«От тридцатилетнего возраста и старше »



Дата03.04.2016
өлшемі121.03 Kb.
С Б-жьей помощью

 

Насо


«От тридцатилетнего возраста и старше...» 

В первых двух разделах главы «Насо» заканчивается рассказ об исчислении евреев, которое производилось в Синайской пустыне во второй месяц второго года по выходе их из Египта. Третий раздел главы, в котором идет речь о вопросах, связанных с ритуальной чистотой, а также с жертвоприношениями, весьма короток – он состоит всего лишь из десяти стихов. Напротив, следующий, четвертый раздел – довольно объемист, он включает в себя почти пятьдесят стихов. В первой половине этого раздела излагается особый ритуал, цель которого – восстановить доброе имя женщины, подозреваемой в измене своему мужу, или наказать ее, если подозрения не были напрасными. Затем в том же разделе следуют положения, касающиеся обета воздержания от вина, так называемого назарейства, от слова «назир», что означает «воздерживающийся».

«С какой целью рассказ о «назире» помещен рядом с рассказом о неверной жене? – спрашивает талмудический ученый р. Йегуда ха-насси в трактате «Берахот», и он же отвечает: – Чтобы сказать тебе: тот, кто видит бесчестье совращенной, должен отказаться от вина». Ученый имеет здесь в виду, что большое число преступлений против морали совершается под влиянием хмельного.

Кроме воздержания от вина, что составляет суть принятого зарока, назиру также предписано воздерживаться от употребления в пищу винограда, «от зерен до кожицы», запрещено стричь волосы и оскверняться прикосновением к мертвому.

Подлинное соблюдение назарейства по закону возможно только лишь в Земле Израиля. В Талмуде рассказывается, что греческая царица Елена обязалась блюсти обет назарейства в течение семи лет, если ее сын вернется с войны невредимым. По возвращении сына она сдержала данный зарок. Прошло семь лет, и царица прибыла в Иерусалим, чтобы принести жертву, положенную после завершения срока назарейства, и тогда ученые из школы Гилеля довели до ее сведения, что ей придется блюсти обет еще семь лет: предыдущие, проведенные вне Святой Земли, ей не могут быть засчитаны («Назир», гл. 3, 6).

Кроме назарейства, принятого на определенный срок, существовало также пожизненное назарейство. Пожизненными назирами были, например, пророк Самуил и сын царя Давида Авшалом, доставивший отцу немало горя. Из-за своих длинных волос Авшалом и погиб, зацепившись ими за ветви, когда он убегал от своих преследователей.

Пожизненные назиры имели право стричь волосы раз в год. Однако имелся еще один вид назарейства, когда облеченному этим обетом нельзя было стричь волосы в течение всей жизни. Это так называемое «назарейство Самсона».

Богатырь Самсон, обладавший, как рассказывает ТАНАХ, нечеловеческой силой и в то же время вполне человеческой натурой, принадлежит к числу популярнейших библейских героев. Те из наших читателей, кто имел возможность познакомиться с фонтанами Петергофского дворца под Ленинградом, наверняка запомнили скульптурную фигуру Самсона, разрывающего льва, «как козленка» (по библейскому выражению).

Английский поэт 17-го века Джон Милтон посвятил Самсону поэтическую драму, считающуюся величайшим образцом классической английской литературы. Рембрандт, Рубенс и Ван-Дейк писали о нем картины, Доре запечатлел его на своих гравюрах. Широко известны также опера французского композитора Сен-Санса «Самсон и Далила». И конечно, нельзя не упомянуть здесь роман Владимира Жаботинского «Самсон».

Еще до рождения Самсона его матери было передано через ангела: «Берегись, не пей вина... и не ешь ничего нечистого. Ибо вот ты зачнешь и родишь сына, и бритва да не взойдет на голову его, ибо Б-жьим назиром будет отрок от рождения, и он начнет вызволять евреев от руки филистимлян».

Двадцать лет правил Самсон Израилем, наводя ужас на врагов. «И было после сего, и полюбил он женщину в долине Сорек, а имя ее – Далила», – рассказывает книга Судей. За крупную мзду, обещанную филистимлянами, Далила взялась раскрыть тайну необыкновенной силы Самсона. Трижды богатырь пытался обмануть коварную любовницу, но на четвертый раз, не устояв перед постоянными упреками в неискренности, Самсон рассказал ей: «Б-жий назир я с рождения; если остригусь – покинет меня сила, я ослабею и буду, как все». «И увидела Далила, что раскрыл он перед ней все сердце свое».

Почему Далила была уверена, что на этот раз Самсон не солгал? По мнению талмудического ученого Рава, истину всегда можно отличить от лжи. Другой талмудический ученый Абайя считает, что Далила поняла: упомянув имя Б-га, еврейский судья не мог бы сказать неправду.

«И схватили его филистимляне, и выкололи ему глаза, и привели его в Газу». Ликованию филистимлян не было предела. Великое празднество устроили они в честь своего божества Дагона. Тысячи их собрались в огромном Храме, в центре которого стоял слепой Самсон между двумя столбами, подпиравшими крышу. «И воззвал Самсон к Б-гу и сказал: «Г-споди, Б-же, помяни меня, прошу, и укрепи меня лишь на сей раз». Воскликнув: «Да умру я с филистимлянами!» – Самсон сдвинул столбы, у которых стоял. «И было убитых, что убил он при смерти своей, больше, чем убитых при его жизни».

Выше упоминались слова р. Йегуды ха-насси о положительной черте назарейства, каковой является воздержание от вина. И в отношении всех остальных предписаний, касающихся назарейства, существуют объяснения того, какую роль играют они в моральном совершенствовании человека, пожелавшего стать Б-жьим «назиром». И все же отношение еврейских ученых к назарейству, как и к обетам вообще, – сдержанное.

В нынешней недельной главе, в том месте, где рассказывается о предписанных назиру жертвоприношениях, в частности, говорится, что священнослужитель «искупит его от прегрешения против души». «Против какой души согрешил назир?» – спрашивает р. Эла-зар ха-капар в талмудическом трактате «Недарим». И ученый отвечает: «Это то, что он лишил себя вина». В этих словах р. Элазара отражен взгляд еврейских ученых вообще на Тору.

Тора дана для того, чтобы принести на землю мир и гармонию. То, что может повредить человеку как индивиду, так и обществу, она категорически запрещает. Все остальное она предписывает человеку употреблять на пользу себе и другим людям, ибо нет в мире, сотворенном Вс-вышним, ничего лишнего.

И Тора дает рекомендации, как человек может удовлетворить даже свои природные потребности, при этом не только не опускаясь духовно, но, напротив, совершенствуясь и совершенствуя окружающий мир.

В этой связи уместно заметить следующее. Песах, праздник освобождения из египетского плена, принято называть еще праздником мацы, ибо в дни этого праздника категорически запрещено употреблять в пищу квашеный хлеб. Философы поясняют: заквашенное тесто в отличие от пресного поднимается, увеличивается в объеме, поэтому оно является символом высокомерия и гордости. Сынам Израиля, готовящимся к принятию священнической миссии, следует искоренить в себе высокомерие как источник многих душевных пороков и поступков, недостойных человека, принадлежащего к царству священнослужителей. Поэтому им предписано употреблять в пищу исключительно пресный хлеб, мацу, называемую в Библии хлебом бедности.

Но вот наступает день дарования Торы, праздник Шавуот. В этот праздник предписано приносить в Храм хлеба, испеченные именно из квашеного теста. Ибо теперь, по прошествии сорока девяти дней нравственного очищения и получении Б-жественного Закона, гордость в известной мере не только не вредна, но, напротив, является естественным следствием радости, благодарности Всевышнему за бесценное дарование.

И поэтому издревле принято в еврейских семьях, чтобы, как только ребенок начинает говорить, отец разучивал с ним стих: «Тору заповедал нам Моисей; наследие она общине Яакова». Чтобы ребенок повторял эти слова ежедневно, учась гордиться своей принадлежностью к этой общине, измученной и израненной многовековым галутом, но независимой и вечной, как само Б-жественное Учение.

Как уже писалось, в «Насо» излагается закон о «соте», которому талмудические мудрецы посвятили целый трактат под таким же названием. Сота (в переводе – «совращенная») – это женщина, которой ревнивый муж запретил уединяться с неким мужчиной, вызвавшим его подозрение, и которая тем не менее уединилась с ним. Имеются свидетели уединения, но нет прямых свидетелей греха. В таком случае ни женщину, ни ее предполагаемого совратителя нельзя предать смертной казни, потому что их преступление не засвидетельствовано. Если она признается в нарушении супружеской верности, то ей предписывается развестись с мужем, однако и за совратителя выходить ей замуж запрещено. Если женщина утверждает, что не нарушила супружескую верность, то, чтобы избавить ее мужа от сомнений и полностью восстановить мир в семье, Тора предписывает ритуал, о котором и рассказывается в данном разделе главы.

Если женщина (сота) сознавалась, то ее не подвергали этому опасному для нее и унизительному ритуалу. Поэтому ее всячески старались уговорить признаться в грехе. Чтобы в этом не помешала ей гордость, ее унижали – в частности, коэн обнажал ее голову. По поводу этой детали ритуала Мидраш говорит: «Коэн обнажал ее голову и говорил ей: ты отошла от пути дочерей Израилевых, прикрывающих свои головы, и пошла по пути язычников, которые расхаживают с непокрытыми волосами. Вот тебе то, чего ты хотела». РАШИ, комментируя стих, содержащий предписание обнажить голову соты, замечает: «Отсюда следует, что для дочерей Израилевых обнажение головы считается позором».

Впрочем, не только у евреев, но и у других народов, включая русский, в былые времена замужние женщины не появлялись перед посторонними с непокрытой головой. (Ср. выражение «опростоволосилась», а также у Грибоедова: «Кричали женщины «ура!» и в воздух чепчики бросали», т. е. выходили за рамки приличия.) Отсюда можно заключить, что стремление прикрыть свои волосы естественно для любой замужней женщины, истекает из самой женской натуры, если только она не старается сознательно подавить в себе стыдливость и не подвержена дурному примеру окружающих.

По мнению Мидраша (Пиркей де-рабби Элиэзер, гл. 14), это свойство приобрела прародительница человечества Хава (Ева) после того, как она соблазнила своего мужа вкусить от запретного дерева. А так как совершила она это, будучи замужем, то и у ее дочерей это свойство стало проявляться только после замужества.

По закону Торы, исходящему из описанного в нашей главе обращения с сотой, женщине, вступившей когда-либо в брак, даже если в данное время она не замужем, запрещается выходить на улицу или появляться в общественном месте с непокрытой головой. Еврейская традиция, приобретшая силу закона, требует также, чтобы головной убор не имел отверстий, через которые просвечивали бы волосы. Среди толкователей закона существуют различные мнения по поводу того, как должна вести себя женщина в своем доме. Некоторые считают, что закон не запрещает женщине быть в своем доме без головного убора даже при посторонних. Другие утверждают, что даже в кругу своей семьи женщина должна прикрывать голову, ибо волосы считаются срамной частью тела. Существуют также разногласия среди законоведов, должен ли головной убор, в котором женщина выходит на улицу, прикрывать волосы полностью или допускается, чтобы волосы на висках были открыты.

Следует заметить, что все сказанное выше касается исключительно женщин. Обычай у мужчин носить головной убор имеет совершенно иную основу. Поэтому мужчины, например, прикрывают свою голову независимо от своего семейного положения и не следят за тем, чтобы волосы были тщательно скрыты под головным убором.

В настоящее время религиозные женщины обычно выходят на улицу или появляются в общественном месте в парике. Полностью прикрывая голову, современный дамский парик в то же время легок, а что самое главное, может быть намного красивее собственных волос. Парики носят и женщины из нерелигиозных кругов, потому что он освобождает от необходимости каждый день заниматься своей прической, дает возможность иметь особую прическу к каждому случаю и каждому костюму. В западных странах продукция париков налажена довольно хорошо, и женщине нетрудно выбрать парик по своему вкусу, да и по своему карману.

Мы уже подчеркивали, что рассказ об исчислении сынов Израилевых, которым начинается книга Чисел, заканчивается в первых двух разделах второй главы «Насо». Собственно говоря, в главе «Насо» говорится только об исчислении левитов. Колено Леви пересчитывалось отдельно от остальных колен Израилевых.

Если пересчет всех израильтян старше 20 лет был необходим для успешного ведения военных действий, если таковые окажутся неизбежными, а также для предстоящего раздела Обетованной земли между коленами Израилевыми, то пересчет левитов преследовал совершенно иные цели. Ибо колено Леви – «легион Вс-вышнего», по выражению мудрецов – не участвовало в военных действиях и не обладало обособленным наделом в земле Израиля. Ему предназначалось стоять на страже духовных интересов еврейского народа. В этой связи левиты пересчитывались дважды. Первое исчисление включило всех левитов от месячного возраста и выше, второй же пересчет, повествование о котором заканчивается в главе «Насо», охватил лишь определенную возрастную группу – от 30-и до 50 лет.

Было насчитано 8580 сынов колена Леви «от 30 лет и выше, до 50 лет, всех годных для исполнения службы служения и службы ношения при шатре соборном».

О службе ношения подробно рассказывалось в Торе выше: каждый род левитов переносил определенные части шатра для богослужений. Но что надо понимать под «службой служения»? Прежде всего справимся у главы комментаторов РАШИ. РАШИ действительно останавливается на словах «аво-дат авода» и поясняет: «Это – пение с кимвалами и кинорами, что является служением другой службе». Поясним. Основную службу в Храме несли коэны. Их священнодействия сопровождали левиты пением и игрой на музыкальных инструментах. Получалось, что пение левитов служило храмовой службе, выполняемой коэнами. Эти-то функции колена Леви и называются в Торе «службой служения».

Во дворе Храма находилось специальное возвышение – «духан», на котором располагались певцы и музыканты. Хор включал в себя не менее 12 певчих. Ими могли быть только левиты старше 30 лет, прошедшие предварительно пятилетнюю подготовку. Однако к пению могли присоединяться и несовершеннолетние левиты, которым, впрочем, на духан подниматься не разрешалось. Этих малолетних певцов называли «цоарей левиим», что по одному толкованию означает «мучители левитов», ибо своими звонкими чистыми голосами они затмевали искусство своих старших собратьев.

В оркестр, сопровождавший пение хора, допускались и представители других колен. Правда, по этому поводу в Талмуде ведется спор, но согласно РАМБАМу окончательное решение сводится к тому, что музыкант в Храме мог быть и не левитского сословия. РАМБАМ насчитывает пять различных видов инструментов, входивших в оркестр Храма. Но в ежедневной службе участвовали только три вида: цилцал, невел и кинор. Цилцал – это кимвалы или по-современному – тарелки, единственный ударный инструмент в оркестре левитов. Причем в оркестр входила лишь одна пара тарелок. Это явно не был джаз-банд. Правильнее, это был струнный ансамбль: в него входило от двух до шести невелов и не менее девяти киноров. Невел и кинор – лиро- и арфоподобные струнные инструменты. По Иосифу Флавию, невел имел двенадцать струн, из которых звук извлекался пальцами. По Септуагинте и Вульгате, невел – арфа. Но живший в 17-м веке р. Авраам Понталеоне в своей книге «Шилте ха-гиборим» уподобляет невел тринадцатиструнной лютне.

Наиболее значительное место занимал в оркестре левитов кинор. Этих инструментов могло быть в оркестре сколь угодно много и, во всяком случае, не менее девяти. Кинор – первый, упоминаемый в Торе музыкальный инструмент. В первой главе книги Бытия мы читаем о Ювале, восьмом поколении от прародителя человечества Адама: «Ювал был отцом всех играющих на киноре и угаве». В современном иврите кинор – скрипка, а угав – орган. Не надо быть знатоком истории инструментальной музыки, чтобы с полным основанием усомниться в том, что допотопные меломаны внимали переливам изящной королевы нынешней струнной музыки или мощным раскатам богатыря-органа, пусть даже не электрического. По Иосифу Флавию, кинор был подобен невелу, но имел не двенадцать, а десять струн, и играли на нем с помощью небольшой палочки – плектра. Талмудический мудрец р. Йегуда тоже уподобляет кинор невелу, но наделяет его всего лишь семью струнами. Упомянутый выше р. Авраам Понталеоне понимает под библейским кинором 47-струнную арфу.

На основании многочисленных упоминаний о киноре в Талмуде можно сделать вывод, что кинор и невел были сходны между собой, но кинор был меньшего размера и обладал более нежным и высоким звучанием. Этим можно объяснить необычайную популярность этого инструмента в народе. Талмуд утверждает, что от имени этого инструмента произошло название озера Кинерет в Израиле (называемого также Галилейским, Генисаретским и Тивериадским озером). Плоды, произраставшие на его берегах, были сладки, как звуки кинора.

В книге пророка Самуила рассказывается, что, когда придворные первого еврейского царя Шаула обнаружили, что их господина нередко одолевает депрессия, они посоветовали ему разыскать человека, умеющего играть на киноре: «И будет, когда снизойдет на тебя недобрый дух от Б-га, он будет играть и станет лучше тебе». Один из пажей заявил при этом, что сын Ишая из Бейт-Лехема, с которым ему довелось познакомиться, хорошо играет на киноре; к тому же он мужествен, рассудителен и хорош собою. Паренек из Бейт-Лехема был приведен во дворец. И когда мрачное настроение вновь овладевало царем, «Давид (так звали паренька. – Прим, пер.) брал кинор и играл рукою своею, и вольготно становилось царю, и хорошо ему становилось, и покидал его недобрый дух».

Позже Давид стал царем над Израилем. Кинор сопровождал его всю жизнь. По ночам северный полуночный ветер касался струн кинора, подвешенного над постелью Давида. Разбуженный их нежным звучанием, Давид садился изучать законы Торы, в которых он видел гармонию и красоту музыки. А днем, перебирая пальцами тонкие струны кинора, Давид пел свои псалмы, в которых мелодичность и гармония сочетались с глубиной и мудростью Б-жественного Учения.

Сборник Давидовых псалмов входит в число 24 книг ТАНАХа. Но ни одна книга не читается евреями так часто и так проникновенно, как Псалмы Давида – «Теилим». В горе и в радости, когда душа ищет убежища и помощи у Всемогущего или жаждет благодарить за блага, или выразить восхищение Его величием, еврей читает «Теилим». И не столь важно, понимает ли он смысл прочитанных слов или только слышит глубиной своего сердца их божественную музыку.



Давид включил в свой сборник не только свои собственные псалмы. Талмуд утверждает, что в книгу Псалмов вошли произведения десяти различных авторов, самым древним из которых был Адам. Авторами некоторых псалмов были сыновья левита Кораха, жившие во времена Моше-рабейну, а также трое левитов – современников Давида: Гейман, Едутун и Асаф. Гимны, исполнявшиеся в Храме левитами, включены в Давидов сборник. Каждому дню соответствовал определенный псалом. Сейчас нет у нас Храма и на Храмовой горе не поют левиты. Но ежедневно после утренней молитвы еврей прочитывает псалом, который в этот день пели левиты, когда Храм существовал. Он читает его, мечтая о том дне, когда вновь заиграют на горе Мориа в Иерусалиме звонкие кимвалы и тонкострунные киноры и пение левитов будет раздаваться до самого Иерихона.

http://www.chassidus.ru/nedelnaya_glava/besedy/naso.htm


Достарыңызбен бөлісу:


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет