Новая философская энциклопедия в четырех томах научно-редакционный совет



жүктеу 26.79 Mb.
бет64/160
Дата28.04.2016
өлшемі26.79 Mb.
1   ...   60   61   62   63   64   65   66   67   ...   160

Лит.: Доброхотов А. Д. Категория бытия в классической западноевропейской философии. М., 1986; Быкова М. Ф. Абсолютная идея и абсолютный дух в философии Гегеля. М., 1993, с. 232—256; Das Problem der metaphysischen Gottesbeweise in der Philosophie Hegels. Lpz., 1940; Osiermaw H. Hegels Gottesbeweise. Rom, 1948; Albrecht W. Hegels Gottesbeweis. Eine Studie zur «Wissenschaft der Logik». B., 1958; Henrich D. Der ontologische Gottcsbeweis. Tub., I960; .Kick f. Faith and the Philosophers: L., 1964; Idem. Arguments for the Existence of God. N.Y. 1970; Charlesworfli М. L. St. Anselm's Proslogion with A Reply on Behalf of the Fool and The Author's Reply to Gainito. Oxf., 1965; PUmtigaA. (Hg.). The Ontological Argument. L., 1968; KennyA. The Five Ways—St. Thomas Aquina's Proofs of God's Existence. L., 1969; Adams P. Μ. The logical structure f Anselm's arguments.— «The Philosophical Review», 1971, 80, p. 28— 54; Bornes }. The Ontological Argument. L, 1972; Swinbwe R. G. The Existence of God. Oxf., 1979; Kutschers Fr. von. Vernunft und Glaube. B.-N.Y., 1991.

А. В. Кричевский

БОГДАНОВ (наст. фам.—Малиновский, др. псевдонимы — Максимов, Рядовой, Вернер) Александр Александрович [10 (22) августа 1873, Соколка Гродненской губ. Τ апреля 1928, Москва]—русский философ, социолог, экономист, политический деятель, ученый-естествоиспытатель, литератор. Род. в семье народного учителя, выходца
из коренной вологодской семьи. Поступил на естественное отделение Московского университета (1893), однако в 1894 исключен из университета за участие в народовольческом Союзе Северных землячеств, арестован и сослан в Тулу. В 1899 окончил медицинский факультет Харьковского университета. В 1904 был в Швейцарии, затем работал в Петербурге; арестован и выслан за границу, вернулся нелегально. С 1907—вновь за границей. В 1914 вернулся, был врачом на фронте. В философии Богданов стремился создать собственную систему — «эмпириомонизм». Принимал участие в социал-демократическом движении. Входил в редакции большевистских органов «Вперед» и «Пролетарий», являлся одним из редакторов газеты «Новая жизнь». После революции 1917 читал лекции по экономике в Московском университете. Выдвинул идею создания науки об общих законах организации—тектологии, предвосхитившей во многом кибернетику и создававшей предпосылки для системного подхода. В 1918 стал одним из организаторов «Пролеткульта», участвовал в организации «Пролетарского ун-та». В 1920 разработал модель народнохозяйственного плана, сформировав основные принципы его построения. Член президиума Коммунистической академии (1918—26). Автор утопических романов «Красная звезда» (1908) и «Инженер Мэнни» (1912). С 1921 целиком посвятил себя естественно-научным исследованиям в обл. гематологии и геронтологии. В 1923 арестовывался. С 1926—директор основанного им первого в мире Института переливания крови. Умер в результате поставленного на себе эксперимента по переливанию крови. Предмет тектологии Богданова как универсальной организационной науки определяется тем, что вся вселенная «выступает перед нами как беспредельно развертывающаяся ткань форм разных типов и ступеней организованности — от неизведанных нами элементов эфира до человеческих коллективов и звездных систем» («Тектология», кн. 1. М., 1989, с. 73). Эмпириомонистское мировоззрение Богданова (сходное с философией Маха, однако, в отличие от последней, устанавливавшее генетическую зависимость физического и психического рядов опыта) позволяет ему отождествить мир и опыт, рассматривать основные объекты тектологии—организованные комплексы—и их элементы как сводимые к активностям-сопротивлениям. (В ином, более «реалистическом» онтологическом контексте активности-сопротивления должны рассматриваться как свойства элементов и комплексов.) Организованные комплексы, по Богданову,—те, которые больше суммы своих частей (т. е. активность-сопротивление комплекса в целом больше суммы активностей-сопротивлений его элементов), дезорганизованные меньше суммы своих частей, нейтральные—равны сумме частей. Богданов подчеркивает, что организованная система бывает таковою не вообще, не универсально, а лишь по отношению к каким-либо определенным акгивностям, сопротивлениям, энергиям; вместе с тем по отношению к др. она может быть дезорганизованной, а к третьим—нейтральной (см. там же, с. 125). Основные организационные механизмы: конъюгация—соединение комплексов и ингрессия (вхождение)— метод «вводных», или «посредствующих», комплексов для установления цепной связи. Богданов рисует широкую картину явлений, подлежащих изучению в рамках тектологии, иллюстрирует возможности постановки и решения важнейших проблем с позиций этой науки. Напр,, пишет


==286


БОГОПОЗНАНИЕ


он, «конъюгационная схема возрастающих возможностей развития говорит нам о том, что гибель племен и народностей, хотя бы весьма отсталых, суживает базис дальнейшего развития человечества в его целом. Она означает уничтожение тех своеобразных элементов и условий развития, которые возникают из смешения и из общения разных народностей... Сумма организационных форм в самом широком смысле этого слова, из какой исходит прогресс человечества, уменьшается необходимо и бесповоротно при истреблении отсталых племен» (там же, кн. 2, с. 53—54). Богданов полагает, что «структурные отношения могут быть обобщены до такой же степени чистоты схем, как в математике отношения величин, и на такой основе организационные задачи могут решаться способами, аналогичными математическим» (там же, кн. 2, с. 309). Он рисует грандиозные перспективы развития тектологии, считает, что полный ее расцвет «...будет выражать сознательное господство людей как над природой внешней, так и над природой социальной. Ибо всякая задача практики и теории сводится к тектологическому вопросу: о способе наиболее целесообразно организовать некоторую совокупность элементов—реальных или идеальных» (там же, т. 1, с. 133).

Соч.: Основные элементы исторического взгляда на природу. СПб., 1899; Эмпириомонизм, кн. 1—3. M.—СПб., 1904—06; Революция и философия. СПб., 1905; Очерки по философии марксизма. СПб., 1908; Философия современного естествоиспытателя.—В кн.: Очерки философии коллективизма, сб. 1. СПб., 1909; Падение великого фетишизма. Вера и наука (о книге В. Ильина «Материализм и эмпириокритицизм»). М., 1910; Философия живого опыта. СПб., 1913; Всеобщая организационная наука (текгология), ч. 1—2. M., 1913-17; Ч. 3. Берлин—Пг.—M., 1922; Наука об общественном сознании. М., 1914 (3-е изд. М.—Пг., 1923); Введение в политическую экономию. М., 1917; Вопросы социализма. М., 1918 (М., 1990); Курс политической экономии (совм. с И. И. СквордовымСтепановым), т. 1—2. М., 1918—20; Элементы пролетарской культуры в развитии рабочего класса. М., 1920; Учение об аналогиях. Β кн.: Вестник Социалистической академии, 1923, кн. II; О пролетарской культуре, 1904—24. Л.— М., 1924; Борьба за жизнеспособность. М., 1927; Пределы научности рассуждения.—В кн.: Вестник Коммунистической академии. 1927, кн. 21; Текгология. Всеобщая организационная наука, в 2-х кн. М., 1989; Вопросы социализма. Работы разных лет. М., 1990; Вера и наука (о книге В. Ильина «Материализм и эмпириокритицизм»).—«ВФ», 1991, № 12, И. Ю. Алексеева, Т. В. Кулакова

БОГОИСКАТЕЛЬСТВО—религиозно-философское течение, возникшее в нач. 20 в. в среде русской либеральной интеллигенции. Представители богоискательства— философы и литераторы Д. С Мережковский, 3. Η. Гиппиус, Я. А. Бердяев, В. В. Розанов, С. Я. Булгаков, Н. Минский, Д. Философов инициировали религиозно-философские собрания в Петербурге и религиозно-философские общества, издавали хурн. «Новый путь» (СПб., 1903—04); «Вопросы жизни» (СПб., 1905); «Весы» (СПб., 1904-09); сб. «Проблемы идеализма» (М., 1902), «Вехи» (М., 1909), «Из глубины» (М., 1918). Бердяев в цикле статей «Типы религиозной мысли в России» попытался классифицировать богоискательство, выделяя, с одной стороны, деятельность Булгакова, Флоренского, Эрна и др., которая направлена на «возрождение православия», а с другой— «новое христианство», или «неохристианство» Мережковского. См. также Философские и религиозно-философские общества и кружки.


Лит.: Мережковский Д. С. Грядущий хам. Чехов и Горький. СПб., 1906; Он же. Не мир, но меч (К будущей критике христианства). СПб., 1908; Бердяев Н. А. Новое религиозное сознание и общественность. СПб., 1907; Он же. Духовный кризис интеллигенции. СПб., 1910; Минский Н. М. Религия будущего (Философские разговоры). СПб., 1905; Плеханов Г. В. О так называемых религиозных исканиях в России; Он же. Избр. философ, произв., т. 3. М., 1957; Зернов Н. Русское религиозное возрождение 20 в. Париж, 1991.

В. В. Ванчугов

БОГОПОЗНАНИЕ—когнитивный, или теоретический, элемент отношения человека к Богу. Каждый момент и аспект отношения к божественной реальности есть прежде всего определенное знание о Боге, а также связанное с этим знанием знание человека о мире и самом себе. Богопознание имеет место и в религиозно-индифферентистских, агностических, скептических, атеистических и нигилистических способах отношения к бытию Бога, поскольку они неизбежно включают определенное знание о том, какой является или могла бы быть та божественная реальность, существование которой вызывает сомнение или отрицается. Знание о божественной реальности, возникающее в религиозном отношении к Богу, предстает в разнообразных формах: как восприятие и воспроизведение свидетельства, явленного в священных текстах; как элемент вероисповедного, молитвенного, мистического переживания и как содержание соответствующего опыта; как когнитивный компонент религиозной практики—ритуальной, богослужебной, проповеднической и др.; как когнитивный материал религиозного и церковного искусства; как попытки теоретического осмысления выражения религиозного знания.

В европейской истории теоретическое богопознание реализовывалось главным образом либо как теологическое (богословское), либо как относительно автономное философское (философская теология). Ни философская теология (за некоторыми исключениями), ни теология христианской традиции не претендуют на исчерпывающее и. полное постижение природы Бога. Всякое постижение понимается как ограниченное по охвату и по глубине. Теологическое и философское богопознание являют определенное функциональное и содержательное единство. И философская теология, и теология христианских конфессий представляют Бога как абсолют, как высшее бытийное начало совокупной реальности (соответственнокак всеобъемлющий онтологический объяснительный принцип). При этом такой принцип должен предстать и как основа интеллигибельности реальности, в т. ч. исторической и шадивидуально-жизненной. Содержательное единство заключается в том, что большинство автономных философских учений разрабатывают философско-теистическое понятие Бога, и это же понятие образует основу догматических учений о Боге в теологии христианских конфессий.

При характеристике философско-теологического понятая Бога в его классической форме представляется целесообразным прибегнуть к одному различению, использовавшемуся в поздней схоластике. Это различение между «метафизической» и «физической» сущностью Бога. Бог по Своей сущности един со Своим бытием и потому обладает бытием только через Самого Себя, точнее. Бог есть Свое бытие. В Боге полностью совпадают сущность и реальное




==287


БОГ-ОПОЗНАНИЕ


бытие. Он не только обладает бытием как сущее, т. е. имеющее бытие, но есть само бытие, или есть «субсистирующее» (от лат. subsiste — пребывать) бытие. В этом заключается метафизическая сущность Бога. Как само бытие Бог есть вся полнота бытия и потому бесконечен. Бог не ограничивается здесь никаким не-бытием и есть чистое бытие, чистая актуальность, которая с начала завершенно пребывает в себе. Бог несказанно превосходит конечное, подверженное становлению сущее, т. е. трансцендентен по отношению к сущему, хотя и пребывает одновременно в нем как его праоснова, т. е. имманентен сущему. Бог является праосновой мира, вообще всякого многообразного сущего. В Нем коренится все, поскольку все исходит из Него как первопричины и влечется к Нему как к последней цели. Все участвует в Его полноте и потому является подобием или, по крайней мере, хранит следы Его величия. Сама праоснова как таковая коренится не в чем-то ином, но только в самой себе. В бесконечном божественном бытии конечное содержание мира в своей множественности наличествует таким образом, что уже не образует множественность. Божественное бытие представляет собой «простоту» и «единичность», это полнота без множественности. Простота и единичность божественного бытия означают также совершенную духовность и личностность. Поскольку телесное бытие содержит не-бытие, то Бог есть чистый дух. Вместе с тем Бог есть личностное существо. Таким образом, метафизическая сущность Бога определяется бытийными свойствами, или атрибутами Бога. Философский разум оказывается способным определить их, исходя из отношения Бога к «бытию вообще».

Физическая сущность Бога охватывает вместе с субсистирующим бытием все Его совершенства. Эти совершенства определяют конкретнее субсистирующее бытие, их также можно назвать свойствами, или атрибутами. Бога. Стремление к познанию «физической» сущности Бога заключается в постижении атрибутов как Его сущностных свойств. В самом Боге они не образуют множество, но суть простая и вместе с тем бесконечная полнота. Богу мы можем приписать лишь чистые совершенства, которые по своей сути означают чистое бытие, но не смешанные совершенства, в сущности которых бытие смешано с не-бытием или с несовершенством. Традиционный философский теизм— это по преимуществу философское осмысление ряда атрибутов, в наибольшей степени доступных философской рефлексии. К их числу чаще всего относят такие, как простота, неизменность, вневременность. Вкупе с «бытийными» атрибутами, отнесенными к «метафизической» сущности Бога, с одной стороны, и атрибутами, определяющими в основном отношение Бога к миру,—с другой, они и составляют базисное содержание философско-теистического понятия. При рассмотрении атрибутов, или совершенств. Бога возможны две основные позиции. В соответствии с первой всемогущество, всеведение, всеблагость, вездесущность, неизменность, нематериальность и т. п. являются независимыми, уникальными свойствами, «образцово» представленными в Боге. В соответствии с другой эти свойства видят в тесной взаимосвязи, причем каждое выступает, как конкретный аспект одного и того же первичного свойства, а именно божественного совершенства. Вторая позиция представляется более правомерной.

ТЕИСТИЧЕСКОЕ БОГОПОЗНАНИЕ. Теизм является фундаментальной религиозной установкой европейской
цивилизации, и европейская философская теология неизбежно будет в той или иной форме соотноситься с ним. Для нее главным является оформление, воспроизведение и защита философско-теистического понятия Бога. Философская теология налагает на себя одно ограничение. Она стремится указать и осмыслить лишь некоторые основные атрибуты божества, в принципе доступные «естественному» человеческому разуму, сознательно отвлекающемуся от того знания, которое стало достоянием человека благодаря самораскрытию Бога, благодаря божественному откровению. Большей частью атрибуты Бога определяются посредством сравнения их со свойствами, присущими пространственно-временному миру. Философское учение о Боге неизбежно будет либо теистическим, либо какой-то формой отрицания теизма. Представляется поэтому возможным разделить философские учения о Боге на теистические и на такие, где выдвигается претензия на альтернативу теизму. Возможно и более дифференцированное членение, в частности деление на классический и неклассический философский теизм. В настоящее время наиболее влиятельным является учение о Боге «процесстеологии» (С. Алексавдер, А. Н. Уайтхед, Ч. Хартсхорн, Ш. Огден, Дж. Форд и др.), которая претендует на преодоление ряда принципиальных изъянов традиционного философского теизма. Ядром процесс-теологии во всех ее вариантах является «процесс-теизм», т. е. теистическое «процессуальное понятие Бога». В философской теологии могут предприниматься попытки так концептуализировать божественную реальность, что ее характер будет являть весьма незначительное сходство с философско-теистическим понятием Бога. Общие моменты сведутся к ограниченному набору свойств, которые позволяют квалифицировать реальность, концептуализируемую в новаторском философско-теологическом построении, как «божественную». Такие свойства в конечном итоге сводятся к определенной трансцендентности по отношению к природному и прочему сущему, к суверенности по отношению к этому сущему, а также к абсолютной или безграничной мощи реальности, концептуализируемой как «божественная». Из подобных концептуализации, созданных в 1-й пол. 20 в., наиболее интересной представляется концепция М. Шелера (позднего периода творчества), а из новейших—концепция В. Вайшеделя.

БОГОПОЗНАНИЕ В БОГОСЛОВИИ. Богословие представляет попытку христианского сообщества теоретически прояснить и осмыслить свое знание о Боге, мире и человеке. В своей основе и общих контурах—это то знание, которое дает Бог, поскольку теология есть прежде всего теоретическое осмысление факта и содержания богооткровения, засвидетельствованного в Св. Писании, Важнейшим конституирующим принципом христианской теологии является признание Иисуса Христа определяющим свидетельством Откровения Бога. Базисным условием христианской теологии именно как христианской является возможность интерсубъективных (а при определенных предпосылках и теоретических) высказываний о событии Богооткровения в Иисусе Христе. Теология есть систематизированное теоретическое размышление о содержании и характере религиозной веры. Участие веры делает теологию особьм способом размышления и теоретизирования, определяет не только содержание, но и базисные предпосылки рассуждения. В соответствии с фундаментальны-




==288


БОГОСТРОИТЕЛЬСТВО


ми представлениями христианства Бог как безусловно приоритетный предмет теологии есть во многих отношениях возвышенная и непостижимая тайна. Это обстоятельство, однако, совсем не означает исключения разума, рациональности из теологии. Правомерно говорить о рациональности теологии как об определенной специфической рациональности, находящейся в сложных и многообразных отношениях с тем. или иным эпохальным гештальтом рациональности, с теми или иными ее культурными спецификациями. В догматико-систематической теологии учение о Боге—это попытка удостоверить мыслительными средствами понимание Бога, явленное в канонических текстах и представленное в традиции, но она не ограничивается экзегетической реконструкцией библейского образа Бога. Достоверность предполагает мыслительное развертывание основополагающего канонического содержания на базе всего опыта человеческого существования, в т. ч. и философского познания. Христианская теология представляет Бога, как бытийное начало всей реальности, как высший и всеобъемлющий онтологический объяснительный принцип. Это означает, что догматическая теология должна иметь возможность опереться на соответствующую метафизику. При всех различиях и своеобразии догматических учений о Боге в православной, католической и протестантской теологии собственно философский компонент в каждом случае будет представлен «классическим метафизическим теизмом». В то же время христианский теизм—это тринитарный теизм, что необходимо предполагает стремление к теологическому осмыслению тринитарной, христологической проблематики. Теистическо-метафизическое содержание, образуя лишь компонент догматикотеологического учения о Боге в его полноте, претворяется в надфилософскую по своей сути концептуальную и смысловую связь.

Ю. А. Кимелев

БОГОСЛОВИЕ—ем. Теология.



«БОГОСЛОВСКО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТРАКТАТ» (Tractatus theologico-politicus, 1670)—одно из главных произведений С. Спинозы. Его полное название: «Богословско-политический трактат, содержащий несколько рассуждений, показывающих, что свобода философствования не только может быть допущена без вреда благочестию и спокойствию государства, но что она может быть отменена не иначе, как вместе со спокойствием государства и самим благочестием». Опубликован анонимно с указанием ложного места издания (Гамбург вместо Амстердама).

Состоит из 20 глав. Является одним из первых образцов исторической библейской критики. Хороший знаток древнееврейского языка, Спиноза сделал предметом исторического и филологического анализа Ветхий Завет. В трактате, в частности, доказывается, что авторство Пятикнижия не может быть приписано Моисею, оно составлено гораздо позже несколькими авторами. Продолжая и углубляя концепцию «двух истин», Спиноза считает, что Библия не может служить критерием истины в отношении объективного мира. 14-я и 15-я главы трактата резко разграничивают предметы религиозной веры и философии. Маймонид и другие средневековые рационализирующие философы считали ветхозаветных пророков великими авторитетами


не только в человеческих делах, но и в понимании законов природы. Опровергая эти воззрения, Спиноза подчеркивает, что суждения пророков в отношении природы метафоричны, сутью же их служения является духовно-нравственная сила веры, создавшая великие примеры для подражания еврейскому, а затем и другим народам.

В «Богословско-политическом трактате» критикуется также союз между монархией и церковью (в Нидерландах гл. о. кальвинистской), который угнетает свободу философствования и свободу мысли вообще, необходимые для развития духовной жизни. Защищая республиканский идеал, Спиноза недвусмысленно выступил в трактате за определенное подчинение церкви государству. «Богословскополитический трактат» был встречен бурей негодования и множеством опровержений теологов и, в особенности, клерикальных авторов. Оказал сильное влияние на радикальную философскую мысль, особенно в эпоху французского Просвещения.



Академические изд.: Spinoza Opera, hrsg. von С. Gebhardt, Bd 3. Hdlb., 1925; рус. пер. M. M. Лопаткина, 1906; 1935; последнее изд.: Философские произведения. M., 1998, т. 2.

S. B. Соколов

БОГОСТРОИТЕЛЬСТВО—религиозно-философское

и идеологическое течение, возникшее в русской социалдемократии после революции 1905—07. Репрессивная политика царизма и распад массовых движений в обществе оживили интерес к религиозно-нравственным проблемам. Среди либеральной интеллигенции распространилось богоискательство — своего рода протест против официального православия и церкви, терявших авторитет из-за их связи с государством. Интерес к религии усилился и в рабочих слоях, и среди социал-демократов, многие из которых стремились по-новому осмыслить социалистические идеалы, придав им религиозную окраску. Вчерашние революционеры и атеисты, в отличие от «богоискателей», попытались обосновать богостроительство, подразумевая под этим создание (ибо «богов не ищут, их создают») новых сверхиндивидуальных объектов религиозного «поклонения». Таковы, по мнению богостроителей (Базаров, Горький, Луначарский, Юшкевич и др.), вполне рационально толкуемые марксизмом «природа-космос», «труд», «техника», «коллектив», «творчество». Больше всех писавший о «богосочинительстве» Луначарский увидел в теории научного социализма «пятую великую религию, формулированную иудейством» (Религия и социализм, ч. 1, 1908, с. 145). Первые четыре—иудаизм и вышедшие из него христианство, ислам и пантеизм Спинозы. В учении Маркса («пятой религии») уже «нет и не может возникнуть никаких трансцендентных представлений» (там же). Это «религия без бога», т. е. религиозный атеизм. Согласно концепции богостроительства, суть всякой религии заключается в ценностной ориентации, в снятии противоречия между идеалом и действительностью. Этому лучше всего удовлетворяет Марксова теория социализма, становясь «высшей формой религиозности». Таким образом, социализм—«религия труда», активизма, основанная не на мистических началах, а на реализме «чистого опыта» (центральное понятие философии Авенариуса). Отбросив «ветхий плащ старого материализма» (Луначарский), богостроители опирались на эмпириокритицизм, «на философию коллективизма» Богданова с ее идеей организации


10






==289




БОГОЧЕЛОВЕЧЕСТВО


опыта. В качестве «организующих» они рассматривали и религиозные понятия (Бог, вера, чудо и др.). Они полагали, что в религиозной оболочке научный социализм в России будет легче усваиваться массами, особенно крестьянами. Позднее Луначарский назвал своим «самым ложным шагом» создание теории богостроительства и признал справедливость его критического анализа (К вопросу о философской дискуссии 1908—1910 гг.—Литературное наследство, т. 82, 1970, с. 497). К нач. 1-й мировой войны богостроительство как течение перестало существовать, хотя отдельные его элементы у ряда философов прослеживаются и позднее.

Лит.: О веяниях времени; сб. СПб., 1908; Луначарский А. В. Религия и социализм. СПб., 1908, ч. 1; 1911, ч. 2; Юшкевич П. С. Материализм и критический реализм (о философских направлениях в марксизме). СПб., 1908; Вершины. СПб., 1909, кн. 1; Ленин В. И. Об отношении рабочей партии к религии; О фракции сторонников отзовизма и богостроительства; Письма А. М. Горькому (XI, 1913).—Поли. собр. соч., т. 17, 19, 48; Очерки философии коллективизма. СПб., 1909, сб. 1; Плеханов Г. В. О так называемых религиозных исканиях в России (1909); Он же. Избр. филос. произв. в 5 т. М., 1957, т. 3; Базаров В. На два фронта. СПб., 1910; Ласковая М. Богоискательство и богостроительство прежде и теперь. М., 1976; Савельев С. И. Идейное банкротство богоискательства в России в начале XX века. Л., 1987.



А. П. Поляков

: sites -> default -> files
files -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
files -> ТӘуелсіздік жылдарынан кейінгі сыр өҢірі мерзімді басылымдар: бағыт-бағдары мен бет-бейнесі
files -> Ф 06-32 Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі
files -> Т. Н. Кемайкина психологические аспекты социальной адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей методическое пособие
files -> Техническая характеристика ао «нак «Казатомпром»
files -> Үкіметтің 2013 жылға арналған Заң жобалау жұмыстары Жоспарының орындалуы бойынша ақпарат
files -> Ақтөбе облысының жұмыспен қамтуды үйлестіру және әлеуметтік бағдарламалар басқарма басшысының


1   ...   60   61   62   63   64   65   66   67   ...   160


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет