Подготовлено рсп 01. 05. 2016



жүктеу 0.87 Mb.
бет1/5
Дата02.05.2016
өлшемі0.87 Mb.
  1   2   3   4   5
: sites -> default -> files
files -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
files -> ТӘуелсіздік жылдарынан кейінгі сыр өҢірі мерзімді басылымдар: бағыт-бағдары мен бет-бейнесі
files -> Ф 06-32 Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі
files -> Т. Н. Кемайкина психологические аспекты социальной адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей методическое пособие
files -> Техническая характеристика ао «нак «Казатомпром»
files -> Үкіметтің 2013 жылға арналған Заң жобалау жұмыстары Жоспарының орындалуы бойынша ақпарат
files -> Ақтөбе облысының жұмыспен қамтуды үйлестіру және әлеуметтік бағдарламалар басқарма басшысының



Подготовлено РСП 01.05.2016______________________




29.12.2011 №259




"Коммерсантъ-Online", 28.12.2011 // 21:57

"Это было похоже на повинность"

Владимир Путин встретился с журналистами

28 декабря председатель правительства России Владимир Путин встретился с журналистами правительственного пула с целью выпить с ними шампанского после напряженного трудового года. Вместо этого он отвечал на их вопросы — про оппозицию, про то, знает ли он Алексея Навального и хорошо ли ему было в Белом доме. С подробностями — специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.

Обычно никто не предупреждает, что такая встреча состоится. Но все знают, что она состоится. Это случается, как правило, после итогового заседания правительства.

Премьер собирался встретиться с журналистами и во вторник, после такого заседания. По крайней мере, шампанское было разлито в бокалы, а журналисты были самоорганизованы в тесный полукружок, в котором и простояли, поддерживая друг друга, около полутора часов. После этого было объявлено, что встреча переносится на следующий день.

Через несколько минут стало понятно, почему: было объявлено об отставках и назначениях в правительстве и администрации президента России. Причем и те, и другие назначения глава государства и глава правительства делали явно не под себя. И Владислав Сурков останется теперь в правительстве уж точно не до мартовских ид, как и Вячеслав Володин в администрации президента — не до мартовских котов.

На следующий день встреча, впрочем, и вправду состоялась. У премьера было, правда, мало времени — это чувствовалось по его коротким ответам. Это было похоже на повинность — его спрашивали, он отвечал. Следовало встретиться с журналистами — и никто не скажет, что этого не произошло.

Впрочем, некоторые ответы явно заслуживали внимания — хотя бы потому, что обстановка в стране по-декабрьски горячая, и любой вопрос об отношении, например, к несистемной оппозиции заслуживает внимания. При этом интересно, что уже давно никакие вопросы с пресс-службой не согласовываются, за исключением, может, тех, на которые премьер сам очень хочет или хотя бы считает нужным ответить; в конце концов, с журналистов взятки гладки: могут и забыть поинтересоваться подробностями исторического соглашения о "Южном потоке" с Турцией.

Первым был спецкор "Комсомольской правды" Александр Гамов:

— Это вы своего друга Кудрина отправили на митинг?

— Опять с Кудриным! — раздосадованно сказал премьер, и я понял, что разговор, похоже, будет кратким. — Я его не отправил, он сам пошёл. Он взрослый мальчик.

Правда, известно, что накануне митинга на проспекте Сахарова у Алексея Кудрина была аудиенция с Владимиром Путиным. После нее Алексей Кудрин и в самом деле сам пошел на митинг.

— А сами вы не собираетесь каким-то образом налаживать диалог с оппозицией? — спросили премьера.

— А мы всегда в диалоге с оппозицией! — оживился премьер.

Ему было что ответить на этот вопрос. И даже, похоже, хотелось.

— Иногда, знаете, — сказал он, — я смотрю, что происходит... когда у меня знакомые что-то говорят, родственники, как они коммуницируют с чиновничьим сообществом... Мне иногда самому хочется…

— На митинг? — уточнил господин Гамов.

Премьер не это, конечно, имел в виду, но вопрос имел право на существование: пооже, премьер сам уже не по-другому может повлиять на отношения даже своих родственников с чиновничьим сообществом. Премьер, впрочем, разъяснил, что он имел в виду. Конструкция оказалась не простая, но понятная:

— Помните, как в «Беге» замечательный персонаж генерал Чернота, когда он разговаривал с этим миллионером? «Я бы грешным делом записался к красным, шлепнул бы тебя, а потом тут же выписался». Мы же никогда не были против диалога с оппозицией! Мы всегда в диалоге (очевидно, сейчас он имел в виду свою любимую оппозицию, которая ходит на все госприемы (граничащие с госприемкой) в Кремле, придет и на торжество по случаю Нового года: Геннадия Зюганова, Владимира Жириновского. — А.К.). Мы против только одного, — и я лично против! – против какого-то, любого, проявления экстремизма.

— А из тех, кто на Болотной был..? Будете с ними встречаться?

Тут можно было бы вспомнить хоть Алексея Кудрина и смело ответить утвердительно, но премьер снова показался раздраженным:

Послушайте, я даже не знаю, кто там был!..

Тут корреспондент агентства, конечно, "Рейтерс" сразу напомнил ему:

— Про Алексея Навального вы что думаете? Вот там есть такой человек, который вроде как…

— Там много всяких лидеров, — перебил корреспондента премьер, в планы которого не входило, конечно, давать понять, что он, председатель правительства и будущий кандидат в президенты, и более того, будущий президент России, знает, кто такой Навальный. Зачем же ему было устраивать господину Навальному Новый год уже 28 декабря?

— Они должны сформулировать все какую-то общую платформу и общую позицию, чтобы можно было понять, чего люди хотят.

— А давайте позовем их? — предложил кто-то из корреспондентов, не совладавший, очевидно, с трепетом, вызванным внезапной близостью с Владимиром Путиным.

— Ну, великодушно ответил господин Путин, — они очень разные, вы посмотрели? Там в значительной степени представители «Яблока», в значительной степени КПРФ, в какой-то степени националистические движения, в какой-то степени либеральные. Вот общая-то платформа есть? Ее нет. С кем разговаривать? Надо, видимо, разговаривать с каждым по их претензиям, по их проблемам. Но это требует осмысления, внимательного разбора.

То есть премьер, в конце концов, оказался все-таки в курсе подробностей митинга на проспекте Сахарова.

— Владимир Владимирович, — услышал господин Путин, — вчера произошли кадровые перестановки в правительстве. Скажите, пожалуйста, будут ли до президентских выборов еще какие-то назначения и почему было решено вот эти назначения, отставки провести сейчас, перед Новым годом, а не ближе к марту?

— Это кто сделал? — переспросил премьер.

— Президент...

— Вот вы у него и спросите.

Владимир Путин все-таки не был намерен говорить на эти темы по существу. Журналистские вопросы не очень нравились ему, и он этого уже не скрывал.

В руках у него уже был бокал шампанского, он был лучше выпил с журналистами и может, даже поговорил бы о чем-то вечном. Например, о поставках газа в Турцию.

Но у большинства журналистов в руках все еще были блокноты. Тем более что один бокал уже разбился под радостные восклицания и горестные взгляды собравшихся.

— А вот какой подарок под елку для всей страны вы бы положили... или это сюрприз? — последовал очередной вопрос.

— Честные выборы президента в 2012 году.

То есть это и правда будет сюрприз.

Вопрос: Что Вы ждете от следующего нового года? Трудностей ждете каких-то?

Еще несколько минут ушло на озабоченности в связи с европейской рецессией. В основном это было то, что премьер говорил накануне на заседании правительства.

Я спросил премьера, трудно ли ему расставаться с Белым домом или он еще от Кремля отвыкнуть не успел.

— Я еще никуда не... Вы меня выгоняете отсюда?! — и я подумал, что и этот вопрос останется не отвеченным. А зачем, если можно ответить и так?

Но неожиданно Владимир Путин ответил, причем, по-моему, искренне:

— Вообще, мне нравится эта работа. Надо сказать, она очень конкретная. Безусловно, правительство несет ответственность за социально-экономическое положение в стране, напрямую отвечает, прямо у печки, что называется, стоит. Но в этом есть определенный драйв, когда ты понимаешь, что это личная ответственность. И, конечно, в период, когда кризис только разворачивался, конечно, было тревожно, когда я говорил и говорил сознательно – все-таки очень много было факторов неопределенности, все просчитать было невозможно, – но я все-таки, если помните, сказал: обещаю, что шоков 1998 года не будет. Но было столько факторов неопределенности, что со стопроцентной уверенностью сказать это было довольно сложно, проговорить вслух. Но я это сказал, и я очень рад тому, что сделал так, как сказал. Я к чему? В правительстве очень много таких вещей, которые требуют непосредственного, прямого участия и прямой ответственности. Мне такая работа нравится.

Встреча на этом закончилась, а я не понял только одного: он что, остается, если ему эта работа так нравится?

Или будет все же заниматься нелюбимой?

© 1991–2011 ЗАО «Коммерсантъ. Издательский дом». All rights reserved.
У Путина стать Рузвельтом не получится

Попытки премьера привлечь к «общенациональной психотерапии» телевидение и интернет сыграют против него

«Государству необходимо наращивать ресурсы в интернете и на телевидении для «общенациональной психотерапии». Об этом на заседании Госсовета заявил глава правительства Владимир Путин.

На мероприятии обсуждались децентрализация власти, распределение полномочий от федерального центра к регионам и трудовые отношения. Однако премьер в своем выступлении поделился с собравшимися еще и своим видением основных целей и задач современных средств коммуникации.

В качестве примера Путин в очередной раз привел 32-го президента США Франклина Делано Рузвельта, который во времена Великой депрессии заложил традицию еженедельных радиообращений к согражданам.

«Рузвельт выступал по радио на самые разные темы, а не только по проблемам трудовых отношений», - подчеркнул премьер. По мнению Путина, главная цель выступлений Рузвельта - «общенациональная психотерапия, чтобы внушить гражданам страны уверенность в завтрашнем дне».

Но «возможности американского президента были ограничены только радио, отметил Путин, а «у нас есть различные средства работы с общественными организациями». Которыми, констатировал премьер-министр, «мы неэффективно пользуемся. Нужно наращивать эти усилия».

Слова Путина вызывают некоторое недоумение: ведь еще совсем недавно, во время своей «прямой линии», он заявил, что не пользуется интернетом. Теперь же предлагает использовать его наравне с телевидением для психотерапии граждан.

Что могло подтолкнуть премьера на эту мысль и возможно ли через сеть и ТВ внушить россиянам уверенность в завтрашнем дне? Своим мнением на этот счет с «СП» поделился специалист по общественному мнению, социолог Сергей Белановский:

- Я читал речи Рузвельта. И, понимаете, здесь есть один важный момент: он все-таки довольно подробно, на понятном каждому американцу языке, объяснял обществу свою линию, что и почему он делает. Когда же Путин говорит о психотерапии, я даже не знаю, что он имеет в виду. Зомбирование что ли какое-то? Тем более, что у Рузвельта, видите ли, было только радио, а у нас, смотрите, какие есть технические возможности! Но наукой зомбирование еще не доказано, поэтому затрудняюсь даже предположить, что они там способны придумать. Двадцать пятый кадр? Или, может, какие-то есть у них секретные разработки? Правда, если серьезно, то я во все это не верю. А Рузвельту если и приписывают функции психотерапевта, так, на мой взгляд, его психотерапия заключалась, главным образом, в том, что он очень подробно разъяснял обществу свою политику. Причем делал это без агрессии, спокойно и доходчиво, признавая свои ошибки, между прочим.

«СП»: - В отличие…

- В отличие от Владимира Владимировича.

«СП»: - А вообще, возможно ли через телевидение или интернет внушить кому-либо уверенность в завтрашнем дне?

- Внушить? С помощью гипноза, что ли? Ну, знаете ли, это какое-то неадекватное мышление. Какое-то преувеличение роли телевизионного внушения, которого, на самом деле, нет. Возвращаясь к тому же Рузвельту (если уж премьер говорит о нем), так здесь что очень важно? Рузвельт - не врал. Если он говорил, что что-то собирается сделать, так это реально делалось; если у него что-то не получалось, он объяснял, почему, что именно не учли. Его еженедельные беседы с народом были очень честные. И, можно так сказать, проверяемыми, потому что даже, несмотря на депрессию, в стране была информационная прозрачность. А что делает Путин? На мой взгляд, его риторика, если сравнивать, гораздо хуже.

«СП»: - Поясните, пожалуйста?

- Ну, последний пример: недавно он говорил про энерготарифы, про то, что деньги там воруют. Потом ушли в отставку несколько руководителей энергокомпаний. Так изначально премьер на что намекал? На то, что эти люди воруют деньги, переводят их в оффшоры, из-за чего завышаются энерготарифы, и население платит больше. А сейчас, дескать, мы этих ворюг зажмем, и люди будут платить меньше. Так вот, я для себя пытался прояснить этот вопрос и специально узнавал у экспертов: возможен ли этот сценарий? И общее мнение: нет, этот номер не пройдет. Людей, получается, ввели в заблуждение. Но, понимаете, сказав «а», надо говорить «б». А в том-то и дело, что Путин, в отличие от Рузвельта, говорит, но ничего не делает. И это главный народный упрек ему. А тут должно быть что-то реальное. Скажем, если бы он, как в свое время Сталин, который волевым решением снижал цены, снизил цены на ЖКХ. Вот тогда, да. Тогда уверен, что народ бы за него проголосовал. И без всякой психотерапии, волшебства, зомбирования. А так, когда у человека нет реальных рычагов, или они есть, но он не умеет ими пользоваться, то ничего, кроме колдовства ему, конечно, в голову не приходит. Вот мое мнение о путинской риторике.

«СП»: - Сергей Александрович, а что вы думаете о призыве премьера наращивать присутствие государства в интернете и на телевидении? Куда дальше-то наращивать, телевидение у нас и так полностью контролируется государством?

- Здесь стоит вспомнить теорию рекламы (а также пиара и коммуникаций). О чем она говорит? Если есть некое послание (его еще называют месседж), то его эффективность складывается из двух вещей: объема вещания и коэффициента контактной ценности, т.е. способности быть убедительным для людей. Немаловажно, что этот коэффициент контактной ценности может быть и отрицательным: не верят люди, считают, что вранье там. Так вот, в строгом соответствии с законом рекламы, чтобы быть убедительным, телевидение наращивает объем вещания. Люди убеждаются, да. Но если коэффициент контактной информации отрицательный, а мы наращиваем объем вещания, то люди разубеждаются. Это - закон. А поскольку убедительность месседжей власти давно стала отрицательной, я не исключаю, что премьер как раз имел в виду усиление цензуры на телевидении.

«СП»: - Но в интернете разве это поможет и вообще возможно ли?

- В сети можно ввести то, что называется «интеллектуальным саботажем», что, в общем-то, уже имеет место. Есть такая стратегия «выдавливания» людей из блогосферы, с помощью создания определенных негативных эмоций. В чем ее суть? Нанимаются такие блоггеры - «оборотни», которые попросту ходят по определенным сайтам и хамят. Понятно, что и остальные блоггеры за словом тоже в карман не лезут, в итоге создается, простите, такой всеобщий «срач» в сети. Но картина эта все же достаточно прозрачная. Понятно, что интеллектуальный уровень людей, которые будут такими вещами заниматься, очень низкий. Это и сейчас видно, что он низкий. Так что, если они и нарастят их присутствие, я думаю, интернет-сообщество сумеет как-то соорганизоваться против них, и эта акция будет иметь крайне негативный эффект для властей. Понимаете, эти люди (тот же Путин) не умеют убеждать. Поэтому по-прежнему делается ставка на монополизацию СМИ. Но даже с их помощью манипулировать сознанием граждан можно лишь ограниченное время. Людям постепенно эта риторика приедается, им становится понятно, что она неправдива, а это уже вызывает отвращение. И путинская пропаганда, можно сказать, уже сломалась, потому что у народа накопился определенный потенциал несогласия и недоверия.

«СП»: - Вы хотите сказать, что повышенный градус общественного мнения в последнее время задел Владимира Путина?

- Задел, конечно. Еще как задел. В течение какого-то времени он просто был в панике. Может, и сейчас. Ну, да, он пытается взять себя в руки: добрый такой стал, шутит. Но то, что мне сообщают коллеги из регионов, только подтверждает: тренд идет уже против него. А это как паровоз, который разогнался и его не остановить...

Некоторые представители интернет-сообщества тоже уже успели высказаться по поводу предложения премьер-министра. Так, создатель ресурса LiveInternet Герман Клименко хоть и считает, что ничего плохого в увеличении присутствия государства в интернете нет, о минусах, тем не менее, упоминает.

«Идея в целом не нова, - приводит его слова РБК daily, - достаточно вспомнить разговоры о создании национального поисковика. Для сетевого сообщества такие проекты выглядят, с одной стороны, привлекательно - госинвестиции могли бы серьезно повлиять на темпы развития рынка. С другой стороны, в нашем секторе всегда принято помнить о 37-м годе. Мы знаем много примеров, когда последствия государственного вмешательства были не самыми позитивными».

В этой связи обращает на себя внимание инициатива тувинских властей, о которой стало известно буквально накануне. Депутаты Верховного Хурала (парламента) республики предложили рассмотреть на федеральном уровне вопрос о введении цензуры в СМИ. Такое решение, как сообщает сайт Верховного Хурала, было принято во время круглого стола, посвященного деятельности местной оппозиционной газеты «Риск».

По данным «Тайга.инфо», ранее тувинские депутаты через прессу обратились в правоохранительные органы с просьбой принять меры «по пресечению деятельности газеты, публикации которой носят откровенный экстремистский характер».

Статьи «Риска» о руководстве республики они назвали «потоками грязи и откровенной лжи», а также обвинили газету в «действиях по расшатыванию ситуации в обществе, подрыве государственных основ, оскорблении высших должностных лиц страны». В частности, были отмечены материалы оппозиционного характера о президенте РФ Дмитрии Медведеве, премьер-министре Владимире Путине и патриархе Кирилле.

Депутаты пришли к выводу, что необходимо принять «кардинальные меры», чтобы предотвратить деятельность газеты, которая «играет разрушительную роль» в обществе, и предложили внести изменения в федеральный закон о СМИ, а также разработать отдельный республиканский закон для контролирования оппозиционной прессы.


«Неправильная» империя

Власть предлагает объединить россиян, а эксперты предостерегают: это чрезвычайно опасно

Министерство регионального развития РФ подготовило концепцию программы «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России». Глава департамента межнациональных отношений названного ведомства Владимир Журавский считает, что с проблемы межэтнических отношений снято табу и первые лица государства стали уделять им особое внимание: «Уклад жизни в разных регионах России по сей день сильно отличается. Например, есть коренные малочисленные народы, уклад жизни которых не менялся на протяжении веков, а есть жители мегаполисов, которые живут совершенно по-другому. Такие различия влияют не только на социальную сферу, но и на экономику регионов. Необходимо сделать так, чтобы россияне чувствовали себя единым народом».

История появления концепции такова. 11 февраля 2011 года президент страны Дмитрий Медведев провёл в Уфе специальное заседание Госсовета, посвящённое этническим проблемам. Он заявил, что необходимо укрепить единство российской нации, придать скорость этнокультурному развитию народов России и гармонизировать межэтнические отношения.

Сразу после окончания заседания Госсовета была сформирована межведомственная рабочая группа по межнациональным отношениям под руководством заместителя председателя российского правительства Дмитрия Козака.

19 июля председатель федерального правительства Владимир Путин на площадке «Общероссийского народного фронта» принял лидеров национальных и религиозных организаций, после чего заработал консультативный совет. В каждом регионе создали подразделения администрации по гармонизации межнациональных отношений, в 60 регионах приняли соответствующие целевые программы. Решили разработать программу по укреплению единства российской нации и этнокультурному развитию народов России. Правда, из федерального бюджета на 2012 год исчезла графа расходов на государственную национальную политику.

Но, по словам Журавского, это не означает, что денег не останется вовсе: «Имеются средства федеральной целевой программы «Социально-экономическое и этнокультурное развитие российских немцев», программы поддержки коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, плюс средства, которые на государственную национальную политику тратят Минкомсвязи, Минспорттуризма, Минобразования, Минкульт и другие ведомства».

Программа «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России» должна заработать с 2013 года. Однако многие эксперты убеждены, что программа ничего, кроме вреда стране не принесёт, они фиксируют неуклонный рост не только межэтнической напряжённости, но и социальных разногласий – бедные против богатых.

- Россия всегда была и будет неправильной империей: в ней проживают представители огромного количества национальностей, быт и условия жизни которых диаметрально разнятся. Поэтому попытка создания российской нации – крайне вредная, тупиковая, не отражающая понимание исторического пути развития страны,- говорит писатель, публицист, председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов.

«СП»: - Что следует сделать, если не для ликвидации, то для сглаживания межэтнической и социальной напряжённости в регионах России?

- Необходимо децентрализовать Москву, являющуюся главным уничтожителем регионов, и начать переосвоение регионов, прежде всего Дальнего Востока, Сибири и Черноземья. Без наличия позитивной, созидательной программы, попытки поверхностных идеологических решений ни к чему хорошему не приведут.

«СП»: - У коренных народов России сегодня огромное количество проблем, главные из которых – алкоголизм и безработица. Как их решить?

- Коренные народы – стратегический запас России. Их жизнь будет зависеть от социально-экономической модели страны, которую нужно направить на решение проблем большинства россиян и на прекращение ситуации, при которой прибыль является главным мерилом успешности.

«СП»: - Минэкономразвития предполагает, что на реализацию программы будет выделено несколько миллиардов рублей…

- Это бессмысленное проедание бюджетных денег.

Во время последней переписи населения гораздо больше жителей страны отказались ответить на вопрос о своей национальной принадлежности (4 % опрошенных), чем во время предыдущей переписи (1,5 %). Большое количество респондентов назвали себя гоблинами, эльфами, джедаями, а жители сибирских регионов назвались сибиряками.

- Они сделали это оттого, что испытывают либо административное давление, либо дискриминацию. Во многих регионах этнические меньшинства чувствуют себя ущемлёнными, - говорит социолог, директор аналитического центра Левада-Центра Лев Гудков. – Существуют группы людей, претендующие на этническую идентификацию, например, казаки.

«СП»: - Казаки давно требуют идентификации. Но отчего стали заявлять об этом жители Сибири?

- Они ощущают разного рода напряжения: экономические, административные, территориальные, культурные. Ощущают напряжения между центром и регионом. Не только жители Сибири, но и проживающие в других регионах, хотят субкультурной идентификации, которая будет закреплена на официальном уровне.

«СП»: - Происходит это из-за обиды на федеральную власть?

- Не только поэтому, неудовлетворённость может возникать и по другим причинам.

«СП»: - Но желание идентифицировать себя является протестом?

- Я бы сказал, что это является выражением недовольства разными ситуациями, например, социальным неравенством.

Бывший заместитель директора ФМС России, президент фонда «Миграция XXI век», член экспертной группы по обновлению «Стратегии – 2010» Вячеслав Поставнин считает, что основная причина межэтнических конфликтов – различие психологических и поведенческих шаблонов: «У каждого народа существуют свои ценности и традиции – это естественная ситуация. А выходцы из северокавказских республик ведут себя ещё и в соответствии с идеологией, исходящей из Москвы: кто сильнее – тот и прав, у кого больше денег – тот и прав… Центр показывает, что верховенствовать должен не закон, а связи, высокие посты, финансовое положение.

Если у жителей центральных областей страны существует мнение, что такая политика временна, что закон это всё же закон, то проживающие на Северном Кавказе, в силу сложившихся психологии и традиций, воспринимают сигналы из центра как руководство к действию: жить нужно по этим принципам.

Если бы из центра пропагандировали, что закон превыше всего, что связи не имеют значения, деньги не первостепенны, то, наверняка, данная проблема исчезла бы».

«СП»: - Что следует делать местным властям для недопущения межэтнических конфликтов?

- Строго придерживаться закона, ни в коем случае не «перекрашивать» межнациональные проблемы в бытовые.

Спрос за конфликты на межэтнической почве должен быть, в первую очередь, с местных властей. Ответственность они должны нести самую жёсткую. Пожалуй, наиболее страшное в России – унижение и дискриминация по национальному признаку. Для нашей страны это смертельно опасно!

Убеждён, что необходимо создать министерство, которое занималось бы исключительно решением этих проблем. Сейчас в Минрегионразвития существует департамент, занимающийся межнациональной политикой и отношениями, но его силами невозможно решить колоссальное количество требующих немедленного решения задач. Но решить эти задачи возможно лишь после того, как будет дана правдивая оценка ситуации с межэтническими отношениями и создана соответствующая модель поведения.



  1   2   3   4   5


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет