Предисловие переводчика



жүктеу 4.18 Mb.
бет13/23
Дата28.04.2016
өлшемі4.18 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   23
: book -> age psychology
book -> -
book -> Бандар ибн Найиф әл-Утайби «аллаһТЫҢ ТҮсіргеніне сәйкес емес басқару (билік қҰРУ) ЖӘне шешім шығару»
book -> -
book -> Білместікпен жасалған көпқұдайшылық (ширк) кешіріледі ме?
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
age psychology -> К 90 На приеме у психолога подросток: Пособие для практиче­ских психологов. Спб.: Изд-во ргпу им. А. И. Герцена; Издательство «союз», 200! [Серия «Практическая психоло­гия»]. 350 с
age psychology -> -

[* Жорж Санд (1804—1876) — псевдоним французской писательницы Авроры Дюдеван.]

Борьбу против женской доли можно раскрыть в трех основных типах женщин. Первый тип представляют те, что будут развиваться в деятельном, «мужском» направлении. Эти женщины становятся чрезвычайно активными, честолюбивыми и борются за достижение успеха. Они стараются превзойти своих братьев и приятелей; обращаются предпочтительно к тем профессиям, которые предназначены для мужского пола; занимаются всеми видами спорта и т. д. Они также часто отвергают любовь и супружеские отношения. Если им все же приходится вступать в брак, они разрушают его своими усилиями и здесь всегда будут доминирующим партнером, имеющим превосходство над другим. К рутине домашнего хозяйства они испытывают огромное отвращение, заявляя об этом искренне Напрямую или косвенно, отрицая в себе всякий талант домашней хозяйки, а временами и доказывая отчасти отсутствие оного.

Этот тип пытается противостоять злу посредством мужских качеств. Оборонительная позиция против женской доли является основной чертой их натуры. Их иногда называют «леди-мужчина». Но в этом названии заложена ошибочная концепция внутреннего фактора, а именно — мужской сути, которая и вынуждает этих девушек поступать таким образом. Однако вся история человеческой культуры говорит о том, что притеснение женщины и ограничение ее в правах (что она до сих пор и испытывает) невыносимо для нее как для личности и заставляет ее восставать против этого. Если этот бунт принимает направление, которое можно назвать «мужским», то оно указывает на тот факт, что в этом мире имеются только две возможности избрать свой путь: либо соответствующий идеалу мужчины, либо женщины. Таким образом, любое отступление от женского поведения рассматривается как проявление мужского начала и наоборот; но это происходит не в силу каких-то таинственных вмешательств, а потому, что с пространственной и психологической точки зрения по-другому просто невозможно. Следовательно, необходимо помнить о тех трудностях, при которых идет развитие девочки. И мы не можем в полной мере согласиться с этой жизнью, с этими неприглядными фактами нашей культуры, характером взаимоотношений между полами, пока у женщин не появятся равные права наряду с мужчинами.

Другой тип, встречающийся в жизни, — это женщина, которая демонстрирует покорность, смирение, послушание и невероятную степень приспособляемости. На первый взгляд, подобные женщины везде ко двору, готовы работать где угодно; однако они обнаруживают такую неуклюжесть и тупость, что не годны ни к чему, и вызывают к себе подозрение. Или, выказывая нервозность, они явно демонстрируют свою слабость, провоцируя тем самым особое отношение к себе. Таким вот образом они показывают, как неестественная практика нарушения их природы ведет к нервным расстройствам и способствует тому, что человек становится неспособным к социальной жизни. Представляя собой лучшую часть человечества, они, к несчастью, ущербны и не могут выполнять те требования, что выдвигают по отношению к ним. И в конце концов дело доходит до того, что они просто не могут соответствовать своему окружению. Их покорность, смирение и самоограничение имеют ту же причину, что и в случае с первым типом. Они словно хотят открыто сказать: «Такая жизнь нам не в радость».

К третьему типу относятся те, кто, не отвергая женскую роль как таковую, тем не менее испытывает мучительные чувства от того, что, будучи существами не высшего порядка, вынуждены влачить второстепенную роль. Они глубоко убеждены как в женской неполноценности, так и в том, что только мужчина призван исполнять самые престижные обязанности, тем самым они тоже выступают в защиту его привилегированного положения. В связи с этим они лишь усиливают стройный хор голосов, которые приписывают мужчине подавляющий спектр способностей и требуют для него особого положения. Чувство слабости в этих женщинах проявляется настолько явно, словно они стараются, чтобы это заметили и предложили поддержку. И подобная позиция тоже не что иное, как проявление давно запланированного сопротивления. Это часто обнаруживается в замужестве, когда женщина постоянно перепоручает своему мужу все обязанности, которые ей совершенно по плечу, признавая таким образом, что только мужчина в силах с ними справиться.

Неудовлетворенность женской ролью наиболее ярко проявляется в девушках, которые в силу определенных «особых» причин отходят от мирской жизни, уходя, например, в женский монастырь или занимаясь тем видом деятельности, который связан с безбрачием. Они относятся к тем, кто не может смириться со своей женской ролью, и фактически перечеркивают все пути к осуществлению своего подлинного призвания. Многие девушки исподволь стремятся как можно быстрее получить работу, чтобы достичь независимости, которая становится для них своеобразной защитой против раннего замужества. В таких случаях подобное нежелание исполнять естественную, традиционную для женщины роль также является очередным движущим фактором.

Даже в пору замужества, когда признается, что девушка добровольно приняла на себя эту роль, часто данное обстоятельство не является доказательством того, что она смирилась со своей женской ролью.

Данные типы женщин в качестве матери8

Несмотря на миф о женской несостоятельности, выполнение одной из важнейших и труднейших задач нашей жизни, а именно воспитание детей, почти полностью передано женщинам. А раз так, какими же матерями могут стать вышеописанные типы женщин и как они будут отличаться друг от друга?

Первый тип, с его проявлением мужского начала по отношению к жизни, будет действовать как тиран с использованием громких окриков и постоянных наказаний и, следовательно, с оказанием сильнейшего давления на детей, которые, естественно, постараются всего этого избежать. И в лучшем случае результатом подобной практики явится обычная муштра, которая тем не менее не будет иметь никакой воспитательной ценности. Дети обычно считают таких матерей неспособными к воспитанию. Эти постоянные шум, ор, суета ведут к очень печальному результату; и появляется опасность, что девочек они подтолкнут к подражанию своим матерям, в то время как мальчики будут жить в вечном страхе всю свою оставшуюся жизнь. Среди мужчин, подвергшихся жесткому влиянию со стороны подобной матери, неожиданно найдутся такие, которые за версту будут обходить женщин, вследствие своей закрепощенности и отсутствия уверенности в своих силах по отношению к женскому полу. Возникающий при этом между полами постоянный дискомфорт мы называем настоящей патологией. И даже в подобных случаях нет-нет да возникнет невежественное мнение о якобы «неверном разделении мужской и женской сущности». Другие два типа женщин в равной степени не способны проявить успеха в воспитании детей. Одни из них склонны демонстрировать такой странный стиль общения, что дети вскоре замечают отсутствие у матери чувства уверенности в себе, после чего они отбиваются от рук.

Мать вновь и вновь будет прибегать ко все новым попыткам и предостережениям, при этом также стращая рассказать все отцу. Однако, как и раньше опираясь на родителя-отца, они в который раз обнаруживают неуверенность в своей способности успешно поднимать на ноги детей. Таким образом, даже будучи родительницей, она подумывает об отступлении, словно она должна подтвердить бытующее мнение о том, что именно мужчина является компетентным, а следовательно, и тем единственным, кто способен воспитать детей.

В других случаях такие женщины, чувствуя свою полную некомпетентность, отказываются от любой воспитательной деятельности и перекладывают эту ответственность на своих мужей, гувернанток и т. д.

О женщинах зрелого возраста9

В этой связи хочется отметить еще один феномен, который также часто дает основания для уничижительной критики женщин. Речь идет о так называемом опасном возрасте около 50 лет, когда на поверхность выходят определенные психологические явления и изменения, связанные с обострением некоторых черт характера. Физические изменения могут намекнуть женщине, что в недалеком будущем она потеряет и то последнее напоминание о едва видимой ее значительности, которое она с таким усердием старалась сохранить. При таких малоприятных условиях ей придется усилить попытку удержать в своих руках все то, что ей раньше помогало достичь и сохранить статус-кво.

В нынешние времена, когда балом правит его величество успех, для пожилых людей в целом наступает тяжелое время; и это в большей степени относится к женщинам. Данное удручающее обстоятельство, подрывающее вконец значительность более старших по возрасту женщин, другим концом бьет и по каждому из нас. Калькуляцию и оценку наших жизней нельзя производить на основании каждого текущего дня. То, чего человек достиг в пору расцвета своих потенций, следует засчитывать ему и тогда, когда он растратит свою силу и мощь. Нельзя так просто исключать человека из орбиты психологических и материальных взаимоотношений только потому, что он стар. Что касается пожилых женщин, то к ним это применяется, как правило, в оскорбительной форме. Можно представить себе ту озабоченность, с коей взрослеющая девушка думает об этом времени, с которым ей также однажды предстоит встретиться лицом к лицу. Жизнь женщины не теряет своего смысла в 50 лет; и человеческое достоинство также не ослабевает в этом возрасте и должно быть сохранено.

СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ10

Приводим типичный пример непримиримости со своей женской ролью, связанный с 36-летней замужней женщиной, которая жаловалась на различные нервные расстройства. Она была старшим ребенком в неравном браке пожилого мужчины с очень властной женщиной. Тот факт, что мать, очень привлекательная девушка, вышла замуж за пожилого, позволяет предположить, что именно протест против женской доли повлиял на выбор мужа. И действительно, брак оказался далеко не лучшим. Дома при общении мать всегда кричала и навязывала свою волю без всякого встречного возражения. Старика-мужа она всегда загоняла в угол. Пациентка рассказывает, как мать часто не позволяла отцу даже растянуться для отдыха на скамье. Она всегда стремилась к ведению хозяйства с помощью принципа, который гласил, что именно она является организатором и беспрекословной хозяйкой во всем.

Наша пациентка росла очень способным ребенком, которого сильно баловал отец. Ее мать, напротив, была вечно ею недовольна и постоянно выступала против нее. Позднее, когда родился мальчик, мать всю свою любовь отдала ему и ее отношения с дочерью стали вообще невыносимыми. Девочка, однако, знала, что в лице отца она имела защитника, который, несмотря на свою вялость и уступчивость, тем не менее мог оказать очень яростное сопротивление, когда дело касалось его дочери. В своем упорном противодействии матери дочь стала ее в конце концов ненавидеть. Излюбленным объектом нападок девочки была любовь матери к чистоте, которая заходила настолько далеко, что она, например, не позволяла горничной дотрагиваться до дверной ручки без последующего ее протирания. Девочка забавлялась тем, что ходила по дому грязной и неряшливой и оставляла за собой повсюду грязь. В целом она развивала в себе только черты, бывшие абсолютной противоположностью тем, которых добивалась мать. Все это явно противоречит мысли о том, что эти черты у девочки носят врожденный характер. Если у ребенка развиваются только те черты, которые способны раздразнить мать до полусмерти, то это должно быть основано на осознанном или неосознанном расчете. Эта борьба продолжается и по сей день; и вряд ли найдется где-либо более упорное по своему накалу противостояние.

Когда нашей пациентке было 8 лет, в доме установилась примерно такая ситуация: отец всегда был на стороне своей дочери; мать никогда не меняла свой гнев на милость, осыпая их придирками и упреками; вечно огрызающаяся дочь всегда была готова на остроумную выходку и парировала все усилия матери с завидным искусством. И эта ситуация усугубилась, когда младший брат девочки, материн любимец и баловень, заболел с диагнозом сердечной недостаточности. В связи с этим внимание матери к нему еще более усилилось. Следует отметить, что избирательное отношение родителей к своим детям постоянно приводило их самих к ссорам. Вот при таких вышеизложенных обстоятельствах и росла девочка.

Однажды она, по-видимому, заболела какой-то нервной болезнью, которой никто не мог дать объяснение. Ее то и дело обуревали мрачные мысли, связанные с матерью, которая, как она считала, всегда стоит у нее на пути. Неожиданно она увлеклась религией, однако, без особого успеха. Через некоторое время мнительность девочки ослабла, что посчитали результатом лечения; однако вполне вероятно, это стало возможным ввиду того, что сама мать в силу каких-то причин умерила свой агрессивный пыл. Впрочем, все же остался след от этой мрачной настроенности: панический страх перед грозой. Она считала, что гром и молния появляются только из-за ее больного сознания и что однажды в ответ на ее злобность небо разверзнется над ней. На этом примере можно увидеть, как ребенок сам, собственными усилиями пытается избавиться от ненависти, которую питает к своей матери.

Таким образом шла эволюция в нравственном развитии ребенка, перед которым, казалось бы, маячило хорошее будущее. Однажды девочку просто поразило откровение одного из учителей, который сказал буквально: «Эта девочка справится с чем угодно, если только этого захочет». Сами по себе данные слова ничего не значили, однако для нашей девочки они имели решающее значение, ибо она их для себя переиначила так: «Если она захочет победить, она этого добьется». Для нее это стало установкой, и как результат — она с еще большим рвением вступила на тропу войны с матерью.

Достигнув половой зрелости, наша пациентка превратилась в прелестную девушку; она стала невестой, у которой появилось множество ухажеров. Но из-за своего острого языка она то и дело разрушала возможности для нормальных взаимоотношений. По-настоящему ей нравился только один: это был взрослый мужчина, живший по соседству, но и он опасался, что она однажды выйдет за него замуж. Однако и он через некоторое время исчез из ее поля зрения, оставив девушку без жениха до той поры, пока ей не исполнилось 26 лет. В кругах, в которых она вращалась, это было очень необычно, и никто не мог понять, что происходит, поскольку никто по сути не знал истории ее жизни. В жесткой борьбе против матери, не прекращающейся с самого детства, она стала по своему характеру невыносимой и склочной. Обычным ее состоянием была борьба. Из-за поведения матери она стала раздражительной и постоянно была поглощена тем, что искала хоть в чем-нибудь первенства. Горячие споры являлись для нее лучшей отдушиной; тем самым она тешила свое тщеславие. Мужское начало в ее поведении выражалось также в том, что она предпочитала те игры, которые обязательно предполагали победу над противником.

И вот в возрасте 26 лет она знакомится с очень порядочным человеком, которого не отпугнула склочность девушки; и он начал серьезно ухаживать за ней. Его поведение отличалось скромностью и смиренностью. Родители ее настаивали на замужестве, она же в ответ неоднократно заявляла им, что он ей совсем не люб и что союз с ним не приведет ни к чему хорошему. С учетом ее характера, подобное пророчество не было лишено оснований. После двух лет упорных отказов она, наконец, дала согласие, крепко уверовав в душе, что найдет в его лице мужа-раба, с которым сможет делать все, что пожелает. У нее была тайная надежда на то, что этот мужчина станет таким же, как ее отец, который ублажал ее во всем.

Но вскоре она обнаружила, что была не права. Через несколько дней после свадьбы он как ни в чем ни бывало усаживался в гостиной с дымящей трубкой, с наслаждением читая свою газету. По утрам он уходил в офис, точно ко времени приходил на обед и ворчал, если тот еще не был готов. Он требовал опрятности, внимания, точности, что по ее мнению было несправедливо и к чему она не была готова.

Дальнейшие отношения совсем не были похожи на те, что установились между ней и отцом. Это было для нее неприятным прозрением. И чем больше были ее собственные требования, тем меньше муж спешил исполнять ее желания; а чем больше он указывал ей на роль хозяйки, тем меньше он видел проявление этой роли. Она без устали напоминала ему, что он на самом деле не имеет права на предъявление своих условий, поскольку в свое время она ясно дала ему понять, что его не любит. Но это не произвело на него никакого впечатления. Он непреклонно продолжал свою политику, и будущее ей виделось уже мрачным. Этот умный, здравый человек ухаживал за ней самозабвенно, словно в забытьи; однако вскоре это его состояние улетучилось, как только он почувствовал, что отныне крепко стоит в семье на ногах.

Сложные отношения между ними не упростились и тогда, когда она стала матерью. Ей пришлось принять на себя новые обязанности. Отношения с матерью, которая недвусмысленно принимала сторону зятя, еще более обострились. Так как в домашней войне применялись все более тяжелые орудия, муж временами действительно становился неприятным и не выказывал никакого внимания к жене; и в таких случаях правда была на ее стороне. Хотя, однако, его поведение было следствием неадекватной реакции женщины на происходящее, а также нежеланием ее примириться со своей женской ролью. Если бы у нее была постоянная возможность играть роль повелительницы, идущей по жизни с неизменным слугой, который бы выполнял все ее прихоти, тогда их брак, вполне возможно, был бы крепким и устойчивым.

Что же ей следует предпринять сегодня? Подать на развод или вернуться к матери и объявить себя побежденной? Она не могла бесконечно оставаться независимой, поскольку не была готова к такой роли. Развод оскорбил бы ее гордость, ее тщеславие. Жизнь была сплошным мучением. С одной стороны, был муж, критикующий все и вся, а с другой — мать с ее арсеналом болевых уколов, постоянно проповедующая чистоту и порядок.

Неожиданно на нашу пациентку нашла тяга к чистоте и порядку. С утра до вечера она занималась протиранием и полировкой. Казалось, она наконец усвоила урок, который ее мать столько лет вдалбливала в голову. Поначалу мать, вероятно, улыбалась, и муж также был достаточно доволен внезапно появившейся аккуратностью своей жены, постоянно вычищающей туалет и чуланы.

Но подобная деятельность может быть также и утрированной. Она мыла и протирала в доме все до последней вещицы. Каждый каким-нибудь образом мешал ей во время уборки, она в свою очередь также мешала им. Когда она мыла какую-то вещь и кто-то касался ее, то эта вещь тотчас должна была быть вымыта еще раз и только она могла это сделать. Однако вряд ли еще где-нибудь можно было найти больше грязи, чем в этом доме, так как для нее это была не проблема чистоты, а возможность для причинения беспокойства окружающим. Все это привело к тому, что у нее не было близкой подруги, она ни с кем не могла ладить, и она так и не испытала уважения к себе.

Подобная болезненная чистоплотность очень часто встречается в жизни. Такие женщины просто борются за свою эмансипацию; они хотят подобным видом безупречности свысока посмотреть на других, которые этим не блещут. Эти попытки безотчетно направлены на подрыв устоев семьи.

Наука должна в ближайшем будущем предоставить нам методы воспитания девочек, которые научили бы их находить точки соприкосновения с реальной жизнью. Насколько мы можем наблюдать сегодня, подобное примирение не может быть еще достигнуто даже при наличии самых благоприятных условий. В нашем обществе женская неполноценность, хотя и не существующая в реальности и отрицаемая здравомыслящими людьми, до сих пор еще встречается в сводах законов и морали; Мы всегда должны держать это в поле зрения, должны признать наличие целой технологии порочного подхода к общественному миропорядку и бороться против него не в силу преувеличенного, благоговейного почитания женщины, а просто принимая во внимание тот факт, что существующие условия разрушают нашу социальную жизнь.

СРЕДСТВА ПО ИСПРАВЛЕНИЮ11

Все эти явления основаны на ошибках нашей культуры. Как только какой-нибудь миф проникает в культуру, так он сразу находит себе место везде и во всем. Так, миф о женской неполноценности и связанное с ним превосходство мужчины постоянно нарушает гармонию полов. И как следствие, возникает огромное напряжение, которое затрагивает в особенности любовные отношения, угрожая любой возможности для достижения счастья, и зачастую разрушает их. И вся сексуальная жизнь индивидов отравляется этим напряжением, она иссушается и становится скучной и бедной.

Вот почему счастливый брак так редок, и дети вырастают с уверенностью, что брачный союз мужчины и женщины — это нечто необычайно трудное и ужасное. «Миф о женщинах» и сходные с ним мысли часто отвращают детей от постижения истинного понимания жизни. Достаточно вспомнить многих девочек, считающих брак одной из возможностей бегства от серой жизни; и мужчин и женщин, видящих в супружестве одно лишь неизбежное зло. Трудности между полами, возникающие вследствие этого напряжения, за последнее время выросли до неимоверных размеров. И их тем больше, чем сильнее привнесенная с детства склонность девушки бунтовать против навязанной ей женской роли; или, соответственно, чем больше будет мужское стремление играть привилегированную роль, несмотря на то, что это выходит за рамки логики.



Товарищеские отношения

Характерным признаком примирения и ослабления напряжения между полами является товарищество (Kameradschaftlichkeit). Именно во взаимоотношениях полов субординация так же невыносима, как она неприемлема и между нациями. Трудности, возникающие на основе субординации как для одной, так и для другой стороны, настолько велики, что каждому из нас следует обратить внимание на данную проблему. Эта область настолько велика, что касается жизни каждого индивидуума. А сложна она потому, что наша культура навязала ребенку форму выбора своего отношения к жизни в виде оппозиции к противоположному полу.

Неспешное воспитание, возможно, могло бы преодолеть эти трудности. Но бешеный ритм наших дней, отсутствие по-настоящему апробированных педагогических принципов, и в особенности дух соперничества во всех сферах жизни наложили печать и на самых маленьких детей, предоставив им почти готовое руководство дальнейшей жизни. Многие люди с опаской вступают в любовные отношения. И эта опасность для них заключается в том, что именно мужчине при любых обстоятельствах приходится доказывать свое мужское начало, даже посредством хитрости и «побед» над женщинами. А это разрушает открытость и доверие в любви. Дон-Жуаном, без сомнения, является человек, который не верит в свою состоятельность как мужчины и потому постоянно ищет все новые доказательства своей полноценности в любовных победах.

Широко распространенное взаимное подозрение между полами разрушает любое доверие, от чего страдает все человечество. Преувеличенный идеал мужского начала символизирует требовательность, постоянный импульс к действию, бесконечное беспокойство; и все это заканчивается не чем иным, как претензиями к тщеславию, самолюбованию и привилегированному положению, что противоречит естественным условиям человеческого общежития.

У нас нет причин развенчивать сегодняшние цели женского движения за свою свободу и равные права. Наоборот, мы должны активно поддерживать их, потому что в конечном счете счастье и радость всех живущих на земле будет зависеть от создания условий, которые позволят женщинам примириться со своей женской ролью, а также от того, насколько адекватно мужчины будут решать проблему своих взаимоотношений с женщинами.

Совместное обучение

Среди средств, направленных на улучшение взаимоотношений между полами, самым важным является совместное обучение. Однако практика показывает, что взгляд этот не бесспорен; он имеет как противников, так и сторонников. Последние отмечают, что главным преимуществом этого является предоставление противоположным полам возможности вовремя и получше узнать друг друга и тем самым избежать пагубных последствий пресловутых мифов. Оппоненты же в свою очередь выдвигают положение, что различия между мальчиками и девочками при поступлении в школу настолько велики, что совместное обучение только увеличит и усугубит их. Мальчики почувствуют себя ущемленными, потому что девочки в этот период интеллектуально будут их опережать. И мальчики, которые должны нести все бремя своего мнимого превосходства и уверенности, что они более компетентны, неожиданно столкнутся с открытием, что их привилегированность не что иное, как мыльный пузырь, лопнувший перед лицом реальности. Некоторые ученые добавляют к этому данные о том, что в процессе совместного обучения у мальчиков появляется робость по отношению к девочкам и они теряют самоуважение.

Без сомнения, в этих наблюдениях и аргументах есть своя истина. Однако эти доводы разбиваются, если рассматривать совместное обучение с точки зрения соперничества между полами, когда победа одних выявляет их большую компетентность. И если данное явление так и будет пониматься учителями и учениками, то оно действительно будет иметь пагубные последствия. До тех пор, пока учителя не осознают в полной мере, что совместное обучение — это повседневная подготовка к будущему взаимодействию полов по разрешению общих жизненных проблем и не будут строить свою профессиональную деятельность на этой концепции, их эксперименты в этом направлении всегда будут терпеть фиаско; а противники данного подхода будут представлять все неудачи доказательством своей точки зрения.

Для того, чтобы описать полную картину этой проблемы, нужно обладать по меньшей мере талантом поэта. Мы же ограничимся обращением нашего внимания только к ключевым моментам. Связь с вышеописанными типами женщин очевидна. Многие читатели вспомнят, что те же самые мысли возникают и при описании детей с врожденными физическими недостатками: и растущая девочка ведет себя так, словно она неполноценна. И в этом случае все, что уже говорилось о средствах компенсации за свою неполноценность, имеет отношение и к ней. Разница здесь лишь в том, что девочка получает постоянное подтверждение своей неполноценности и извне. Ее жизнь настолько увязает в этой колее, что даже проницательные исследователи временами поддаются этому мифу.

Главной бедой данного мифа является то, что оба пола в конце концов ввергаются в водоворот политических игр, связанных с престижем (Prestigepolitik), и начинают играть роль, с которой ни одна из сторон не может справиться. Это усложняет безоблачное течение их жизни, лишает их взаимоотношения непосредственности и окутывает их предрассудками, перед которыми любая перспектива счастья сходит на нет.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ12

Вероятно, самой важной проблемой нашего общества является женский вопрос (Frauenfrage). Так как наша жизнь ориентирована на работу и хлеб насущный, происходит так, что в вопросах денег мужчины требуют и получают за свой труд большую плату, чем женщины. Это положение находит свое отражение в умах большинства людей в виде мнения, что женщины созданы для мужчин и для их обслуживания. Однако это надуманное предположение, основанное на искусственном разделении естественной связи между полами. В то же время этот миф легко возникает там, где налицо случайные задержки в развитии женщин, и проносится как мужчинами, так и женщинами через всю жизнь. Подобную оценку можно встретить не столько в словах и мыслях, сколько в отношениях к человеку.

Низкая самооценка женщин, ее неверие в собственные силы ведет к тому, что она всегда старается избегать моментов, где от нее требуется решение жизненных проблем. Ее попытки обычно быстро ослабевают или своей экзальтированностью выдают отсутствие уверенности в себе. Склонность к проявлению независимости обычно исчезает в самом раннем детстве, а острая потребность опереться на что-либо, которую редко можно Удовлетворить, накладывает на ее достижения печать второсортности. И на свет выходит немощный арсенал окольных методов достижения самых высоких целей, а также проявления покорности, которые вначале кажутся слишком преувеличенными, а затем становятся доминирующими чертами личности.

Искажается общая физическая конституция и ее части; все побуждения изменяются и приземляются из-за желанных и в то же время нежеланных целей, а также под тяжестью вынужденного замужества. Это происходит потому, что естественные признаки женственности обесцениваются и их значение восстанавливается лишь условно. Некоторые высокообразованные авторы считают, что обнаружили черты природного проявления женского начала в худшем смысле этого слова, или, другими словами, женскую природу, которая обрекает личность на вечную неполноценность. Но это связано с несчастливым исходом, только что описанным нами, который должен произойти, если маленькая девочка впитала в себя мужской предрассудок о безнадежности ее умственных устремлений и безотрывно пытается сейчас разговаривать голосом мужчины. И все попытки, направленные на протест, инициируемые желанием вселить веру в собственные силы, которой она лишилась уже в младенчестве, при одном лишь возникновении тут же умаляются. Когда мальчик в своей активной деятельности встречается с трудностями, ему прежде всего помогает то, что он представляет их себе лишь как некое неудобство, вследствие чего он сохраняет психологический баланс и движется дальше по пути к цели. Девочка же в подобной ситуации только и слышит со всех сторон, а также и от не знающего отдыха сердца, что она всего лишь девочка, и потому без сопротивления считает свои попытки напрасными. При таком самоуничижении человеческой душе трудно найти успокоение. Результатом этого обычно является пусть и скрытая, но легко выявляемая, непонятная враждебность по отношению к привилегированному на первый взгляд мужчине.

Мужчина со своей стороны, с детства обремененный сознанием необходимости доказывать свое превосходство над женщинами, отвечает на скрытую враждебную природу женского пола повышенной подозрительностью и, возможно, тиранией. Принимая во внимание явную равноценность всего человеческого рода, становится понятным, что оба пола через свое неестественное, но почти неизбежное отношение к происходящему словно запрограммированно выходят на тропу войны. В результате им приходится прибегать к неизбежному применению силы, предосторожностям и схваткам ради сохранения пресловутого престижа. Более того, оба пола с излишней предусмотрительностью и надуманным страхом начинают противостоять друг другу как враги, открыто бросая вызов и боясь собственного поражения.

Данные соображения подчеркивают глубочайший кризис нашего социального организма и раскрывают, что рассмотренные выше ущербные перспективы, стоящие перед детьми, становятся предвестниками их трагической судьбы. В связи с этим было бы неверным апеллировать к лживому приукрашиванию наших мыслей, возникающих по общему мнению из борьбы между противоположными полами. Для тех, кто хотел бы продолжить свое исследование в данной области, я бы указал на то, что доказательства наличия превосходства между мужчинами и женщинами почти всегда представляют собой не что иное, как псевдодоказательства, и практически лишь на малую толику способны возвысить одного по отношению к другому. К сказанному следует добавить, что появление того или иного признака превосходства часто достигается с помощью запрещенных приемов, основанных на хитрости и воображении.

ПРИЛОЖЕНИЕ: ПРОБЛЕМА ПРЕЖДЕВРЕМЕННОГО ПРЕРЫВАНИЯ БЕРЕМЕННОСТИ13

Как при рассмотрении большинства вопросов, так и при изучении закона против абортов мы обнаруживаем, что только с точки зрения индивидуальной психологии можно осветить все стороны данной проблемы и понять их истинную значимость.

Аргументы, обычно выдвигаемые теми, кто добивается принятия закона против абортов, для психолога не всегда представляются обоснованными. В данном контексте я не рассматриваю медицинских показаний для прерывания беременности. Кто-то может заявить, что любой врач, не обремененный предрассудками, встанет на сторону хирургического вмешательства в случае, если жизни матери угрожает опасность. Однако чтобы точно оценить степень опасности, необходимо владеть точной диагностикой.

Часто возражения против продолжения беременности достигают своего апогея исключительно из-за пессимистического взгляда людей на данный вопрос. В большинстве конкретных случаев после объективного их анализа мы увидим, что любую ситуацию можно оценивать и по-другому, с большей долей мужества; и тогда горячие призывы за аборт сойдут на нет.

Нам часто твердят, что семья может жить нормальной жизнью, опираясь на собственные доходы, имея только двух детей; при появлении третьего или четвертого ребенка может возникнуть угроза значительного падения уровня жизни. Но, с другой стороны, довольно часто мы наблюдаем иную картину, когда с появлением новых детей родители получают свежие импульсы, активизирующие их деятельность; новая ситуация вдохновляет их на поиск дополнительного дохода и вместо пугающего обнищания семья обретает благополучие. Определенные трудности, связанные с поиском работы, а также нехватка жилья в наше время, естественно, в некоторых случаях усугубляют положение этих семей.

В ситуациях, когда девушка, не будучи замужем, ждет ребенка и тем самым оказывается перед лицом серьезного конфликта со своими родителями и потери доброй репутации, также можно найти другой выход, чем аборт. Нам известны многие случаи, связанные с беременными девушками, которые, пребывая в полной прострации, позже по истечении времени находили свое истинное счастье в ребенке и великолепно уже знали, как разрешить сложнейший вопрос материнства вне супружества. Только это и побуждало их делать успешную карьеру, которая гарантировала им независимость от агрессивного окружения. В качестве следующего доказательства можно привести случаи с девушками, которые, удачно избавившись от нежелательной беременности, затем, однако, горько сожалели об этом, ибо они поняли, что были все-таки возможности для рождения ребенка, который в последующем принес бы им утешение и радость. Мужественность матери-одиночки также, вероятно, создает предпосылки для того, чтобы воодушевить партнера вступить с ней в брак. Конечно, есть и такие примеры, когда для того, чтобы спасти жизнь девушки, приходится прерывать ее беременность, тем более, когда у нас нет возможности повлиять на ее окружение, ее родителей и т. д.

К тому же следует сказать, что какими бы важными ни были причины на аборт, с объективной точки зрения они не обоснованы. Суть проблемы обычно состоит в том, что женщина не желает иметь дело с неокрепшим еще, формирующимся маленьким человечком. Она не хочет этого в силу того, что сама, еще не созрев как полноценная женщина, просто боится не преуспеть в своей жизни. Ребенок в конце концов означает нечто большее, чем обычная ответственность за то, чтобы утолить его голод. Это главным образом форма подневольного укрепления уз с отцом ребенка. Это означает отказ от беспредельной самовлюбленности, потерю центрального положения, которое многие женщины привыкли занимать в своем окружении. Наступление беременности, а затем и рождение ребенка означает поражение для многих женщин, всецело поглощенных борьбой против превосходства мужского пола. Это также означает открытое выявление их невыгодного положения как женщины во взаимодействии полов.

Однако крайне редко женщина позволит себе признаться в подобной причине отказа от материнства, ибо она знает, что это станет признанием ее малодушия и эгоизма. Так, мы достаточно часто наблюдаем замужних женщин, которые, хотя и находятся в состоянии, допускающем счастье иметь детей, и имеют благоприятные для этого условия, искусно создают различные обстоятельства для того, чтобы избежать вышеназванной проблемы, свалившейся на них. И мы видим, с каким рвением эти женщины ведут свои домашние дела, как преувеличенно умножается их забота и как они придают исключительное значение нарушению режима или вмешательству в привычный порядок вещей, — окружающие поневоле задаются мыслью: "Как славно, однако, что у этой женщины только один ребенок!" И мы снова и снова назовем источником многочисленных нервных расстройств страх иметь ребенка.

Следует ли оказывать давление на такую женщину, которая столь яростно отвергает идею о ребенке, чтобы она родила против своей воли? Для юриста эта проблема будет решена с рождением ребенка. Но мы знаем, что проблема после появления ребенка на свет только начинается, и такая женщина вряд ли безропотно признает нежелательный для нее факт материнства. И какой же матерью она станет для ребенка?

Как она сможет справиться со своей сложнейшей обязанностью, если она навязана ей насильно? Некоторые склонны утверждать, что с появлением ребенка материнская любовь, безусловно, возьмет верх подобно химической реакции. Психолог, однако, знает, что это часто далеко не так. Есть достаточно женщин, которые различными способами дают своим детям понять, что их вовсе никто не ждал, когда они родились. Осознание того, что ты нежеланный ребенок, отравляет жизнь многим индивидуумам; готовит почву для появления серьезных психических расстройств и часто становится главной зловещей причиной формирования правонарушителей, преступников и всех тех психопатов, которые на всю оставшуюся жизнь так и не могут избавиться от проклятия юности, не познавшей материнской любви и ласки. И только исходя из сострадания к подобным детям — имеются в виду в основном те дети, которых мы рассматриваем в данном контексте, — я сторонник того, чтобы прямо сказать каждой женщине: «Нет необходимости вам иметь детей, если вы этого не хотите».

И в то же время я часто встречался с фактом, когда женщина, ранее уклонявшаяся под любым предлогом от материнства, неожиданно вспыхивает желанием иметь ребенка, от которого она яростно отказывалась, как только ей предоставлялась полная свобода самой решать судьбу своей беременности. Мы никогда не должны забывать, насколько глубоко у каждой женщины укоренился протест против их неравного положения с мужчинами. Принудительная сила закона, созданного мужчинами, который отбирает у женщин возможность независимо решать свою судьбу, должна ощущаться каждой женщиной как унижение их достоинства. Согласно этому закону, женщина является не столько человеком, сколько некой функцией, которая служит в интересах продолжения рода.

Следующий аргумент против закона о запрещении абортов отодвигает все остальное на задний план: только та женщина, которая желает своего ребенка, может стать ему хорошей матерью.

В некоторых кругах не устают повторять, что легитимное разрешение аборта намного ухудшает и без того скверное состояние общественной морали. Однако низкий уровень морали имеет так много других подводных причин — в особенности наше образование со всеми его принципами, которое лишь на йоту ориентировано на воспитание социального чувства, а в большей мере на формирование у личности нездоровых амбиций, что просто абсурдно пытаться сохранять моральные устои там, где одна часть человечества подвергается гораздо большим ударам судьбы, чем другая. Нам придется должным образом разделить огромную ответственность за ту нравственную атмосферу, в которой мы живем, вместо того, чтобы перекладывать тяжесть на самые хрупкие плечи.

Великолепным выходом из создавшегося положения явилось бы создание психологических консультаций по вопросам семьи и брака, а занятые в них специалисты по индивидуальной психологии могли бы предоставить любую информацию по интересующим вопросам.
2. МУЖСКОЙ ПРОТЕСТ И КРИТИКА ФРЕЙДА

МУЖСКОЙ ПРОТЕСТ14




1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   23


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет