Обещай мне новый день (Пьеса в 5 действиях) Действующие лица



Дата25.04.2016
өлшемі369.78 Kb.
Обещай мне новый день

(Пьеса в 5 действиях)

Действующие лица:

Даниил Чайкин, 30. Шатен с карими глазами, черты лица правильные. Старлей Патрульных войск.

Василиса, лесная дриада, стройная девушка с русыми волосами, возраст не определен.

Бальдер, кралинец. Гуманоид невысокого роста с темными вьющимися волосами, глазами малахитового оттенка и с брейком, который многие называют хвостом. Брейк растет из середины позвоночника и отличается большей длиной и пушистостью, чем обычные хвосты.

Марина (Тумба Пална) – необъятных размеров женщина, около 40 лет.

Варвара Петровна Королькова, комендант Снежинской патрульной базы,

около 40 лет.

Алекс, завскладом патрульной базы, 28 лет.

Алиса, бухгалтер патрульной базы, 29 лет.

Элла Трубачева, 26 лет, рыжеволосая медсестра, потом певица.

Зигфрид и Дорвальд (Зю и Дрю) – братья, патрульные базы, 30 лет и 32 года.

Билл, по прозвищу Большой Кулак, самый крупный из патрульных, 35 лет.

Альвидас, напарник Билла, 27 лет, красивый блондин.

Адмирал Чайкин, отец Даниила, 55 лет, бывший командующий Северным округом.

Адмирал Чернов, 60 лет, новый командующий Северным округом.

Гвоздь, знакомый Чайкина, мужичок с торчащими усами.

Дора, кралинка, невеста Бальдера, невозмутимая, как все кралинки.

Рика, глава небольшой фармацевтической компании, ок.35 лет.

Охранник Рики, бывший спортсмен, около 30 лет.

Морис, неонационалист, бывший одноклассник Чайкина.

Джек, один из подручных Мориса.

Дарис, неофициальный лидер неонационалистов в г. Снежинске

Действие происходит в начале 22 века. Земля разделена на 5 округов: Северный (бывшая РФ), Южный, Центральный, Западный, Восточный и управляется из Центра. Действие происходит в Северном округе, г. Снежинск. С планеты Кралин, с которой недавно установили контакт, в порядке обмена опытом прилетает дипломатический посланник – гуманоид Бальдер. Но не все согласны с развитием отношений землян с другими планетами, неонационалисты выступают резко против.

Действие 1

Сцена 1

Вечер. У ворот базы Дежурно-патрульных войск Снежинска. Дейл и Бальдер.

Бальдер: Ну, до завтра (протягивает руку).

Дейл (после паузы): До завтра. А как Снежинск назывался раньше? Ты говорил, что было другое название…

Бальдер: Кажется, Москов. Это была столица.

Дейл: Столица? Не может быть! Я жил в Нью-Жорке и знаю, как выглядят столицы. Столица хотя бы чего?

Бальдер (чуть удивленно): Не помню, читал статью мельком... Что-то на Р или Ф.

Дейл: Ты даже этого не можешь запомнить!

Бальдер: У тебя же есть айвочи, посмотри.

Дейл: Времени нет. Ладно, давай.

Бальдер: Давай.

Дейл: Пока (держит Бальдера за рукав).

Бальдер: Что-то не так?

Дейл (отрицательно качает головой). Все не так…

Бальдер: Знаешь, Дейл, не нравятся мне твои таблетки – мне кажется, это не снотворное, а тебе бы…

Тут темноту освещает на мгновение луч лазера. Снайпер делает выстрел, и Бальдер падает.

Дейл (заторможенно) Я хотел сказать, что это ловушка… Балли, ты слышишь? (разрывает на Бальдере ворот кителя, прижимает ухо к груди. Потом нажимает на своем айклоке кнопку экстренного вызова спасателей). Сейчас, потерпи (пытается зажать хлещущий кровью обрубок брейка руками, но это мало помогает. Стаскивает с себя мундир и рубашку, рвет ее на полосы и начинает туго бинтовать окровавленный брейк, при этом напевает песню про космос и корабли).

Сцена 2

Улица, 1 уровень (нижние этажи). Поздний вечер. Дейл, Рика, охранник Рики.

Наземный бат Рики показывается из-за угла, Дейл бежит ему наперерез. Охранник выбирается из бата и идет навстречу Дейлу, но Рика дает знак, и тот останавливается.

Рика (холодно) Что вам от меня надо?

Дейл: Я знаю, в вашей лаборатории изобрели дженерек, вызывающий ускоренную регенерацию. Сколько оно стоит?

Рика: Эти слухи преувеличены.

Дейл: Но как же преувеличены, если вы уже 50 лет нисколько не меняетесь!

Рика: А может, я не совсем землянка?

Дейл: А кто же?

Рика: Не важно. Просто как вариант. Вы же работаете с кралинцем, и должны брать в расчет, что инопланетян на Земле все больше.

Дейл: Так о нем же и речь! Дело в том, что… произошел несчастный случай… и он потерял брейк…

Рика: О, кралинец без брейка недолго протянет.

Дейл: Неправда! Ведь у вас есть средство, которое помогает от всего!

Рика: (с усмешкой): Во-первых, сколько же вам лет, старлей, что вы верите в средство от всех болезней? Во-вторых, если даже оно и есть, то пока еще не испытано на людях и уж тем более на кралинцах. А в-третьих, с какой стати мне делиться своей научной разработкой?

Дейл: Я же говорю, что могу заплатить! Сколько надо? (роется в карманах). У меня карточка, и дома еще есть…(достает бумажник и вытряхивает его содержимое на землю).

Рика (насмешливо): Спасибо, я не нуждаюсь.

Дейл: А что нужно? У меня ещё квартира есть и…

Рика (резко): Я же сказала, что не нуждаюсь! (щелкает пальцами. На Дейла сыпятся монеты, желтые, серебряные, какие-то незнакомые. Он инстинктивно прикрывает голову рукой. Рика снова хлопает в ладоши, и монеты сменяются банкнотами).

Рика: Видите, я сама могу заплатить, сколько нужно, только освободите проезжую часть.

Дейл (пытается поймать ее руку, но охранник не дает): А что нужно? Я сделаю что скажете!

Рика: От вас ничего.

Дейл: Но вы же проводите эксперименты! Неужели вам не нужны доноры?!

Рика (с сомнением оглядывая его): Ну, вообще-то мне нужен помощник…

Дейл: Я буду помогать!

Рика: Долго ли? Боюсь, слово людей недолговечно.

Дейл: Клянусь – буду служить вам, пока сами не прогоните!

Рика (усмехаясь): Ну, вас за язык никто не тянул. Значит, не отступитесь от своих слов?

Дейл молча кивает.



Сцена 3

Госпиталь Снежинска. Кабинка дежурной медсестры. Элла Трубачева, Дейл.

Элла Трубачева входит, надевает халат и косынку, поправляет прядь, выбившуюся из-под косынки.

Элла (говорит в стационарный микрофон): Ну что, спящие царевны и царевичи, всем доброй ночи! За окном – температура минус 20, точное время по Центру – 22.59. А я – ваша заступившая на ночное дежурство сестра Элла. И чтобы спать вам было нескучно, я, пожалуй, спою колыбельную (поет песню).

Дейл, задремавший на диване в приемном покое, вздрагивает и чуть не сваливается во время припева. Протирает глаза, крутит головой и идет вдоль коридоров по направлению к кабинке. Видит за стеклянной перегородкой поющую Эллу, которая залезла на стул и даже пыталась отплясывать.

Дейл нажимает кнопку на айклоке и снимает ее на видео, но потом передумывает и выключает айклок.

Элла, услышав редкие хлопки, чуть не сваливается со стула.

Элла: Вы кто? Что здесь делаете?! (торопливо поправляет косынку).

Дейл (входит в кабинку и приглаживает волосы). Я тот, кого вы разбудили. Признаться, я не думал, что по ночам здесь мюзик-холл.

Элла: Вы очнулись? Правда, очнулись?

Дейл: Да я не пациент, просто заснул.

Элла (разочарованно): А-а… (спохватывается): Но вы здесь не можете находиться. Немедленно уходите!

Дейл (насмешливо): А вы здесь можете петь? Я просто не в курсе, что, в наше время это входит в обязанности медсестры? И главврач тоже участвует в подобных экспериментах?

Элла (смущенно): Но это же никому не вредит…

Дейл: Да? Вы в этом так уверены? Если ваши больные не могут пожаловаться, это ещё не значит, что над ними можно издеваться.

Элла: Что же я, так плохо пою?

Дейл: Ну, не сказать, чтобы плохо, потенциал есть…Скажем так: вам есть куда стремиться.

Элла (с обидой): А вы что же, учитель пения?

Дейл: Не то чтобы учитель. Но в пении немного разбираюсь. И если хотите, могу дать вам пару советов.

Элла (нервно): С чего вы взяли, что мне нужны ваши советы?!

Дейл: В первую очередь, из-за вашей манеры пения. Пациенты-то, может, и не слышат, а вот связки вам ещё пригодятся.

Сцена 4

Дежурка Эллы, следующей ночью. Дейл и Элла.

Дейл (сдержанно): Уже лучше. Даже неплохо для новичка.

Элла: Да что толку.

Дейл: Может быть, когда-нибудь споешь и на сцене.

Элла: Разве может быть певица, которая боится сцены?

Дейл: Мне не показалось, что вы боитесь.

Элла: Это потому, что никто не слышит! А если в зале есть хоть один слушатель, у меня ничего не выходит, кроме художественного писка.

Дейл: Я-то вчера слышал.

Элла: Если бы я знала, что вы слышите, ничего бы и не вышло.

Дейл: Да, дела (трет подбородок).

Элла: А если бы кто-нибудь из них очнулся (кивает в сторону палат), обо мне бы заговорили! И может, не пришлось бы выступать на сцене: я бы работала на радио, записала диск…

Дейл: А вам спец по художественному свисту не нужен? Только учтите, я иногда фальшивлю.

Элла: Почему нет (улыбается). Хорошая у нас получится группа: свист и писк… «За облака» знаете?

Дейл кивает и запевает вместе с Эллой.

Элла: Что вы скромничали – слух у вас близок к абсолютному.

Дейл: Это что - слышали бы вы, как я играю на электрогитаре… (вздыхает). Особенно свои песни.

Элла (радостно): А вы пишете? Вот удача!

Дейл (морщась): Ну, пишу – это сильно сказано. Так, пописываю…

Сцена 5

Через два дня, дежурка Эллы. Дейл и Элла.

Дейл: Это вам (протягивает Элле старую гитару). И, может, давайте на ты?

Элла: Давайте… давай. Спасибо, конечно, но знаешь, мне кажется… я никогда не смогу петь со сцены.

Дейл: Элла (обхватывает её за плечи): Послушай меня. Никогда, что бы ни случилось, никогда не сдавайся!

Элла: Звучит как лозунг.

Дейл: А это и есть лозунг. Ты должна петь на сцене. Что тебе больница? То есть помогать людям – это очень хорошо, но твои песни могут помочь больше.

Элла (кивает): А знаешь, песенная терапия, кажется, начинает действовать! Может, конечно, от лекарств, не знаю, но показатели одного из пациентов – самого молодого – стабильно улучшаются, уже третий день…

Дейл: Неудивительно - твой голос и мертвых поднимет.

Элла: Ты имеешь в виду, он как труба?

Дейл: Как очень мелодичная труба. Можно даже сказать, как флейта.

Элла: Надо бы мне взять псевдоним – Флейтова… Ну что, начнем с «Тишины»? Только давай потише, а то в прошлый раз стекло в дежурке треснуло – мне снова попало…

Дейл кивает и начинает петь вместе с Эллой:

Крикнешь – и ни слова в ответ…

Словно никого в мире нет.

Разве так трудно бросить при встрече «привет»?..

Сцена 6

Через два дня, ночь, госпиталь.

Дейл (входя в приемный покой): Элла, ты где?

Морис (в белом халате, выходя из кабинки): Я вместо нее.

Дейл: Ты?

Морис: Да вот, устроился ночным медбратом. Не представляешь, как главврач была рада увидеть на этой должности мужчину, даже в документы особо не вглядывалась! ! А то все бабы и бабы. А ты что тут по ночам? Днем ребят Алекс боишься увидеть?

Дейл: Пошел вон, а то позову охрану!

Морис: Отключили мы пульт, расслабься. Жаль, с одной стороны, что ты здесь оказался. А с другой – кто тебя заставлял идти в полицию? И раз ты не под арестом, значит, пошел на сделку со следствием?

Дейл: Ты понимаешь, что тебя после этого тоже посадят?

Морис: Не успеют – мы сегодня свалим из этого городишки. Раз уж ты нас тоже сдал, ловить тут больше нечего.

Дейл: Я вас не сдавал! Я взял все на себя! Оставьте уже Бальдера в покое!

Морис (с грустью в голосе): Иногда, если ты патриот, нужно решаться на решительный шаг. Я имею в виду, если ты действительно патриот.

Из коридора выходят еще двое наци – Джек и Дарис, и держат Дейла под руки, пока Морис идет в палату Бальдера. Дейл борется с ними, отправляет в нокаут сначала одного, потом другого, вырывается и бежит следом. Морис входит в палату, без труда перешагивает через биозанавесь и вытаскивает трубку изо рта Бальдера.

Дейл: Нет!

Морис (отключив прикроватный планшет и для верности выстрелив в него): А теперь ты тоже сдохнешь, ренегат! (набрасывает на шею Дейлу вырванный из планшета шнурок, валит на пол и начинает душить). Некоторое время они борются, Дейл явно уступает, его движения становятся все более судорожными. Без аппаратуры Бальдеру неожиданно становится лучше, он открывает глаза, пытается подняться, кое-как нашаривает планшет и, замахнувшись, по звуку бьет Мориса по голове. Тот отключается.

Бальдер (сжав зубы, наконец переваливается через борт кровати и приземляется со стороны Чайкина): Дейл!

Дейл судорожно кашляет. Наконец вбегает дежурная сестра – сменщица Эллы.

Сцена 7

Следующий вечер, сквер перед госпиталем.

Элла (бежит к Дейлу): Данила, подействовало! То есть я точно не знаю, но один из пациентов пришел в себя, и он оказался чуть ли не инопланетянин, и там сейчас такой переполох! Там, правда, еще какое-то нападение было, даже полиция приезжала, но я толком не поняла. А кто-то из блоггеров написал, что это мои песни помогли! И мне позвонили… (сбивается) В общем, меня пригласили в Центр на прослушивание!

Дейл (серьезно): Ты молодец, Элла. Я знал, что у тебя все получится.

Элла: У нас получится!

Дейл: Нет, у тебя.

Элла: И я хотела сказать… То есть, предложить. Меня на работе уже отпустили… А полетим в Центр вместе! Мы такой дуэт заделаем – все ахнут!

Дейл (после паузы): Я бы с радостью, но…

Элла (перестает улыбаться): Не объясняй. В твоем «но» все сказано.

Дейл: Понимаешь, я кое-что обещал… Можно сказать, дал слово.

Элла (пытаясь говорить безразлично): Женщине, наверно?

Дейл (невесело улыбаясь): Можно и так сказать.

Элла: Так я и знала. Вечно я на вторых ролях.

Дейл (с жаром): Элла, ты обязательно станешь звездой!

Элла (с вызовом): А я не сомневаюсь. Ладно, пойду, мне еще документы нужно забрать и билет купить… (отворачивается и уходит).

Дейл: Элла!

Элла оборачивается.

Дейл: Знаешь, благодаря тебе я понял, что не все женщины стервы.

Элла (тихо): А я благодаря тебе перестала бояться (подходит, быстро целует его в щеку и почти убегает).

Дейл долго стоит и смотри ей вслед. А потом начинает насвистывать мотив на одну из песен Эллы. За кадром звучит песня в исполнении Эллы.



Действие 2

Сцена 1

Территория мусора. Василиса оглядывается, не зная, как переступить через спящую Марину. В узеньких синих брючках и на тоненьких каблучках ей действительно сложно перешагнуть через нее. Справа стена, слева зеленая радиактивная лужа. К ней подходит Чайник.

Чайник: Давайте помогу (подает ей руку).

Девушка удивленно оглядывается на него и опирается.

Василиса (опираясь на его руку): А вы тут один живете?

Чайник: Нет, еще Тумба… Марина.

Василиса: Какая Марина?

Чайкин: Ну… Марина (неопределенно машет рукой в воздухе).

Василиса: Слушайте, я тут недавно, только первый день, а завтра уже улетаю – старшая отправила с инспекцией… неважно, в общем, я не понимаю: как тут можно жить? Тут же абсолютно нет никаких деревьев!

Чайник (мрачно): Как-то живем. Куда деваться. А у вас десятки не найдется за помощь?

Василиса: Я деньги не ношу, извини. А вас как зовут?

Чайник (разочарованно): Меня? Дейл.

Василиса: Послушайте… Дейл (снижает голос, хотя вокруг никого нет, кроме еще храпящей Тумбы Палны), а вы бы не хотели вернуться на материк?

Чайник (смотрит со смесью удивления, подозрения и надежды): Можно подумать, это так просто – взять и вернуться…

Василиса (озадаченно): А что тут сложного? Корабль у меня есть, а инспектировать тут все равно особенно ничего. Может быть, вылечу даже сегодня…Надо же мне вас как-то отблагодарить (с сомнением смотрит на Тумбу­)

Чайник (с пробудившимся интересом): А что вы тут собирались инспектировать? Кроме мусора и радиации тут ничего и не было.

Василиса: Каждый год мы с коллегами сажаем саженцы и семена, надеемся, хоть что-то приживется, но пока безуспешно.

Чайник: Если и приживется, то тут же мутирует. Тут и люди мутируют, стоит только попасть, в первые же недели. Те, кто не умирает, конечно.

Василиса: Но вы, я смотрю, не умерли и выглядите вполне по-человечески.

Чайкин (с горечью): Это только на первый взгляд.

Недалеко начинает ворочаться и ворчать Тумба.

Чайкин: Я не могу улететь, у меня тут дела (плетется к Тумбе Палне).

Тумба Пална: Чайник! Ты где? Чайник?

Чайкин: Здесь я, не ори.

Тумба: Ты кто? Пошел вон, а то позову Чайника!

Чайкин: А я, по-твоему, кто?

Тумба: Почем я знаю? Пошел вон!

Чайкин (возвращается к Василисе, стоявшей на том же месте). Кажется, меня не признают. Говорите, у вас есть аэробат?



Сцена 2

Земля, город Снежинск, кабинет коменданта базы. Королькова и Чайкин.

Чайкин (рапортует): Отбыл два года на территории, вернулся в ваше подразделение, жду дальнейших указаний.

Королькова (после некоторой заминки уточняет): На Территории мусора?

Чайкин (кивает на бумагу): Там все написано.

Королькова: А говорили, что там…

Чайкин: Становятся уродами? Сам удивляюсь. Может, у меня гены хорошие или иммунитет…

Алиса (заходит в этот момент в кабинет): Или квасил там каждый день.

Чайкин (покладисто): Может. Там все пили, а то при такой радиации… (неопределенно пожимает плечами).

Королькова: А вы… хм… как ваше увлечение гульбадролом?

Чайкин (беззаботно) На Терре бросил. Может, как раз в этом моя мутация.

Королькова: Тогда вам повезло – впрочем, как всегда. Рада, что вы ухитрились остаться прежним и даже в состоянии служить сказать, но другие офицеры… Они могут не понять, почему вы все такой же.

Чайкин: Я же говорю, гены.

Королькова: И еще они помнят тот случай. Вот если бы вы выглядели как-то иначе… Не так, как раньше…

Чайкин (улыбаясь): Понял! Не продолжайте. Завтра все будет в лучшем виде.

Королькова идет на плац, чтобы начать утреннее построение, и в воротах базы сталкивается с Чайкиным, выглядящим еще лучше, чем вчера.

Королькова (с досадой): Я смотрю, вы подготовились. Пришлось пить всю ночь, ни на минуту не прилег. Но результат ведь того стоил? У меня достаточно ужасный вид?

Королькова (с иронией): Вполне. А форму зачем погладили?

Чайкин (так же улыбаясь): Ну вы же сказали, надо выглядеть как-то иначе?

Королькова морщится и выходит на плац перед шеренгой выстровшихся патрульных.

Королькова (бодро): У нас с сегодняшнего дня пополнение личного состава. Но, как говорится, все новое – это хорошо забытое старое…

Чайкин появляется перед строем появился Чайкин в новой отутюженной форме, проходит перед остолбеневшими бывшими новыми коллегами и привычно становится вторым после Билла. Билл непроизвольно отшатывается.

Чайкин (в пространство): Я не заразный. Радиация не передается воздушно-капельным путем.

Алекс (с неудовольствием шепчет на ухо Алисе): Он все такой же.

Алиса (мечтательно): И даже красивее.

Алекс (скептически хмыкнув): А говорили, там радиация. Значит, обманули?

Алиса: Может, там что-то вроде курорта? А нам специально врали, чтобы мы туда не ломились?

Алекс: Ага. Или, как вариант, таких гадов, как Чайник, никакая отрава не берет.



Сцена 3

Кают-компания на базе. Чайкин, Алекс, Алиса, Билл, Альвидас и другие патрульные.

Алекс (решительно подходя к Чайнику): Чайник, скажи честно: ты мутант?

Чайкин: С чего ты взяла?

Алекс: Ну нельзя же два года провести под радиацией и вернуться без всяких последствий!

Чайкин (пожимает плечами): Может, они есть, просто невидимы для глаза. Может, у меня появится какая-нибудь суперсила?

Алекс (морщится): В это могут верить только дети и фанаты комиксов.

Билл: А чего ты вообще сюда притащился-то?

Другие патрульные поглядывают на Чайкина с видом настороженно-неприязненным).

Алиса: Почему бы и не вернуться, если отец – адмирал округа?

Альвидас: Может, еще и адмирал, но уже не этого округа, так что нечего ловить.

Алекс (громко): А Бальдер вообще больше не служит из-за ранения! Из-за тебя!

Входит адмирал Чернов – новый глава округа, приехавший в Снежинск с инспекцией. Сопровождает его Королькова.

Чернов: Чем вы тут занимаетесь? (замечая Чайкина с подносом): И почему это старлей разносит чай?.. У него нет прямых обязанностей или что? Кто это вообще?!

Королькова: Старлей Чайкин.

Чернов: А, так как это тот самый Чайкин? Который совершает преступление и думает, что как адмиральскому сынку ему всё сойдет с рук? Может, ты думаешь, что папаша всегда прикроет?

Чайкин молчит и крепко сжимает пряжку на ремне.

Чернов: Руки по швам! Так вот, ошибаешься! У твоего отца теперь самого неприятности, ведь кралинцы далеко не в восторге от того, что случилось с их посланником!

Алиса беспокойно оглядывается, но все патрульные молчат.

Чернов (все расходясь): Вы вместе со своими дружками-наци послужили причиной дипскандала, и после этого у тебя еще хватило наглости вернуться в Патвойска?

Чайкин (побледнев): Мы с вами на брудершафт не пили (щелкает каблуками и выходит из кают-компании).

Чернов (кричит в спину Чайкину): Уволен!



Действие 3

Сцена 1

Квартира Чайкина на 1-м этаже. Алиса, потом Чайкин.

Чайкин устало заходит в комнату и видит по-хозяйски расположившуюся Алису. Та поворачивается к нему на крутящемся кресле.

Алиса: Вот, значит, где ты теперь обитаешь. Ну и как живется на нулевом? Крыс не встречал еще?

Чайкин: Зачем пришла - поиздеваться?

Алиса: Нет, просто стало интересно, как теперь живут… как это называется? Нулевые. Ну и, может, оказать какую-никакую поддержку…

Чайкин: Смеешься, что ли? Чем ты можешь меня поддержать?

У него звонит айклок. На видеофоне высвечивается Рика.

Чайкин (шепотом Рике, отвернувшись от Алисы): Мне сейчас не очень удобно разговаривать.

Рика: Я не надолго. Просто хотела напомнить, что за все в жизни нужно платить. Надеюсь, ты не думал, что чио досталось тебе на халяву?

Чайкин: Почему на халяву? Я же писал отчеты с Терры.

Рика: Но ты сейчас не на Терре, и здесь мне нужны деньги.

Чайкин: Ладно, сколько?

Рика: Двадцать тысяч еров.

Чайкин (кричит шепотом): Сколько? (Оглядывается на Алису и, зажав трубку ладонью, шепчет): Где же я возьму столько?

Рика (холодно): Меня это должно волновать? (отключается).

Алиса: Что, нужны деньги?

Чайкин: Они всегда нужны. Тебе-то что?

Алиса: Ну скажем, я могла бы помочь. Дать в долг.

Чайкин: Ты никогда не помогаешь просто так.

Алиса: Ну, если бы ты оказал мне ответную любезность, мы были бы в расчете.

Чайкин: И что за любезность тебе нужна?

Алиса: Видишь ли, в чем дело: так как я официально являюсь гражданкой Южного округа, мне нужно каждые полгода летать туда отмечаться, чтобы не возникло проблем с миграционным отделом. А именно сейчас я уехать не могу, так как на работе в связи с назначением нового адмирала намечается реструктуризация... неважно.

Чайкин (удивленно): Ты жила на Юге? Что же ты здесь забыла?!

Алиса (морщась): Ты не знаешь, что такое жить на юге. Постоянно жара, и пыль, и зной – и вообще, я не люблю жару. Снежный климат мне больше по душе.

Чайкин: А что требуется лично от меня?

Алиса: Сущая ерунда. Мне нужно всего ничего: просто чтобы ты на мне женился.

Чайкин: Я… что сделал?

Алиса (поспешно): Лишь на бумаге.

Чайкин: Ни за что. Прости, но я не камикадзе.

Алиса: Всего лишь на пару месяцев, чтобы оформить бумаги. 20 тысяч - нормальная цена за два месяца жизни?

Чайкин (как бы про себя): А говорят еще, что у бухгалтеров зарплаты маленькие.

Алиса: Зарплата тут ни при чем. Видишь ли, в 8 лет я завела копилку… Очень хотела аэропед. Через несколько лет, правда, мне подарили аэрозонт, но я уже привыкла копить. Это стало вроде традиции - бросать при случае копеек 5-10…

Чайкин: Сколько? Ты вообще слышала, какая сумма нужна?!

Алиса: Но ведь с тех прошло много времени. Сейчас там, должно быть, хватит не на один аэропед. Хочешь, летим ко мне – убедишься?

Чайкин кивает.



Сцена 2

Дома у Алисы. Сотый этаж. Чайкин, Алиса.

Алиса подходит к резному шкафу «под старину», распахивает дверцу, и становится видна огромная стеклянная бандура, заполненная разноцветными монетками.

Алиса: Думаю, тут наберется больше половины. Только нужно, конечно, разобрать, посчитать и поменять эту мелочь…

Чайкин молча опускается на стул.

Cцена 3

Утро следующего дня. Здание банка. Королькова и Чайкин.

В лифт входит Чайкин с огромной сумкой с мелочью. Не успевает нажать кнопку, как входит Королькова. Она смотрит на сумку и качает головой. Ручка одной из сумок рвется, и монеты рассыпаются по кабинке.

Королькова: Скажите, Чайкин, что вы с ними делаете? Солите, что ли?

Чайкин (ползая по полу): Это не мои деньги. И вообще, когда не работаешь, не до жиру.

Королькова (уже спокойней): Ладно. Раз вам так нужна работа, в училище ищут учителя музыки. Если интересно, приходите завтра в восемь (двери лифта открываются, и Варвара Петровна выходит, не дожидаясь ответа).

Чайкин (вздыхая): Да, так низко я еще не падал.

Сцена 4

Училище, урок. Чайкин, Ерофей, 25 пятиклассников. Дети галдят и почти не слушают Чайкина. Ученик Ерофей на задней парте щелкает электронной сигаретой. Чайкин поднимается с места и идет к последней парте. Остальные притихают.

Чайкин (благожелательно): Да ты не прячь. Докури, а то заряд закончится.

Ерофей не шевелится.

Чайкин: Ну возьми тогда мои (царским жестом протягивает свой коллекционный портсигар).

Ерофей: Я только в первый раз.

Чайкин (задумчиво): В первый раз? Все когда-нибудь происходит в первый раз. Ты бери, не бойся, это презент с планеты гоботов. Только запомни (наклонившись и приблизившись к нему вплотную, глаза в глаза): После этого можешь забыть о космосе. Навсегда.

Сосед Ерофея: Можно подумать, мы туда когда-нибудь попадем!

Чайкин: А почему бы нет?

Девочка с первой парты: А Кристина говорила, что в Большой космос все больше выходят женщины…

Чайкин (весомо): Кристина Ивановна недавно вышла на пенсию и не в курсе, а мой друг недавно летал в космос (вернулся к учительскому столу).

Ерофей: И как... там?

Чайкин молча поднялся и прошелся по кабинету, облокотился на дверцу шкафа. Дверца не выдержала акого напора и жалобно распахнулась, и из нее вывалилась допотопная гитара. Чайкин оглядел ее профессиональным взглядом.

Чайкин: А знаете, дети, какие песни сейчас поют космолетчики?

Сосед Ерофея: А вы были космолетчиком?

Чайкин: Почему это был? (играет и поет песню про космос. Звенит звонок, но дети сидят и слушают).

Чайкин (допев и поднимаясь): Продолжение разговора - на следующем уроке, на который я, возможно, принесу тромбон. Но дудеть в него придется во всю силу легких – то есть курильщики в пролете.

Сцена 5

Квартира Чайкина. Чайкин и Алекс, вечер.

Чайкин (раздраженно): Зачем ты рассказала про свадьбу? Да еще и Алекс! Ты же говорила, будет просто регистрация!

Алиса (с ложной скромностью): Я и не собиралась ей рассказывать, просто разговор как-то зашел.

Чайкин: Какой еще разговор? Вы же терпеть друг друга не можете!

Алиса: Ну она как-то заявила, что на мне с моим характером никто никогда не женится – можно подумать, у нее характер подарок! – ну я и ляпнула…

Чайкин: А обязательно было ее приглашать?

Алиса: А что оставалось делать? Она сказала: пока своими глазами не увижу – не поверю!

Чайкин: Мы же договорились, что это будет просто роспись, без свидетелей!

Алиса: Тебе не кажется, что гости немного не поймут, когда после загса мы просто разойдемся по домам?! Я не больше твоего хотела публичности, но раз уж так вышло, наверно, поздно отступать! Ну и мои заодно подтянулся…Мама и пара-тройка знакомых…

Чайкин: Ты ничего не говорила о маме!

Алиса (упирает руки в бока): С твоей стороны будет вся база, а с моей даже мама не может? Ну уж дудки!

Чайкин (с подозрением): Какая еще база?

Алиса: Ну Бальдер-то точно. А где он, там эти клоуны Зю и Дрю. Я иногда думаю, какие отчеты он пишет на свой Кралин – уж верно, мы все там выглядим клоунами …

Чайкин (тихо): Алиса, ты позвала Бальдера? Ты, вообще, в своем уме?!

Алиса: Ну во-первых, не я, а ты. Во-вторых, тебе что, жалко? Хочешь, чтобы Алекс пришла одна? А в-третьих, ему хоть какое-то развлечение – думаешь, весело два года тусоваться в центральных санаториях? А тут целая свадьба!

Чайкин (почти кричит): Алиса, это же будет фиктивная свадьба! Мы же через два месяца разведемся!

Алиса: Ну и что? По нынешним меркам нормально.

Чайкин: Но как мы все им объясним?!.

Алиса (легко): Да уж все забудут. Это женимся мы шумно – опять же и миграционная служба не подкопается - а разведемся потихоньку.

Чайкин хватается за голову и быстро выходит из комнаты.

Действие 4

Сцена 1

Ресторан № 1 Снежинска, свадьба Чайкина и Алисы. Алиса, Чайкин, Бальдер с тростью, Королькова, Дарис, патрульные, Алекс, мама Алисы и другие гости.

Чайкин (нервно, Алисе): Я все понимаю: гости, подруги, мама – но зачем было звать его?

Алиса (недоуменно): Кого «его»?

Чайкин: Дариса!

Алиса: А кто он вообще такой? Я не знаю.

Чайкин: Тебе повезло! Это неформальный лидер наци! Единственный из местных, кому удалось избежать Терры!

Чайкин направился было к нему, но Алиса удержала за руку.

Алиса: Пожалуйста, только не здесь! Что скажут гости?

Чайкин (вырываясь): Раньше надо было думать! (стремительно идет к Дарису).

Алиса пытается привлечь внимание Бальдера, горячо жестикулирует. Бальдер прерывает разговор с Алекс и удивленно смотрит на нее. Оборачивается на Чайкина, быстро идет, потом бежит, тяжело опираясь на палку. Перехватывает руку Чайкина и зажимает в локте - в захвате. Дарис оборачивается.

Дарис (неприязненно, узнавая Бальдера): Вам чего?

Бальдер: Мы обознались (пытается нащупать за спиной у Чайкина нож).

Дарис (Чайкину): Поздравляю с женитьбой. Невеста прекрасна в этом красном платье.

Чайкин бормочет что-то маловразумительное.

Дарис недовольно отворачивается и направляется к фуршетным столам. Бальдеру наконец удается перехватить нож и отбросить его подальше. Нож падает на кафель и складывается в жестяную улитку.

Бальдер (шепотом): Какой же я идиот! Я-то думал, ты снова хочешь летать – а ты просто хотел кого-то убить!

Чайкин (про себя): Не кого-то, а вполне конкретного.

Бальдер: А есть разница?!

Чайкин: Есть. Это Дарис, тысячник у наци в этом округе.


Бальдер: Ну и что? Убьешь его – пришлют нового, а тебя снова сошлют на Терру!

Чайкин: Зато новый, может, хотя бы не будет торговать гульбадролом.

Бальдер: Ты же говорил, это просто таблетки?

Чайкин: Я ошибся. Он вызывает привыкание сразу, и человек делает то, что прикажут.

Бальдер (после паузы): Почему же ты не сказал?..

Чайкин: Как будто кто-то спрашивал.

Бальдер: Ну да, раз уж ты и про суд не сказал, глупо было бы ждать большей откровенности. Даже странно, что я узнал о свадьбе – и то от Алисы (после молчания). А сейчас бросил?

Чайкин: Бросил.

Бальдер: Значит, все-таки можно?

Чайкин: Ну, мне одна женщина помогла. И еще Терра.

Бальдер: Ага. Терра, понятно. А почему в суде не сказал?

Чайкин: Как будто можно что-нибудь доказать.

Бальдер: Значит, не надо бороться?

Чайкин: Особо не поборешься один.

Бальдер: Придурок ты, а не один.

Чайкин (со вздохом): А ты чудила.



Сцена 2

Следующий день. Склад базы. Алекс, Чайкин.

Чайкин (входя на склад): Алекс, я слышал, вчера завезли большую партию баллонов?

Алекс: Может, и завезли (скрещивает руки на груди). Тебе-то что?

Чайкин: Может, ты бы списала один - для меня?

Алекс (непримиримо): Не имею права. А даже если бы и могла, ни за что бы тебе не выдала, Чайник.

Чайкин: Почему?

Алекс: Потому что ты больше не имеешь никакого отношения к базе!

Чайкин: Но мне очень надо! Пойми: скоро будут учения, и я участвую...

Алекс: Ты? Не может быть.

Чайкин: Варвара сказала, что участвуют даже офицеры запаса.

Алекс (прищурившись): Хочешь произвести впечатление на него? Хочешь совет? Не суйся.

Чайкин: А ты хочешь нарушить инструкцию ВП?

Алекс: Я не получала от нее распоряжений.

Чайкин: Наверно, она еще не успела.

Алекс: Нет распоряжения - нет жилета. Если тебе так надо, принеси от нее доверенность.

Чайкин: Зачем же дергать человека по пустякам перед важным мероприятием?

Алекс: Тогда нет. И все-таки послушай совета - не суйся!

Чайкин (выходя): Сам как-нибудь разберусь.

Сцена 3

Вечер, бар. Чайкин, Алекс, другие посетители, потом Элла.

Чайкин заходит в бар и видит Алекс, перед которой стоит десять дринков – пять уже пустых, а пять полных. Чайкин без спроса садится за ее стол.

Чайкин: Ты что здесь делаешь?

Алекс: Вышиваю (икает). То есть… выпиваю.

Чайкин: Александра, ты не можешь сидеть тут в баре и напиваться одна!

Алекс: Да? А почему это - у нас вроде бы равноправие? Пока...

Чайкин: Потому что ты женщина!

Алекс: Правда? (пьяно усмехается). А твой теперь уже бесхвостный приятель этого не замечает. Может, просветишь его?

Чайкин: Тебе уже хватит на сегодня (пытается отобрать у нее дринк, но Алекс тянет на себя).

Алекс: Ну да, ты же у нас известный знаток точной дозы!

Чайкин (морщится): Прекрати.

Алекс: А знаешь, иногда я тебя даже понимаю – так хочется взять ему и что-нибудь отстрелить, пусть даже и чужими руками. Знаешь, я ведь сегодня ему рассказала… ну, о своих чувствах… Послушала Алису, дура. А оказалось, у него уже есть невеста. С Кралина, как легко можно предположить. И вчера она прилетела на Землю. Раз уж у него не получилось улететь…

Чайкин: Что же ты раньше не спросила? Я бы тебе давно сказал.

Алекс: Да как-то, знаешь, разговор не заходил… (горячо): А почему он не сказал? Неужели не замечал все усилия, все знаки и внимание? И кто была рядом, когда ему было плохо, кто сидел целыми днями у его койки – я или она?! А вообще я поняла, у меня все слишком спокойно. Надо просто все время попадать в какую-нибудь з-цу, чтобы меня надо было вечно из нее вытаскивать. Вот веселуха, правда? Кстати, не подскажешь с высоты своего опыта, с чего можно начать? Может, прямо с гульбадрола? Или для начала поучаствовать в паре-тройке нацистских погромов? Я думаю, мне все всё простят, ведь теперь я всего лишь хочу стать штурманом на «Шкатулке!»

Чайкин (с сожалением): Дура ты, Алекс. И не потому что втрескалась в парня с другой планеты. И не потому что действуешь так напролом. И даже потому что толком его не знаешь – а потому что даже не удосужилась спросить у тех, кто знает! Ну что тебе даст штурманское кресло? Бальдер никогда не заведет романов на борту, потому что никогда не нарушит Кодекс.

Элла (входит в бар и подходит к их столику): Не подскажете, как можно найти старлея Ласточкина?

Чайкин (вздрогнув и обернувшись): Элла? Элла! (обнимает ее). Ты прилетела!

Элла (с улыбкой) Да, у меня завтра здесь концерт, вот и решила повидаться.

Чайкин (глупо улыбаясь): Как ты меня нашла?

Элла: А где тебя еще искать, как не в местном баре?

Чайкин: Я скачал твой диск – это что-то!

Элла: Надеюсь, хорошее?

Чайкин: Спрашиваешь!

Элла: Я потому и хотела повидаться. Там ведь некоторые твои песни, и тебе полагаются авторские…

Чайкин: Это был подарок.

Элла: Я не могу его принять.

Чайкин: Почему я не могу подарить хоть что-то красивой девушке?

Элла: Но должна же я чем-то тебя отблагодарить!

Чайкин: Для меня увидеть тебя – уже подарок.

Элла: Я настаиваю!

Чайкин: Ну разве что пригласительный на концерт?

Элла: Это само собой! (достает из сумочки конверт). Я не знала, один ты пойдешь или нет, на всякий случай два!

Чайкин: Спасибо, моя жена обожает твоего «Клоуна». Постоянно напевает.

Элла (с неловкой усмешкой): Ты уже успел жениться?

Чайкин: Так вышло. Долгая история.

Элла (глядит на айклок): Да, я совсем забыла о времени – у меня же все гастроли расписаны по минутам… Только на полчаса удалось вырваться… Ну, я побежала?

Чайкин: До встречи!

Элла выходит.

Алекс: Это была Элла Трубачева? Та самая?

Чайкин: По-моему, Элла Трубачева одна.

Алекс: Ты ее знаешь? И ничего не попросил?

Чайкин: Я как-то не привык просить у женщин.

Алекс: Ну ты же брал деньги у Алисы? Она мне рассказала.

Чайкин: Алиса не женщина, она мое проклятье.

Алекс: Так ей и передам (кладет голову на согнутые руки и засыпает).



Cцена 4

Кают-компания. Чайкин, Бальдер, Зигфрид, патрульные. Входит Королькова. Чайкин ходит по комнате с подносом.

Королькова: Вы, Чайкин, даже если устроились разнорабочим на полставки, не обязаны разносить чай.

Чайкин: Ну что вы, Варвара Петровна, мне не трудно.

Королькова: И все-таки все, кому надо, сами себе нальют. (Оборачиваясь к Бальдеру): Очень рада, что вы решили снова выйти на службу. Как ваша спина?

Бальдер: Отлично.

Зигфрид переключает канал у трехмерного монитора погромче. На экране появляется адмирал Чайкин. Зигфрид делает звук погромче.

На большом экране видно, как журналистка берет интервью у адмирала.

Журналистка: Ходят слухи, что ваш перевод в другой регион с понижением связан со скандальными выходками вашего сына, в частности, его связями с неонационалистами…

Адмирал: Ваша информация устарела. У меня есть только дочери.

Чайкин бледнеет и роняет поднос с чашками на пол. Все замолкают и смотрят то на него, то на экран.

Королькова: Сделайте милость, Зигфрид, убавьте звук, слишком уж громко.

Чайкин подбирает поднос и осколки чашек, выбрасывает их в мусорное ведро и, держась очень прямо, выходит из кают-компании. Бальдер делает движение пойти следом, но остается на месте.

Королькова: Вы оглохли, Зигфрид? Переключите!

Зигфрид выключает экран. В кают-компании устанавливается тишина.

Сцена 5

Бальдер на корабле «Шкатулка». Входит, долго осматривается, оглядывает рубку и штурвал. Потом набирает на айлоке номер адмирала Чайкина и звонит ему.

Голос адмирала Чайкина: Алло.

Бальдер: Здравствуйте. Меня зовут капитан Бальдер. Вы меня не знаете, но я хотел бы…

Голос адмирала: Тот самый Бальдер? Почему не знаю, наслышан.

Бальдер: Тогда я хотел бы сказать… (Решительно): Вы не должны были так говорить о сыне! Тем более в интервью.

Голос адмирала: Что вы сейчас сказали?

Бальдер: Это было жестоко.

Голос адмирала: Надеюсь, вы не будете мне указывать, что я должен говорить, а что нет?

Бальдер: Дейл очень переживает.

Голос адмирала: Уж, верно, не о моей карьере?

Бальдер: Карьерой жизнь не ограничивается.

Голос адмирала: Что же он не переживал раньше, когда заваривал эту кашу?

Бальдер: То, что случилось, нельзя изменить.

Голос адмирала: Так же как и мои слова!

Бальдер: Вы можете взять их назад.

Голос адмирала: Вот уж чему не бывать. Знаете, я продолжаю этот разговор всего по одной причине: вы диппосланник Кралина, и не хотелось бы портить отношения с вашей планетой окончательно, но и моему терпению есть предел. Поэтому просто предлагаю на этом закончить.

Бальдер: Я просто хотел сказать, что ваши слова Дейла сильно задели. Может быть, я мог бы передать ему, что вы тоже сожалеете?

Голос адмирала: Может быть, вы не будете лезть в мои отношения с сыном?!

Бальдер: Но ведь вам это не будет стоить ничего!

Голос адмирала (После долгого молчания): Знаете, я начинаю понимать сына. Кажется, я действительно погорячился - вы кого угодно доведете. Говорите уже что хотите, только не звоните мне больше.

Сцена 6

Гараж в доме Чайкина, веселая компания и дым коромыслом. Чайкин, Гвоздь, малознакомые приятели-собутыльники.

Гвоздь подходит к продавленному дивану, на котором обосновалась Чайкин со своей ближайшей компанией.

Гвоздь (радостно): Вот вы все где!

Чайкин посторонился, освобождая место у кальяна.

Гвоздь (морщится): Что за детский сад (быстро оглядывается, вытаскивает из-за пазухи небольшой пакетик). Зачем это, если есть гульбадрол! Будешь?

Чайкин (безразлично): А давай (берет пакетик). Спасибо, Гвоздь, ты настоящий друг.

Гвоздь: Да уж, не то что этот хвостатый чужак.

Чайкин (изменившись в лице): Пошел вон! (замахивается).

Присутствующие по инерции смеются.

Чайкин (на всех): Пошли все вон! Убирайтесь!

Гости испуганно уходят, а Чайкин, оставшись один, закрывает лицо руками.



Сцена 7

Опустевший гараж. Чайкин стоит на стуле и надевает на шею веревку. На его руке вибрирует айклок.

Чайкин колеблется, потом нажимает на кнопку приема, не включая видеофон.

Бальдер: Привет!

Чайкин (глухо): Привет.

Бальдер: Я не вовремя?

Чайкин (после долгого молчания): Да нет.

Бальдер: Что нового?

Чайкин: Ничего.

Бальдер: У нас тоже по-старому. Кстати, отец передает тебе привет.

Чайкин (вяло): Чей?

Бальдер: Твой.

Чайкин: Ты говорил с моим отцом? Зачем?...

Бальдер: Я просто указал ему, что его слова были недостаточно тактичны.

Чайкин: Ты ему указал? Ты что, камикадзе?! Он сотрет тебя в порошок, лишит всего!

Бальдер: Это вряд ли. Я все-таки подданный Кралина. Здесь у меня мало что есть. Да и дома, если подумать…

Чайкин: Я не хочу ничего слышать.

Бальдер: Но адмирал...

Чайкин (кричит): Я не хочу ничего слышать!

Бальдер: … Признался, что сожалеет о своих словах и готов взять их назад.

Чайкин: Врешь!

Бальдер (с обидой): Кралинцы не врут.

Чайкин (устало): Зачем тебе это надо было, а?

Бальдер: Ну... я думаю... мы ведь еще друзья?

Чайкин: Зачем тебе это надо?

Бальдер: Без тебя на базе как-то не так. (Поспешно): Скоро будут водные учения, ты участвуешь?

Чайкин: Не знаю (с сомнением смотрит на веревку).

Бальдер: Тогда до встречи?

Чайкин (слезает со стула): До встречи.

Действие 5

Сцена 1

Ресторан. Бальдер и Дора.

Бальдер (поглядывая на айклок): Водные учения на сухопутной базе – это новая идея адмирала. Они проходят как раз сегодня…

Дора (невозмутимо): Хорошо, что ты сегодня взял выходной.

Бальдер: Но ведь ты же ко мне прилетела... Сегодня ровно десять циклов с тех пор, как мы обручились. Это значит, что по нашим традициям… (мнется). Что традиция велит… (вытаскивает из-за пазухи коробочку). Дора, я хотел спросить, согласна ли ты…

В ресторан вбегает Алекс. Она непривычно растрепана, с ее волос стекает вода.

Алекс: Бальдер, гоботы напали на базу!

Бальдер вскакивает, и из коробочки выкатывается хрустальная сфера. Дора наклоняется и поднимает ее, когда ни Бальдера, ни Алекс уже не видно. По ее лицу сложно было догадаться, что она чувствует.



Сцена 2

Территория базы и соседние улицы. Бой патрульных с гоботами. Из глаз Бальдера вырываются золотисто-красные лучи. Алекс и остальные патрульные в изумлении. Бальдер - трехметровый, весь словно горящий изнутри, как расплавленная сталь, полыхающий огнем направо и налево – шагает между ставшими маленькими гоботами, прожигает насквозь нападающие судна гоботов, скучившиеся в одном месте. Через несколько минут все кончено, только в отдалении кое-где виднеются дымящиеся куски железа - все, что осталось от группировки гоботов. Бальдер выдыхает, электрическая подсветка исчезает, и он снова становится своего обычного роста.

Бальдер (подходя к Корольковой): Я немного вышел из себя... Но я все возмещу.

Королькова (через силу): Это само собой.

Бальдер: И как они так угадали со временем? Странно, что вся эта махина еще не перевернулась. А где Дейл?

Алекс: Наверно, отсиживается в безопасности.

Королькова: Вообще он был в числе подводников, и, кстати, единственный не нарушил приказ. А вы почему всплыли? Платформа могла опрокинуться!

Зю и Дрю (хором): Так ведь гоботы же напали!

Алекс (удивленно): Так Дейл действительно участвует в учениях? А я думала, снова врет. Даже дала ему пробный баллон… (запнувшись, зажала себе рот, чтобы не закричать).

Сцена 3

Просторный зал, чем-то напоминающий судебный. 12 присяжных разного возраста, расы и пола, судья, сидящий в тени, прокурор, похожая на Рику, и адвокат, напоминающая Василису. При появлении Чайкина все оборачиваются на него.

Прокурор: Старлей Даниил Чайкин, бывший заключенный, 29 лет?

Чайкин кивает, поняв, что не может говорить.

Прокурор: Пожалуй, начнем (хлопает в ладоши). Итак, дело о нарушении присяги, вступлении в сговор с бандформированием и раздувании межпланетного конфликта.

Адвокат (поднимаясь с места): Я считаю, что мой подзащитный не должен отвечать за то, за что уже ответил. На Земле был вынесен приговор и назначено наказание – я бы сказала, чересчур суровое – которой он успешно отбыл. К слову сказать, никакого наказания вообще бы не было, если бы старлей Чайкин сам не написал явку с повинной, потому что ни свидетелей не нашлось, ни нападавших, даже сам пострадавший так до сих пор и не заявил.

Прокурор: Наказание не должно засчитываться, поскольку был доказан факт несанкционированной помощи при отбывании срока.

Адвокат: Протестую! Помощь была санкционирована, у меня есть свидетельство (роется в кейсе).

Прокурор (твердо): Обвиняемый вместе с наци чуть не убил человека. Точнее, убили бы, если бы это был человек.

Адвокат: Старлей Чайкин помогал им не по доброй воле, а из-за гульбадрола…

Прокурор: С каких пор наркотическая зависимость стала смягчающим обстоятельством?

Напряженный голос, идущий сверху:

Готовьте адреналин!

Чайкин крутит головой, пытаясь расслышать голоса через помехи.

Первый голос: Сколько лет?

Голос Бальдера: Двадцать девять.

Первый голос: Сколько времени прошло? (Помехи) Были вредные привычки? Курение, алкоголь? (Треск) Отпустите руку! (Помехи) Да хоть с Юпитера! Разряд! Два кубика (помехи) Руку убери, говорят! (помехи) Уберите его кто-нибудь! Двести! (Треск)

Голос Алисы (истерично): Что за бред? Немедленно пустите! Вы все врете! Бальдер, скажи им! Сделай что-нибудь, ты же с Кралина! C Кралина ты или нет? (Помехи). Это я подсыпала гульбадрол в первый раз, я не знала, что он сразу вызовет привыкание! Морис сказал…

Голос Бальдера: …Сейчас что-нибудь придумаем (треск) Через месяц в ралли (Помехи). Первое место, обязательно, или второе, неважно (треск)… Рули первым? (Писк) Разносить кофе, только… (помехи) Никогда не сдаешься! Это же просто, давай на счет…

Чайкин дергается, почувствовав удар в грудь.

Голос Бальдера: Ты не можешь подставить меня снова, понял, ренегат (писк)… ТРИ!

Адвокат: (оживившись, быстро): В свете открывшихся фактов я требую пересмотра дела! Нам нужно время для допрасследования.

Прокурор: Протестую!

Судья (спокойно): Протест отклонен. До выяснения всех обстоятельств мера пресечения – подписка о невыезде, место пребывания – Земля.



Сцена 4

Площадка для учений. Алекс, Бальдер.

В спасательный аэрокар, на котором увезли Чайкина, пустили только Алису как жену. Успокоенные патрульные расходятся.

Алекс (неуверенно): Ну, вроде бы все обошлось? Теперь Чайкин не только не горит, но и не тонет?

Бальдер: Да, у него пульс нитевидный, но это все же лучше, чем никакой, верно?

Алекс (замечая, что его руки до сих пор дрожат): Все будет нормально (кладет ему руку на плечо), он поправится.

Бальдер вытирает щеки, и на землю падает пара синих камушков, похожих на топазы.

Бальдер (смущенно): Теперь, наверно, ты не сможешь меня уважать?

Алекс (горячо): Ну что ты, я же видела, какой ты… блестящий.

Бальдер пожимает ее ладонь.

Алекс (шепотом, приближаясь вплотную): А ты и раньше так мог? Ну, как с гоботами…

Бальдер (так же шепотом): Кажется, нет…

Алекс прижимается еще ближе, и Бальдер целует ее.

Сцена 5

Через две недели. Кабинет Корольковой, девять утра.

Бальдер стучит в кабинет, а потом заходит с подносом.

Бальдер: Варвара Петровна, вы какой кофе любите? С сахаром или без?

Королькова (вздрагивает): Что?

Бальдер: Я на всякий случай сделал две чашки экспрессо, но если что-то не так, вы скажите (ставит перед ней поднос с кофейными принадлежностями). Я завел папку, где отмечаю, кто что любит, особые предпочтения и противопоказания.

Варвара Петровна: Очень интересно. Спасибо (с шумом поднимается и выходит из кабинета, Бальдер за ней).

Сцена 6

Кают-компания базы, Чайкин и Королькова.

Чайкин допивает кофе, когда входит Королькова.

Королькова: Старлей Чайкин, а вы мне не объясните, почему один из лучших капитанов на моей базе занимается по утрам тем, что разносит кофе?

Чайкин (невинно): Это вы про кого?

Варвара Петровна: Вы прекрасно знаете, про кого! Про вашего капитана! Он для этого сдавал аттестацию по здоровью и восстанавливался на базе, чтобы разносить по утрам кофе?!

Чайкин: Это вы у него спросите.

Королькова (качая головой): Я даже не хочу в это вникать. Единственное, что я хочу - чтобы это прекратилось, так что будьте добры поговорить с ним по этому поводу.

Чайкин: А с чего вы взяли, что он меня послушает? Это ведь он капитан, а не я.

Королькова: Потому что я не сомневаюсь, что тут замешаны вы! Как и во всем странном, нелепом и нелогичном, что происходит на базе и в городе!

Чайкин (дурашливо кланяется): Вы мне льстите.

Королькова: Вы можете дурачиться, сколько угодно, но я уверена – без вас не обошлось! Наверняка это вы внушили ему комплекс вины – но должна вас огорчить, во всех ваших бедах виноваты исключительно вы сами! Ну еще, может быть, гульбадрол!

Чайкин (беззаботно) Я же вам говорил, что давно бросил. Перешел на чиозаместительную терапию…

Королькова: В это я тоже не хочу вникать!.. Я просто хочу, чтобы вы это прекратили!

Чайкин (улыбаясь): Варвара Петровна, кому другому я бы отказал, но вам не могу… (поймав взгляд Варвары Петровны): Ладно, завтра поговорю.

Королькова: Вы сделаете это сегодня, и даже прямо сейчас! Вон, кстати, он идет.

Бальдер (входя в кают-компанию, Чайкину): Я хотел уточнить: шляпу мне есть до мюзикла или после, все-таки это часть интуража?

Королькова тяжело вздыхает и, сделав Чайкину страшные глаза, выходит из кают-компании.

Чайкин: Бальдер, расслабься, ты ничего не должен, и… и брать меня в ралли тоже.

Бальдер (после молчания): Правду сказать, я не прошел аттестацию по здоровью. То есть частично прошел. Думал, раз спина уже не барахлит, но запросто пройду. А нужно было...

Чайкин: Дать взятку?

Бальдер (вздыхает): Больше тренироваться.

Чайкин: Ну и плевать на эти гонки (после паузы, торопливо): Слушай, а какое название было у той страны, у которой… ну, столица?

Бальдер: Кажется, что-то вроде Рэйшен Федерэйшен.

Чайкин (прищурившись): Да… Если бы я родился раньше, запросто мог бы быть райшен-федерэйшенцом…

Бальдер: Красиво звучит.

Чайкин: Да уж получше, чем какой-то там кралинец…

Сцена 7

Квартира Алисы. Терраса. Алиса, потом Чайкин.

Алиса видит в окно приближающийся аэробат Чайкина и спешит привести макияж и прическу в порядок. Чайкин залетает на балкон-террасу.

Алиса (принимая безразличный вид): О, какие люди. Вот уж кого не ждала увидеть. Все-таки сорок минут остановка. Были слухи, что уже хана. Ну и как на том свете?

Чайкин (сдержанно): Терпимо.

Алиса: Решил заглянуть и домой?

Чайкин (медленно): Алиса, ты брала деньги у наци?

Алиса (сощурившись): Что, Алекс настучала? Ну конечно, Алекс – не Бальдер же. Для этого он слишком щепетильный.

Чайкин: Я спросил: брала или нет?

Алиса: Ну надо же как-то выкручиваться. Ты ведь меня содержать не можешь – раз по примеру капитана не берешь взяток с лихачей. А мне надо на что-то жить. Не на свою же зарплату.

Чайкин: Надеюсь, ты хоть купила что-нибудь стоящее?

Алиса: К сожалению, я положила деньги на наш общий счет. Когда поднялась суета, его заблокировали, и я не успела ничего снять.

Чайкин: Да, действительно обидно. Но ты ведь успела оформить свои бумажки? Насчет гражданства и прочее?

Алиса: Вполне.

Чайкин: Тогда завтра подаем заявление о разводе.

Алиса (с усмешкой): Что, понадобилась свобода?

Чайкин: Я понял, глупо жить под ширмой.

Алиса: А может, собрался связать судьбу с одной из тех, что вечно крутились рядом?

Чайкин: Не твое дело (собираясь уходить).

Алиса: А знаешь, это такой кайф – просто знать, что не убила своего близкого человека!

Чайкин останавливается.

Алиса (истерически): Просыпаться утром и знать, что ты тоже жив, несмотря ни на что. Оказалось, это круче алкоголя и гульбадрола вместе взятых – не находишь?

Чайкин (тихо): Что ты врешь, ты же меня ненавидишь?

Алиса: Как же тебя можно ненавидеть? Ты же был самый классный парень в классе…

Чайкин: Что?

Алиса: Обычно людям везет или в школе, или после нее. А тебе везет всегда, видно, ты просто притягиваешь людей... И прочих сознательных существ.

Чайкин: Ты намекаешь, что училась со мной в одной школе?

Алиса: И конечно, ты не узнал во мне дурнушку, которая плакала и травилась из-за тебя...

Чайкин (после молчания): Что делала?

Алиса: Ну да, я же сменила фамилию, где тебе узнать? Вы с Морисом и Джеком замечали меня, лишь когда надо было над кем-то подшутить. Например, позвать меня на бал дурнушек. Интересно, чья это была идея? Мориса, наверно, вечно он подбивал тебя на всякие штуки.

Алиса: Это ты сейчас все сочинила? Тебе что-то еще от меня надо?

Алиса (согласно кивает): Нет. Не нужно ничего уже... Я и не рассчитывала, что ты узнаешь, но все равно было почему-то обидно. А вот Морис меня сразу признал - забавно, да? И предложил подшутить над тобой. Я не думала, что гульбадрол наркотик, вы же с ним были друзья. Он сказал, что это седативное, и после двойной дозы ты вырубишься на дежурстве, и тебя поднимут на смех. И я решила, вы же тогда шутили надо мной вдвоем, почему бы и мне... А потом на наш счет неожиданно перевели деньги - я даже не успела разобраться, как карточку заблокировали... Я испугалась – вдруг подумают, что взятка? Вдруг я потеряю работу? Ведь все что у меня есть – это работа! (резко выдыхает и улыбается). Но несмотря на всякие мелочи вроде позора и одиночества, я счастлива. Я, конечно, дура, что говорю все это, но что делать, если получается так по-дурацки... Мне даже не нужно, чтобы ты был моим мужем, или был со мной, я просто хочу чтобы ты был... (плачет).

Чайкин (делает шаг навстречу): Знаешь, не так уж мне и везет.

Сцена 8

Комната Алисы. Алиса и Чайкин.

Чайкин: Не плачь. Ты обязательно встретишь своего парня, и выйдешь за него замуж по-настоящему!

Алиса: Мама говорила, что только один раз…Пусть не было платья и букета, гостей и фаты…Даже первой брачной ночи… Вообще никакой ночи…

Чайкин: Ну еще все будет!

Алиса: Много ты понимаешь! Нельзя во второй раз в платье! Я буду разведенка… Неужели я настолько… никакая…

Чайкин: Алька, ну ты чего?.. Что ж ты молчала про ночь? Я же не знал (неуверенно проводит ладонью по волосам Алисы).

Алиса: Ты еще многого не знал. Например, как меня бил отчим, и как уставала на двух работах мама, поэтому я не смела пожаловаться ей. Конечно, где мне было тягаться со школьными красотками за внимание классного лидера - тебя, если по два года приходилось ходить в одном и том же растянутом свитере и получать за это насмешки от твоих приятелей? Я сначала плакала, даже как-то наглоталась таблеток, но промахнулась с дозой, дура. А потом дотерпела до выпускного в девятом классе и сбежала с одним аэроциклистом. Запомнила только, какие огромные были у него руки – просто как два ковша – и как он до последнего не верил, что у меня в первый раз. А потом он оставил меня в одном из придорожных мотелей, где я повстречала хозяйку. Я была дикой – ревела, шипела и кусала клиентов, и меня сочли негодной, но хозяйка не выгнала, оставила при себе. Сделала не шлюшкой, а кем-то вроде своей ученицы. Она учила меня всему – тому, что книжки врут и нет у человека ни любви, ни доброты – одни лишь зубы и когти, и только они помогут выбраться на поверхность. И я старалась, барахталась. Когда хозяйка заболела, неожиданно дала мне денег, много. Сказала, на образование – и чуть не силком вытолкала из мотеля. Я снова ревела, только что не кусалась – но ослушаться не посмела. Слово хозяйки – кремень. И поплелась в жизнь. Поехала на Юг. На удивление легко поступила там в колледж, на бухгалтера. Сначала ничего не понимала и путалась в цифрах, а потом ничего, пообвыкла (человек вообще ко всему привыкает). И больше не плакала. Я уже думала, что все знаю, поэтому меня и бесили такие, как Бальдер или Алекс – глядя на них, начинала сомневаться. Значит, можно и по-другому? И почему тогда не получается у меня?! (смотрит на него с испугом, ожидая насмешки).

Чайкин (после долгого молчания): Странно у нас с тобой. Обычно люди сначала друг друга узнают, находят что-то общее, влюбляются, а потом женятся – а мы как бы наоборот…

Алиса (шепотом, после долгой паузы): А можно, я возьму твою фамилию?



Во всем доме гаснет свет – вылетают пробки от перенапряжения.

2013 год





Достарыңызбен бөлісу:


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет