Новая философская энциклопедия в четырех томах научно-редакционный совет



жүктеу 26.79 Mb.
бет49/160
Дата28.04.2016
өлшемі26.79 Mb.
1   ...   45   46   47   48   49   50   51   52   ...   160
: sites -> default -> files
files -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
files -> ТӘуелсіздік жылдарынан кейінгі сыр өҢірі мерзімді басылымдар: бағыт-бағдары мен бет-бейнесі
files -> Ф 06-32 Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі
files -> Т. Н. Кемайкина психологические аспекты социальной адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей методическое пособие
files -> Техническая характеристика ао «нак «Казатомпром»
files -> Үкіметтің 2013 жылға арналған Заң жобалау жұмыстары Жоспарының орындалуы бойынша ақпарат
files -> Ақтөбе облысының жұмыспен қамтуды үйлестіру және әлеуметтік бағдарламалар басқарма басшысының

Соч.; Credo, 1935; Dogmatik im Grundriss, 1947 (на рус.: Очерк догматики. Лекции, прочитанные в университете Бонна в летний семестр 1964. СПб., 1997); Der Christ in der Gesellschaft.—Anfänge der dialektischen Theologie. Teil l, hrsg. von J. Moltmann. Münch., 1962 (на рус.: Христианин в обществе.—«Путь». Международный философский журнал, 1992, № 1,с. 180-210).

Лет.: ДезмС.В. Христианство и политическая позиция: Карл Барт.-«Путь», 1992, № 1, с. 152-179; Гараджа S. И. Карл Барт В кн.: От Лютера до Вайцзеккера. Великие протестантские мыслители Германии. М., 1994; King Д. Justification: The Doctrine of Karl Bart and a Catholic Reflection, 1964; ЪаиЬ И. Karl Barth.—Tendenzen der Theologie im 20. Jahrhundert, hrsg. von Schuitz H. J. Stuttg., 1966; Schoch M. Theologie inAktion, 1967.

В. И. Гараджа

БАРТ (Barthes) Ролан (12 ноября 1915, Шербур—27 марта 1980, Париж)—французский философ, литературовед. Один из основателей Центра по изучению массовых коммуникаций (1960), профессор Практической школы высших знаний (1962), руководитель кафедры литературной семиологии в Коллеж де Франс (с 1977). Погиб в автокатастрофе.

В работах 1950-х гг., отталкиваясь от радикальных марксистских идей (и используя соответствующую терминологию), Барт выдвинул семиологический проект, суть которого в стремлении написать историю литературной политики буржуазии, основываясь на представлении об историчности отношения литературных производителей к средствам труда и его продуктам (напр., к используемому языку или романной форме). Власть буржуазии, по Барту, есть более глубокое явление, чем институты представительства и репрессии, в которых она внешне локализована. Видимость самоустранения буржуазии из политических институтов общества он объясняет тем, что этот класс претендует представлять всех, универсализует свой частный интерес. Практикуемые в национальном масштабе буржуазные нормы воспринимаются общественным сознанием как очевидные, причем, чем шире эти представления распространяются, тем в большей степени они «натурализуются». В попытке упразднить историю буржуазия порождает миф как «деполитизированную речь». Однако язык, по Барту, не является простым орудием содержания, он активно это содержание производит. Везде, где с помощью речевой практики мир изменяют, а не сохраняют в виде образа, метаязык, которым является миф, становится невозможным. Таким образом, в 1950-е гг. Барт полагал, что существует язык, который мифическим не является, и отождествлял его с языком человека-производителя. Литература, использующая язык, который «производит» содержание, не может мыслить себя вне власти, вести независимую от политического измерения жизнь. Это и заставляет Барта из традиционного историка литературы стать историком семиотических практик определенного класса или, как говорит он сам, стать историком самых коварных знаков, которыми общество метит писателя,—знаков очевидности. Максима политической семиологии—любая де-
политйзация мира осуществляется в политических целях, не существует «незаинтересованного наблюдателя» власти. В подобной «незаинтересованности» проявляет себя, по Барту, активное утверждение созерцательного отношения к миру как к ценности.

В 1-й пол. 1960-х гг. Барт увлекается семиотикой. В кон. 1960-х и особенно в 1970-е гг. он постепенно отходит от радикализма ранних работ; в центре его внимания оказывается проблема текста и письма как полноценных аналогов социальной революции. Здесь источник двойственности позиции Барта, проходящей через многие его труды: с одной стороны, революция в письме представляет собой нечто «полное», в себе завершенное, ни в чем внешнем не нуждающееся («текстуальный слепок революции»); с другой стороны, признается—хотя чем дальше, тем реже,— что раскол внутри языка неотделим от социального раскола и что без «действительной универсальности» создание абсолютно революционного литературного языка является фикцией. Эта переориентация связана с крупным политическим событием: в результате потрясшего Францию кризиса 1968 семиология пережила существенную трансформацию. То, что в 1950-е гг. мыслилось Бартом как взаимодополняющее (письмо есть и временный слепок социальной революции, и ее преддверие), в 1970-е гг. начинает противопоставляться; макрореволюционные преобразования видятся как неизбежная рутинизация серии точечных текстуальных микрореволюций. Теперь основной задачей политической семиологии становится разложение иерархии языков, закрепленной в системе жанров, и ее подосновы, наррации (повествования, рассказа, сказа); последнюю Барт подводит под раскритикованную Марксом созерцательную позицию предшествующей философии. В отличие от текста, который сам производит условия своей возможности, наррация стремится подчеркнуть свое основание извне. Наррация всегда «правдива», как все то, что стремится просто отражать. Революционный порыв, «великое Нет» обществу возможны, однако, лишь в пределах наррации. Для того, чтобы объявить миру о его тотальном неприятии, необходимо использовать язык инструментально, т. е. быть в этом отношении на стороне власти. Обычно для борьбы с идеологией писателя используют языковой арсенал, наработанный той же идеологией, не видя в этом никакого противоречия. В подлинно революционном письме, которое, по Барту, теперь и есть сама революция, нет достаточного пространства для того, чтобы провозгласить революцию социальную.

Взгляды Барта повлияли на авторов круга *Тель Кель», «новых философов» и на ряд других мыслителей, близких структурализму.

Соч.: Mythologies. P., 1957; L'empire des signes. Genève, 1970; Sade, Fourier, Loyola. P., 1971; в рус. пер.: Нулевая степень письма.—В сб.: Семиотика. М., 1983; Третий смысл.—В сб.: Строение фильма. М-, 1984; Лабрюйер: от мифа к письму.—В кн.: Памятные книжные даты. М., 1988; Избр. работы. Семиотика. Поэтика. М., 1989; S/Z. M., 1994; Мифолоши. M., 1996; Школы Роб-Грийе не существует.—В кн.: Роб-Грийе А. Проект революции в Нью-Йорке. М., 1996.



Лит.: Костиков Г. К. Ролан Барт—семиолог, литературовед.—В кн.: Барт Р. Избр. работы. Семиотика. Поэтика. М., 1989; ЗенкинС.Н. Ролан Барт—теоретик и практик мифологии.—В кн.: Барт Р. Мифологии. М., 1996.

М. К. Рыклин


==219


БАТА И


БАТАЙ (Bataille) Жорж (10 сентября 1897, Бийо-8 июля 1962, Париж) — французский философ, писатель, экономист. С 1924 сотрудник французской Национальной библиотеки. Редактор журнала «Documents» (1924—30), «Critique» (основан в 1946) и др. В основе философского творчества Батая лежит своеобразное преломление идей Гегеля (в частности, его концепции господина и раба) сквозь призму ницшеанства. Господин, по Гегелю,—тот, кто постоянно 'рискует жизнью, пребывая в «ддя-себябытии», которое не привязывается к наличному бытию, хотя и зависит от истории, труда и тех, кто трудится. Сохранять жизнь, поддерживать себя в ней, относиться к смерти с уважением в момент, когда ей надо заглянуть в лицо,—таково, по Батаю, условие воспроизведения господства, да и всей истории, которую господство только и делает возможным. Этому миру господства внеположна только абстрактная негативность неопосредованной смерти. Делая основной для своей концепции мыслительный ход, в долговременной перспективе ведущий к выходу за пределы философии, Батай объявляет абсолютную негативность смерти (а также экстаза, желания без цели и т. д.) чистой позитивностью, существующей до представления, или суверенностью. Суверенность, внеположная знанию как миру опосредован™ и воспризнания, опирается, по его утверждению, на чистую случайность, или «игру сингулярностей». Отсюда Батай выводит и невозможность философствования как особого жанра, отграниченного от других жанров посредством критериев, устанавливаемых априорным путем, и включенность философствования в другие семиотические практики—литературную, художественную, этнологическую. Сущность того, к чему стремился Батай, можно определить как «ускользание от определения». Тем самым он «ускользал» и от авторства как «маски», прирастание которой превращает человека в какого-то определенного индивида — в философа или писателя, экономиста или нумизмата, но не позволяет совмещать эти «амплуа»..

Соч.: Théorie de la religion. P., 1948; L'Erotisme. P., 1957; La Somme athéologique. P., 1972; в рус. пер.: Сад и обычный человек; Суверенный человек Сада.—В кн.: Маркиз де Сад и XX век. М., 1992; Из «Внутреннего опыта».—«Ступени». Философский журнал (СПб.), 1994, № 2(9); Гегель, смерть и жертвоприношение.—В кн.: Танатология эроса. СПб., 1994.



M. К. Рыклин

БАТЕНЬКОВ Гавриил Степанович [25 марта (5 апреля) 1793, Тобольск—29 октября (10 ноября) 1863, Калуга; похоронен в с. Петрищево Белевского уезда Тульской губ.] — поэт, декабрист, философ. Родился в обедневшей дворянской семье, с 1811 учился в Дворянском полку в Петербурге. Участник Отечественной войны и заграничных походов 1812—15. После сдачи экзаменов получил звание инженера путей сообщения; строитель и администратор железных дорог. Помощник генерал-губернатора Сибири М. М. Сперанского (с 1819). Вместе с ним переезжает в Петербург, занимает должность правителя дел Сибирского комитета. С 1824 подполковник, сотрудник Совета при начальнике военных поселений А. А. Аракчееве. В ноябре 1825 отстранен от всех должностей. Член масонских лож — «Избранного Михаила» (1816) и «Восточного светила» в Томске (1818). После запрета лож в 1822 отходит от масонства. Неудовлетворенность государственной служ

бой, осознание беззаконий, творимых в военных поселениях, дружба с декабристами приводят его в тайное Северное общество. Арестован 28 декабря 1825, приговорен к пожизненной каторге, но провел 20 лет в одиночке. В своих показаниях называл восстание декабристов не мятежом, а первым в России опытом политической революции. В показаниях сохранился набросок Конституции будущего политического устройства России, которое мыслилось им как конституционная монархия. В тюрьме пережил религиозное обращение. В 1846 отправлен в ссылку в Томск. Сохранилось свидетельство M. H. Волконского: после заключения Батеньков совершенно разучился говорить, почерк его был весьма неразборчивым, но он «сохранил свое спокойствие, светлое настроение и неисчерпаемую доброту; прибавьте сюда силу воли». В ссылке он занимается проектированием и строительством мостов, оставляет большое число заметок о промышленности, сельском хозяйстве и транспорте Сибири, о географических исследованиях Сибири, о ее заселении. В этот период он сблизился с религиозно-философским кружком, в который входили А. А, Елагин, П. С. Бобрищев-Пушкин, H. Д. Фонвизина. После амнистии в 1856 поселился в имении Е. П. Елагиной в Петрищево Тульской губ. Осенью 1857 переселился в Калугу, где и умер.

После возвращения из ссылки занимался литературным творчеством. Его сочинения по политическим проблемам («Заметки по крестьянскому вопросу», 1857—59; «Мнение о свободе законов», 1861—62; «Записка о судебных преобразованиях», 1862; «Сочинение о государственном устройстве России», 1862), литературоведческие статьи (в т. ч. о «Мертвых душах»), а также переводы работ Ш. Лебо, Дж. С. Милля, А. Токвилля, Ж. Мишле не были изданы. В последнее десятилетие Батеньков работал над большим философским трудом, задуманным еще в Томске («Общая философия системы мира»), но оставшимся незаконченным. Он представляет собой совокупность заметок, написанных в разные годы и реализующих общий замысел—дать философско-теистическую интерпретацию достижений естествознания в понимании бытия, пространства и времени, движении, жизни, места человека в космосе, роли мышления в познании. По Батенькову, «материалистический принцип ничего изъяснить не может, а еще менее способен быть ключом, которым бы могли отпереть все тайны мироздания и привести науки к истине» («Естественнонаучное наследие декабристов», М., 1995, с. 132). Полемизируя с представителями вульгарного материализма (А. Ф. Постельсом, М. А. Антоновичем), он обращается к личностному опыту, к самопознанию, из которого можно «вывести» все абстракции научного знания: «Бог со мною был, и я узнал Его, теперь стоило утвердить разум в Нем, а не в веществе, чтоб жить совсем независимо» (там же, с. 73). Он исходит из субстанциальности пространства, которая объясняется им различными видами огустенения материи, определяю щими ее различные физические состояния. «Философа системы мира» задумывалась как целостная картина жизни Космоса во всех ее проявлениях: человеческое познание предстает как обнаружение космического мировоззрения: «космическое понятие необходимо для полноты и основы теорий в исследовании природы» (см.: Иванова Л. М. Фонд Г. С. Батенькова.—«Записки Отдела рукописей Государственной библиотеки им. В. И. Ленина», 1952, в. 13). Эти философские рукописи в полном виде еще не изданы.



К оглавлению

==220




БАУМГАРТЕН


Сот.: Батенысов Г. С.. Пущин И. И:, Гад/и, Э.-Г. Письма. М., 1936; Восстание декабристов, т. 14, с. 29—145, Декабристы. Поэзия. Драматургия. Проза. Публицистика. Литературная критика. М.— Л., 1951.

Лит.: Снытко Т. Г. Батеньков— литератор.— «Литературное наследие», т. 60, кн. 1. М., 1956; Карпов В. Г. Декабрист Батеньков. Новосибирск,1965»



А. П. Огурцов

БАТИЩЕВ Генрих Степанович (21 мая 1932, Казань31 октября 1990, Москва) — российский философ. Закончил философский факультет МГУ (1956). Работал старшим научным сотрудником Института философии РАН, где защитил докторскую диссертацию «Диалектический характер творческого отношения человека к миру» (1989). В философских исканиях обращался к марксизму, гегельянству, различным концепциям современного Запада и Востока. Свое философское развитие он определял как переход от субстанциализма к антисубстанциализму, а после преодоления последнего—к теории межсубъектности общения и творчества. Именно последняя позволила ему раскрыть диалектику творческого отношения человека к миру как отношения «над-деятельностного», ценностного, дать критику философского субстанциализма, деятельностного подхода и разного рода активистских концепций (как натуралистских, так и субъективистских). С этих позиций субъект-объектные отношения истолковываются им в качестве компонента межсубъектных, выявляются разные типы социальных связей (органические, атомистические, гармонически-полифонические), иерархия уровней отношения человека к миру и структура личностного мира субъекта. В поздних работах Батищева отношение человека к диалектике универсума и проблематика глубинного общения получают религиозную интерпретацию (с позиций православия). Философско-антропологическая концепция была для Батищева основанием для разработки проблем этики и философии образования. В последние годы жизни большое внимание уделял исследованию философско-аксиологических аспектов культуры, вопросов надцивилизационного статуса культуротворчества, регулятивных образований в культуре, «другодоминантности» в явном и виртуальном общении. Существен вклад Батищева в стратегию воспитания через реализацию принципов нового педагогического мышления, заложенных в обновленной школе. Воспитание в такой школе предполагает осуществление драматизации всей истории культуры, всех ее альтернатив, что позволит через свободу выбора привести обучаемого «к полифонически-сопричастному единению с каждым другим».

Сот.: Противоречие как категория диалектической логики. М., 1963; Введение в диалектику творчества. СПб., 1997.

Лит.: Некролог. Ступени самообретения. М., 1992; Лекторский В. А. Генрих Степанович Батищев и его «Введение в диалектику творчества».—В кн.: Батищев Г. С. Введение в диалектику творчества. СПб., 1997.



И. К. Кучмаева

БАТУРИН Пафнутий Сергеевич (1740—23 октября 1803, Минск) — русский писатель и философ. С 1754 по 1781 (с перерывами) служил в армии, в отставку вышел в чине подполковника. В 1760-е гг. предпринял путешествие ло Европе с образовательными целями. Занимал видные по

сты в Калужском и Тульском губернских правлениях, служил на Украине и в Воронеже. Автор драматических произведений, переводов и басен. Батурин вошел в историю русской философии благодаря трактату «Исследование книги о заблуждениях и истине» (1788, изд. 1790), направленному против вышедшей в 1785 в русском переводе книги французского мистика Сен-Мартена «О заблуждениях и истине». Батурин критикует Сен-Мартена за то, что его «заблуждения» «расстраивают общественный образ жизни и состояние», а тем самым не способствуют «пользе человеческого рода». Батурин свободно ориентируется в основных направлениях западноевропейской научной мысли 1740—70-х гг., восхваляет ученость и прогресс наук. Он призывает читателей доискиваться «доказательств ощутительных», «опытных», стремиться к «всевозможной ясности», бороться с «метафизическими вымышлениями».



Соч.: Исследование книги о заблуждении и истине.—В кн.: Избр. произв. русских мыслителей 2-й пол. 18 в., т. 2. М., 1952.

А. В. Панибратцев

БАУМГАРТЕН (Baumgarten) Александр Готлиб (17 июля 1714, Берлин—26 мая 1762, Франкфурт-на-Одере) — немецкий философ, основатель эстетики как самостоятельной дисциплины. Учился в Галле у X. Вольфа, профессор университетов в Галле (с 1737) и во Франкфурте-на-Одере (с 1740). Его теоретическое наследие изучено недостаточно. Философию он определял как науку о качествах вещей, постигаемых независимо от веры; различал философию теоретическую (метафизика и физика) и практическую (этика, философия права, учение о сомнении и учение о выражении). Гносеология, которая предшествует метафизике, разделяется на эстетику (учение о чувственном познании) и логику (учение о рациональном познании); эстетика (Баумгартен ввел сам термин) разделяется им на теоретическую и практическую части. Теоретическая часть эстетики должна была охватить 1) эвристику, 2) методологию и 3) семиотику. Написана была лишь эвристика.

Эстетику Баумгартен определил как науку о красоте, совершенстве и усовершенствовании чувственного познания, отождествив при этом понятия «прекрасное», «чувственное» и «совершенное». Три основных компонента эстетического совершенства—мыслительное содержание, порядок, выражение. Чувственность Баумгартен трактовал очень широко, относя к ней память, остроумие, интуицию, восхищение, воображение, фантазию. Он ввел понятие «эстетической истины», постигаемой благодаря «аналогиям разума», в противовес «логической истине», схватываемой в отчетливых представлениях, и понятие возвышенного, развитого потом И. И. Винкельманом и И. Кантом. В рамках категории эстетического «величия» (magnitude) обсуждал вопрос об отношении искусства и морали. Согласно Баумгартену, задача искусства не должна ограничиваться обучением добродетели посредством примеров: искусство само должно воспитывать красотой. Баумгартен осуществил большую работу в области философской терминологии. Он ввел понятия «субъективный» и «объективный» в современном значении, а также термины «в себе» («само по себе») и «для себя».



Соч.: Aestetica, pt 1—2, Traiecti cis Viadrum, 1750—58; Metaphysics. Halle Magdeburgicae, 1739; Texte zur Grundlegung der Ästhetik, hrsg. v. H. R. Schweizer. Hamb., 1983; в рус. пер.: В кн.: История эстетики, т. 2. М., 1964, с. 449-65.


==221


БАУР


Лит.: Самсонов И. В. История эстетических учений, ч. 2. M., (б. г.], с. 99—111; Асмус 6. Φ. Немецкая эстетика XVIH в. М., 1963, с. 3— 56; иарскии И. С. Философско-эстетические идеи Баумгартена как один из стимулов теоретического развития Канта.—В кн.: Кантовский сборник, вып. 10. Калининград, 1985, с. 40—51.

3. Г. Матюшенко



БАУР (Baur) Фердинанд Христиан (21 июня 1792, Щмилден—2 декабря I860, Тюбинген)— немецкий теолог, с 1826—профессор Тюбингенского университета, глава Тюбингенской критико-теологической школы. Испытал влияние Шлейермахера и Гегеля. Основной предмет его исследований—раннее христианство, которое он стремился изучать научными методами, в частности принадлежность посланий св. Павлу, основные этапы церковной историографии, которая рассматривается под углом зрения борьбы противоположных течений—гностицизма, монтанизма и др. Учениками Баура были Д. Штраус, Э. Целлер, К. Планк, О. Пфлейдер и др.

Соч.: Symbolik und Mythologie oder die Naturreligion des Alterthums, Bd. 1-3, 1824-25; Paulus der Apostel Jesu Christi, Bd. 1-2, 1845; Die christliche Gnosis. Tub., 1835, Die christliche Lehre von der Dreieinigkeit und Menschwerdung Gottes in ihrer geschichtlichen Entwicklung, Th. 1—3. Tub., 1841—43; Die Epochen der kirchlichen Geschichtsschreibung. Tub-, 1852; Die christliche Kirche des Mittelaltera. Tub.. 1861; Kirehengeschichte des 19. Jahrhunderts. Tub., 1862.

Лит.: Лебедев А. Д. Церковная историография в главных ее представителях с 4 до 20 в. СПб., 1903.



А. П. Огурцов

БАУЭР (Bauer) Бруно (6 сентября 1809. Эйзенберг, Тюрингия—15 апреля 1882, Риксдорф под Берлином)—левый гегельянец, протестантский теолог и историк христианства. Отверг ортодоксально-религиозное истолкование правыми гегельянцами учения Гегеля о религии. В полемике 1840—42 с Д. Штраусам противопоставил мифологическому взгляду на происхождение христианства — исторический. Главной действующей силой истории является «самосознание», христианство создается реальными действующими лицами: отцом христианства Бауэр считает Филона Александрийского, а его <дядей»—римского стоика Сенеку. В Евангелиях Бауэр не видит ничего, что могло бы быть доказано как исторически достоверное: апостольские поедания почти дословно списаны у Сенеки, а часть евангельских повествований вымышлены их авторами. По мнению Бауэра, именно заимствованные христианством греческие и римские элементы проложили ему путь к утверждению в качестве мировой религии.

Бауэр как ведущий представитель младогегельянцев был главной мишенью полемической работы К. Маркса и Ф. Энгельса «Святое семейство, или Критика критической критики». В противсположность ориентированному на практику левому гегельянству Бауэр свое понимание критики связывал с отказом от стремления к непосредственному изменению мира, считая, однако, что фундаментальные изменения человеческого сознания конституируют мир (Маркс видел в этом подмену «критики земли» «критикой неба»). В своей критике ортодоксальной теологии Бауэр предвосхитил ницшевскую антитеологию, в критике религии — антирелигиозность анархистского и большевистского толка. Полагая, что отчуждающая сила христианства разрушается доказательством его исторического


происхождения, Бауэр отрицал существование исторического Иисуса.

Соч.: Die Posaune des jüngsten Gerichts über Hegel den Atheisten und Antichristen. Lpz., 1841; Hegels Lehre von Religion und Kunst. Lpz., 1842; Das entdeckte Christentum. Eine Erinnerung an das achtzehnte Jahrhundert und ein Beitrag zur Krisis des neunzehnten. Lpz., 1843; Christus und die Cäsaren. Der Ursprung des Christentums aus dem römischen Griechentum. D., 1877.



Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф. Святое семейство, или Критика критической критики. Против Бруно Бауэра и компании.— Они же. Соч., т. 2; ЭнгемсФ. Бруно Бауэр и первоначальное христианство.—Там же, т. 19; Schv/eaerA. Geschichte der Lebens-Jesu-Forschung, 1926; Hert!-Eichenrode D. Der Junghegelianer Bruno Bauer im Vormärz, 1959; Koch L. Humanistischer Atheismus und gesellschaftliches Engagement B. Baueis «Kritische Kritik», 1971.

В. И. Гараджа

БАУЭР (Bayer) otto (5 сентября 1882, Вена—4 июля 1938, Париж)—один из основоположников австромарксизма, изучал право в Венском университете, в начале 1-й мировой войны был призван в армию, через несколько месяцев попал в Россию в плен, в 1917 вернулся домой, лидер левого крыла СДПА, один из организаторов «Интернационала 2'/2» (1921—1923) и Социалистического рабочего интернационала (1932—40), в 1934 эмигрировал в Чехословакию, в 1938—в Париж.

Бауэр разделял методологию исторического материализма и пытался соединить марксизм с неокантианством, а затем и с махизмом. В русле марксизма предпринял первое обстоятельное исследование национального вопроса. В работе «Национальный вопрос и социал-демократия» (Die Nationalitätenfrage und Sozialdemokratie. W., 1907; рус. пер. 1909) выступал за культурно-национальную автономию, считал, что извечное стремление людей объединяться по нациям проявляется в «национальной апперцепции», которая трактовалась им как частная форма проявления общего закона непрерывности человеческого сознания. В 1926 написал Липскую программу СДПА, в которой поставил вопрос о мирном завоевании власти пролетариатом, хотя признавал, что в исключительных случаях возможна диктатура пролетариата. Бауэр искал промежуточный путь между реформизмом и большевизмом, который он видел в социальном партнерстве предпринимателей и профсоюзов. Приход фашизма к власти изменил его взгляды. В книге «Между двумя мировыми войнами» (Zwischen zwei Weltkriegen. Bratsl., 1936) он выдвинул на первый план борьбу за демократию, создал концепцию «интегрального социализма».




1   ...   45   46   47   48   49   50   51   52   ...   160


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет