Перевод: Ваагн Малоян



бет1/5
Дата01.05.2016
өлшемі0.74 Mb.
  1   2   3   4   5
Нельсон Родригес
Поцелуй на асфальте
Драма в трех актах

Перевод: Ваагн Малоян

(vmaloyan@gmail.com)

«Поцелуй на асфальте» (O Beijo no Asfalto) — одна из самых известных пьес Нельсона Родригеса (1912-1980), классика современной бразильской драматургии. Впервые она была поставлена в 1961 году в Рио-де-Жанейро. Экранизирована в 1980 году. На русском языке публикуется впервые.


Завязкой драмы становится несчастный случай: молодой человек по неосторожности попадает под автобус. Свидетель происшествия, Арандир, первым подбегает к жертве и, в порыве человеколюбия, целует умирающего в губы. Присутствующий при этом репортер бульварной газеты решает создать из поцелуя сенсацию: якобы Арандир и погибший были гомосексуальной парой, и смерть под автобусом произошла отнюдь не случайно. Раздутый СМИ и коррумпированной полицией скандал уничтожает репутацию Арандира; жена уходит от него, он лишается работы. Водоворот событий неумолимо приводит к трагической развязке...
Тема социальной критики играет ведущую роль в «Поцелуе на асфальте». Действие пьесы с одной стороны сконцентрировано на действиях газетчиков и полицейских, не гнушающихся откровенной клеветой и запугиванием свидетелей, с другой — на катастрофическом эффекте, который производит искусственно раздутая гомофобная компания на жадное до сенсаций общество и частную жизнь людей.
Как и все пьесы Родригеса, «Поцелуй на асфальте» отличается своеобразным, присущим бразильскому классику ведением диалога. Язык героев драмы максимально приближен к разговорному: с многочисленными повторениями, рублеными фразами, неожиданными остановками и сменами темы. Тексты Родригеса отличаются великолепной театральностью, а постоянное стаккато диалога заполняет действие нервной энергией, создавая на сцене интригующую, наэлектризованную атмосферу. При переводе была сделана попытка максимально передать своеобразие текстов Родригеса.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Комиссар КУНЬЯ

Инспектор АРУБА

АМАДУ РИБЕЙРУ, репортер вечерней газеты

АПРИДЖУ, отец Сельминьи

СЕЛЬМИНЬЯ, жена Арандира

ДАЛИЯ, сестра Сельминьи

Комиссар БАРРУШ

АРАНДИР


Донья МАТИЛЬДА

ВЕРНЕК, СОДРЕ, коллеги Арандира по бюро

Донья ЮДИТ, секретарша

ВДОВА попавшего в аварию

СОСЕД вдовы

ФОТОГРАФ
ПЕРВЫЙ АКТ


1.1
(В полицейском участке на площади Бандейра, бюро комиссара Кунья. КУНЬЯ сидит за столом в рубашке с закатанными рукавами, подтяжки спущены, за поясом большой револьвер. В участок входит инспектор АРУБА.)
АРУБА (радостно и нетерпеливо).

Амаду Рибейру ждет внизу.

КУНЬЯ (вскакивает из-за стола, обходит его).

Где он?


АРУБА.

У комиссара. Говорит, что..

КУНЬЯ (хватает инспектора за плечо).

Слушай, парень. Пойдешь к этому ублюдку и передашь ему...

АРУБА.

Он и фотографа с собой прихватил.



КУНЬЯ.

Передашь ему, понял? Если он еще хоть раз... я этому поганцу покажу где раки зимуют!


(В комнату входит АМАДУ РИБЕЙРУ. На нем шляпа; вид как у самодовольного негодяя.)
АМАДУ (раскрывает объятья).

Знаменитый комиссар Кунья!

КУНЬЯ (рычит от ярости, пораженный бесстыдству репортера).

Это ты!


АМАДУ.

Собственной персоной!

КУНЬЯ (в ярости).

Вон!


АМАДУ.

Погоди, Кунья, ты только послушай!

КУНЬЯ (его вот-вот хватит инфаркт).

Убирайся!

АМАДУ.

Только послушай, какую новость я тебе притащил. Закачаешься!



АРУБА (пытается вытащить Амаду из участка).

Пойдемте, Амаду.

АМАДУ (отталкивает Арубу).

А ну руки!

КУНЬЯ (кипит от злости).

Так ты... Хочешь нарваться... (Говорит рывками.) Сначала... обливаешь помоями...

АМАДУ (цинично и самоуверенно).

Ну послушай же, Кунья!

КУНЬЯ.

Сначала... обливаешь меня помоями... в своей газетенке... И теперь еще смеешь...



АМАДУ.

Позволь-ка...

КУНЬЯ (кричит).

Я тебе ничего не позволю! (Меняет тон.) Ты меня доконал, доконал... подлец. Еще смеешь заявляться ко мне в бюро. Да я тебя... я тебя... Черт! (Почти рыдает.) Из-за тебя меня шеф вызывал на ковер!

АМАДУ.

Кунья, дай же мне сказать...



КУНЬЯ.

Он меня чуть по стенке не размазал. А все из-за твоей поганой статьи! Твоя статья — у него на столе!

АМАДУ.

Кунья, у меня такая новость...



КУНЬЯ (не слушая его).

И ты сам знаешь, Амаду, и Аруба тоже знает, — там все вранье!

АМАДУ.

Успокойся же, Кунья! Что с тобой?



КУНЬЯ (почти про себя).

Вранье все это, ложь, все ложь! Не бил я эту бабу ногами по животу! Ты все это выдумал! Я лишь легонечко ее шлепнул. Рукой! Одна пощечина. Аруба может подтвердить. Одна пощечина, и все, правда?

АРУБА (важно).

Истинно так. Одна пощечина, и все.

КУНЬЯ (самоуверенно).

И все! Понятия не имею, почему у нее случился выкидыш. Наверное съела что-нибудь... Но я не позволю... не позволю, чтобы из-за ублюдка вроде тебя меня распекали как мальчишку. Ублюдок поганый! Дерьмо собачье!

АМАДУ (нагло и самоуверенно).

Ну и что ты мне сделаешь?

КУНЬЯ (возмущенный его цинизмом).

А вот увидишь!

АМАДУ.

Ты закончил?



КУНЬЯ (взрывается напоследок).

Послушай меня, Амаду Рибейру. У меня дочка, и ей скоро замуж выходить. Благодари ее, благодари мою дочку, паскудник, что я не выпустил пулю в твою поганую рожу, понял?

АМАДУ (впервые поднимает голос).

А теперь, Кунья, послушай меня. Хватит вести себя как ишак недорезанный!


(Кунья валится на стул, вытирает платком пот со лба, тяжело дышит.)
КУНЬЯ (почти беззвучно).

Вон!


АМАДУ (как хозяин положения).

Правильно. Аруба, выйди-ка на минуту.

АРУБА (идет на него).

Что? Ах ты сукин сын!

КУНЬЯ (скрипит зубами).

Не сметь тут...

АМАДУ (Кунье).

Скажи ему, пусть выйдет. (Инспектору.) А ну давай, выметайся!

АРУБА (лицом к лицу с Амаду).

Ты кто тут такой, вообще?

КУНЬЯ (кричит, запутавшись вконец).

Выметайся!

АРУБА (неуверенно).

Но, сеньор комиссар...

КУНЬЯ (в истерике).

Вон!
(Аруба выходит.)


АМАДУ (поворачивается к комиссару, садится на стул).

Отлично. Перейдем к делу.

КУНЬЯ.

Только по-быстрому.



АМАДУ.

Да ты сядь сначала.


(Кунья бессознательно слушается.)
АМАДУ (с самоуверенностью профессионала).

Смотри, Кунья. Только что я был свидетелем одного происшествия. Здесь, на площади Бандейра, прямо под твоим носом. Это дело тебя спасет, поверь мне, прямо как на заказ.

КУНЬЯ (жалобно).

Я и так уже по уши в дерьме, дальше некуда.

АМАДУ (панибратски).

Да уж, а все потому что ты круглый дурак, Кунья, самый глупый комиссар во всем Рио.

КУНЬЯ (между мольбой и угрозой).

Да как ты... Тебе все как с гуся вода, а мне...

АМАДУ (весело).

Да ты сядь, чего встал?


(Кунья снова слушается.)
КУНЬЯ (плаксиво).

Прибить тебя мало...

АМАДУ.

Так чего же ты ждешь? Давай, бей!



КУНЬЯ.

Что это за дело?

АМАДУ.

Совсем другой разговор. Ну так вот. Только что на площади Бандейра переехали молодого человека. Стоит он рядом со мной, совсем близко. И ни с того, ни с сего падает. А прямо на него мчится автобус, вплотную к тротуару. Сталкивается с ним и - бац! - швыряет беднягу в воздух. Ну, все в шоке, конечно, орут, бегают. А бедняга лежит себе как огурчик, смотрит в небеса и отдает Господу душу.



КУНЬЯ (внимательно слушает).

Ну и что?

АМАДУ (подводит рассказ умело к кульминации).

И вдруг, откуда ни возьмись, подходит другой парень, становится перед ним на колени, прямо на проезжей части. И целует умирающего в губы.

КУНЬЯ (сбит с толку и недоволен).

И... все?

АМАДУ (радостно).

Ну да.


КУНЬЯ (неуверенно).

Значит так. Один тип целует другого в губы и... И что дальше?

АМАДУ (встает, прохаживается по комнате, потом останавливается... Важно).

А чего тебе еще?

КУНЬЯ.

Не понял.



АМАДУ (всплескивая руками).

Вот кретин! (комиссару) Слушай, кто из нас сидит в дерьме? Кому из нас нужно печься о свой репутации?

КУНЬЯ.

Ну, мне...



АМАДУ.

Вот видишь... Пойми же, вот оно, спасение!

КУНЬЯ.

Но...


АМАДУ.

Не перебивай! Ты что, еще не понял? Слушай, парень, это дельце спасет тебя... а моя газетка будет расходиться как горячие пирожки.

КУНЬЯ.

Что за спасение? О чем это ты?



АМАДУ.

Да пойми же, наконец! Я видел, как один парень поцеловал другого. Мужик целует мужика! (Показывает.) Прямо на улице, посреди бела дня, на площади Бандейра! На глазах у тысячи зрителей! Вот тут у меня в голове и щелкнуло. Это же гениально! Кунья, мы устроим в нашем городке такой переполох! Ты и я, мы вместе, Кунья!

КУНЬЯ (недоверчиво).

Мы вместе?

АМАДУ (толкает комиссара в плечо, смеется).

Конечно вместе! Слушай, тот парень, ну который целовался; он сейчас внизу, чтобы дать показания. (Хохочет и показывает большим пальцем вниз.) Он ждет внизу!


(Амаду продолжает хохотать, затем к нему присоединяется Кунья, на их совместном веселье сцена заканчивается.)
1.2
(В квартире Сельминьи в Гражау, пригороде Рио-де-Жанейро. На сцене СЕЛЬМИНЬЯ, нежная, очень женственная девушка, и ее отец АПРИДЖУ.)
АПРИДЖУ.

Я только на минуту, должен передать тебе кое-что от мужа.

СЕЛЬМИНЬЯ.

Да заходи же, папа!

АПРИДЖУ.

Сельминья, меня внизу такси ждет.

СЕЛЬМИНЬЯ.

Так скажи таксисту, чтоб не ждал.

АПРИДЖУ.

Послушай...

СЕЛЬМИНЬЯ (зовет сестру).

Далия, Далия! (Отцу.) Пап, не зли меня! (Опять сестре.) Далия!

АПРИДЖУ (беспокойно).

Как-нибудь в другой раз... Обещаю...

СЕЛЬМИНЬЯ.

Никакого другого раза.

АПРИДЖУ (торопится сообщить свою новость).

Твой муж... В общем, я встретил твоего мужа в банке. И знаешь, что...


(Входит ДАЛИЯ. Это прелестная девушка, с виду спокойная, но тщательная скрывающая свои настоящие чувства.)
ДАЛИЯ.

Папа!


АПРИДЖУ.

Моя малышка!


(Далия кидается отцу в объятья.)
СЕЛЬМИНЬЯ.

Я, кстати, ожидала вас вместе — тебя и Арандира.

АПРИДЖУ (не слушая ее, обращается к своей младшей дочери).

Ты такая бледная, малышка.

ДАЛИЯ.

Я только что помылась.



СЕЛЬМИНЬЯ.

Далия совсем ничего не ест, только тыкает вилкой в тарелку.

АПРИДЖУ.

А ведь ты никогда не жаловалась на аппетит!

ДАЛИЯ.

Не знаю, наверное что-то с желудком.



АПРИДЖУ.

Ты следи за здоровьем. И обязательно принимай настой золототысячника, он всегда помогает.

ДАЛИЯ.

Не волнуйся, со мной все в порядке.



АПРИДЖУ.

Да, но ты все же... На чем я остановился? Ах да, твой муж...

СЕЛЬМИНЬЯ.

Ты ведь останешься на обед.

ДАЛИЯ.

Конечно останется!



АПРИДЖУ.

Сельминья, девочка, дай мне минутку сосредоточиться. Значит, твой муж просил передать, что сегодня вернется домой попозже. Он... его задержали в полиции.

СЕЛЬМИНЬЯ.

В полиции?

АПРИДЖУ.

Ты только не волнуйся!

ДАЛИЯ.

За что?


АПРИДЖУ.

Дело было так... Ты только не волнуйся. Твой муж стал свидетелем несчастного случая. Точнее, мы оба, я стоял с ним рядом на площади Бандейра. Просто кошмар какой-то. Мы стали свидетелями, как автобус переехал человека.

СЕЛЬМИНЬЯ.

Он умер?


АПРИДЖУ.

Кто, тот тип?

ДАЛИЯ.

Какой ужас!



АПРИДЖУ.

Да, отдал концы на месте. Жуть, конечно... Но что было потом! Именно поэтому я...

ДАЛИЯ.

В этих автобусах за рулем сидят убийцы, несутся как ненормальные.



АПРИДЖУ.

Твой муж остался для дачи показаний.

СЕЛЬМИНЬЯ.

Папа, а знаешь, я сегодня, как нарочно, сама готовила обед. Рагу с тыквой. У кухарки выходной, пришлось самой весь день возиться на кухне!

АПРИДЖУ.

Только не сегодня, дочка, мне что-то нехорошо. В другой раз...

СЕЛЬМИНЬЯ.

Ты хоть на чашечку кофе останься. Ну, папа!

АПРИДЖУ.

Ладно, от кофейку не откажусь.

СЕЛЬМИНЬЯ.

Далия, не заваришь нам кофе?

АПРИДЖУ.

Только по-быстрому, такси ждет.

СЕЛЬМИНЬЯ.

Поторопись!

ДАЛИЯ.

Ладно, ладно, сейчас принесу.


(Далия выходит. Априджу, разговаривая со старшей дочерью наедине, ходит взад и вперед по комнате. Чувствуется, что он растерян, даже раздражен.)
АПРИДЖУ.

Твой муженек такое выкинул... От шока наверное, но все же... Он подбежал...

СЕЛЬМИНЬЯ (раздраженно перебивает его).

Папа, а знаешь, что ты еще ни разу не назвал Арандира по имени, с тех пор как я с ним вместе? Серьезно! Интересно, почему? Сначала он был «твоим другом», потом превратился в «твоего жениха», а теперь наконец стал «твоим муженьком» или, в крайнем случае, «моим зятем».

АПРИДЖУ (смущенно).

Что ты, дочка!

СЕЛЬМИНЬЯ (настойчиво).

Я давно уже заметила!

АПРИДЖУ.

Ты же не хочешь сказать... Неправда... С чего бы мне?

СЕЛЬМИНЬЯ (с торжеством).

Давай поспорим! Я хочу хоть раз услышать, как ты произнесешь его имя: Арандир. Скажи просто: «Арандир»! Ну давай, папа!

АПРИДЖУ (растерянно).

Сейчас не время для дурацких споров. Дай мне досказать... На чем я остановился? Ах да! Значит первым подбежал твой муженек к умирающему, опустился на колени и... он такое выкинул, меня чуть не вывернуло. (Поворачивается спиной к дочери.)

СЕЛЬМИНЬЯ.

Что, что он натворил?

АПРИДЖУ (после паузы, с трудом справляясь с яростью).

Поцеловал! Поцеловал парня, который отдавал в это время концы. И тот сразу умер.

СЕЛЬМИНЬЯ (пораженно).

Ты сам это видел, папа?

АПРИДЖУ (не слушая, возбужденно).

Ну что? Как прикажешь это понимать? Такого бы никто не сделал. Ни я, и никто другой! Никогда! Помолиться, еще куда ни шло! Но целовать! Да меня чуть кондрашка не хватила!

СЕЛЬМИНЬЯ (беспокойно).

А мне кажется... Разве это по-своему не прекрасно?!


(Входит Далия).
ДАЛИЯ.

Знаешь...

СЕЛЬМИНЬЯ.

Что?


ДАЛИЯ.

Молотого кофе совсем не осталось.

СЕЛЬМИНЬЯ.

Не может быть! А я была уверена...

АПРИДЖУ.

Не хочу я кофе, не беспокойтесь!

ДАЛИЯ.

Я забыла купить...



СЕЛЬМИНЬЯ.

Сходи к соседке, попроси у нее.

АПРИДЖУ.

Я же сказал...

ДАЛИЯ.

Я позвала ее через стену, но там вроде дома никого нет.



СЕЛЬМИНЬЯ.

Сходи все же, убедись.

АПРИДЖУ.

Так даже лучше, Сельминья. Я и так возбужден, а тут еще кофе.

СЕЛЬМИНЬЯ (стараясь показать себя хорошей хозяйкой).

Но я же помню, там был кофе. (Сестре, другим тоном.) Присмотри за пирогом в духовке. Специально для тебя пекла, папа!


(Априджу поворачивается спиной к дочери, лицом соответственно к публике. Далия выходит.)
АПРИДЖУ (восстанавливая прерванную нить разговора).

Значит это по-твоему прекрасно?

СЕЛЬМИНЬЯ (энергично).

Ты же совсем не знаешь Арандира!

АПРИДЖУ (так же энергично).

А ты, значит, знаешь? Отвечай: ты знаешь своего мужа?

СЕЛЬМИНЬЯ.

Папа?


АПРИДЖУ.

Знаешь?


СЕЛЬМИНЬЯ.

Что ты имеешь...

АПРИДЖУ.

Отвечай!


СЕЛЬМИНЬЯ.

Конечно!


АПРИДЖУ.

Значит знаешь. Вы ведь всего год, как женаты, так?

СЕЛЬМИНЬЯ.

Но я знаю его с детства!

АПРИДЖУ (пылко).

А как супруга? (Другим тоном.) Всего год, даже меньше. Немного, дочка, для брака совсем немного. Почти совсем ничего - один год, даже меньше года. Что скажешь, ты и в самом деле уверена, что знаешь своего мужа?

СЕЛЬМИНЬЯ.

Абсолютно уверена! Никто его не знает так, как я... У него от меня нет никаких тайн. Слышишь, папа, я уверена в нем больше чем в себе самой. Абсолютно! А ты говоришь таким тоном, как будто... как будто сомневаешься, что он...

АПРИДЖУ (колеблясь).

Не то чтобы сомневаюсь.

СЕЛЬМИНЬЯ.

Папа, я люблю Арандира!

АПРИДЖУ (неуверенно).

Знаю, знаю и верю тебе. Но допустим, что твой муж... Допустим, что он... не совсем такой, как ты думаешь. Ты его так любишь, что может и не заметишь, если он... (Настойчиво.) Одним словом: ты счастлива?

СЕЛЬМИНЬЯ.

Ты еще сомневаешься? Ну погоди же, сейчас убедишься. (Зовет сестру.) Далия, иди сюда! Папа не хочет мне верить. Иди же!


(Входит Далия.)
ДАЛИЯ.

Пирог почти готов.

СЕЛЬМИНЬЯ .

Газ уменьшила?

ДАЛИЯ.

Да.


СЕЛЬМИНЬЯ (вновь возбуждаясь).

А теперь отвечай: я счастлива?

ДАЛИЯ (в недоумении).

С чего это ты вдруг?

СЕЛЬМИНЬЯ.

Ну говори! (Отцу.) Ты ведь знаешь, Далия сразу после медового месяца переехала к нам и с тех пор живет у нас и будет жить! Ну скажи, я счастлива?

ДАЛИЯ (делая шаг назад).

Да, вроде.

СЕЛЬМИНЬЯ (растерявшись).

Вроде или счастлива?

АПРИДЖУ (довольный).

Ладно, я пошел.

СЕЛЬМИНЬЯ (возбужденно).

Папа, погоди секунду!

АПРИДЖУ.

Таксист ждет.

СЕЛЬМИНЬЯ (отцу, в отчаянии).

Да погоди же! (Сестре.) Ты так говоришь, как будто...

ДАЛИЯ (раздраженно).

Ладно, счастлива! Суперсчастлива! Довольна?

СЕЛЬМИНЬЯ (хватает ее за запястье).

Ну давай. Скажи. Что ты мне говорила в тот день. Повтори!

ДАЛИЯ.

Оставь меня в покое!



СЕЛЬМИНЬЯ.

Выкладывай!

ДАЛИЯ (топает по-детски ногой).

Ты, мерзавка!

СЕЛЬМИНЬЯ (самодовольно).

Пап, Далия сказала, что если бы я умерла... Что, скажешь нет? Не говорила?

ДАЛИЯ.

Ты все врешь!



СЕЛЬМИНЬЯ (сияя).

Она сказала, что если бы я умерла, она вышла бы замуж за Арандира!

АПРИДЖУ.

Послушай, Далия...

ДАЛИЯ.

Я просто пошутила. Уж и пошутить нельзя? Правда, папа?



АПРИДЖУ (озабоченно, но в то же время шутливо).

Ты еще ребенок. Нельзя говорить такие вещи. Разве не знаешь, что люди подумают?

ДАЛИЯ (начинает плакать).

Сельминья все врет, папа!

АПРИДЖУ (нежно).

Ну-ну, не плачь.

ДАЛИЯ (сестре).

Ты мне за это заплатишь! (Отцу, горячо.) Папа, на самом деле я сказала, что никогда не выйду замуж, потому что... (Еще больше распаляясь.) Потому что не хочу, не нужно мне никакого мужа.

АПРИДЖУ.

А твой друг?

ДАЛИЯ.

Мы разругались.



СЕЛЬМИНЬЯ (почти одновременно с ней).

Этой дуре дай только повод, чтобы разнюниться.

АПРИДЖУ (смотрит на часы).

О, уже поздно.

СЕЛЬМИНЬЯ (обнимает его).

Папа, я самая счастливая женщина на свете!


1.3
(В полицейском участке. АРАНДИР только что дал свидетельские показания. Это симпатичный молодой человек, очень ранимый и чувствительный. Арандир как раз встает в тот момент, когда в бюро заходят Кунья и Амаду Рибейру.)
АРАНДИР.

Так я могу идти?

КОМИССАР БАРРУШ.

Да, пожалуйста.

АРАНДИР (уже выходя, робко).

Ну тогда, до свидания.

КУНЬЯ.

Минутку.


АРАНДИР (неуверенно).

Это вы мне?

БАРРУШ.

Он уже дал показания.



КУНЬЯ (как бы в шутку, но с угрозой).

Знаю. А теперь я с ним потолкую.

АРУБА (тихо и настойчиво).

Это главный комиссар.

АМАДУ.

Да вы садитесь.



АРАНДИР (под гнетом изменившегося положения).

Но я очень спешу. (Начинает испытывать страх, сам не зная почему.)

КУНЬЯ (угрожающе смеется).

Молодой человек, полиции спешить некуда.

АМАДУ.

Да сядьте же.



АРАНДИР (оглядывается как испуганный зверь. В конце концов садится. Говорит автоматически).

Спасибо.


БАРРУШ (тихо, с почтением, комиссару).

Он всего лишь свидетель.

КУНЬЯ.

А ты не вмешивайся.



АРАНДИР (встает, измученно).

Можно мне позвонить?

КУНЬЯ.

Потом.


АМАДУ (толкает фотографа).

Сейчас!
(Фотовспышка. Арандир вздрагивает.)


АРАНДИР.

Зачем меня фотографировать?

АМАДУ.

Что, нервничаешь?



АРАНДИР (садится, сжав колени).

Нисколько!

КУНЬЯ (бьет вопросом как плетью).

Ты женат, парень?

АРАНДИР.

Что, простите?

КУНЬЯ (кричит).

Глухой, что ли?

АМАДУ (наклоняется к Арандиру).

Женат или холост?

АРАНДИР.

Женат.


КУНЬЯ.

Значит женат. Замечательно. (Амаду, многозначительно.) Он женат .(Комиссару Баррушу.) Женат.

БАРРУШ.

Я знаю.


АРАНДИР (робко).

Можно мне по-быстрому позвонить жене?

КУНЬЯ (быстро).

Значит любишь жену, парень?

АРАНДИР (на секунду отвлекшись на движение фотографа, готовящегося сделать очередной снимок).

Само собой.

КУНЬЯ (грубо, по-ментовски).

А чего тогда пальчик пустой?

АРАНДИР (растерявшись).

В душе соскользнуло. Кольцо. Упало в водосток.

АМАДУ.

Что тебе понадобилось на площади Бандейра?



АРАНДИР.

Ну, я шел туда, чтобы, чтобы...

КУНЬЯ (кричит).

Перестань заикаться, парень!

АРАНДИР (тараторит).

Я должен был отнести одну безделушку.

КУНЬЯ (громко).

Безделушку, значит.

АРАНДИР.

Да, безделушку. То есть, мне надо было отнести ее в ломбард.


(Амаду и Кунья начинают перекрестный допрос Арандира, чтобы окончательно его запутать и довести до отчаяния.)
АМАДУ.

Давно женат?

АРАНДИР.

Я?

КУНЬЯ.



Любишь женщин, парень?

АРАНДИР (в отчаянии).

Уже почти год!

КУНЬЯ (громче).

Я спросил, ты любишь женщин?

АРАНДИР (чуть не плача).

Почти год как женат!

КУНЬЯ (без перехода кладет руку молодому человеку на колено. Мягко и сальным тоном).

Послушай. Что такое... Да, как ты относишься к женщинам?

АРАНДИР (медленно оглядываясь по сторонам).

Меня арестуют?

КУНЬЯ (не слушая, тем же тоном).

Слушай, парень. Представь себе на минуту, что прямо сейчас сюда заходит женшина, настоящая красотка. И голая! В чем мать родила. Ну как? Просто из любопытства. Что ты будешь делать?
(Арандир пялится на Кунью, потом на Амаду. Молчание.)
АМАДУ.

Боишься, парень?

КУНЬЯ.

Выкладывай.



АМАДУ.

Не хочешь говорить?

КУНЬЯ (хватает Арандира за руку. Мягко).

Скажи. Скажи-ка мне, что привело тебя на площадь Бандейра?

АРАНДИР (все еще владеет собой).

Это все из-за автобуса!

КУНЬЯ (встает).

Погоди!


АРАНДИР.

Но сеньор комиссар! На светофоре горел уже желтый, когда автобус...

КУНЬЯ.

Парень, нас интересует не автобус. Понял? Не автобус. Нас интересуешь ты.



БАРРУШ (тупо не врубаясь в ситуацию).

Не хотите взглянуть на показания молодого человека?

КУНЬЯ (Баррушу).

А ты не лезь с идиотскими комментариями, тупица! (Арандиру.) Знаешь, меня просто бесит, что парень вроде тебя, женатый... У тебя ведь жена дома сидит. Красивая наверно...

АМАДУ.

Давно ты познакомился с тем типом?



АРАНДИР.

С каким типом?

АМАДУ.

С мертвым.



АРАНДИР.

Мы не были знакомы.

КУНЬЯ.

Шутить изволишь?



АМАДУ (Кунье).

Кунья, погоди минуту. Парень, посмотри мне в глаза. На месте происшествия я тебя спрашивал, не родственник ли он тебе?


Каталог: files
files -> Шығыс Қазақстан облысындағы мұрағат ісі дамуының 2013 жылдың негізгі бағыттарын орындау туралы есеп
files -> Анықтама-ұсыныс үлгісі оқу орнының бланкісінде басылады. Шығу n күні 20 ж
files -> «Шалғайдағы ауылдық елді мекендерде тұратын балаларды жалпы білім беру ұйымдарына және үйлеріне кері тегін тасымалдауды ұсыну үшін құжаттар қабылдау» мемлекеттік қызмет стандарты
files -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
files -> Регламенті Жалпы ережелер 1 «Мұрағаттық анықтама беру»
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының басшысы А. Шаймарданов
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының бастығы А. Шаймарданов
files -> Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының 2012 жылға арналған операциялық жоспары
files -> Тарбағатай ауданының ішкі саясат бөлімі 2011 жылдың 6 айында атқарылған жұмыс қорытындысы туралы І. АҚпараттық насихат жұмыстары


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет