Предисловие переводчика



бет8/23
Дата28.04.2016
өлшемі4.18 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23
воспитательную силу своей работы, который верит в воспитание как в средство формирования характера, в целом не приемлет доктрину наследственности. И речь здесь идет не о физической наследственности. Мы знаем, что физические дефекты, даже различия в физических способностях — наследственны. Но где связь между функционированием органов и умственными способностями? В индивидуальной психологии мы настаиваем на том, что мозг испытывает на практике уровень возможностей организма и должен считаться с ними. Иногда разум преувеличивает значение физических способностей; он болезненно переживает по поводу каких-либо физических недостатков даже после устранения причины такого переживания.

Люди склонны связывать то или иное явление своей жизни с их происхождением, искать начало развития этого явления. Однако подобный подход, используемый при оценке достижений людей, обманчив и уводит в сторону. Обычная ошибка в таком способе рассуждений заключается в игнорировании наших корней; и если уж нам надо составить генеалогическое дерево, мы забываем, что у каждого поколения есть два родителя. Если мы проследим пять поколений, то перед нами предстанут 64 предка, и среди этих 64 людей, несомненно, можно найти одного умного человека, которому его правнук обязан своими способностями. Если взять десять поколений, то среди 4096 предков можно найти далеко не единственного способного человека. Также не стоит забывать, что традиции, установленные в семье незаурядным предком, оказывают влияние, подобное действию наследственности. Таким образом, можно понять, почему в некоторых семьях появляется больше способных людей, чем в других.

И это не имеет отношения к наследственности, это очевидный и простой факт. Достаточно вспомнить, что подобное явление имело место в Европе, где каждый ребенок вынужден был продолжать профессию отца. Если не принимать во внимание социальные институты, то можно было бы представить очень внушительную статистику по наследственности.

Следующей после идеи о наследственности проблемой, вызывающей большие трудности для ребенка, являются наказания за плохие оценки в школе. Если у ребенка низкая успеваемость, он окажется также в немилости у учителя. И вот он страдает сначала в школе, а затем, придя домой, сталкивается с новыми упреками и сценами со стороны родителей. Его ругают и мать, и отец, и, ко всему прочему, его еще очень часто бьют.

Школьным учителям следует помнить о последствиях плохих оценок. Некоторые учителя считают, что если вынуждать ребенка показывать дома плохие оценки, то он будет стараться лучше учиться. Но они забывают об особенностях семейных условий детей. В некоторых семьях к ребенку относятся очень жестко, и в этом случае ребенок подумает дважды, прежде чем покажет родителям плохую оценку. В результате он может вообще не прийти домой или даже впасть в такие крайности, как отчаяние или самоубийство от страха перед своими родителями.

Учителя не отвечают за школьную систему, но уже хорошо то, что своим личным сочувствием и пониманием они при любой возможности смягчают суровость этой системы. Таким образом, учитель мог бы быть мягче с отдельным учеником, учитывая его семейные обстоятельства, и тем самым мог бы окрылить его, вместо того, чтобы доводить до отчаяния. На ребенке, который всегда получает плохие оценки, тяжкой ношей лежат постоянные упреки в том, что он самый плохой ученик в школе, и в конце концов он сам начинает верить в это. Если поставить себя на место такого ребенка, легко можно понять, почему он не любит школу. Все очень просто. Если бы кто-нибудь оказался в подобных условиях, когда его постоянно критикуют, где существуют только плохие оценки, где нет надежды на успех, никому бы это не понравилось, и любой человек попытался бы избежать такой ситуации. И поэтому нам не следует расстраиваться при встрече с детьми, которые сторонятся школы.

Хотя и не следует беспокоиться о подобных случаях, тем не менее нужно осознать их значение. Мы должны понять, что это означает плохое начало, особенно если происходит в период отрочества. Такие дети достаточно умны, чтобы защищать себя, подделывая оценки в дневниках, прогуливая и т. д. В результате они знакомятся с себе подобными, организовывают банды и идут на улицу, что неизбежно ведет к преступлениям.

Всего этого можно избежать, если признать утверждение индивидуальной психологии, что нет безнадежных детей. Мы должны чувствовать, что всегда можно найти способ помочь ребенку. Даже в бесперспективных случаях всегда есть выход, его лишь, разумеется, надо найти.

Наверное, нет необходимости говорить о печальных результатах, связанных со второгодниками. Любой учитель согласится с тем, что оставшийся на второй год ребенок представляет проблему как для школы, так и для семьи. Это не обязательно происходит в каждом случае, однако исключений из такого правила очень мало. Большинство из тех, кто остается на второй год, являются хроническими второгодниками — они никогда не показывают успехов и представляют проблему, которую всегда избегали и никогда не могли разрешить.

Вопрос оставления детей на второй год является довольно сложным. Есть учителя, которым удается успешно избежать данной проблемы. Они используют для занятий с ребенком каникулярное время, выявляют ошибки в его образе жизни с тем, чтобы исправить их; и поэтому у них появляется возможность перевести ребенка в следующий класс. Можно было бы расширить подобную практику, если бы мы имели институт специальных репетиторов в школе. У нас есть социальные педагоги, учителя, обучающие на дому, но нет репетиторов.

Института учителей, обучающих на дому, не существует в Германии, и может показаться, что такие учителя вообще не нужны. Классный учитель в государственной школе имеет наилучшее представление о ребенке. Он может знать больше, чем другие, что происходит у него в классе, при условии, что он делает это правильно. Некоторые люди считают, что учитель не может знать всех учеников из-за чрезмерной наполняемости классов. Если понаблюдать за ребенком при его поступлении в школу, то уже скоро можно понять его образ жизни и избежать множества проблем. Такое наблюдение осуществимо даже в толпе. Обучение и воспитание большого количества детей будет эффективнее, если понимать этих детей, нежели при условии, что учитель их не понимает. Переполненные классы далеко не благо и этого необходимо избегать, однако подобное обстоятельство нельзя представлять в качестве непреодолимого препятствия.

С психологической точки зрения всегда лучше не менять учителя в классе ежегодно (или как в некоторых школах каждые шесть месяцев), а чтобы учитель обучал своих учеников до окончания школы. Если бы учитель мог находиться с постоянным коллективом учащихся в течение двух, трех или четырех лет, это бы явилось огромным преимуществом во всех отношениях. Тогда бы учитель имел возможность близко узнать всех детей. Он смог бы выявить ошибки в образе жизни каждого ученика и исправить их.

Дети часто переходят из класса в класс без обучения в предыдущем. Довольно спорно, есть ли в этом какие-либо преимущества. Детям часто не удается удовлетворить те большие ожидания, которые они возлагают на перепрыгивание через класс. Подобную практику следует применять в случае с великовозрастным учеником или если ребенок вначале отставал от своих товарищей в классе и с тех пор достиг лучших результатов. Переход из класса в класс не должен рассматриваться как награда за лучшие оценки или за то, что ребенок знает больше других. Для одаренного ребенка будет большим благом, если он посвятит свое время занятиям сверх школьной программы, например, рисованию, музыке и т. д. Знания, которые ребенок приобретает таким образом, становятся полезными и для всего класса, так как в этом случае он активизирует остальных. Плохо, когда класс лишают хороших учеников. Некоторые полагают, что надо всегда поддерживать выдающихся и одаренных детей. Мы же так не считаем. Мы скорее думаем, что именно умные дети подталкивают весь класс вперед и дают тем самым хороший толчок к дальнейшему развитию.

Интересно исследовать такие два типа классов в школе, как успевающий и отстающий классы. Удивительно, но в успевающих классах всегда можно найти несколько по-настоящему слабоумных детей, в то время как в отстающих классах таковых нет, вопреки общепризнанному мнению. В них учатся дети из бедных семей, которые имеют репутацию неуспевающих учеников. А причина в том, что у них была недостаточная подготовка к школе. Это и понятно. Родители слишком заняты и не имеют никакой возможности посвятить время своим детям или недостаточно образованы для этого. Детей с плохой психологической подготовкой нельзя отправлять в классы для отстающих. Пребывание в таком классе ложится пятном на репутацию ребенка, и он всегда высмеивается своими товарищами.

Лучший способ заботы о названных детях — это использование системы репетиторов, о чем мы уже говорили выше. Помимо них должны быть еще и клубы, где Дети могли бы получить дополнительную подготовку.

Там они могли бы готовить домашнее задание, играть, читать книги и т. д. Таким образом они получали бы своеобразный тренинг мужества вместо постоянного переживания чувства обескураженности, которое ожидает их в классах для отстающих. Такие клубы, совмещенные с большим количеством игровых площадок, чем мы имеем сегодня, будут держать детей подальше от улиц и дурного влияния.

Вопрос о совместном обучении возникает во всех педагогических дискуссиях. Что касается подобного обучения, можно сказать, что в принципе нам следует поощрять его. Это хорошая возможность для мальчиков и девочек лучше узнать друг друга. Однако когда от совместного обучения ждут самоорганизующего начала, это большое заблуждение. Совместное обучение влечет за собой специфические проблемы, которые обязательно надо принимать во внимание, иначе ущерб перевесит преимущества. Например, существует одно обстоятельство, которое обычно упускается из виду, а именно, что девочки до шестнадцати лет развиваются быстрее мальчиков. Если мальчики не знают этого, но видя, что девочки чаще делают успехи, они теряют равновесие и начинают бессмысленное соперничество с ними. Подобного рода явления должны учитываться как администрацией, так и учителем в классе.

Совместное обучение может быть успешным благодаря учителю, которому нравится эта идея и который понимает все проблемы такого обучения. Но если учителю не по душе совместное обучение, он будет чувствовать на себе бремя этой системы, которая и потерпит фиаско в его классе.

Если система совместного обучения организована неправильно и если детей не воспитывают и не контролируют должным образом, то тогда в классе определенно могут возникнуть проблемы взаимоотношения полов. Более детально мы будем обсуждать эти вопросы в следующей главе. Пока же отметим то, что половое воспитание в школе представляет собой сложную проблему. В сущности школа не совсем подходящее место для инструкций по половым проблемам, потому что учитель, выступающий перед классом, не может доподлинно знать, как дети воспримут его слова. По иному обстоит дело, когда дети спрашивают о чем-то личном у учителя отдельно. Если девочка просит своего учителя объяснить какие-то факты, ему следует давать точные ответы.

Возвращаясь после нашего отступления о более или менее административном начале в обучении к главной сути проблемы, у нас есть основание утверждать, что мы всегда можем найти методы обучения детей, отвечающие их интересам, опираясь на те учебные предметы, в которых они могут наилучшим образом проявить себя. Ничто так не продвигает вперед, как успех. Это верно как для образования, так и для других сфер человеческой деятельности. А это означает, что если ребенок интересуется каким-то учебным предметом и делает в нем определенные успехи, его интересы будут простираться и на другие области. И именно учитель должен использовать успехи учеников как основу для приобретения новых знаний. Сам ученик не знает, как это сделать, как поднять себя за помочи, так сказать, что и мы все должны делать, поднимаясь вверх от незнания к знанию. А учитель может осуществить это и в случае успеха он обнаружит, что ученик понимает, что от него хотят, и начнет сотрудничать.

То, что мы говорили о предметах, к которым дети питают интерес, также относится и к органам чувств. Необходимо выяснить, какой из органов чувств чаще всего используется ребенком и какие ощущения преобладают в нем. Многие дети лучше всего умеют смотреть и наблюдать, другие — слушать, иные же — двигаться и т. д. В последнее время стали популярными так называемые мануальные школы, где применяется разумный принцип соединения учебных предметов с тренировкой зрения, слуха и рук. Успех таких школ — это показатель значимости использования физических возможностей ребенка.

Если учитель встречает ученика со зрительным типом восприятия, то ему следует знать, что ребенок будет иметь дело с теми учебными предметами, где нужно использовать глаза, как, например, в географии. Для него будет лучше смотреть, чем слушать лекцию. Это пример особого понимания отдельного ребенка, которым должен владеть учитель. Существует много и других подобных явлений, которые педагог может определить с первого взгляда.

Одним словом, перед настоящим учителем стоит благородная и увлекательная задача: он формирует детские умы, и значит будущее человечества в его руках.

Но как нам перейти от идеального на реальное? Ведь недостаточно лишь рассматривать воспитательные идеалы. Необходимо найти способ их реализации. Еще давно, в Вене, автор данного труда начал искать такой способ, и в результате появились психологические консультации или консультативные пункты в школах (см. «Руководство ребенком» А. Адлера и др., изданное в Нью-Йорке, которое дает детальный обзор истории, технологии и результатов этих консультативных пунктов).

Целью этих пунктов является приспособление знаний современной психологии к нуждам системы образования, Компетентный психолог, который разбирается не только в психологии, но также в самой жизни учителей и родителей, специально встречается с ними в определенный день и проводит консультации. В этот день учителя встречаются и делятся друг с другом конкретными случаями из жизни своих проблемных учеников. Это могут быть случаи, связанные с лодырями, детьми, развращающими классный коллектив, воришками и т. д. Учитель описывает свои случаи, а психолог затем делится наблюдениями в обсуждаемом контексте. Потом начинается дискуссия. Каковы причины? С какого момента ситуация начала свое развитие? Что следует предпринять? Анализируется жизнь ребенка в семье и его психическое развитие. Объединив свои точки зрения, группа приходит к решению, как поступить с данным конкретным ребенком.

На следующем собрании уже присутствуют ребенок и его мать. Вначале, когда определен способ взаимодействия с матерью, приглашается она. Родительница слушает объяснения, почему ее ребенок оказался в затруднительном положении. Затем она излагает свою точку зрения, и начинается обсуждение с психологом. Обычно мать просто счастлива видеть все эти признаки интереса к ее ребенку и поэтому рада сотрудничать. Если эта мать настроена недружелюбно и агрессивно, тогда учитель или психолог начинают рассказывать ей о похожих случаях с другими детьми и матерями до тех пор, пока не будет преодолено противостояние.

Когда наконец согласован способ воздействия на ребенка, то его приглашают в комнату. Он видит своего учителя и психолога, который начинает беседу с ним, но только не о его ошибках. Психолог говорит как на лекции, объективно анализируя, но так, чтобы ребенок понял все, о чем он говорит, — о проблемах, о мотивах, которые и вызвали его неправильное развитие. Ребенку объясняют, почему он чувствовал себя обделенным, в то время как предпочитали других детей, и как он отчаялся добиться успеха.

Этот метод использовался около 15 лет, и учителя, проработавшие в этом направлении, очень довольны и не собираются бросать дело, которым занимались четыре, шесть и восемь лет.

Что касается детей, то они от этого выиграли вдвойне. Те, кто с самого начала были проблемными детьми, стали вполне нормальными; они познали дух сотрудничества и поняли, что есть мужество. Те же, которых не приглашали на психологическую консультацию, выиграли тоже. Когда ситуация в классе угрожает стать проблемной, учитель предлагает детям обговорить случившееся. Естественно, учитель сам руководит беседой, но и дети также принимают в ней участие, так как им предоставлена полная возможность выражать свои мысли. Они начинают анализировать причины такой, скажем, проблемы, как лень в классе. В итоге они все равно придут к какому-нибудь заключению, и ленивый ребенок, который и не знает, что именно его имели в виду, тем не менее почерпнет для себя много полезного из этой беседы.

Эти краткие выводы могут дать некоторое представление о тех возможностях, которые предоставляет нам связь психологии и педагогики. Психология и воспитание представляют собой две составные одной проблемы и одной реальности. Чтобы управлять разумом, нам необходимо знать, как он работает; и тот, кто познал секреты разума, может если не помочь, то использовать свои знания, чтобы направлять ум на более высокие и глобальные цели.

ГЛАВА 11. ВЛИЯНИЕ СРЕДЫ И ВНЕШНИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

Психологические и образовательные основы индивидуальной психологии достаточно широки, чтобы не игнорировать рассмотрение фактора влияния среды. Старая модель интроспективной психологии (психологии самоанализа) была настолько узка, что Вундт счел необходимым создать новую науку — социальную психологию — для того, чтобы учесть все, что выпало из ее поля зрения. Для индивидуальной психологии в этом нет необходимости, так как она индивидуальна и социальна одновременно. Она не сосредоточивается ни на человеческом сознании, за исключением среды, которая его стимулирует; ни на среде, за исключением ее значения для понимания сознания конкретных людей.

Ни воспитатель, ни учитель не должны считать себя единственными воспитателями ребенка. Волны внешнего влияния проникают в психику детей и формируют их прямо или косвенно, так сказать, через влияние на родителей и доведения их до определенного уровня сознания, которое и передается детям. Данное обстоятельство нельзя упускать из виду.

Прежде всего воспитатель должен принимать во внимание экономические обстоятельства. Мы должны помнить, что есть семьи, которые от поколения к поколению живут под тяжелым бременем обстоятельств, — семьи, которые продолжают борьбу с угнетающим их чувством горечи и печали. Эти горечь и печаль так воздействуют на них, что они не могут воспитывать ребенка в здоровых отношениях сотрудничества. Они живут на пределе человеческих возможностей, когда люди не могут сотрудничать, будучи охваченными паникой.

Затем мы также не должны забывать, что долгий период полуголодного существования или плохое финансовое положение влияют на физическое состояние как родителей, так и детей, а это в свою очередь имеет важное психологическое значение. Это можно увидеть в детях, рожденных в послевоенной Европе. Их гораздо труднее воспитывать, чем предыдущие поколения. Кроме экономических обстоятельств и их влияния на развитие ребенка, мы не должны забывать о влиянии невежества родителей относительно физической гигиены. Это невежество соединяется с робким и потакающим отношением их к детям. Родители хотят побаловать своих чад и боятся причинить им боль. Иногда они беспечны и думают, например, что искривление позвоночника исчезнет с возрастом, и вовремя не приглашают доктора. Это, конечно, является ошибкой, особенно в городах, где медицинская помощь всегда доступна. Если вовремя не исправить физическое состояние, оно может привести к сильной и опасной болезни, от которой могут остаться нежелательные психологические травмы. Болезнь со всеми ее проявлениями — это всегда «западня» с психологической точки зрения, и надо как можно больше снижать ее опасность.

Если этого возбудителя опасности нельзя избежать, то можно сделать менее опасным, развив в ребенке мужество и социальную направленность. Фактически можно сказать, что ребенок психологически пострадает от болезни настолько, насколько в нем не развита социальная направленность. Ребенок, воспитанный в среде, в которой он чувствует себя частью целого, будет поражен опасной болезнью в меньшей степени, нежели избалованный ребенок.

Истории болезней часто показывают начало психических расстройств после таких заболеваний, как коклюшный кашель, энцефалит, хорея и др. Можно подумать, что именно эти болезни являются причиной психических проблем. Но в действительности они только повод, который выявляет скрытые до поры изъяны в характере ребенка. Во время болезни ребенок ощущает свою власть и обнаруживает, как он может управлять семьей. Он увидел ужас и беспокойство на лицах родителей во время своей болезни и знает, что все это имеет отношение к нему. После болезни ему хочется остаться в центре внимания и он осуществляет это, пытаясь господствовать над своими родителями с помощью капризов и требований. Это, конечно, происходит с тем ребенком, которого не воспитали в социальном духе и которому нужен только повод, чтобы продемонстрировать свои эгоистические побуждения.

С другой стороны, интересно отметить, что иногда болезнь может стать поводом для исправления каких-то черт характера ребенка. Вот, например, случай с ребенком, который был вторым в семье школьного учителя. Этот учитель очень беспокоился о своем мальчике и не знал, что с ним делать. Время от времени мальчуган убегал из дома и в школе всегда был самым плохим учеником в классе. Однажды, когда отец уже собирался отослать его в исправительное учреждение, у мальчика обнаружили туберкулез бедра. Это болезнь, которая требует постоянного ухода со стороны родителей в течение долгого периода. Когда мальчик поправился, он стал самым послушным ребенком в семье. Все, что было необходимо ему, — это особое внимание родителей, вызванное его болезнью. Причиной его прежнего непослушания было то, что он всегда чувствовал себя в тени своего одаренного старшего брата. И он всегда сопротивлялся, потому что его не ценили так, как старшего брата. Но вот болезнь доказала ему, что родители ценят его так же, как и старшего брата, и он научился вести себя хорошо.

Что касается болезни, стоит также отметить, что детское сознание часто находится под глубоким впечатлением только что пережитой болезни. Дети удивлены и потрясены тем, что могут быть такие вещи, как опасная болезнь и смерть. След, оставленный болезнью в сознании детей, проявляется позднее в жизни, и можно встретить много людей, которые интересуются только болезнями и смертью. Некоторые нашли верный способ использовать свой интерес к болезням — они могут стать врачами и медсестрами. Но многие другие всегда боятся, и болезнь становится наваждением, которое мешает им в полезной деятельности. Изучение биографии более чем ста девочек обнаружило, что около 50% из них признаются, что самый большой страх в их жизни вызывает мысль о болезни и смерти.

Родителям следует позаботиться о том, чтобы дети не находились под слишком большим впечатлением от детских болезней. Они должны подготовить их сознание к таким явлениям и оберегать их от неожиданных ударов. Родители должны дать им понять, что жизнь не бесконечна, но достаточно продолжительна, чтобы иметь свой смысл.

Другой «возбудитель опасности» в детской жизни — это встреча с незнакомцами, знакомыми или друзьями семьи. Ошибки, которые возникают во время столкновения с такими людьми, происходят из-за того, что те в сущности не проявляют истинного интереса к детям.

Они любят развлекать детей или своими действиями очень влиять на них в течение короткого времени. Они чрезмерно хвалят детей и тем самым взращивают в них тщеславие. За короткое время, проведенное с детьми, они успевают их избаловать и таким образом создать трудности для их постоянных воспитателей. Всего этого надо избегать. Никто из посторонних не должен вмешиваться в воспитательные методы родителей.

Кроме того, посторонние часто неверно определяют пол ребенка и называют мальчика «прелестной девочкой» или наоборот. Этого тоже надо избегать по причинам, о которых мы будем говорить в главе, посвященной отрочеству.

Общее окружение семьи, естественно, очень важно, так как дает детям представление о степени участия семьи в общественной жизни. Другими словами, оно дает детям первые представления о сотрудничестве. Дети, которые растут в изолированной семье, проводят жесткую грань между членами семьи и посторонними людьми. Они ощущают некую пропасть, разделяющую дом и внешний мир, к которому они, конечно, относятся враждебно. Изолированная семейная жизнь исключает социальные отношения и склоняет детей к постоянной подозрительности и преследованию лишь своих собственных интересов. Таким образом изолированная жизнь мешает развитию социальной направленности.


Каталог: book -> age psychology
book -> -
book -> Бандар ибн Найиф әл-Утайби «аллаһТЫҢ ТҮсіргеніне сәйкес емес басқару (билік қҰРУ) ЖӘне шешім шығару»
book -> -
book -> Білместікпен жасалған көпқұдайшылық (ширк) кешіріледі ме?
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
age psychology -> К 90 На приеме у психолога подросток: Пособие для практиче­ских психологов. Спб.: Изд-во ргпу им. А. И. Герцена; Издательство «союз», 200! [Серия «Практическая психоло­гия»]. 350 с
age psychology -> -


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет