сащкарья-вады (учение о [пред]существовании:следствия [в причине]), утверждает, что следствие не просто переходит из латентного состояния в проявленное, как зерно в растение, а реально возникает, становясь чем-то ранее не существовавшим. Асаткарья-вада разделяется буддизмом, джайнизмом, ньяей и вайшешикой, но с некоторыми различиями. Если для буддистов элементами причинно-следственной связи являются не ставшие сущности, а динамические элементы — дхармы, отчего эта связь сводится к одномоментному обусловливанию (см. Пратчтьясамутпада), то для ньяи и вайшешики следствие и причина есть нечто самотождественное во времени, стало быть, и отношение между ними тоже носит континуальный характер (см. Карана-карья). В противоположность санкхье, для которой новое — это лишь проявление уже существующего, ньяя и вайшешика настаивают на новизне следствия в сравнении с причиной, объясняя ее инаковостью целого (напр., ткани) по отношению к образующим его частям (нитям), обязанной «присущности» целого своим частям (см. Аваявин). Многие критики асаткарья-вады отмечали, что поскольку все процессы представляются ее сторонникам разрушением старого и возникновением нового, невозможно объяснить качественное изменение (отсюда другое специальное название для асаткарья-вады у ньяи и вайшешики — арамбхака-вада, или учение о начале, возникновении [того, чего раньше не было]).

В. Г. Лысенко

АСИММЕТРИЯ (греч. а—отрицательная частица и συμμετρία — соразмерность) — отсутствие элементов симметрии в природных или теоретических объектах. Понятие асимметрии соотносительно с понятием симметрии. Если фигура не имеет ни одного элемента симметрии, то она называется асимметричной. Явление асимметрии рассматривается как полное нарушение симметрии — отсутствие всех известных элементов симметрии. Асимметрию следует отличать от диссимметрии, которая понимается как пониженная симметрия, отсутствие лишь некоторых ее элементов. Но даже полное отсутствие всех известных элементов симметрии в предмете не означает невозможности найти такие преобразования, в которых обнаружится особый, неизвестный ранее тип симметрии. К примеру, все асимметричные фигуры могут быть отображены в зеркале. Такое зеркально равное изображение называют энантиоморфным, а соответствующее явление — энантиоморфизмом. Одну из зеркально равных фигур (произвольно выбранную) называют правой, а другую—левой. Если фигура недиссимметрична, то ее зеркальное отображение ничем не отличается от оригинала. Понятие асимметрии необходимо также отличать от понятия антисимметрии. Фигуры или вообще любые объекты можно различать не только по знаку правизны или левизны, но и по некоторым другим признакам, имеющим противоположное значение. Напр., в физике частиц наряду с положительно заряженными протонами (+р) существуют соответствующие им античастицы—антипротоны (-^—отрицательно заряженные/частицы; нейтронам противостоят антиней

троны, противоположность которых нейтронам определяется их поведением и может описываться своеобразным отрицательным зарядом. В физике частиц формулируется принцип зарядового сопряжения (каждой частице соответствует своя античастица), выступающий как своеобразный принцип антисимметрии.



Η. Φ. Овчинников

АСКЕТИЗМ (от греч. ασκητής—упражняющийся, подвижник) — метод нравственного совершенствования и духовного возвышения человека посредством регуляции им своих телесных и душевных побуждений, а также соответствующая практика, т. е. собственно аскеза. Как нравственный принцип аскетизм противоположен гедонизму. Слово «аскетизм» восходит к греческому ασκήσω, означавшему искусную обработку грубых материалов, их украшение; производное от него άσκήσις означало упражнение, первоначально атлетическое, приготовление к определенной деятельности. Соответственно «аскетами» называли атлетов. Специфически духовный смысл этому слову придали стоики, понимавшие под аскезой гл. о. ритуальное воздержание и духовное упражнение в добродетели. В этом же смысле слово употреблялось раннехристианскими мыслителями. Не только в обычной речи, но и в богословской литературе под аскетизмом нередко понимается весь комплекс религиозно-ритуальных самоограничений, предпринимаемых человеком с целью отречения от мирского в себе.

Все религиозные учения так или иначе предполагают аскетическую практику как средство духовно-нравственного очищения, а также преображения повседневной деятельности. Идеология и технические детали этой практики могут быть различными. Напр., в одной из древнеиндийских традиций, отраженных в «Схагавадгите», мироотречение осуществляется посредством ритуального повторения заученных текстов поэмы, в процессе которого, как предполагается, формируется особое душевное состояние—постоянная обращенность мыслящей и созерцающей личности на самое себя, ее самоконцентрация во имя Бога-Бхагавана, сохранение в уме соответствующего божественного образа. Хранимый в душе образ постоянно «включается» человеком в совершаемые им повседневные дела и наполняет их божественным смыслом, благодаря чему мирское действие становится незаинтересованным, бескорыстным: его практический смысл отвлекается от мирского контекста, оно посвящается, приносится в жертву Божеству. Особенности христианского аскетизма определялись учением о природе человеческих страстей, преодолении искушений и необходимом самоотвержении человека в его преданности Христу. Как и в индуизме, в христианстве сами по себе аскетические подвиги без соответствующего умонастроения, внутренней обращенности к высшему (Божеству) не имеют духовного и этического значения.

В социальной практике требование аскетизма нередко выдвигается с целью пропагандистского манипулирования людьми, их экономической или политической эксплуатации. Этим была обусловлена критика аскетизма Гольбахом, Марксом, Ницше. Интересная как анализ и обличение определенных общественных нравов критика подобного рода по существу не имеет отношения к аскетизму как именно практике духовного упражнения и преображе-




==188


АСКОЛЬДОВ


ния. Как нравственный принцип аскетизм предписывает самоограничение, воздержание от чувственных наслаждений и укрепление воли к совершенному исполнению долга. В аскетическом усилии—воздержании в пище, питье, в чувственных влечениях, преодолении своих слабостей (напр., сластолюбия или сладострастия), овладении физическими и душевными состояниями—человек должен отрешиться от плотского в себе и добиться самообладания. Важным средством аскетизма являются медитация, молитва. В этом духе понимали аскетизм В. С. Соловьев, Н. А. Бердяев, А. Швейцер. Нравственная ценность аскетической практики определяется тем, от аего отрешается человек. При одной и той же положительной программе эта практика может варьироваться в своей отрицательной части. Напр., в рамках христианской традиции отрицательная программа аскетизма может касаться как земногобренного вообще, так и только принудительных форм общественных нравов, «материального» в повседневной жизни или лишь индивидуальной чувственности человека. Меру отрешения в отношении себя и «своей» среды человек устанавливает сам. Презрение к плоти не следует смешивать с пренебрежением к телу, а самообладание—с бесстрастностью. Отрешение же от «плотского» и рутинноповседневного в чужой жизни, даже будучи нравственно обоснованным, может быть допустимо лишь на основе сострадательного, участливого отношения к другому. Также и бесстрастие, понятое как пренебрежение к страданиям, нравственно допустимо лишь в отношении собственных, но не чужих, лишений и болезней. Требования духовного возвышения и нравственного совершенствования личности приоритетны по отношению к идеалу аскетизма.

Лит.: Соловьев В. С. Оправдание добра: Нравственная философия.— Соч. в 2 т., т. 1. M., 1988, с. 135—152; Ницше Φ. К генеалогии морали.—Соч. в 2 т., т. 2. M., 1990, с. 472—524; Зарин С. M. Аскетиэм по православно-христианскому учению. Этико-богословское исследование. М., 1996; Хоружий С. С. К феноменологии аскезы. М.,1998.



Р. Г. Апресян

АСКЛЕПИАД (Άσκληπιαδης) из Вифинии (120-56 до н. э.)—греческий врач и натурфилософ, работал в Риме. Воспринял атомистическое учение Гераклида Понтийского о «несопряженных молекулах» (αναρμοι ογκοι), которое соединил с гипотезой о мельчайших «порах» в телах, и применял, в частности, для объяснения взаимодействия веществ в растворах. Известен также тем, что применял на практике пифагорейские идеи о лечебном воздействии музыки. Книги Асклепиада были использованы Авлом Корнелием Цельсом (1 в. н. э.) при написании медицинского раздела своей энциклопедии («Artes», особенно кн. 2—4 «О медицине»). Греческие источники сведений: Гален (особенно «Об элементах», «О природных способностях» и «Об изготовлении лекарств») и Секст Эмпирик («Пирроновы положения», кн. 3).

Лит.: Hang G. Die philosophischen Grundlagen des medizinischen Systems des Asciepiades von Bithynien.—«Pnilologus», 1983, 127; Rawson E. The lit'e and death of Asciepiades of Bithynia.—«Classical Quarterly», 1982, 32.

М. А. Солопова

АСКЛЕПИАД (Άσκληπιαδης) из Флиунта (4—3 вв. до н. э.)—греческий философ-сократик, друг и единомыш
ленник Менедема из Эретрии. Принадлежал к Элидо-эрет-

рийской школе.

Лит.: Giamantoni G. (ed.). Socraticorum Reliquiae, t. l, p. 179—80.

А. В. Пахомова

АСКЛЕПИЙ (Ασκληπιός) из Тралл (сер. 6 в.)—греческий философ-неоплатоник, ученик Аммония, схоларха Афинской школы. Под именем Асклепия изданы комментарии Аммония на «Метафизику» Аристотеля (кн. 1—7) и комментарий на «Введение в арифметику» Никомаха из Герасы, возможно также принадлежащий Аммонию.

Соч.: Asclepii in Aristotelis metaphysicorum libros A-Z commentaria, ed. М. Hayduck. В., 1888 (CAO б, 2); Taran L. (ed.). Asclepius of Tralles. Conunentaiy to Nicomachus Introduction to Arithmetic, Transactions of the American Philosophical Society, n. s. 59.4. Philadelphia, 1969.

Лит.: VÎsterink L. Deux commentaries sur Nicomaque: Asclepius et Jean Philopon.—«Revue des Etudes grecques» 1964, 77, p. 526—535; Madigan A. Syrianus and Asclepius on Forms and Intermediates in Plat and Aristotle.— «Journal of the History of Philosophy», 1986, 24, p. 149-171.

А. В. Пахомова

АСКЛЕПИОДОТ (Άσκληπιόδοτος) Александрийский (2-я пол. 5 в.) —греческий естествоиспытатель, математик, врач и философ, ученик и последователь Прокла, автор комментария к «Тимею» (Olymp., In Meteor. 321, 28). Отдельные физические и астрономические положения Асклепиодота сохранились в Olymp., ib. 321,26; Schol. Arist, de Cael. 508 a 39f. Дамаский (Vit. Isid. 126) считал, что Асклепиодоту недоступна мудрость, содержащаяся в орфических сочинениях и Халдейских оракулах, и порицал его за то, что он сводит умозрение в дольний мир явлений (фактически это означало лишь отсутствие у Асклепиодота интереса к культу и мистике, ср. Suda, v. Δεισιδαιμονία). Интересно сообщение Симпликия (In Phys. 795, 177 ел.) о том, что Асклепиодот не только признавал вместе с Простом наличие вневременного принципа времени (χρόνος χωριστός—«абсолютное время»), но и учил о времени, присутствующем во всяком движении как «неподвижный ум и бог».

Ю. А. Шичалин

АСКОЛЬДОВ (наст. фам. Алексеев) Сергей Алексеевич (1871, Москва—23 мая 1945, Потсдам) — русский религиозный философ, публицист. Внебрачный сын философа А. А. Козлова. Окончил естественно-историческое отделение физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета, работал экспертом по химии в Департаменте таможенных пошлин и акциза. В 1914 получил степень магистра философии в Московском университете за книгу «Мысль и действительность». С 1908 — член Петербургского религиозно-философского общества. Участник сборников «Проблемы идеализма» (1902) (ст. «Философия и жизнь») и «Из глубины» (1918) (ст. «Религиозный смысл русской революции»). После революции преподавал химическую технологию в Ленинградском политехническом институте. Сотрудничал в журнале «Мысль» (1922), альманахе «Литературная мысль» (1922—25). В 1920-е годы основал тайное религиозно-философское общество «Братство св. Серафима Саровского». В 1928 арестован, первое время провел в соловецких лагерях, затем скитался по



==189


'АСЛ


ссылкам. Будучи в очередной ссылке в Новгороде, попал в оккупацию и перебрался в Германию. Когда работники советских органов безопасности пришли его арестовывать, он был уже мертв.

Первое философское сочинение Аскольдова— «Основные проблемы теории познания и онтологии» (1900), написанное всецело под влиянием монадологического «панпсихизма» А. А. Козлова, исследованию творчества которого он позднее посвятил книгу «Алексей Александрович Козлов» (1912). Основное направление философских исследований Аскольдова, продолжившего направление своего отца, уделяя большее внимание вопросам гносеологии,—критика трансцендентализма, которая была призвана расчистить место для персоналистической религиозной метафизики. Исходным пунктом, по его мнению, должен стать не обезличенный «трансцендентальный субъект», а личностный «индивидуальный субъект». Познание должно быть символично, ибо предмет философского познания трансцендентен. Исходным понятием гносеологии должна стать интуиция. От Канта он призывал вернуться к философам более ранних эпох—Лейбницу, Плотину и Аристотелю.



Сот.: О любви к Богу и любви к ближнему.— «Вопросы философии и психологии», 1907, № 86; О старом и новом религиозном сознании.—«Вопросы религии». М., 1908, в. 2; Время и его религиозный смысл.—«Вопросы философии и психологии», 1913, № 117; Гносеология. Пг., 1919; Аналогия как основной метод познания.— «Мысль» (Пг.), 1922, № 1; Время и его преодоление.—Там же, № 3; Религиозно-этическое значение Достоевского.—В сб.: Ф. М. Достоевский. Пг., 1922.

Лит.: Филиппов Б. С. А. Алексеев-Аскольдов.—В сб.: Русская религиозно-философская мысль 20 в. Питсбург, 1975.



А. В. Соболев

'АСЛ (араб. основа)—термин, употребляемый в фикхе, классической арабо-мусульманской филологии и философии. Наряду с конкретными значениями в каждой из этих наук понятие 'асл приобретает метатеоретический статус, когда служит для упорядочения терминологии и обобщенного описания рациональных процедур получения знания. Асл, как правило, соотносится с понятием фар' (ветвь), хотя может функционировать без него. Наиболее общими значениями термина 'асл является безусловная несомненность, предшествование своей «ветви» (временное или логическое) и приоритет перед ней. 'Асл не обязательно служит генетической основой для «ветви», а отношение «основа—ветвь» не обязательно совпадает с отношением «общее—частное» ('амм-xàçç) или «общее—единичное» (куллийй-джуз'ийй). Соотношение 'асл—фар' является одним из основополагающих для классического арабского мышления. Оно близко к отношениям захир—батин и лафз—ма'нан (см. Явное, Смысл), хотя и не совпадает с ними.

В фикхе выделяется несколько значений понятия 'асл. «Основами фикха» ('усул ал-фикх) называется наука, устанавливающая классификацию источников права и исследующая процедуры доказательства. В плане характеристики источников права «основами фикха» именуются Коран и сунна, содержащие «незыблемые нормы» (иасс, букв.—текст), которые не должны подвергаться сомнению или перетолковываться с потерей их смысла. На основе таких норм могут выводиться новые нормы, касающиеся случаев, не зафиксированных в Коране и сунне. Для этого
служит кийас (соизмерение), в котором стремятся установить отношение исследуемого казуса к зафиксированному в источниках-'асл как отношение «ветви» к «основе» (см. Доказательство). Третье значение термина «основа фикха»—общее правило ('асл куллийй, ка'ида куллиййа) в отношении выводимых из него норм. Такой вывод называется «ветвление» (тафрй') или «вывод ветвей из основ» (тахрйдж ал-фуру' 'ала ал-'усул). Исследование и установление его правил составляет специальную дисциплину, развитую в позднем средневековье (Джалал ад-Дйн ал-'Иснавй, ум. 1370/71, и др.). Как общие принципы «основы фикха» были сформулированы достаточно поздно как обобщение конкретных постановлений факихов. Поэтому «основы фикха» как общие правила не являются абсолютными принципами права, допуская многочисленные исключения, кроме того, отдельные правила не связаны между собой какими-либо общими принципами. Формулировка «основ фикха» не привела к кодификации мусульманского права, хотя в качестве попытки в этом направлении можно рассматривать «Свод юрвдических норм» («Маджаллат алахкам ал-'адтаййа»), опубликованный в кон. 19 в. в Стамбуле и включивший 99 «общих правил». -

В качестве специального термина в собственно фикхе 'асл может означать: состояние, предшествующее рассматриваемому моменту (напр., состояние ритуальной чистоты тахара) и считающееся сохранившимся несмотря на сомнение в этом согласно принципу «сомнение не уничтожает уверенность»; родителей или предков человека; наследников, полностью получающих обязательную долю наследства, в отличие от второстепенных, чья доля может варьироваться; оригинал вещи в отношении ее эквивалента (бадал); автора хадиса в отношении его передатчика; основные фонды (дома, деревья) в отношении к получаемому с них доходу; человека, взявшего в долг, в отношении к гаранту его долгового обязательства. Кроме того, ханафиты под «основой вещи» понимают характеристики, существенные для установления ее существования или несуществования. В таком случае «основа» соотносится не с «ветвью», а с «атрибутами» (васф). Различение «основы» и «атрибутов» вещи дает основание для различения понятий «недействительное» (батил) и «испорченное» (фасид): первое характеризует вещь как «несостоявшуюся» (гайр мун'акид), а второе—как состоявшуюся, но имеющую изъян (халал).

В филологии 'асл имеет несколько значений. Под 'асл понимается корень слова, т. е., как правило, три харфа (согласных с сопровождающими их гласными или без них), которые при присоединении к ним морфем образуют слово. 'Асл в морфологическом или синтаксическом анализе означает логически исходную, полную форму слова или фразы, за счет трансформации которой получается реально функционирующая в языке, называемая «ветвью». Такая трансформация подчинена строгим правилам, что позволяет описать морфологию и синтаксис, практически не прибегая к понятию «исключение». Классическая арабская филология предпочитает упорядочивать лексический и синтаксический материал с помощью отношения «основа—ветвь». Восстановление формы-'асл по реально действующей в языке форме-«ветви» называется такдйр, а сама такая форма-'асл—мукаддар («восстанавливаемая»). Отношение восстановление (такдйр) логически противоположно ветвлению (тафрй'). В дальнейшем термин 'асл



К оглавлению

==190




АСРАВЫ


начал употребляться в филологии аналогично своему значению в фикхе— «общий принцип», «общее правило». В этом направлении разрабатывались 'усул ан-нахв (основы грамматики).

В философии 'асл употребляется в соответствии с общим значением предшествования и приоритета, а также для обозначения общего правила или принципа. Первопричина может именоваться сабаб 'асл (изначальная причина). «Основами» являются четыре первоэлемента в противопоставлении к их смешению (мизадж). Душа является основой-'асл в отношении ветвей—телесных сил, «страсть» (шахва) составляет основу для своей ветви—гнева (гадаб). Универсалия, напр., человечность, может именоваться «первоосновной природой» (табй'а 'аслиййа) и противопоставляться «особи» (шахе). Тезисы философского учения могут также именоваться 'асл в отношении к разворачивающим их «ветвям» (Ибн Ста). Наряду с этим 'асл продолжает пониматься как негенетическая основа: пророк является основой-'асл для своих последователей, изначально данный людям Закон представляет собой основуасд в отношении сменявших его (ал-Кирмани). Ас-Сухраварди наряду с термином 'асл использует синонимичный емусинх (корень). Ибн 'Араби называет «основой» существования мира его движение из небытия в бытие. В соответствии с концепцией неразделимой двойственности Бога-Истины и Творения, предполагающей возможность их взаимного перехода, в качестве 'асл может пониматься как Бог, так и Творение в зависимости от того, с какой стороны бытия, вечностной или временной, начинается рассмотрение их взаимоотношения.



А. В. Смирнов

АСМУС Валентин Фердинандович [18 (30) декабря 1894, Киев—5 июня 1975, Москва]—российский философ, историк философии и литературы, логик. Окончил йсторико-филологический факультет Киевского университета св. Владимира (1919), доктор философских наук (1940), С 1927 работал в Институте красной профессуры, с 1939 профессор Московского университета; преподавал также в Академии коммунистического воспитания им. Н. К. Крупской и Московском институте философии, литературы и истории. Старший научный сотрудник Института мировой литературы (1956). Старший научный сотрудник Института философии (1968). Заслуженный деятель науки РСФСР, лауреат Государственной премии (1943) за участие в работе над «Историей философии» (1940—43). Действительный член Международного института философии в Париже. Автор многих статей в «Философской энциклопедии», «Большой советской энциклопедии», «Литературной энциклопедии» и др.

Философская деятельность Асмуса началась в Киеве, где в 1916 опубликована его первая научная работа «О задачах музыкальной критики». В 1929 изданы «Очерки истории диалектики в новой философии». В 1920—40-х гг. сотрудничал в журналах «Под знаменем марксизма», «Вестник Коммунистической академии», «На литературном посту», «Советская музыка», «Знамя» и др. В 1933 вышла книга «Маркс и буржуазный историзм», посвященная проблемам философии истории; в 1942—«Фашистская фальсификация классической немецкой философии» с критикой идеологии национал-социализма. В 1950—70-е гг. опубликованы исследования по истории философии: «Декарт»
(1956), «Философия Иммануила Канта» (1957), «Демокрит» (I960), «Жан Жак Руссо» (1962), «История античной философии» (1965), «Платон» (1969), «Иммануил Кант» (1973); разделы в «Кратком очерке истории философии» (1960); исследование «Проблема интуиции в философии и математике» (1963). В 1947 вышла в свет <Логика» — первая работа по формальной логике после долгого периода негативной ее оценки; в 1954—«Учение логики о доказательстве и опровержении». В сферу интересов Асмуса входили также вопросы истории отечественной философии, эстетики (в т. ч. музыкальной), литературы. В последние годы готовил большую работу «Историко-философский процесс в изображении и оценке русского экзистенциализма». Посмертно изданы «Историко-философские этюды», где объединены очерки по истории западной философии от Платона до У. Джеймса.

Соч.: Немецкая эстетика 18 в. М„ 1963; Вопросы теории и истории эстетики. М., 1968; Избр. филос. труды, т. 1—2. М„ 1969—71; В. С. Соловьев. Опыт философской биографии.— «ВФ», 1988, Ns 6.




1   ...   39   40   41   42   43   44   45   46   ...   160


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет