Петер Традовски Каспар Хаузер или борьба за дух



бет1/19
Дата28.04.2016
өлшемі3.65 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Петер Традовски

Каспар Хаузер

или БОРЬБА ЗА ДУХ

К пониманию 19-го и 20-го столетий



Предисловие к третьему изданию

Третье издание этой книги посвящается 150-летней годовщине со дня смерти Каспара Хаузера (17 декабря 1983 г.). В связи с этой датой Каспар Хаузер благодаря ряду публикаций все сильнее входит в сознание широкой общественности. При этом уже можно наблю­дать, что проявляется как неуверенность относительно появления Каспара Хаузера в целом, так и с трудом поддающееся пониманию игнорирование научных исследований, продолжающихся не один де­сяток лет. Как серьезный симптом можно в этой связи рассматри­вать тот факт, что снова и снова подвергается сомнению баденское происхождение Каспара Хаузера, хотя компетентный в этом вопросе исследователь не может не согласиться с Германом Писом. который в 1966 г. в предисловии к своему труду "Каспар Хаузер. Документы" написал: "'Теперь я все же полагаю, что провел такое убедительное доказательство того, что Хаузер был баденским наследным принцем, какое едва ли возможно провести для удавшегося династического пре­ступления". Может создаться впечатление, что борьба за понимание Каспара Хаузера является для двадцатого столетия столь же трудной и значительной, какой она была для девятнадцатого столетия. Оце­нить, понять и познать его — это как прежде, так и теперь является духовной задачей, мнения относительно которой разделяются

Делая все возможное, чтобы показать истинный облик Каспара Хаузера, я решил вместе с Иоганнесом Майером как ответственным за оформление представить жизнь Каспара Хаузера в слове и в обра­зе под заголовком "Каспар Хаузер, дитя Европы"' (Штутгарт 1983). Эта новая и предыдущая работа подкрепляют и дополняют друг друга.

Изображением Каспара Хаузера послужил фрагмент из знаме­нитой картины Кройля. Эта вюрцбургская картина принадлежала ранее Даумеру. Существует вторая картина Кройля, очень близкая к этой, которая принадлежала Фейербаху и теперь находится в част­ном владении.

Берлин. Троица 1983

Петер Традовски


Предисловие ко второму изданию

Довольно скоро после появления первого издания, в 1980 г., нака­нуне Рождества, стало необходимым второе издание. Создается впечатление, что призыв принять участие в борьбе за познание судь­бы и жизни Каспара Хаузера был услышан и понят. Кругом читате­лей было выражено, что появление этой книги именно в данный мо­мент воспринималось и переживалось как духовная необходимость. Часто при взгляде на тяжелую судьбу Средней Европы и всего человечества задают вопрос, что можно сделать, чтобы этому помочь. Через осознанное переживание и терпение, как автор пытается здесь это показать в индивидуальности Каспара Хаузера, в судьбе Средней Европы и в духовном отношении Земли к Космосу душа может акти­визироваться, и в этом заключается первый шаг к судьбоносным де­лам. В событии Пасхи создано подразумеваемое здесь отношение между земным и космическим, указывающее в будущее. В этом смыс­ле мы приглашаем читателя к сотрудничеству.

Берлин, Пасха 1981

Петер Традовски


Предисловие к первому изданию

В течение последних лет я выступал с сообщениями о Каспаре Хаузере в различных городах Германии. Первая лекция состоялась в Берлине в сентябре 1970 под названием "Каспар Хаузер и мифы будущего" в Антропософском обществе. Этим было намечено направ­ление, в котором я работал дальше. Для меня главное состоит в том, чтобы Каспара Хаузера могли почувствовать не только как истори­ческую, по и как духовно современную индивидуальность, которая связана с великими будущими задачами человечества.

Постоянно выражаемое многими слушателями желание пред­ставить содержание различных лекций как целое, в письменной форме, побудило меня, наконец, написать эту книгу. К тому же, я все сильнее чувствовал обязанность но отношению к Каспару Хаузер) в том, чтобы сделать изученные взаимосвязи известными более широ­кому кругу людей. Эта работа более или менее отчетливо песет на себе следы ее возникновения.

В первой главе рассмотрены классические свидетельства перво­го появления Каспара Хаузера в Нюрнберге. Тем самым его первое появление, каким его воспринимали различные наблюдатели, долж­но предстать более живым и правдивым. Сами эти ничем не замени­мые источники сведений о Каспаре Хаузере также приводятся здесь, поскольку они все еще недостаточно известны. Каждое историческое и биографическое изложение должно исходить из них, чтобы стоять на твердой почве.

Эта книга обращена к друзьям Каспара Хаузера. Она стремится быть рабочим и учебным пособием. В ней поставлено много вопро­сов. Они должны вести дальше, они призывают более глубоко искать решение загадки.

От споров же с оппонентами я предпочитаю здесь отказаться по двум основаниям. Во-первых, можно вспомнить слова Гете: "Ложное учение не позволяет себя опровергнуть, ибо оно основано на убежде­нии, что ложное истинно. Но человек имеет право, может и должен утверждать противоположное".1 Во-вторых, если бы мы захотели снова основательно обсуждать утверждения и подход тех, кто, особенно в прошлом столетии, писал о Каспаре Хаузере в необъективном или даже враждебном духе, это означало бы пренебречь делом всей жиз­ни Германа Писа. Пис всесторонне разоблачил этот подход как тако­вой. Его историческая заслуга в том, что он проверил и сделал дос­тупными фактические, первоначальные высказывания и наблюдения. На новые публикации указано в Приложении '1. Там приводится так­же статья об открытых вопросах изучения Каспара Хаузера.

Предполагается, что читатели в определенном объеме знают и понимают антропософию Рудольфа Штайнера. Без антропософии представляется невозможным прийти к действительному решению этих многообразных вопросов, которые возникают вокруг Каспара Хаузера. Это по существу основано па том, что Каспар Хаузер есть духовное явление особого рода, и что антропософия как духовная наука и состоянии сделать понятным этот феномен научно. К тому же между Рудольфом Штайнером и Каспаром Хаузером существуют определенные судьбой связи. Сам Каспар Хаузер живет в духов­ном течении розенкрейцерства, которое ведет к антропософии.

Те друзья Каспара Хаузера, которые до сих пор еще не пришли к антропософии, могут в своем стремлении к решению загадки по­чувствовать желание идти вместе проложенным здесь путем и на нем познакомиться с антропософией. Путь к антропософии может лежать также и через Каспара Хаузера.

Такое обращение к Каспару Хаузеру может благодаря высказы­ваниям Рудольфа Штайнера содержать новые цели и импульсы. По­этому все на сегодняшний день опубликованные и некоторые пока еще не опубликованные высказывания Рудольфа Штайнера о Каспа­ре Хаузере — по возможности в хронологическом порядке — собраны в Приложении 1.

Примерно трехлетнюю работу над рукописью я смог провести и завершить только при интенсивной помощи Зигрид Грефе. Она так­же внимательно просмотрела рукопись. Я сердечно благодарен ей за ее постоянное участие, за многие содержательные и полезные бесе­ды.

По этому поводу я хотел бы в конце данного предисловия реши­тельно подчеркнуть, что за содержание данной работы ответствен­ность несет исключительно автор.

Берлин, Пасха 1980

Петер Традовски

ВВЕДЕНИЕ


В этой книге представлена картина истории 19-го и 20-го столе­тий, которая в целом и во многих частностях значительно отличается от общепринятой и привычной. Первое, что приводит к этому изменению исторической картины — это понимание того, что Каспар Хаузер для истории 19-го и 20-го веков представляет тот пункт, в котором сходятся все существенные линии, но кото­рый трагическим образом до сих пор оставался вне поля зрения. Это воззрение будет здесь обосновано. Такая ситуация создалась из-за срыва исторической миссии Каспара Хаузера. Смягчить по­следствия этого факта было замыслом данной работы. Ибо позна­ние одновременно имеет характер деяния.

Второе, из-за чего в корне меняется, а также проясняется кар­тина 19-го и 20-го столетий — это попытка непосредственно приме­нить знание 33-х летнего ритма истории как результат духовных исследований Рудольфа Штайнера. Эта величина, столь важная в истории человечества после Христа, до сих пор еще мало прини­малась во внимание в познании и на практике. Но все больше и больше становится ясно, что без этой новой категории невозмож­но истинное понимание истории. В историческом сознании — на­сколько оно вообще существует — глубоко укоренилась мысль о линейно-каузальной временной последовательности. Пока сохра­няется эта привычка мышления, связь между ростком и плодом — дыхание и дух истории на протяжении поколений — не могут пере­даваться человеку. Нужно преодолеть большое заблуждение, что человек, якобы, может понять историю без привлечения этого духа. Представлять историю как последовательность чисто земных от­ношений будет необъективным, поскольку сюда не включается ду­ховная основа жизни, в которой — за пределами человеческого своеволия и вне повседневного сознания — происходит развитие человечества во взаимосвязи со сверхчувственными мирами. Уло­вить эти реальные и действующие связи — это объективная задача, решение которой делает дух в истории реальным и действенным. Благодаря этому понимание истории и обращение с пей может постепенно обрести надежную основу. Пока не постигнут реально действующий в истории дух, как он живет в 33-летнем ритме, ца­рит не что иное, как бездуховность, заволакивающая то, о чем, собственно, идет речь.

Обрести или утратить дух — это истинная тема истории 19-го и 20-го столетий. В борьбе за дух дело реально касается бытия или небытия достойного человеческого существования.

Моя работа имеет духовных предшественников, без которых она была бы немыслимой. В 19-м веке это Георг Фридрих Даумер, Ансельм Риттер фон Фейербах и Генрих Фурман.(2) В 20-м веке это Якоб Вассерман, Герман Пис и Карл Хайер.(3) Название данной книги сознательно соотносится с подзаголовком Вассермана «Кас­пар Хаузер или косность сердца», так как к этому аспекту сердца должен добавиться другой аспект — познания, который являет Кас­пар Хаузер в самом разгаре борьбы за проведение в жизнь духа.

Я хочу здесь прежде всего напомнить, что в 1975 г. исполняет­ся сто лет со дня смерти Даумера, почтить которого наш духов­ный долг. (*5 марта 1800г. в Нюрнберге, 13 декабря 1875г. в Вюрц-бурге). Тот, кто ищет подход к личности и истории Каспара Хаузе­ра, всегда будет обращаться к Георгу Фридриху Даумеру. Это в особенности будет случаться тогда, когда человек стремится вой­ти в живой поток, исходящий от Каспара Хаузера, и связать себя с борьбой и устремлениями тех личностей, которые до сих пор ра­ботали над тем, чтобы посредством познания осветить судьбу Кас­пара Хаузера.

Даумер имеет большое значение не только как учитель и друг Каспара Хаузера. Он прежде всего непредвзятый наблюдательный феноменолог в смысле Гете, находящий мужество и силы учиться у явлений или по меньшей мере позволять им оставаться как тако­вым и верно их определять. Еще более важно то, что он всю жизнь был мужественным, несгибаемым защитником Каспара Хаузера в его исторической уникальности. Характерным образом, чтобы за­щитить Каспара Хаузера, оклеветанного книгой Юлиуса Майера «Аутентичные сообщения о Каспаре Хаузере», он пишет свой за­ключительный итоговый труд «Каспар Хаузер», значение которо­го едва ли можно переоценить и который стал библиографичес­кой редкостью. Ответственность, которую Даумер чувствует по отношению к Каспару Хаузеру, и ею вера в то, что он действует по поручению свыше, ясно выражены в следующих словах из преди­словия: «Как последнее слово по данному вопросу издаю я эту рабо­ту. Я полагаю, что этим я сделал все, что мне надлежало сделать в данный момент; я стар, и мой конец уже близок; в моем физичес­ком состоянии это чудо, что я еще живу. Я думаю, что у меня еще хватит духовных сил, чтобы суметь выполнить свой долг и быть готовым к такому конфликту; старый вояка, каким я являюсь, даже когда он выходит на покой, все же может при случае снова взять­ся за оружие и испытать силу своей руки; у того, кто вынужден и обязан сражаться, не будет недостатка в высшей помощи. В том, что истина для меня свята, как раньше, так и теперь, и что я нигде в этой работе не сказал сознательно и намеренно ни одного лож­ного слова, я торжественно клянусь».

В известном смысле можно быть благодарным Юлиусу Майе-ру, сыну пресловутого учителя Каспара Хаузера во время его пре­бывания в Ансбахе, что он вынудил Даумера к его труд). Впро­чем, сам Даумер придерживался того мнения, что Майер опубли­ковал свой труд, поскольку ошибочно предположил, что Даумер скончался. Но тогда скончался брат Даумера.

Даумер — это личность, которая в последней трети 19-го сто­летия живет в надежде, что время материализма подходит к концу, которая предчувствует новые духовные откровения и ждет их. Он сознает, что развитие человечества в теперешней форме ведет к катастрофе, если оно дальше будет происходить материалистическим образом. Как, пожалуй, никакой другой его современник, Даумер с нетерпением ждет начала нового ду­ховного откровения, какое несколько лет спустя, с началом века Михаила, вступило благодаря молодому Рудольфу Штайнеру. Это можно выразить только так, что душа, подобная душе Даумера, ликовала бы, если бы она могла пережить то, как на рубеже столе­тий, с началом светлого века, Рудольф Штайнер сообщил челове­честву свои познания о духовном мире и его существах. Место, которое поэтому здесь цитируется, звучит даже пророчески. В нем ясно выражена надежда на настоятельно необходимый переворот в состоянии человеческой души — надежда, которая в дальнейшем ходе событий не смогла слишком быстро подтвердиться, которая должна исполниться только благодаря долгой духовной борьбе.

«Я не могу здесь до конца исчерпать эту тему. Мы видим, од­нако, что происходит духовное брожение, и в настоящее время еще нельзя сказать, что из этого получится, но оно указывает на то, что происходит переворот в положении вещей не в пользу ма­териализма. Различные формы современного спиритуализма или спиритуализма, смысл которого в том, чтобы вместо сырой мате­рии и ее внешней необходимости во главу утла снова был постав­лен дух и его творения, как я этого давно хотел, уже оспаривает у материализма духовное и моральное господство над миром в том смысле, что последний теперь уже не может больше выдавать себя за единственного властителя и творца вещей, и что он должен опа­саться еще худшего в новой эпохе, к которой настоящее строит переход. Мировая история — это вечно движущееся колесо; троны рушатся как в политике, так и в области веры, мышления и науки; и многое хвастается собой и рисуется, как будто ему суждена бес­смертная жизнь, в то время как шаги тех, которые должны его вынести, уже слышны у дверей».

В связи с этим настроением ожидания грядущей духовно­сти нужно рассматривать высказывание Рудольфа Штайнера, в котором он называет Даумера «последним розенкрейцером». В самой работе эта точка зрения прямо не выдвигается. Но бросается в глаза то, что Даумер все, что он делает для Каспара Хаузера, относит к поручению свыше; в посвященном ему стихотворении Даумера умерший Каспар Хаузер говорит с самим Даумером. Это разговор между душой умершего и ду­шой живущего, который ясно показывает что Даумер соотносит себя не только с собственной личностью, но и с импульсом, который через умершего передается из духовного мира. Для того, кто может это почувствовать и воспринять всерьез, работа Дауме­ра приобретает совершенно иной вес, чем многие другие публика­ции в этой связи. Вот посвятительное стихотворение, создающее то настроение, с которым мы здесь стремимся говорить о Каспаре Хаузере:




«К концу идет мой путь земной,

Осталось сил уже немного.

Ты вновь встаешь передо мной,

Ребенок бедный, тенью строгой.


Мне тихо говорит твой дух:

"О Ты, мой друг времен далеких,

Защитник мой, Ты стоил двух

Во всех сражениях жестоких.


Ты знаешь мой нелегкий путь,

Какая выпала мне доля, —

Один нанес мне рану в грудь,

Другие — клеветой кололи.


Но Ты сражался все сильней

За честь, — победа за тобою,

И в темной гавани моей

Заснул я в мире и покое.


Но на Земле покоя нет

Для адской злобы. Вновь решили

Меня топтать, хоть много лет

Мой прах лежит уже в могиле.


Я знаю, Ты готов к борьбе,

И просьбу Ты мою услышишь,

Вновь защити меня.

Тебе Помогут в этом силы свыше."


— Так говоришь Ты, и без слов,

Всегда союз наш верный помня,

Мой старый меч я взять готов —

Священный долг мы свой исполним.»


Совсем иное поручение, чем это духовное, чувствовал по от­ношению к Каспару Хаузеру знаменитый криминалист Фейербах. Всю жизнь он искал действительный мотив преступления, совер­шенного против Каспара Хаузера.

Несмотря на глубокое понимание Каспара Хаузера, он не при­шел к раскрытию преступления, так как не смог выяснить его мо­тивы. Ему, как никому другому, было ясно, что они должны были быть чрезвычайно важными. Если бы это было династическое преступление, почему тогда Каспар Хаузер не был убит сразу? На этот вопрос Фейербах не смог найти окончательного ответа, по­скольку основания этого лежат в духовной области. Можно, пожалуй, сказать: если бы Фейербах знал антропософское учение о человеке и реинкарнации, то человек его масштаба сразу нашел бы мотив этого оккультного преступления.

Небольшие работы пастора Фурмана, к сожалению, почти неизвестны. Его напечатанные речи — это истинные сокровища христианского духа

Как сейчас, так и прежде роман Вассермана представляет са­мый доступный путь к Каспару Хаузеру. Нужно лишь учитывать то, что этот роман есть в лучшем смысле «Поэзия и истина» и опирается на уровень знаний начала этого столетия. Роман Вассер­мана, в конечном счете, уходит к «видению», как он сам это гово­рит*, то есть к сверхчувственному импульсу, как его также ощу­щает Даумер. Тем самым его роман сохраняет жизненную силу, полноту интуиции (например, связь лорда Стэнхоупа с остающим­ся на заднем плане «Серым»), что существенно углубляет понима­ние происходящего.

Благодаря роману Вассермана пришел к своей жизненной за­даче и Герман Пис. Прочитав этот роман, он почувствовал долг отыскать историческую истину. Герман Пис установил и подтвер­дил многие факты в длившейся всю жизнь, достойной восхище­ния кропотливой работе, посвященной истине. За почти 60 лет исследовательской работы он проверил и опубликовал все относя­щиеся к делу документы. Они составляют шесть томов. В заклю­чительном седьмом томе, который вышел в 1966 г. под названием «Каспар Хаузер. Документы», он суммирует результаты исследо­ваний в исторической области. Эта работа является сегодня необ­ходимой предпосылкой для всякого исследования, касающегося Каспара Хаузера.8

Поразительным и в то же время постыдным является то, что некоторые личности, неустанно подчеркивающие свой долг по отношению к истине и науке, фальсифицируют и искажают вещи в своих доказательствах, как это вновь и вновь ясно показывается в работах Германа Писа. Этот феномен, наблюдавшийся уже Да-умером и выражающийся в том, что в связи с Каспаром Хаузером даже самые простые научные требования бесцеремонно отклоня­ются, принадлежит к рассматриваемым в связи с ним явлениям. Го, что сделано в этой области противниками Каспара Хаузера, может расцениваться только как позорное пятно для науки. Так, например, Герман Пис сумел доказать, что «Аутентичные сообщения» Юлиуса Майера, которые тот настойчиво выставлял как ис­торическую истину, якобы подтвержденную документально, содер­жат в большом количестве намеренные изменения, пропуски и даже фальсификации.

Нужно быть благодарным Карлу Хайеру с его трудом «Кас­пар Хаузер и судьба Средней Европы в 19 столетии» за то, что тем самым для нас, рожденных позднее, высказывания Рудольфа Штайнера, сделанные им не в лекциях, надежно проверены и пе­реданы в их достоверности. Некоторые важные сведения о Каспа­ре Хаузере, которые являются основными ориентирами в данной работе, Рудольф Штайнер сообщил в беседах с членами Антропо­софского общества. Кроме того, Хайер рассматривает Каспара Хаузера — что является необходимым — в связи с новейшей исто­рией: в своей работе «К истории Западной Европы» он впервые представил те широкие взаимосвязи, в которые включен Каспар Хаузер, в антропософском понимании.


1. ЖЕРТВЕННЫЙ ПУТЬ КАСПАРА ХАУЗЕРА

Дитя Европы - к биографии и истории Каспара Хаузера

Желая рассказать о жизни и судьбе какого-то человека, начи­нают, естественно, с его рождения, называют мать, отца, ме­сто и время рождения. Но говоря о найденыше Каспаре Хаузере, мы прежде всего сталкиваемся с тем знаменательным фактом, что место и время его рождения, а также его происхождение долгое время оспаривались или ставились под сомнение. С самого начала возникает впечатление, что рождение этого ребенка было таким событием, при котором обнаружились люди, желавшие его скрыть и сделать как можно более незаметным.

Понимание биографии Каспара Хаузера существенно затруд­няется из-за этой загадочности его рождения. Отсюда первая зада­ча, встающая перед каждым, кто хочет понять жизнь Каспара Ха­узера, — это решение вопроса идентификации, так как именно с его рождением связаны обстоятельства, которые дали повод для «самого удивительного криминального процесса, который, быть может, ни разу не возникал за тысячу лет».9 Бесконечным стара­нием исследователей удалось со временем выяснить вопрос о рож­дении, так что теперь мы имеем здесь твердую почву

При нынешнем состоянии научных исследований непризна­ние того, что Каспар Хаузер, родившийся в день Михаила, 29 сен­тября 1812 г. в Карлсруэ, является наследником престола церингского дома, сыном правившего тогда герцога Карла и его супруги Стефании де Богарнэ, приемной дочери Наполеона, противоре­чит здравому смыслу. Сегодня больше нет никаких оснований со­мневаться в том, что личность, которую мы знаем под именем Каспар Хаузер, привела себя в мир так, что родилась именно в день Михаила в 1812 г. И вполне понятно, что для противников Каспара Хаузера очень важно было скрыть или замаскировать этот имеющий большое значение факт тем, что они утверждают, что невозможно установить, кем был Каспар Хаузер и когда он родился. Но гот факт, что день Михаила есть как раз день рождения Каспара Хаузера, принадлежит к тому, что может глубоко затра­гивать человека при каждом празднике Михаила, и этот факт ука­зывает па существенные составляющие его жизни.

Здесь лишь кратко будут названы те основания, которые дол­жны привести к убеждению, что Каспар Хаузер был наследником баденского престола. После того как в народе уже давно из неиз­вестных источников появилось это предположение, Фейербах в 1832 г. в своей знаменитой памятной записке, которую он адресо­вал тетке Каспара Хаузера, королеве Каролине Баварской, пер­вым обосновал такое мнение. Он при этом опирается прежде все­го на мысль о том, что Каспар Хаузер может быть только ребен­ком высокого происхождения, рожденным в законном браке. Про­сто немыслима ситуация — Фейербах исследует это в деталях, — что внебрачный или происходящий из низшего сословия ребенок мог дать повод к такому серьезному преступлению, растянувше­муся на два десятилетия. В рождении Каспара Хаузера уже долж­ны присутствовать обстоятельства, которые заставляют выглядеть неизбежным столь опасное, грозившее в то время казнью преступ­ление. Исследуя немецкие княжеские династии, Фейербах прихо­дит к выводу, что только в церингской династии наблюдаются яв­ления, позволяющие подозревать преступление. У Стефании де Богарнэ было пятеро детей и среди них два сына, здоровье кото­рых ясно засвидетельствовано врачами, но которые оба внезапно умирают в раннем возрасте; первый наследник престола умирает б октября 1812 г., его брат, принц Александр, в возрасте одного года в 1817 г. Три следующих претендента на престол умирают при более или менее странных обстоятельствах, на что указывает и Герман Пис, то есть бросается в глаза тот факт, что хотя было пятеро имевших право на престол, династическая церингская ветвь по мужской линии вымирает. Таким образом, сын рейхсграфини фон Хохберг Леопольд в 1830 г., то есть еще при жизни Каспара Хаузера, становится великим герцогом Баденским. Было бы слиш­ком наивно считать это случайностью. Кроме того, Фейербах ука­зывает на то, что даты, стоящие в письмах, которые Каспар Хау­зер имел с собой при своем появлении, относятся к датам жизни его тоже убитого брата Александра. Он справедливо считает, что здесь через десять лет произошла определенная путаница между двумя сыновьями Стефании де Богарнэ. Конечно, рассуждения, которые представил Фейербах, даже если они проведены очень строгим криминалистическим мышлением, могут внести лишь один — хотя, несомненно, очень важный — момент истины в этот воп­рос.


Каталог: modules -> Books -> files
files -> Становление европейской науки
files -> Книга первая глава 1 о том, что знание есть незнание глава 2 предварительный обзор нижеследующего глава 3
files -> Bdn-steiner ru Августин Блаженный
files -> Руководство для постановки личных целей >10. Некоторые вопросы для работы с собственной биографией
files -> Е. И. Дмитриева Переписка с М. А. Волошиным 1908-1910 годы 1
files -> Книга первая содержит натуральную магию глава первая
files -> Вторжение сатанинского
files -> Бернд Фон Виттенбург Шах Планете Земля
files -> Дискуссионные вопросы об истине Вопрос первый Глава четвертая


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет