Приключения алекса



бет10/11
Дата17.05.2020
өлшемі7.74 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Решающая осень

В начале сентября вдруг резко похолодало, хотя до наступления настоящей осени с ее пронизывающими ветрами и ледяными ливнями было, пожалуй, еще далеко. Благо, для маленькой Кай-Рэ давным-давно подготовили несколько комплектов теплой одежды вместе с шапочками из различных мехов. Нашелся среди них легкий головной убор и для осени, но чего стоило уговорить заупрямившуюся девчонку его надеть! Жестами она показывала на наши непокрытые головы и как бы спрашивала: «Вы вот едете без ничего, а почему мне нельзя?». Вот нахалка! В итоге уговоры кончились тем, что потерявшая терпение Фанни шлепнула неслуха пару раз пониже спины и насильно нахлобучила шапочку. Здорово разобидевшаяся Кай-Рэ, в ответ демонстративно покинув привычное место в седле Ласточки, перебралась ко мне. Фанни в свою очередь разобиделась вдруг на меня. За что? Черт подери, да сам Господь, сотворивший бабский род из ребра Адама, и тот, наверное, заходит в тупик после их непредсказуемых выходок. Поди чешет лысину пятерней да озадаченно приговаривает: «Да, блин, дела-а... Ну и ну ... ».

Потеплело лишь во второй половине сентября, спустя день путешествия по гористой местности, поросшей лиственным лесом. Эти невысокие горы разделялись множеством укромных долин, изобилующих ручьями и водопадами. Порой бесчисленные струи ожившего хрусталя, летящие вниз с каменистых склонов и разбивающиеся на мириады сверкающих осколков, выглядели столь живописно, что даже заслуживали восхищенного возгласа Рыжика. А он обычно относился к красотам природы несколько равнодушно. Здесь же, в долинах, оказалось полным-полно лекарственных растений: и таких обычных, как чабрец с ромашкой, и таких легендарно-экзотических, как оживи-корень, круши-трава, тысячесил-запретный, карга-лют рубиновый. Надо ли говорить, что наш монах порой забывал обо всем на свете, собирая диковинки про запас. Рыжик подозрительно рассматривал находки, осторожно обнюхивал их со всех сторон, а потом неизменно заявлял о своей приверженности альтернативному методу лечения - спиртотерапии. Джон в вопросах восстановления здоровья высказывал с гномом абсолютную солидарность. Спорные суждения приятелей вызывали у Фанни осуждающую гримасу. Я благоразумно держал свое мнение при себе, ибо давно уяснил мудрость старой поговорки: язык мой - враг мой.

Хватало в здешних живописных краях и дичи, особенно шустрых, быстроногих коз, державшихся группами примерно от десяти до тридцати особей. Они основательно пополнили наши запасы продовольствия, а Рыжик, мастерски испекший в первый раз свежатинку на угольях, удостоился всяческих похвал.

На третий день блужданий за пару часов до полудня в одной из долин мы обнаружили заброшенный охотничий домик, сложенный из обломков серого гранита. Его черепичная крыша сохранилась почти полностью, имелись даже стеклянные окна, правда, покрытые слоем вековой пыли. А вот тяжелым дубовым дверям не повезло: превратившиеся в ржавый прах петли обрушили их наружу.

Не ощутив ничего лихого, мы вошли вовнутрь, где крохотный коридор окончился еще одной дверью, наискось перегородившей проход. Джон без труда убрал ее в сторонку, и вся компания один за другим проникла в просторную затемненную комнату. Кое-как на скорую руку протертые окна довольно сносно осветили нехитрый интерьер: сундук с тленом некогда хранившихся продуктов, почти во всю северную сторону камин, добротный, до сих пор неплохо сохранившийся ореховый стол, кресла с высокими спинками и широкую кровать у западной стены. На столе стояла аккуратно расставленная посуда: глиняные глубокие миски, кувшин, витые чаши, пара позеленевших серебряных ложек да длинный прямой нож с блестящим лезвием, покрытым диковинным узором. Надо ли говорить, что одобрительно цокнувший языком сметливый Рыжик тут же прибрал его к рукам. Опоздавшему на какое-то мгновение Джону осталось лишь сокрушенно вздохнуть: мол, разве за таким успеешь?

Внимательно осмотревшись, мы единодушно пришли к мнению об эльфийском происхождении найденных в комнате предметов. Да и сама постройка явно также принадлежала к архитектуре этого народа. Все вышеупомянутое неопровержимо свидетельствовало: Элиадор близко.

Обнаруженные впоследствии еще несколько охотничьих домиков только подтвердили первоначальные выводы.

Распрощавшись с царством коз где-то в двадцатых числах сентября, мы увидели перед собой ровную, словно стол, степь, по которой восточный ветер гнал порыжевшие волны невысокой травы. И нигде даже намека на деревца либо обычный холм.

- Бр-р-р, - зябко поежился Рыжик, - не хотел бы я оказаться в здешнем приволье во время грозы.

- Да-а, - глубокомысленно соглашаясь, протянул Джон, - я, пожа­луй, тоже не был бы этому рад, потому как первая ближайшая молния моя.

- Даром дрейфите, - беспечно отмахнулся Карл, - погода установилась хорошая, неделю, думаю, еще точно продержится. А поле - оно ведь не бесконечное.

- Угу, - гном насмешливо хмыкнул, - когда-нибудь да кончится, верно. Только хотелось бы знать, когда конкретно?

- Поедем - узнаем, - слегка пришпорив Ласточку, пробормотала Фанни.

- И то выход, коли другого не дано, - незамедлительно последовав за ней, поддакнул гном. Но не прошло и полминуты, как, он, придержав Уголька, вполне серьезно попросил Джона: - Слышь, Каланча, сделай милость, блин, в разе непогоды держись от меня подальше. Неохота, понимаешь, погибать из-за чьего-то непомерного роста.

- Что за малодушные речи, приятель? - скрывая улыбку, шумно возмутился Джон. - Не-ет, Рыжик, родной, случись теперь гроза, Я буду следовать за тобой, словно привязанный. В наказание за то, что трусишься над собственной драгоценной шкурой.

- Не удивлюсь, ибо чего иного можно было ожидать от подобного типа, - воздев к чистому небу очи, притворно посетовал гном. - Ох, Джонни, какой же ты, однако, негодный крендель.

Незадолго до заката мы наткнулись на мраморные стелы, увенчанные Белыми Орлами Победы. Памятные знаки были обращены на четыре стороны света и ограничивали собой территорию в несколько десятков квадратных километров. Я знал, что обычно так в старину эльфы отмечали места удачных либо памятных сражений. Подъехав к ближайшей стеле, мы все сгрудились у темно-серой плиты, испещренной древнеэльфийскими золочеными рунами, изрядно пострадавшими от непогод.

- «Героям Равелинской битвы», - быстро, без запинки перевел янит первую, выделенную кpyпнee строку. Ниже шли имена и звания павших эльфийских воинов.

- Никогда о такой потасовке не слыхал, - немного подумав, сознался я, - гм, странно, но факт.

- Что-то и я не припомню, - смешно наморщив лоб, сообщил Рыжик.

- Ничего удивительного, - отрешенно откликнулся янит, жадно разглядывая ничем не приметный клочок земли перед нами. - Ведь трубы Равелинской битвы отзвучали более восьмисот лет назад.

- Ого, блин, скока времечка утекло, - изумленный Рыжик даже присвистнул, - в натуре, до хрена и больше.

- Занятно, господин Сен, кого ж это эльфы здесь поколотили? - с обычной сдержанностью полюбопытствовал Карл. - Надеюсь, не моих приплывших из Европы предков?

- Нет, господин Рангер, успокойтесь, - в ответ криво ухмыльнулся янит, - тут, увы, досталось на орехи моим родичам - байлиранцам.

- Хм, вона как? - вновь встрял в разговор неугомонный гном. - Но они, по крайней мере, надеюсь, изрядно досадили остроухим? Не правда ли?

- Да, пожалуй, - улыбка янита стала зловещей, - ибо здесь почти в полном составе полегла их хваленая Железная армия, прославившаяся во множестве сражений. 3лиадор, несомненно, победил, однако слишком дорогой ценой.

- Такие пирровы победы немногим отличаются от поражений, - с иронией заметила внимательно слушавшая янита Фанни. - А уж радоваться в подобных случаях вообще сущая глупость.

- Так-то оно так, - согласно кивнул головой Сен, - но, с другой стороны, умна достигнутый «успех» завуалировать патриотической слезой опытного оратора, шумным чествованием немногих оставшихся в живых ветеранов, привсенародной раздачей больших денежных пенсий и наград вдовам и сиротам погибших.

- Ага, понятно, блин, - Рыжик сделал перед собой широкий жест,- значит, энти дурацкие столбы с пернатыми пугалами - из той же пропагандистской оперы для простаков. Вот, мол, вам, потомки, святое место, где доблестные богатыри-предки проявили «чудеса» героизма и полководческого таланта. Ха-ха-ха-ха! А приемчик-то избитой!

- По-моему, тут ты хватил через край, - с нескрываемым осуждением произнес Карл. - Лично я считаю, что элиадорские эльфы поступили правильно, установив эти величественные стелы с орлами Победы. Иное, забывчивое отношение было бы проявлением неуважения к павшим сородичам.

- 3-э, ну, в общем, ты, Карлуша, прав, - с некоторой долей смущения признал гном, - просто, понимаешь, я к остроухим порой отношусь чуток предвзято. Хм-м, разумеется, это ни коим образом не касается сиятельной госпожи Арнувиэль, - в заверение своих слов он слегка поклонился в мою сторону.

Не желая нарушать покой древнего ристалища, наша компания объехала его, слегка отклонившись на восток. При приближении сумерек поставили палатку, предварительно вырубив мечами в густой траве необходимую площадку. Костер же, учитывая открытый рельеф местности, укрыли в вырытой яме.

- Ох, други мои, боюсь, скоро придется нам вообще отказаться от тепла вечернего огонька, - готовя ужин, сокрушался Рыжик, - а не хотелось бы, нет. Придется опять переходить на долбанный сухой спирт, с ним же, сами знаете, одни сплошные мучения.

- Что поделаешь, логово зверя, хотя и пустое, близко, - с нескрываемой радостью заметил я. - Теперь следует держаться вдвойне настороже.

Мои слова подтвердили бельма Взбешенной Яги, с наступлением темноты проявившиеся почти прямо над головой. Ночью в небе туда-сюда носились стремительные тени, но ни один из стеклянных стражей Сена не забил по этому поводу тревоги. Несмотря на данное успокаивающее обстоятельство, лично я отнесся к мелькающим неведомым существам с подозрением. Наверное, в память о давнем знакомце Морле, обожавшем сыпать угрозами с высоты закладывающего виражи ковра-самолета.

Н-да-а, старый пень - еще тот негодяй, и появление его здесь ничего б хорошего не сулило.

Наступившее утро реабилитировало вызвавших мое недоверие ночных призраков, так и не покусившихся на покой подуставшей компании. Вчерашний сильный ветер где-то запропал, вследствие чего довольно ощутимо потеплело. В дальнейший путь отправились без проволочек и с хорошим настроением. Надо ли говорить, что сердце мое было преисполнено Надежды? Светлой надежды на скорую встречу с моей славной компаньонкой по прошлому опасному путешествию. С девушкой, которую я люблю ... С Арнувиэль ... И вот ведь странность, чем ближе оказывался Элиадор, тем я меньше переживал, наоборот, становясь хладнокровнее и расчетливей. Гм, хотя я, в общем-то, всегда чувствовал себя уверенней в преддверии долгожданной развязки серьезных событий. Но ... Тут в какой-то мере другой случай, перевернувший всю прежнюю, бесшабашную жизнь. Удивительный случай по имени Арнувиэль. Медовый Цветок с ароматом горечи ...

Довольно скоро однообразие равнины нарушилось на горизонте разрозненными группами деревьев. Вся компания словно по единой команде пришпорила своих скакунов. До могучих старых дубов оставалось рукой подать, когда дорогу нам преградила неширокая, но с довольно сильным течением река. Несмотря на теплый погожий день, радующий солнцем, ярко сиявшим с насыщенного осенней синью небосвода, вода в ней оказалась ледяной. Быстро разведав окрестности, мы обнаружили между несколькими холмами слева дугообразный мосток. Материалом

.для его постройки послужил розовый гранит, поросший на стыках густым изумрудным мхом.

Переправа заняла считанные минуты, а на другой стороне нас ожидал долгожданный сюрприз в виде внушительной каменной глыбы с врезанной в поверхность броской беломраморной плитой. Верхние золоченые руны мне не говорили ровно ни о чем, а вот надпись внизу на общеанглийском гласила: «Здесь, за рекой Леди, начинаются земли Элиадора! Гость, знай и чти Свод Законов Короны!».

- Ха, блин, еще чего, - криво ухмыльнувшись, проворчал гном, - да я энти дурацкие законы в Спокойных Землях никогда не чтил, а тут и подавно не буду. Проклятые остроухие черти сами слиняли хрен знает когда, а свои гадкие писульки оставили. Чтоб, значит, бередить души путников воспоминаниями прошлого. Тьфу ты, блинская мать, да для меня ж, братцы, слово «закон» ничем не отличается от слова «тюрьма».

- Не тянуть же им эту скалу с собой в Эльфийский Край, - вступился за переселенцев Джон, - ты б, конечно, на их месте не дал пропасть добру, с собой бы уволок каменюку.

- Ой, какой тупой! - гном оскалился до самых ушей. - Можно ведь просто снять плиту, мрамор все-таки, на новом месте пригодится. Да и надпись вырезана искусно. Э-эх, простота недогадливая, че, блин, с тебя взять.

- Тьфу! - рассердился Джон. - Смотрите, умник доморощенный выискался. Лучше подумай сам своей башкой, каково переселяющемуся со всем скарбом народу тащить вдобавок таблицы и указатели границы.

- Про указатели я не говорил, - укоризненно пробубнил гном, - они и впрямь на новом месте нужны другие.

- Кар-р! - сверху на глыбу уселся прилетевший с веток ближайшего дуба огромный иссиня-черный ворон.

- Вали отсюда, чучело хреново! - замахнулся кожаной плетью Рыжик - Накличешь еще беду.

- Не тронь его, почтенный гном, - серьезно посоветовал янит, - ибо обидеть императорского ворона - очень плохая примета. Тогда уж точно несчастья не избежать.

- Вона как? - призадумался Рыжик, зыркая на нагло уставившегося на него представителя пернатого царства. - Тогда давайте задобрим паразита, скормив Джонова коня. А че? Животина здоровая, каркуше надолго хватит.

- Язык твой, жалу подобный, давно пора вырвать да угостить им стервятника. Только вряд ли он на него позарится, уж больно ядовитая штука, - с привычной легкостью отбрил друга Джон. - Хм, хотя кто знает? С голодухи все едят. Так что на эту тему можно заключить любопытное пари.

- Джонни, да ты же просто отъявленный аморальный тип, - в него­довании возопил Рыжик, театрально закатив глаза. - Это ж надо доду­маться, покуситься на самое святое нашей компании - мой язык. Кто вас тогда развеселит занятными байками? Уж не ты ли сам, не способ­ный толком двух слов связать?

Последующую беззлобную перебранку старых приятелей мы, усмеха­ясь, слушали, отправившись по первому элиадорскому тракту, бравше­му начало от мостика. Плиточное его покрытие, несмотря на бездну прошедших лет, пребывало в довольно сносном состоянии. Теперь, рас­прощавшись с бездорожьем, можно было заметно увеличить скорость движения, но все понимали - здесь, в Элиадоре, стоит действовать край­не осмотрительно. Джон, тот вообще посоветовал ехать только в темное время суток, однако Фанни с ним не согласилась. По ее мнению, ком­пания в таком случае уподобится слепым котятам, бестолково мечущим­ся в поисках ушедшей на охоту матери.

_ Верно подмечено, госпожа Фанни, - выказал поддержку янит. ­Ведь Элиадор - это полулегендарная страна едва ли не в самом сердце Покинутых Земель. И здесь, полагаю, ночью у нас будет даже больше шансов попасть в замаскированную западню.

_ Ага, блин, вместо долгожданного Ар-Фалитара, - с серьезной ми­ной поддакнул Рыжик. - Черт подери, о каком вообще ночном походе может идти речь, если неизвестно самое примерное местонахождение

столицы?

К счастью, выяснить это немаловажное обстоятельство удалось довольно

быстро, на первом же перекрестке с уцелевшими указателями. Оказа­лось, что в Сад Небес вела дорога западного направления.

- А остроухие-то конкретные, блин, существа, - живо отреагировал приятно удивленный гном, - порядок для них завсегда первое дело. Ба! Да они, наверное, и со своими бабами занимаются любовью только по расписанию. Ни минутой раньше, ни минутой позже. Ну не иначе, мать их за ногу. Гм, в таком разе мужчинами их не назвать. Не-е!

- О Господи, Лис, да когда же ты будешь сначала думать, а потом только языком молоть? - напустилась на него рассерженная Фанни. ­Ребенок ведь рядом стоит. Неужели не стыдно?

- Сестренка, милая, - виновато залепетал Рыжик, озираясь на Кай­-Рэ, - че, блин, зазря ругаешься? Девчонка наша мала еще, значит, ни хрена в сказанном не поняла. Котеночек мой, Э-Э, верно дядя Фин­-Дари Огненный говорит?

Кай-Рэ в ответ лишь мило улыбнулась.

- Ха! Да с таким «дядюшкой» ребеночек через год станет знатоком всех матерных слов Английского Континента, - ехидно заметил Джон. - И это не очень забавный вывод. «Блин»!

- Старая, надоевшая песня, - кисло скривился гном, - придумай что-нибудь поновей, Джонни. К тому же, что за идиотский наговор? Я никогда не использую при ребенке по- настоящему крутые выражения.

- Ну, конечно, ведь ты же у нас не кто иной, как обладатель «общей святыни» - своего языка, - с серьезной миной заверил Карл. - Ясное дело, Джон клевещет. От зависти.

- Э-э-э, кхы-ы-хы, кхы-кхы, - Рыжик неуверенно прокашлялся,- ты, Карлуша, того, загнул воощета.

- Если даже и так, то совсем чуток, - переглянувшись с улыбнувшимся немцем, съязвил я, - совсем ма-алюсенькую малость.

- Будет вам, угомонитесь, - строгим тоном приказала Фанничка, подсаживая Кай-Рэ в удобное седло Ласточки, - перекрестки существуют в мире не для того, чтобы на них зубоскалить. - Она слегка пришпорила свою ладную лошадку. - Но, родимая! Хватит впустую на месте топтаться. Пошла вперед!

Спустя какой-нибудь час с небольшим на северо-западе, в просвете между кленами, вставшими стеной вдоль тракта, будто гвардейцы на параде, блеснула искристая синь большой реки. А вскоре в ее излучине четко, во всех деталях предстал первый увиденный нами в Элиадоре город. И это было зрелище, заставившее всех зачарованно застыть на месте. Почти не дыша, мы долго любо вались. Серебристые шпили необычайно изящных, высоких, белокаменных башен пронзали само небо.

Золоченые купола многочисленных храмов слепили взор. Черепицы роскошных мраморных дворцов сказочно-легкой, воздушной архитектуры соперничали друг с другом всеми цветами и оттенками радуги. Белоснежные, небесно-голубые, с легкой зеленью морской воды стены величественных построек обрамляла изумрудная свежесть древесных крон, почему-то еще совсем не тронутых грустной желтизной осени. Весь город по периметру опоясывала неприступная острозубчатая стена с застывшими на ее охране мощными, однако, не лишенными атлетической подтянутости сторожевыми башнями. Извечные стражи следили за округой недоверчивым прищуром узких бойниц.

От тракта к металлическим воротам вела дорога, мощенная добротным бледно-серым булыжником. Ненадолго она прерывалась лишь у рва с водой, обе стороны которого соединял ныне опущенный подъемный мост.

- Да -а, бли-ин, - протянул, наконец, Рыжик, задумчиво почесав огненный затылок, - городишко, конечно, клевый, но я в него ни ногой, ибо в таких сказочных с виду местах и обитают самые жуткие монстры. Клянусь бородой деда, его молотом и наковальней семьи!

- Откуда у нас время, чтобы бродить по каждому попадающемуся на пути городу? - сразу согласился Сен. - Да и что мы там позабыли?

Однако его жадный, пристальный взгляд, который он с трудом оторвал от живописной панорамы, опровергал сказанное напрочь. Яниту явно очень хотелось ступить на землю эльфийской твердыни. И можно было смело предположить, что в подобном случае он тут же кинется разыскивать хранилища мудрости веков - библиотеки.

- Поразительное дело, друзья, но у меня создалось впечатление, будто все дома и дворцы пребывают в целости и полной сохранности, ­с некоторой неуверенностью в голосе сделал вывод Карл. - Странно ... Неужели орды гоблинов, троллей и прочей нечисти сюда еще не добрались?

- Как же, Карлуша, держи карман шире, - Рыжик недоверчиво покосился в сторону замерших в своем великолепии архитектурных чудес. - За двести пятьдесят лет не найти времени грабануть такой, блин, лакомый «сундучок»? Чушь собачья!

- А может, им просто не разрешили в нем побесчинствовать? - нахмурясь, предположил Я.

- Кто? - не поверил Джон. - Какой-нибудь обитающий в подвалах кровожадный вурдалак? Да плевать на него хотели те же тролли. Ребята они страсть крутые, сами кого хочешь обидят.

- Гм, ну а если не вурдалак, а тот, кто терпеливо ожидал, предвидя рождение проклятого Эарнила, будущего Черного Короля? - не сдавался Я. - В таком случае запретное вето должно распространяться на весь Элиадор.

- Чтобы преподнести его на золотом блюде как щедрый дар? - закончил мою мысль янит. - Возможно, господин Алекс, так оно и есть.

- Мальчики, дорогие, а вдруг город полон темных эльфов? - тревожно вопросила Фанничка, рассеянно переплетая одну из косичек Кай-Рэ. - Тогда нас давным-давно могли заметить с тех высоченных башен. На границе, правда, мы эту публику почти не встречали, но тут земли покинутого Элиадора! Ведь кто-то мог не уйти в Эльфийский Край вместе с остальными и выжить после ужасов Черного Поветрия либо же прибиться сюда после, повинуясь властному зову Зла. Кстати, обратите внимание на тракты, на них нет следов всяческого хлама, свидетельствующего о запустении. Значит, напрашивается вывод, что они используются по назначению.

- Н-да-а, состояние дорог действительно хорошее, - не стал отрицать очевидное Сен, - но сам город, уверяю, пуст. Это мне подсказывает безошибочное чутье, основанное, если хотите, на магии.

Я не раскрыл рта, хотя сложил практически сходное мнение. Промолчать же заставило смутное ощущение, что это была все же пустота замаскированного на тропе снегом капкана, терпеливо поджидающего неосторожную жертву. Сколько в таком случае опасностей таит в себе подлинная жемчужина Элиадора - Ар-Фалитар? Прекрасный Сад Небес, где, если верны мои надежды, ныне растет дивной красоты Медовый Цветок. Похищенный и перенесенный туда злой волей Черного Короля, на розыски которого мы пустились по иронии великой шутницы - Судьбы ...

- Хо! Ну вы, блин, и нашли тему для разговоров, - насмешливо пожурил нетерпеливо заерзавшийся в седле Рыжик. - По-одумаешь, эльфийский городишко. Эка невидаль. Да я, блин, в Эльфийском Крае осмотрел их тыщу штук.

- Рыжик, дружище, прикуси свой «святой» язык, - по-отечески, с легкой укоризной посоветовал Джон. - Пожалуйста.

- С чего бы это, Каланча?

- Да с того, милый мой, что не мог ты лицезреть эльфийские города в таком количестве. Никак не мог.

- Слышь, Каланча, будь добр, обоснуй базар, - моментально ощетинился «крутой» гном, - тока, в натуре, придумай че по уму. Убедительное!

- А мне и придумывать ничего не надо, - с победным видом расцвел великан,- потому как любой, кто действительно побывал в Эльфийском Крае, знает, что, миновав границу, чужестранец оказывается в пределах Гостевой Зоны. Попытка самовольно вырваться из нее смерти подобна, да и заведомо обречена на неудачу. Городов же там, в Зоне, практически нет, лишь торговые центры, расположенные на территории древних, еще доэльфийской постройки фортов.

- Вся их полезная площадь занята преимущественно складами с разнообразнейшими товарами, ожидающими отправки в настоящий Эльфийский Край, - авторитетно добавил я. - По сути, они не что иное, как перевалочный пункт изделий, поставляемых почти всеми государствами Английского Континента.

- А вы слышали, как эльфы между собой называют Гостевую Зону? - обратившись к компании, с кривой усмешкой спросил Карл. - Противочумной Пояс ...

- Ого, блин, оскорбуха! Получается, люди, гномы и великаны - дерьмо собачье, то бишь чума, а они цацунчики с белыми ручками и благородной душой, - успешно перевел разговор в другое русло возмущенный гном. - Хотя чему тут удивляться? Остроухие негодяи всегда высокомерно ставили себя над другими народами. Проклятые зазнайки, чтоб им пусто было!

- Ладно, шкет, не трать попусту эмоции, - не дал ускользнуть хитрому гному Джон. - Поведай лучше о тысяче городов. Интересно, «блин», где ты их «стока» надыбал в Гостевой Зоне?

- А-а, это ... Гм-м-м ... - впервые за долгое время завравшийся Рыжик растерялся. Правда, он быстро пришел в себя. - Ну че ты, Джонни, не догадываешься? Ха, простачина! Да все же просто. В ясный день с пригорочков далеко видно. И города энти прекрасные, само собой. 3-э, лежат они словно на ладони. Бери, любуйся красотой надурняк.

- С пригорочков! На ладони! - повторяя интонацию гнома, передразнил Джон. - Да вся Гостевая Зона поросла вековыми дубами. На вершины ты, что ли, залазил, а, Рыжик?

- А че? И залазил, когда любопытство разбирало, - начиная нервничать, буркнул гном, - однако тебе-то какое дело?

- Орел сизокрылый, - Джон испуганно заохал, - а вдруг бы ты упал?

- Почему вдруг бы? - невинно поинтересовался я и тут же с ходу сделал предположение: - Скорей всего, так и случилось. Засмотрелся Рыжик по сторонам да и свалился вниз, благо при этом травмировав лишь самую неважную часть своего тела - голову.

- Слышь, брательник, скажи правду хоть раз в жизни, ведь так обстояло дело? - клещом вцепился в гнома Джон. - Облегчи душу, исповедайся друзьям и, поверь, не прогадаешь никак. Мы ж не звери, жа­лость у нас есть, значит, по-другому будем относиться к тебе и твоим «шалостям».

- Ах вы, гады подколодные! - возмутился обиженный Рыжик. - С серьезными физиономиями делаете из меня конченного идиота и думаете это сойдет вам с рук? А вот фиг! Фанничка, сестричка, - он, жалобно скривившись, воззвал к сестренке, все еще занятой Кай-Рэ, - закрой им, пожалуйста, рты сама, не то я сейчас точно обматерю их с ног до головы. А они ж, мерзавцы, того и добиваются, чтобы потом сказать: «Вот, мол, какой нехороший этот Рыжик. Сквернословит при ребенке направо и налево, пример подает плохой». Разве ж это честно? Сомневаюсь ...

- О Господи, - тяжело вздохнула Фанничка, - да вы все трое штучки еще те и, соответственно, достаете друг друга с равным успехом.

- Ну ... 3-э, возможно, - не стал спорить гном, - но мне кажется, в данном случае ...

- Лис, что бы тебе ни казалось, в данном случае надо ехать дальше, - оборвала нытье Рыжика сестренка. - И вообще хватит жаловаться по любому пустяку. Надоело!

Мы с Джоном ехидно заулыбались, у Рыжика же, напротив, вытянулась физиономия, сначала от удивления, потом от огорчения. Но благоразумия промолчать у него хватило.

Прежде чем опять отправиться в путь, проверили готовность оружия, сбрую, по необходимости подтянули подпруги, осмотрели копыта наших четвероногих друзей, убедились в наличии подков на них.

Н-да, тут, в Элиадоре, все должно быть на мази, ибо путешествие почти по центру Покинутых Земель - это не приятная прогулка сказочно-прекрасными дебрями далекого спокойного королевства Уэльс. Хм, хотя с виду и здесь тишь да гладь, но, конечно же, нельзя было поддаваться столь обманчивому впечатлению.

Парадный строй кленов сопровождал нас почти до самого вечера, сменившись в итоге довольно молодыми пирамидальными тополями. Росли они также с подозрительно одинаковыми интервалами, что наводило на мысль о насаждении их чьими-то заботливыми руками. А это в принципе странно, учитывая давнишнюю заброшенность встреченных нами полей с плодороднейшей почвой и замерших в летаргическом сне еще двух городов. Один, оказавшийся совсем небольшим, расположился на невысоком острове посреди подернутого рябью темно-синего озера. Другой, выглядевший намного крупнее, занимал обширную терри­торию в центре живописной долины справа от тракта, изобилующей по краю сетью ручьев и водопадами, падающими с крутых склонов каменистых утесов. Впрочем, это был не совсем город в понимании людей. Разве мыслимо нам представить человеческое поселение без кварталов бедноты? Хм, трудновато ... А здесь ничего подобного не было и в помине! Лишь дворцы с прилегающими к ним парками, уютные особняки в два-три этажа с покатыми черепичными крышами, прекрасные белоснежные храмы, величественные мраморные скульптуры на высоких пьедесталах, сооруженные на площадях, мощенных булыжником вишневого цвета. И никаких трущоб. Удивительно ... Неужели все эльфы в то время жили в подобной роскоши и достатке? - невольно призадумался я.

Хотя трудно утверждать это наверняка. Ведь их таинственная раса всегда обитала в замкнутой, обособленной среде. Тому пример история королевства Эльфийский Край.

Теперь, углубившись в земли Элиадора еще дальше, любоваться красотами покинутых городов приходилось, используя какие-нибудь подходящие укрытия. Маячить на виду мы больше ни в коем случае не собирались. Мало ли чего. Да и чувство, предупреждающее об опасности, выработанное в боях на Границе и в Ничейных Землях, настойчиво советовало теперь поостеречься.

Заночевать решили в большой тополинной роще, невдалеке от тракта. В ней с избытком хватало полян, пересекавшихся многочисленными стремительно струящимися по песчаному ложу ручьями. Их слегка сладковатая вода оказалась необычайно вкусной, но в то же время была холодна настолько, что немели зубы, а дыхание перехватывал ледяной спазм.

- Эх-ма, такое добро и впустую текет, - даже пожалел практичный Рыжик, - да с подобной водицы пиво делать, цены не будет. Мя-агкое получится, закачаешься!

Черт подери, и как могли элиадорцы уйти из такой благодатной страны, в душе подивился я. Хотя ... Конечно же, другого выхода у них просто не имелось. Черное Поветрие подобно спущенной с цепи голодной смерти косило народы этой части Континента направо и налево. Куда тут деваться? Сложа руки ожидать неизбежного пришествия смертельной заразы? или все-таки попытаться, бросив нажитое в отчем краю, убраться подальше, уповая на милость Господа? Конечно же, второе Предпочтительней, хотя бы уже из-за будущего детей. Н-да-а, вот с какой начинкой тогда пеклись пироги ... А сейчас? Гм-м ... Все та же дьявольская кухня, те же испытанные временем рецепты. Не изменилось, пожалуй, ничего, а если и изменилось, то в худшую сторону.

Ночевка в Элиадоре прошла без всяких сюрпризов. Стеклянные стражи янита до самого утра хранили гробовое молчание, вследствие чего наша компания встала основательно выспавшаяся. Это было совсем неплохо, учитывая предстоящую в скором будущем развязку событий. Судьба отчаянного похода да и всей веселой ватаги решалась в ближайшие дни, НУ, может, недели. Ведь вряд ли окажется простым делом вырвать милую Арнувиэль из лап Черного Короля. Наверняка проклятый предатель Эрни приготовил для незваных гостей уйму коварных магичecкиx ловушек. Впрочем, кто знает? Вдруг он понадеется на затерянность Элиадора в бескрайней глуши смертельно опасных Покинутыx Земель? В таком случае к моей любимой приставят обычную оxpaнy из плоти и крови. А с ней, смею надеяться, мы быстро разберемся, ибо пускать эту вражью кровь научены самым серьезным образом.

Хм, ладно, допустим, освободим Арнувиэль, а что делать потом? Мысленно задал я себе давно напрашивающуюся для решения задачу. Куда податься изгоям, преданным суровой анафеме? В войска, еще противостоящие армиям Черного Короля? Угу, хорошая идея - избавиться от всех жизненныx проблем сразу, одним махом. Потому как нас, скорей всего, тут же безжалостно вздернут на виселице. Возможно, фанатичные ревнители Веры не поленятся придумать что-нибудь поэкзотичней, например, посадить на кол либо разорвать лошадьми. Гм-м, блестящие перспективы, нечего сказать ... В общем-то.

- Эй, Алекс, браток, че, блин, пригорюнился? - прервал мои размышления жизнерадостный басок Фин-Дари, готовившего неподалеку у костерка немудреный завтрак. - Небось, о девушке своей думаешь, а?

Взглянув в синие участливые глаза гнома, я коротко кивнул.

- Э, братишка дорогой, не засоряй голову, увидишь, все будет путем. Вот-вот доберемся, наконец, до энтого зачуханного Ар-Фалитара, поставим всю тамошнюю босоту на уши, вызволим девчонку и ходу!

- Куда именно? - повторил я вслух уже только что задаваемый себе вопрос.

- Ну-у ... - Рыжик неуверенно запнулся и зачем-то легонько подергал кончик огненной бороды, потом бодро продолжил: - Алекс, если ты помнишь, мы уже как-то обсуждали эту, м-м, деликатную тему и пришли к выводу, что там Видно будет.

- «Там» вряд ли станет виднее, - иронично хмыкнул я, переключив внимание на Джона, Карла и Сена, которые, раздевшись по пояс, занимались почти ежедневной физической разминкой. Пренебрегал ею единственный член нашей компании - лентяй Рыжик. Еще в Обреченном форте покойный капитан Морвель, царство ему небесное, а земля пухом, здорово гонял гнома за попытки увильнуть от обязательной для всех физзарядки. Но даже частые наказания не отбили у рыжего прохвоста желания схитрить и подольше проваляться в постели. Мы же, хорошо осознавая, что такое Рыжик, и не пытались его перевоспитать.

- Поздно, бесполезно, а главное - себе дороже, - правильно высказался Джон еще в начале нашего странствия. Я был с ним согласен на все сто процентов.

Из-за деревьев показались свежие, веселые Фанни с Кай-Рэ, ходившие умываться к ручьям соседней поляны. Что поделаешь, у девушек в дальнем походе свои проблемы. Фанни что-то оживленно рассказывала с интересом внимавшей ей воспитаннице. Пытаясь ответить, та медленно жестикулировала.

Понемногу мы начали понимать этот вынужденный язык, но все одно он оставлял еще много пробелов. Тем не менее Ласковая Тьма стала для каждого из нас родным, близким существом. Кто-то видел в ней дочь, кто-то - племянницу, я же - славную маленькую сестренку. Сама Кай-Рэ, относясь ко всем с искренней любовью, продолжала выделять нас с Фанничкой из общей массы. Незаметно, конечно, но лично я это чувствовал. Возможно, остальные тоже замечали «секрет» маленькой плутовки, но, понимая, что нельзя любить всех одинаково, не обижались. Да и как можно сердиться на такое очаровательное создание!

Уже покидая рощу, мы наполнили фляги понравившейся водой. Хотя, скорей всего, она в Элиадоре вся такая.

На тракт выбрались, предварительно хорошенько осмотревшись. Все было тихо и пустынно, но дальше доселе прямой путь делал плавный изгиб, теряясь в чаще лесного массива, стеной вставшего по обе стороны. Его зеленые, с легкой голубизной кроны несмело осветили лучи поднимающегося на востоке золотисто-алого шара, дарящего жизнь, надежду и новый день.

Установившаяся прекрасная погода радовала всю компанию. Сравнительно тепло, сухо, слабый ветерок: чем не отличные условия для путешествия? А я, откровенно говоря, терпеть не могу день за днем шлепать по грязи под проливным дождем или холодным, пронизывающим ветром. Брр! Пытка, одно слово. Даже на Границе с середины осени и до начала весны мы предпринимали рейды в Ничейные Земли только лишь по необходимости.

Вспомнив о службе, я едва не чертыхнулся вслух. Когда это было? Кажется, тысяча лет прошла с той горячей, заполненной яркими событиями поры. И нет больше ни фортов, ни стражей, ни самой Границы ... Весело, не правда ли, господа богатеи Спокойных Земель? Поди убедились, что и каменные дворцы хорошо горят? Убедились ... Да вот беда, толку теперь с этого на медную монету. Э-эх, скупердяи безмозглые ... И не жаль вас вовсе, ибо своей беспечностью и жадностью заслужили весь происшедший разор. Жаль других, тех, кто создает все эти ваши неисчислимые богатства горбом да натруженными мозолистыми руками. Они-то за что сгорали в огне страшной войны? Обидно ... И ... Страшно, когда оберегаемый тобой привычный Спокойный мир нео­жиданно превращается за спиной в мир Траура, в мир Сирот и Вдов ... Скрипнув зубами, я в который раз поклялся сполна расквитаться с иудой Эрни. Все же сестричка Синдирлин могла первой рассчитывать на мое внимание. Почему первой? Ну, родственница как-никак, к тому же женщина. Блин!

Ступив под сень могучих, один в один, кедров, мы придержали коней, прислушались и осмотрелись. Где-то неподалеку гулко долбил ствол неугомонный дятел. Над головами рыжими молниями мелькали прыгавшие с ветки на ветку белки. Щебетали в кронах птахи, а из чащи, с правой стороны тракта, доносился трубный рев сошедшихся в поединке оленей.

- О-го-го, какой славный лесок, - Рыжик, плотоядно облизнувшись, завертел вокруг головой. - Грех в таком свежатинки не раздобыть. Ой, грех!

- Смотри, малец, чтоб эта свежатинка не насадила тебя на рога, ­усмехнувшись, предостерег Джон.

- Ха! С какой стати повару бояться потенциального жаркого? - воинственно встопорщил огненную бороду гном. - Да попадись они мне тока на глаза, энти рогачи, я ИХ, блин, живо утихомирю. Че, не верите? Ну так подождите здесь, пока Рыжик сгоняет на охоту.

- Ты, Лис, не больно-то храбрись, - остудила запал гнома Фанничка, - разъяренные схваткой олени запросто искалечат Уголька, а тебя не пощадят и подавно.

- Заморятся пыль глотать, - захорохорился гном, но тут же, спохватившись, призадумался. - Гм-м, хотя кто их знает, этих бешеных рогоносцев?

- Умница, Рыжик, - с отеческой заботой в голосе похвалил Джон, - ведь хоть и упрямый ты, но внимаешь доводам разума. Особенно когда дело касается собственной драгоценной шкуры.

- А почему бы нам не устроить совместную облаву на драчунов? - не обратив на слова Джона ни малейшего внимания, предложил гном. - Всего делов-то на полчаса.

- Рыжик, это что, последние олени на белом свете? - с легкой иронией спросил я. - Отстань от животных, пусть решают свои проблемы.

- Хе, знаю я, блин, энти проблемы, - Рыжик понимающе хмыкнул, - небось, самочку молоденькую не поделили. Ладно, хрен с ними, пущай живут. Здесь, в кедровнике, полагаю, найдется из кого бифш­тексы на ужин сделать. Йо-хо-хо!

Гном оказался прав. Не прошло и получаса, как Фанничка подстрелила замешкавшуюся на секунду лань из перебегавшего тракт стада. Пока Джон свежевал тушку, мы отправились побродить среди мощного великолепия стволов-великанов. Управившись, он упаковал мясо, вымыл руки В протекавшем неподалеку от обочины ручье и позвал нас. Дальше ехали под различные варианты песенки «Йо-хо-хо», напеваемой бодрым баском воодушевленного Фин-Дари. В конце концов, не выдержавший Джон весьма нелюбезным тоном попросил его заткнуть пасть. Ну или хотя бы вопить свои кулинарно-садистские рецепты, ускакав на километр-другой вперед. Гном в ответ смерил приятеля откровенно негодующим взором, но послушался, умолк. На десять минут, не больше.

Преодолев неожиданно крутой подъем тракта, все заметили с правой стороны тонкие шпили небольшого, однако высокого замка, сложенного из блоков красного гранита. Само строение и большую территорию вокрут него, включающую парк и озеро, окружала розовокаменная стена с миниатюрными, для красоты, башенками. От тракта к виднеющимся между кедрами воротам вела довольно широкая плиточная дорога. Проигнорировав ее, мы с безразличным видом проследовали мимо. Хотя уверен, что каждый из компании, пусть и по разным причинам, не прочь был бы исследовать оставленное жилище эльфийских магнатов. Но сейчас риск по подобным мотивам являлся для нас непозволительной роскошью. Черт! Хватит с нас того проклятого замка, полного покручей да гнусных чердачных карликов. Хм-м, впрочем, здесь, в Элиадоре, я еще ни разу не почуял запах нежити. Интересно ... Прямо какой-то нетронутый музей-заповедник под открытым небом. Тишь, гладь да божья благодать.

И тотчас, будто насмехаясь над моими мыслями, где-то впереди послышался цокот подкованных копыт. Ну, зараза, сглазил удачу ... Без всякой команды мы дружно растворились по обе стороны тракта. Наших четвероногих друзей в глубь кедровника быстро увела смышленая Кай-Рэ. Молодец, девчонка! Мгновенно опустевшая дорога недолго оставалась безлюдной! С ее западного конца показалась карета, запряженная тройкой лошадей, в сопровождении восьми всадников, одетых в серые камзолы. И я готов был поклясться главной башней Лоншира, грудь каждого из них украшал знакомый символ - черная корона.

Так оно и оказалось ... Из-за большого дерева с противоположной стороны тракта осторожно выглянул Джон, вопросительно вскинув голову. Решение требовалось принять незамедлительно. Без колебаний я ответил понятным жестом - провел ладонью по горлу. Джон, улыбнувшись, довольно кивнул. Ничего не подозревающая кавалькада только стала взбираться на горочку, как в спину ей ударил залп из шести луков. Стрелял даже Сен, обычно не использующий традиционное, немагическое оружие. Трое серых упали, четвертый, схватившись за плечо, пытался удержаться в седле. Не мешкая, мы повторили залп, и я лихо, по-разбойничьи, свистнул, давая знак Ласковой Тьме. Едва еще два врага грянули наземь, как остальные наподдали ходу, что-то истошно крича в оконце кареты.

Но тут между деревьями мелькнула фигурка Кай - Рэ, ведущей за собой наших скакунов. Мгновение спустя мы уже мчались вослед беглецам. На месте осталась лишь Фанничка с воспитанницей и вьючными лошадьми. Карету, так и не успевшую перевалить через бугор, догнали быстро. Карл сразил кучера метко брошенным кинжалом, а Джон, спрыгнув с Тарана, остановил тройку, схватив ее под уздцы. Не желая разделить судьбу захваченных пассажиров, остатки охраны пустились наутек, вовсю нахлестывая лошадей.

Карл, Рыжик и я продолжили погоню. Раненного в плечо настигли в самом низу первым. Я, хотел было, его заарканить, да разве за Рыжиком успеешь? Секирой срубил, засранец, еще и закукарекал вдобавок от радости. Следующего на всем скаку сшиб копьем немец. Пришпорив Дублона, я вырвался вперед, никому не собираясь уступать последнего отступника. Поняв это, друзья немного отстали. А я, уже заранее празднуя победу, с криком налетел на вражину сзади. Но, как оказалось, поспешил, ой, поспешил ...

Отступник, внезапно обернувшись, почти в упор долбанул по мне из миниатюрного арбалета. Ох! Дыхание забил удар страшной силы. Земля и небо стали стремительно меняться местами, я понял, что падаю, выронив из ладони верный меч и ... Мир растворился в спасительной черноте беспамятства, укрывшей от дикой боли в животе и непонятной круговерти.

Прояснялось сознание неохотно, понукаемое вернувшейся болью, легким, но настойчивым похлопыванием по щекам и чьим-то истошным, паническим скулежом.

- Убили-и-и! Дружбанчика маво убили-и! А, с-суки, на части, блин, усех порежу! В капусту покрошу!

- И петрушкой притрушу, - добавил я, осторожно приоткрывая глаза. Фу, ну, слава Господу, небо и земля находятся на своих, определенных природой местах. - Нет, Рыжик, ты все же сделал неверный выбор профессии. В душе ты не столько воин, сколько повар-романтик.

Карл, а это он мне отвешивал пощечины, стоя на коленях, облегченно вздохнул:

- Алекс, чертов бродяга, здорово ты нас напугал.

- Ура-а-а! Брательник Смерь победил! Показал Костлявой фигу с маком. Браво, Стальная Лоза! Браво! - бегавший вокруг нас Рыжик сменил плач по покойнику на радостные, торжественные вопли.

- К чему столько эмоций, ребятишки? - откровенно изумился я, делая попытку приподняться. - Ну, влепил сучий сын в солнечное сплетение стальной болт, так кольчуга спасла. Ну, с коня упал. Подумаешь, трагедия, да моя славная Арнувиэль, случалось, за день по два раза вылетала из седла на полном скаку, и ничего.

- Люди добрые, вы посмотрите на этого делового балбеса! - призвал несуществующих зрителей в свидетели возмущенно застывший на месте гном. - Подумаешь, стальной болт. Подумаешь, с коня упал. Неблагодарный! Сердце у тебя перестало биться, понял? Вот Карлуша и пыхтел, заставляя его вновь заработать. Че он тока, бедолашный, не делал: массаж, сняв с тебя кольчугу, искусственное дыхание, молитвы и те читал. А ты, тра-агедия, блин!

- Ничего не помню, - стал виновато оправдываться я, - так что вы уж простите. А за то, что с того света вытащили, благодарю.

- Речь не мальчика, а мужчины, - пригладив бороду, польщено улыбнулся гном, - сразу бы так.

- Ладно, хорош болтать попусту, - оборвал его Карл, - давай лучше поможем Алексу забраться в седло. Пора возвращаться, не то наши волноваться начнут. Да, и не забудь захватить кольчугу с мечом.

- Не боись, Карлуша, - буркнул Рыжик, - поди не хуже тебя знаю - оружие для настоящего мужчины первая вещь.

Уже с высоты Дублона я осмотрел место схватки. Тела отступников отсутствовали, не было видно и их коней.

- Все трое вояк «отдыхают» метрах в десяти от дороги. Рыжик отволок, пока я тут с тобой возился, - с кривой ухмылкой проинформировал Карл. - А кони разбежались.

- Ну и хрен с ними, - махнул рукой гном, - все одно ведь с собой бы не взяли. Осень, травы кот наплакал, овса негусто осталось. Так на кой ляд они нам сдались?

Поднявшись на самый верх бугра, мы не обнаружили ни кареты, ни оставшихся друзей. Волноваться, однако, не стоило, наверняка они убрали ее от тракта, подальше в кедровник. Так оно и оказалось. Едва заметный след от колес вел между могучими стволами куда-то далеко вглубь.

- Хрен знает че, - даже в сердцах ругнулся спустя минуты три нетерпеливый Рыжик. - Едут, блин, и едут. А останавливаться думают, черти полосатые? Не-ет, нельзя было оставлять их вдвоем: монаха-мудрилу и энтого простофилю Джонни. Перестраховщики несчастные, и чего, спрашивается, бояться, тракта драного давным-давно не видно. А они ...

- Рыжик, братан, я, пожалуй, догадываюсь, почему они поперлись в такую глухомань, - с серьезной миной заявил я, одновременно осторожно ощупывая запекшийся синяк под рубахой.

- Ну и ... Почему? - Рыжик выжидательно, с подозрением уставился на меня.

- Э-э, полагаю, в карете сидят смазливые бабенки, женщины то есть.

- Да? Гм, и что из того?

- Как это что? - невинно изумился я. - Заговорились с ними наши друзяки.

- Ха! Знаю я энти разговоры, - гном воинственно подкрутил усы кверху, становясь максимально похожим на крепкого рыжего кота-прохвоста. - Ану, ослиная морда, сын верблюда и коровы, передвигай живее ходули! - он неожиданно пришпорил Уголька и даже огрел несчастного нагайкой.

Нам с Карлом ничего не оставалось, как поспешить за ним вослед. Естественно, ни я, ни смеющийся от души немец не надеялись увидеть среди захваченных пленников дам. Гм, а может, внутри находился всего один пассажир? Впрочем, как бы там ни было, скоро все узнаем.

- Ага, наконец-то! - заорал Рыжик, первым увидевший карету под сенью огромного кедра. - Чур, блондинка моя!

Увы, его «темным» замыслам не суждено было сбыться, ибо возле экипажа и мужчин стояла Фанничка с державшейся за ее руку Кай-Рэ. Тут же, правда, поодаль, находились наши вьючньые лошади. Подъехав сзади к замершим товарищам, я удивленно присвистнул, ибо существо, сидящее со связанными руками, прислонившись спиной к дереву, действительно заслуживало самого пристального внимания. Прежде всего в глаза бросалась длинная, чрезвычайно выхоленная борода черного, с изрядной проседью цвета, а уже потом узкое, изящно удлиненное лицо с надменно поджатыми тонкими губами, красивыми миндалевидными, но злыми глазами, породистым, аристократичным носом и острыми ушами, которые не скрывали волосы, собранные на затылке в пышный хвост. Это было лицо эльфа, темного эльфа, потому как откуда тут взяться светлым? Одежда остроухого состояла из плаща странного покроя. Материалом для его изготовления послужила серая в черных пятнах змеиная шкура. Из нее же, только уже зеленого цвета, был сделан охватывaющий стан ремень с металлической пряжкой в форме рогатого оскаленного черепа. Откинутый назад, не в меру широкий капюшон довольно неприятно напоминал воротник смертельно опасной императорской кобры. Ноги эльфа украшали изящные, узкие полусапожки с щегольски загнутыми носками.

- Ух ты-ы, - шумно выдохнул пораженный Рыжик, мешком сваливаясь на землю, - ну, блин, и чучело. Охренеть! Братцы, кого ж это мы словили, а? Не иначе паршивого пожирателя змеиных потрохов. Фи, да от него прет шо от козла немытого. Фи-и! Ну и фуфель!

Остроухий в плаще резанул по разошедшемуся гному коротким, презрительным взглядом и вновь уставился в пространство перед собой.

- Сей экзотический господин уже представлялся. Это Ла-Фарэ из Песчаной Башни, внук знаменитого мага Ла-Рандола, - заявил, обернувшись к нам, янит, пристально глядя почему-то только на меня одного. - Помните каштановую рощу, уйму костей и рассказ о бойне, происшедшей семьдесят лет назад?

Мы дружно закивали головами в ответ. Как же, мол, как же, забудешь такое.

- Сучара, он, ползучий, энтот гадючий внук, - с нескрываемым презрением ругнулся Рыжик. - И башня его фигня. Да я ежели на нее позорную отолью, то она, блин, и завалится. Раз и все!

- Заглохни, лис, - оборвала излияния души гнома Фанни, - дело-то серьезное. Господин Ла-Фарэ держит путь из самого Ар-Фалитара.

Теперь мне стал ясен испытующий взгляд янита.

- Узнали что-нибудь нас интересующее? - слегка дрогнувшим голосом задал я понятный друзьям вопрос.

- Госпожа Арнувиэль находится там, где мы и предполагали, - спокойно, открытым текстом оповестил Сен, - во дворце Прощальных Грез. Это все, что он успел нам пока рассказать.

Плененный маг отреагировал на слова янита кривой, нервной усмешкой, которая могла означать что угодно. Даже самый худший исход.

- Она ... - я внезапно задохнулся, но спустя мгновение, вылетев из седла, навис над лиходеем. - Что с ней? Жива ли, здорова? Отвечай, нечестивый урод! Отвечай! Ну же!

Маг, не ожидавший такого проявления эмоций с моей стороны, испуганно вздрогнул, потом нехотя, сквозь зубы процедил:

- Их Высочество, Сиятельная госпожа Арнувиэль, сестра нашего Великого Повелителя, в общем-то, пребывает в целости и сохранности. Хм-м-м ...

Я не бью пленных. В общем-то. Хотя в данном случае сделал исключение, крепко врезав в подбородок ногой. Глухо стукнувшись головой о ствол, колдун мирно отключился.

- Так его гада ползучего! В харю, блин, чтоб, значит, впредь без уверток кололся, - немедленно одобрил мои импульсивные действия гном.

Фанничка же с откровенным осуждением покачал а головой. Но мне сейчас было не до подобных тонкостей, ибо я собирался вытрясти из мерзавца душу и узнать правду до последней крупицы.

- Алекс, оставьте вы его пока в покое, - заметив мое новое угрожающее движение, попросил янит. - Потому как господин Ла-Фарэ вряд ли скоро придет в сознание, получив еще один такой мощный удар.

- Давайте я тада его вмажу послабше, - с трогательной заботой о пленном предложил доброхот Рыжик, - глядишь, в башке у того и просветлеет.

- Ох, Рыжик, - с безнадежной грустью вздохнула сестренка, - жаль тебе подобное средство не поможет.

- Как, впрочем, и ни что другое, - не преминул заключить Маленький Джон. - Горбатого могила исправит. Хороша, знаете ли, пословица и неглупые люди придумали.

- Завянь, умник, - привычно быстро отреагировал гном, - пословица-то энта с тобой родилась. С тобой, значица, блин, и помрет. Вот.

Колдун оказался хлипким парнем. Очухался он лишь после того, как я, потеряв терпение, вылил на его затылок целую флягу воды. Затравленно поозиравшись, он осознал безвыходность ситуации и, понуро повесив голову, без дальнейших понуканий поведал:

- Их Высочество, сиятельная госпожа Арнувиэль помещена в хрустальный саркофаг. Она ... Гм, не мертва, но все ее жизненные процессы приостановлены.

- Кто же ее, интересно, заточил и с какой целью? - лишь на секунду опередил меня своим вопросом янит.

- Ну-у, - смешался заерзавшийся колдун, - э-э, видите ли, неверно полагать, будто госпожа Арнувиэль пленена. Нет, господа, совсем нет! Ее тело поместили в магический саркофаг сугубо из расчета ее же собственной безопасности.

- Трогательная забота брата о сестре, - негодующе фыркнула Фанни, - хотя, впрочем, чему тут, собственно, удивляться?

- Госпожа, э-э, воительница не права, - горячо, с убеждением в голосе возразил колдун, - потому как Их Высочество, гм-м-м, слегка не в себе. О чем неопровержимо свидетельствуют беспричинная ненависть к родному брату, несколько попыток сбежать и появившаяся после упомянутых неудач идея покончить с собой.

Скрип моих зубов был так громок, что остроухий испуганно замолк, но затем, пересилив себя, продолжил:

- К прискорбной мере безопасности принцессы пришлось прибегнуть лишь перед отъездом Великого Повелителя. Так ему было спокойней, ибо он опасался, что за любимой сестрой не усмотрят и случится непоправимое. Он сам запаял ее тело в саркофаг из волшебного хрусталя, надеясь после победы бросить на исцеление душевного недуга больной лучшие умы Английского Континента.

- Дерьмо собачье твой засиженный мухами повелитель, - брезгливо скривился Рыжик, - и поверь мне, бывалому солдату, прошедшему не одну военную кампанию, после победы ему будет уже не до издевательств над беззащитной девушкой. Придется тогда думать только о спасении своей холеной эльфийской задницы, которую ему и в покинутых Землях придется прятать в какой-нибудь вонючей, сырой дыре.

- После победы, нашей победы, - сделал ударение неожиданно ощетинившийся остроухий колдун, - В оружейных горах гномов вообще не останется.

Бац! Ловко извернувшись от державшейся наготове Фаннички, Рыжик кулаком зацедил обидчику в челюсть.

Господин Ла-Фарэ непристойно жалобно заскулил. Рыжик же, отскочив от сестренки подальше, лицемерно изображал боль в зашибленных костяшках кулака. Он дул на НИХ, поглаживал, но при этом откровенно злорадно ухмылялся.

- Если почтенный гном не угомонится, то придется превратить его на пару дней в гнусного гоблина, - пообещал раздосадованный очередной заминкой в допросе янит.

- Ого! Ну вы, блин, святой отец, и даете. В паршивого го блина! Да я теперь и близко к энтому эльфийскому хмырю не подойду! - совершенно серьезно воспринял угрозу Рыжик. - А за то, что физиономию его бланшем слегка попортил, извиняюсь. Впрочем, велика ли беда? Все равно ведь гада кончать придется. Так какая разница как он, падлюка, будет при этом выглядеть?

- Заткнись, Фин-Дари, - болтовня неугомонного друга стала действовать на нервы и мне, - тебе вроде бы сразу сказали, дело серьезное. Туго доходит? Устроил тут балаган ...

- Алекс, не делай, пожалуйста, из себя парня правильней меня, ­обидчиво скуксился гном, - сам-то тоже хорош. Ну ты понял, о чем я говорю.

- Есть ли в Ар-Фалитаре гарнизон? Если да, то нас интересуют его численность, оснащенность, из каких народов Континента он укомплектован, степень боеготовности и имя командира, - спросил я у пленника, больше не обращая внимания на продолжающееся недовольное бурчание Рыжика. - И еще ... Система охраны дворца прощальных Грез и лично госпожи Арнувиэль? .

- Какой смысл мне говорить правду? - вполне резонно заметил колдун. - Ведь в живых вы меня все равно не оставите.

- Не оставим, - сухо подтвердил молчавший до сей поры Карл, - уж больно ты опасен, приятель. Но, думаю, есть большая разница между легкой и быстрой смертью и смертью мучительно-долгой. Так что сам выбирай.

- А как вы узнаете, что я все же не лгу? - колдун смертельно побледнел, но голос звучал, на удивление, спокойно.

- В том нам будет гарантией одна магическая хитрость, усвоенная мной давным-давно, - твердо заверил его янит. - Вам она должна быть тоже известна. Не так ли?

Колдун задумчиво кивнул.

- Ну а если вы все же пожелаете проверить степень моей компетентности, то соврите хоть слово. Правда, на этом наша беседа окончится. И тогда уже, любезный господин Ла-Фарэ, не обессудьте. Умирать будете жутким образом.

- Я нисколько не сомневаюсь в вашей профессиональной подготовке, - с изрядным почтением объявил колдун. - Ведь вы ... Воин-монах ордена Святого Яна?

- Допустим, допустим, - уклонился от прямого ответа Сен, - однако к делу, любезный господин Ла -Фарэ, довольно пустой болтовни.

- Да-да, конечно, - пленник скользнул по нашей компании обречен­но-тоскливым взглядом и со вздохом начал рассказ. - В данный момент Ар-Фалитар, столица Святых Земель, не имеет гарнизона. А вообще-то он, конечно, был и размещался в казармах на всех семнадцати островах. Численность его состояла из двух тысяч людей - ветеранов среднего возраста, прошедших хорошую школу боев на Границе.

- Чума на их головы, - у приблизившегося, чтобы лучше слышать, Рыжика недобро заблестели сузившиеся глаза. - Тоже мне герои ... С бабами да с детишками мастаки воевать ветераны энти. Да каратели они, самые обычные трусливые каратели. Мало мы их рубили пaдлюк ... У-у-у, ненавижу!

Колдун непроизвольно втянул голову в плечи, ожидая от вспыльчивoгo гнома очередного увесистого тумака. Но тот благоразумно ограничился одной бранью.

- Хватит играть в молчанку, продолжайте, - стал торопить дальше янит.

- Назывался располагавшийся в Ар-Фалитаре легион «Пламя Тьмы», а командовал им генерал Роберт Венк. Это была одна из самых элитных частей Великого Повелителя, и, естественно, возглавлял ее достойный, прославленный военачальник.

- Чушь собачья, никогда не слыхал ни о каком вонючем Венке, - не слишком лестно отозвался о сподвижнике Черного Короля Рыжик. - Значит, туфта он, блин, а не мужик. Точно говорю! Хотя нет, туфта - это слишком слабо сказано, - Рыжик с усердием призадумался и вдруг, просияв, выпалил: - Энтот Венк - самая настоящая обезьяна без хвоста и с чиряком на мокром месте.

К великому сожалению Рыжика, общество осталось равнодушно к его «утонченному» юмору. Единственной и довольно красноречивой оказалась реакция Фаннички, покрутившей у виска указательным пальцем.

Едва гном заткнулся, колдун устало докончил:

- В конце весны в столицу прибыл гонец от Повелителя с приказом в двадцать четыре часа покинуть казармы и спешным маршем двигаться на подкрепление войскам в Ланкастерские земли. Легион «Пламя Тьмы» уложился со сборами в десять часов, а затем убыл. С тех пор город пуст. За исключением острова Киэри, на котором находится дворец Прощальных Грез. Его внешнюю охрану осуществляют двадцать преданнейших гвардейцев Великого Повелителя. Вход там всего один, вот они возле него и дежурят втроем, меняясь через каждые два часа.

- А где эти ребятки устроили себе караульное помещение? - задал я вопрос тоном строгого экзаменатора.

- Э-э, тут же, на площади, рядом с дворцом, в здании небольшого собора. Гм-м, я понимаю, это, конечно, вам кажется кощунственным, но так пожелал Великий Повелитель.

Я едва не чертыхнулся вслух. Да какое нам дело до храмов давным-давно покинутой страны, когда на кон поставлены жизнь и судьба такой девушки, как Арнувиэль? И когда весь привычный, родной мир превра­щaeтcя в золу, развеваемую злым ветром войны? Я грешным делом начинал склоняться к мысли, что все «комплименты» Рыжика в адрес колдуна имеют под собой твердую основу.

- Хм-м, двадцать человек, говоришь? - откровенно не поверил Карл и посмотрел на янита, но тот утвердительно кивнул головой. - Что-то маловато для охраны родной сестры самого Черного Короля. Колдун, мое мнение: весь твой рассказ про Ар-Фалитар здорово смахивает на сладкую сказочку для глупых детей. А где же покручи, тролли-долболомы, магические стражи? Неужто, скажешь, братец пожалел для своего вящего спокойствия малую толику огромного войска нечисти?

- А зачем было оставлять отряды еще и этих существ? - вполне искрен­не изумился колдун. - Ар-Фалитар ведь расположен в недосягаемой для врагов глубине Святых Земель. Вы, Правда, почти добрались до него, но, честно говоря, я не могу представить, как это у вас получилось. Людям же и «соседям», заселяющим окружающие просторы, дорога в Элиадор заказана десятки и десятки лет. Это у них, знаете ли, в крови поколений. Ослушаться - значит нарушить волю Тени и Великого Повелителя и навлечь на себя и свой род ужасающее покарание.

- Ой, дяденька, - испуганно пискнул гном, - не говори говнюку Эрни, что я тут был. Ой, я уже yписался! И вообще, где мой Уголек? Животинушка, бегом к хозяину, делаем отсюда ноги. Эрни, говнюк, отстегает наши попки. Мама-аня, где ты, родная?

- Господин Ла-Фарэ, откуда у вас такая степень осведомленности? Вы состояли при дворе Черного Короля? - поинтересовался янит, проницательно глядя колдуну прямо в глаза.

- Совершенно верно, господин монах, - с готовностью подтвердил тот, - до самого отбытия Его Величества на войну. - А каковы же ваши функции теперь?

- Я наместник столичной области.

- Ого! - Карл даже присвистнул. - Нам попалась непростая пташка.

- И где же квартирует столь важный господин? - с едкой насмешкой спросил я. - Естественно, в одном из дворцов Ар-Фалитара?

- Нет, что вы, - колдун с досадой поморщился, - я живу, где и прежде, в принадлежащей мне Песчаной башне.

- А во дворец че, не пустили? Рылом не вышел? - загоготал гном. ­Но оно, блин, и понятно, ибо харя у тебя, братец, отвратней не придумаешь. Я уже молчу о шмотках, что ты на себя, чучело огородное, на­пялил. У, змееглот проклятый, щоб тебе змеиной чешуей отрыгивалось до конца жизни. То есть еще минут десять-пятнадцать.

- Какого же тебе дьявола не сиделось в своей Песчаной башне? - намеренно загремел басом внимательно слушавший Джон. - Наверняка в дорогу позвали важные дела? Колись какие?

- Вах, вах, вах! - Рыжик театрально закатил глаза. - Каланча, ты че, блин, спятил? Да что за важные дела могут быть у энтого хмыря? Тоже мне нашел государственного деятеля. Думаю, не ошибусь, ежели предположу, что оный кобеляка к сучке знакомой когти рвал. Зазудело у него, небось, кое-где. Вот, значица, он и торопился. Э-э, для унятия раздражающего ощущения, зуда то есть.

- Цыть, бандит, - выведенная из терпения Фанничка схватила валяющуюся возле ног палку и пребольно огрела попытавшегося улизнуть гнома по мягкому месту.

- Ва-а-ай! - истошно заорал тот, отскакивая на безопасное расстояние. - Больно!

- Я тебе дам больно, узнаешь, что на самом деле означает это слово, - сестренка многообещающе потрясла увесистой веткой. - Сколько раз ведь негодяю повторяла, не давай при ребенке воли нечестивому языку! Так нет же, черт подери, ничего не доходит, - и уже обращаясь к воспитаннице, она ласково посетовала: - Кай-Рэ, дитя мое, иди-ка ты лучше прогуляйся неподалеку. Ступай, ступай, моя девочка. Мы скоро.

Кай-Рэ нежно потерлась щечкой о Фанничкину руку и послушно пошла по направлению к карете. Вероятно, заинтересовавшись диковинкой, она решила ее детально осмотреть.

- Так куда на тачке мотался? - гаркнул Джон, сердито сводя брови к переносице. - Я что, два раза свой вопрос повторять должен?

- П-п-простите, ваша милость, - колдун с перепугу стал вдруг заикаться, - к-когда вы меня встретили, я д-делал обычный, но обязательный ежемесячный объезд всех земель столичной области. Так приказал Великий Повелитель.

- Ой, не могу, надо же - «ваша милость», - расхохотался Рыжик, схватившись за живот. - Каланча, тебя, глядишь, слуги Тени скоро в гербовое дворянство возведут. Ты только ори по громче - и все дела. А ежели еще ногами затопаешь, то тогда тебе, сиротинушке, может, и замок с угодьями выделят. Чтоб, значица, мог, где в старости головушку преклонить.

- Скажи, колдун, сколько дней пути до Ар-Фалитара? - внешне бесстрастно поинтересовался я, одновременно грозя рыжему балбесу кулаком.

- Не более полутора-двух дней, - лишь на мгновение задумался Ла-Фарэ.

Мы все со значением переглянулись. И наверняка каждый в душе подумал: «Ага, вот она, долгожданная развязка. Так сказать, интригующий финал сверхопасной затеи».

Невольное оцепенение компании прервал шум крыльев белых голубей, вылетающих из приоткрытых дверей кареты. Вслед за последним показалась довольная мордашка Кай-Рэ. Она тут же принялась жестами объяснять, что несчастных птиц держали в клетке, но им там было плохо и потому Кай-Рэ их освободила.

- Молодец, моя славная козочка, - с гордостью и умилением похвалила воспитанницу Фанни. - У тебя доброе, отзывчивое сердечко.

- Кай-Рэ, солнышко наше, я рад, что ты растешь такой умницей, ­тоже одобрил действия малышки Карл.

- Но впредь так не поступай, - назидательно, но с разочарованием в голосе посоветовал практичный Рыжик, - ведь голуби, дитя мое, энто такие штуковины, которые можно очень даже с удовольствием сожрать.

-Парадокс, ибо теперь, улетев, они сами сожрут вас, - криво ухмыляясь, зловеще, пообещал колдун, - впрочем, это я образно. Видите ли, у нас с Великим Повелителем уговор: если его хотя бы один почтовый голубь прилетит без послания, значит, на него попросту не имелось времени и в Ар-Фалитаре враги. Представляю ответную реакцию Повелителя. Ха! Да он просто будет в бешенстве, и я, господа, почти мертвый человек, ничуть не завидую вам, живым. Натворить вы, пожалуй, успеете много, но из Элиадора уйти не сможете. Великий Повелитель обложит вас, что волков. Не время ли подумать о капитуляции, господа? Согласитесь, ведь вы проиграли. Сдавайтесь, и я замолвлю словеч­ко перед Повелителем. Уверяю, никто не пожалеет.

- И что же вы нам посулите, любезный господин Ла-Фарэ? - тихо спросил янит. - В случае капитуляции?

- Легкую смерть ... я не скуп, как и вы.

- Это, конечно, тоже щедро, но мы еще поживем, - вежливо отказался Сен, - а вот вам настало самое время подумать о встрече с предками.

- Угу, - охотно поддержал янита Рыжик, споро выхватывая из ножен длинный булатный кинжал, - щас я его, гада, и кончу. Чик по сонной артерии и бай-бай, мальчик.

- Пусть почтенный гном не утруждает себя, - остановил Рыжика повелительным жестом Сен. - Я сделаю все сам. Быстро и без крови.

- Кай-Рэ, дитя мое, пойдем отсюда, - заторопилась Фанничка, хватая за руку девочку, - это зрелище не для тебя.

Не оглядываясь, она громко свистнула Ласточке, и та послушно, словно собака, припустила вслед за хозяйкой.

Сен действительно сделал все очень быстро. Наклонившись, он положил ладонь правой руки на левую сторону груди колдуна. Тот вдруг неожиданно дернулся раз, другой, третий. Посиневшие губы раскры­лись в беззвучном вопле, после чего тело его, обмякнув, мешком свалилось к ногам янита.

- Готов сучара! - Рыжик брезгливо, словно падаль, потрогал коченеющий на глазах труп носком сапога. - Вот и ладно. Собаке собачья смерть.

- Хороший враг - мертвый враг, - проворчал Джон, мрачно глядя на скрюченные пальцы так и оставшихся связанными рук колдуна.

Карл с философским видом отчеканил короткую, никем не ПОНЯТУЮ фразу на немецком.

Посчитав, что этих «напутственных» речей для почившего колдуна довольно, мы принялись за обыск кареты, но ничего интересного не обнаружили. Что ж, следовало вернуться назад к тракту, прибрать с него подальше в кедровник тела отступников, сраженных стрелами, да двигаться дальше. Теперь и впрямь нам следовало здорово поторопиться. Почтовые голуби летают чертовски быстро, но проклятущий предатель Эрни, узнав о нагрянувшей в его логово беде, найдет способ явиться еще быстрее. На то он правая рука Тени и крутой черный маг.

Прихватив вьючных лошадей, мы догнали медленно идущую с Кай-Рэ Фанничку. Сестренка что-то серьезно объясняла девчушке, та вниматeльнo слушала, порой, задумчиво кивая черноволосой головкой. Гм, наверняка беседа на тему происшедшей схватки. Зачем, мол, было убивать столько ничего не сделавших нам плохого дядек, а потом еще связанного да беззащитного? Н-да-а, по правде говоря, мне бы не хотелось сейчас с сестренкой поменяться ролями. Мне ее, конечно, искренне жаль, но ... Пусть уж выкручивается сама, ведь женщина женщину должна лучше понять.

Добравшись к тракту, наша компания осторожно осмотрелась, однако все было спокойно, дорога пустынная, а отступники находились там же, где их и настигла смерть. Оттянув их в глубь величественного леса, мы, не мешкая, вскочили в седла. Кони, чуя нетерпение хозяев, сами, как ветер, рванули вперед.

Незаметно подкравшиеся сумерки застали нас уже довольно далеко от кедровника. Теперь тракт обступали с одной стороны клены и липы, а с другой - преимущественно молодые сосны, среди которых порой виднелись пушистые красавицы - ели. Поставив палатку под сосновыми кронами, мы улеглись кто где, терпеливо поджидая ужин, над которым колдовал у костра довольно прищелкивающий языком Рыжик. Запах нежного жарящегося мяса, перемешанного с какими-то найденными Сеном корешками, овощами и мелколистной зеленью, невольно наполнял рот слюной.

Наконец каждый получил свою миску, полную сочных, истекающих соком и жиром кусков. Насытившись, вся компания принялась неспешно прихлебывать хорошо настоявшийся чаек да от души похваливать Рыжика за поварской талант и расторопность. Довольный гном цвел, что майская роза.

- Господа, не возражаете, если я прочту вам один стих? - сразу после чаепития спросил Сен, доставая из своего дорожного мешка бережно завернутую в мягко выделанный кусок кожи эльфийскую книгу. - Честно говоря, он меня просто восхитил.

- Всегда рады слушать хоть ночь напролет! Хо, святой отец, че, блин, за странные вопросы? Читайте, читайте, ради бога, ведь вы же знаете поэзия моя слабость! Я весь - внимание! А я заранее от души благодарю!- откликнулась компания бурным всплеском эмоций.

Улыбнувшись, янит раскрыл книгу на странице с шелковым шнурком - закладкой и стал тихо читать. Мы же замерли, почти не дыша.

Помнишь осень? Лес с шуршащей листвою?

Тот печальный, что мы покидали с тобою?

За спиной оставались дни ушедшего лета,

Сколько в них было радости, счастья и света ...

Ручейками манили тенистые дебри,

Травы в росах, чьи ласковы стебли.

А речушка? Что скрывалась стыдливой девчонкой?

Ее песня в душе. Хоть и не была звонкой.

Изумрудною негой зазывали поляны,

Без вина в них лежащие делались пьяны.

Жаль ковры – те, уже пожелтели, увяли ...

Не поверить теперь, что в них сладко так спали.

Опустели пронзенные солнцем чертоги.

Впереди же снега, что засыплют дороги.

И лишь в снах есть тропинка, ведущая в лето,

В те края, за метелями скрытые где-то ...

Отзвучали последние слова, но компания еще долго сидела в благоговейной тишине. Кто-то молча, задумчиво качал головой, кто-то рассматривал вдруг заинтересовавшие огрубевшие ладони, кто-то стыдливо отирал предательскую слезу. Хм, что и говорить, прозвучавший стих всех зацепил за живое. Почему? Да наверное, потому, что у каждого в жизни были свои светлые, но одновременно грустные расставания ... Лично мне вспомнились Лонширский лес, любимая Арнувиэль, прощание с милой нянюшкой ... Кажется, это было так давно ... Века и века назад. Вернусь ли я назад? В родной лес? В родовое гнездо предков? Если да, то только с Арнувиэль, ну и, конечно же, с верными друзьями. Держись тогда «хозяйка» Лонширского княжества госпожа Синдирлин, ибо придется тебе платить по счетам.

Очнуться заставил внезапно налетевший с востока порыв холодного ветра, щедро сыпанувшего крупными каплями дождя.

- Вот хреновина, - вытирая мокрое лицо, ругнулся прытко вскочивший Рыжик, - тока энтого нам сейчас в конце похода и не хватало. Тьфу, блин, невезуха! Ну вот всегда так.

Фин-Дари был прав. До Ар-Фалитара оставалось рукой подать, И потому испортившаяся юг с того ни с сего погода казалась пакостью вдвойне. Хм, хотя, что гневить Господа? Ведь природа и так благоволила слишком долго к нашей отчаянной компании. Хватит, наконец, наверное, решила она, не то ребята обнаглеют окончательно. Пора их проучить. Словно в подтверждение моих мыслей дождь припустил сильнее, превращаясь в настоящий ливень. Не желая промокнуть до нитки, все мигом ретировались в палатку. Какое-то время мы еще обсуждали запавшие в сердце строки, потом один за другим незаметно уснули под несмолкаемый стук капель о туго натянутый брезент палатки.

Проснувшись на заре, я с досадой обнаружил, что ливень и не подумал утихнуть. Наоборот, мне показалось, что он стал барабанить еще с большим азартом. Вскоре семь хмурых физиономий уселись в кружок друг против друга.

- Думаю, этот небесный бардак надолго, - вздохнув, сообщил свое мнение Джон, - а значит, надо браться за сооружение навеса для лошадей. Иначе, несмотря на всю их привычку к тяготам походной жизни, ОНИ могут заболеть.

- Нда-а, лето, увы, прошло, - с неохотой признал Карл, - а с ним и время теплых дождей. Навес же хоть какая-то, но защита от непогоды. В принципе по любому вылазить из палатки придется, ведь наши четвероногие друзья уже наверняка проголодались.

- Чур, я остаюсь, - с ходу заюлил хитрый Рыжик, - чай надо заварить на сухом спирте, э-э, да и вообще.

- Я те дам вообще, - возмутился Джон, сунув приятелю под нос пудовый кулак, - лучше других ты, что ли? Или твой Уголек не нуждается в укрытии?

- Так оно, блин, и есть, Каланча, не нуждается совершенно, - огрызнулся гном, сверкнув глазами, - ведь он не из сахара сделанный, а значит, растаять не боится. Нисколько!

- Не в пример своему изнеженному хозяину, - ехидно подколол я, - который как раз этого, видимо, и опасается.

- Да ну вас, - недовольно фыркнув, Рыжик покосился на Фанничку, - прицепились, блин, шо репьяхи. Тоже мне, нашлись, понимаешь, офигенные трудяги. Корчат И3 себя невесть что, а в душе лодыри похлеще меня. И успокойтесь, иду я уже, иду, тока потом не плачьте, что завтрак будет готов к обеду.

- Потерпим, если даже и так, - пожал широкими плечами Джон, - полагаю, наши кони стоят не одного пропущенного завтрака.

- Ну как знаете, - окончательно сдаваясь, буркнул под нос гном. Весь его унылый вид говорил о стойком нежелании вылазить из теплого мирка, под струи холодного проливного дождя.

Вооружившись топорами, вся мужская часть компании дружно взялась за работу, темпы которой ускоряли порывы усиливающегося шквального ветра. Наконец управившись с этим необходимым делом и хоть как-то защитив животных, мы ретировались в палатку, где под аккомпанемент цоканья зубов Рыжика вытерлись насухо, а затем переоделись в другую одежду.

Завтрако-обед прошел в непривычном молчании. Даже Рыжик, кисло скривившись, держал рот на замке. А непогода между тем все больше и больше проявляла свой скверный нрав, набрасываясь на палатку с не­обузданностью бешеного пса. Порой казалось, что гудящие веревки креплений, не выдержав, лопнут, брезент же нашего походного дома унесет прочь, словно парус корабля, сорванный во время жестокой бури. Естественно, ни о каком дальнейшем путешествии речи пока идти не могло. Оставалось сидеть на месте, терпеливо ожидая прекращения буйства природы. А это было чертовски обидно и нелегко, если учесть близость Ар-Фалитара и любимой Арнувиэль. Но что поделаешь ...

Как оказалось впоследствии, терпением действительно нам пришлось запастись. На долгих три дня, тянувшихся, словно три нескончаемых века. Порой мы выходили наружу по нужде и чтобы накормить да вытереть лошадей. Навес, сооруженный на совесть, выполнял свою роль, однако сильная влажность воздуха все равно делала их мокрыми. В голову от безделья лезли порой черные мысли об упорхнувших голубях. Если они долетят и долетят быстро, то нетрудно будет предугадать реакцию проклятого Эрни. Непогода же здорово играла ему на руку, давая возможность вернуться с целой кучей неприятных сюрпризов.

Лишь утром четвертого дня компания смогла покинуть сосновый лесок Тракт, до этого пребывавший в отличном состоянии, теперь оказался завален ветками, грудами безжалостно сорванной пожелтевшей листвы, а то и стволами деревьев, сломанными либо вырванными с корнем. Приходилось довольно часто расчищать проходы, так что ни о какой быстрой езде речи идти не могло.

Но как бы то ни было, спустя двое суток пути у ног компании плескались, на удивление, прозрачные воды озера Шэра-Вилленталь, в переводе с древнеэльфийского означавшего - «Купель Звезд». Совсем неда­леко от берега начиналось царство поистине божественной архитектуры, расположившееся на множестве островов, соединенных изящными мостами. Всем без исключения зданиям - а это были в основном роскош­ные дворцы и храмы - были максимально приданы формы разнообразных цветов. В саду под открытым небом росли дивные розы, стройные тюльпаны, изысканные хризантемы, роскошные экзотические орхидеи, колокольчики, гладиолусы, георгины и многие другие прекрасные растения. Вершины многих зданий соединяли тонкие серебристые дорожки - невесомые подвесные мосты, а внизу их окружали парки с причудливыми фонтанами, бегущими во все стороны аллеями, уединенными беседками, оранжереями и скульптурными композициями. Но среди всего этого царского великолепия четко выделялось одно строение необычной для Ар-Фалитара архитектуры. Оно было построено из ало-золотистого заря-камня в форме гигантских песочных часов и находилось на территории сравнительно небольшого, однако, очень высокого острова, расположенного на восточном крае чудесного архипелага.

- Ну вот, блин, вроде и дотопали, - Рыжик даже зачем-то снял шапку с головы. - Ха, друзья, а может, это всего лишь сон?

- Нет, Фин-Дари, дорогой, нет, - глухо отозвался я, тщетно пытаясь унять вдруг вовсю заколотившееся сердце. - Перед нами самая настоящая явь, стоившая очень многих жизней. И сейчас, здесь, давайте помолчим, вспоминая лица тех друзей, чьи мужество и самоотверженность привели нас сюда, к заветной цели, к порогу сказочного Ар-Фалитара, действительно истинного Сада Небес.

Молчание затянулось ...

Потом мы, укрывшись за стеной могучих сосен, стали держать совет, посвященный разработке плана дальнейших действий. Без лишних споров члены компании пришли к общему выводу, что лошадей придется оставить здесь. Мнения разошлись насчет малышки Кай-Рэ.

- Доченька пойдет с нами. Ни за что не брошу ее одну на произвол судьбы, в центре Покинутых Земель, - непреклонно заявила Фанни, сверкая зелеными глазами.

Карл в знак солидарности кивал головой.

- Фанничка, сестренка, но это очень опасно, намного опасней, чем просто побыть возле лошадей, - упрямо отстаивал свою точку зрения Рыжик, - подумай здраво, на какое дело мы идем! Хотим похитить самое дорогое, что есть у Черного Короля. И кто знает, какие неожиданные сюрпризы могут нас подстерегать!

- Чушь собачья! - Фанни резким взмахом руки отмела опасения гнома. - Все сюрпризы состоят из двадцати болванов, которых мы сметем с пути в считанные минуты.

- Еще лучше зарезать их спящими, - с хладнокровной практичностью предложил я. - Зачем нам лишние хлопоты и не нужный риск?

Джон и янит пока отмалчивались, нацепив на физиономии непроницаемо глубокомысленное выражение. Хм, тоже мне выискались мудрецы. Ну ладно еще монах, ему такие мины по рангу положены, но балбесу Джонни они не идут. В отличие от двоих мыслителей я отмалчиваться не собирался, а потому заявил:

- Насчет Кай-Рэ, ребята, скажу так: Фанничка права на все сто процентов. Нельзя нашу девоньку оставлять в столь ненадежном месте, при развязке непредсказуемых событий.

- Алекс, не сгущай краски. В Элиадоре сейчас спокойнее, чем в любом другом королевстве Английского континента, - не унимался Рыжик. - Так че, спрашивается, тянуть ребенка, как ты сам говоришь, в гущу непредсказуемых событий?

Кай-Рэ, внимательно слушавшая доводы обеих сторон, внезапно строптиво топнув ножкой, энергично зажестикулировала, умоляя и требуя непременно взять ее с собой. Она так горячо убеждала нас в своей полезности, что все, и даже Рыжик, заулыбались. Это решило спорный вопрос.

Другие детали предстоящей операции согласовали довольно быстро. Теперь следовало дождаться предутренней мглы. В такое время суток это самый сон, увеличивающий наши шансы бесшумно снять часовых и по возможности без личных потерь управиться с остальной охраной.

Оставшиеся в нашем распоряжении свободные часы мы посвятили отдыху, прерываемому только для принятия пищи. Я, правда, не испытывал ни малейшего аппетита, но, понимая, что еда - это сила, заставлял себя жевать наравне с другими. Всех удивила малышка Кай-Рэ, уже в сумерках вдруг попросившая у Рыжика соль и табак. Тот, конечно, дал, удивленно ворча и пожимая плечами. Кай-Рэ же ссыпала все это в кожаный мешочек и зачем-то тщательно перемешала. Наша остальная разудалая компания вслед за гномом недоуменно пожала плечами, но сразу о том и забыла.

Я чувствовал себя буквально, как на иголках, холодея при мысли о непредвиденных опасностях, способных сорвать нашу попытку освободить любимую Арнувиэль. Черт побери, я ведь этого не переживу! Но нет, все удастся, все будет хорошо - тут же успокаивал я себя. По-другому просто не может быть. Ведь ради нашей любви столько моих друзей пожертвовали своими жизнями ... Пожертвовали ими ради моего счастья ... Нельзя, чтобы все это оказалось напрасно. Ну никак нельзя!

Часа примерно в четыре мы молча поднялись и гуськом отправились в неизвестность. Движение нашего маленького отряда не выдавали ни шорох шагов, ни звяканье оружия, ни единый, даже самый тихий, возглас. Да и чему удивляться, ведь шли ветераны Границы.

Освещаемые лишь слабым светом тускло-желтой луны, мы ступили на первый мост. Сердце мое взволнованно екнуло, а в голове забилась мысль: «Скорей, скорей!». Еще ночная темень скрывала детали причудливых архитектурных красот Ар-Фалитара, его прекрасных дворцов, парков, скульптур, оранжерей, храмов и тихо журчащих либо, напротив, громко звенящих фонтанов. Песочных часов из заря-камня видно пока не было, но мы уверенно и быстро продвигались на восток, в сторону их местонахождения. Не знаю, сколько продолжался этот нереальный марш-бросок среди теней древнего города, пока, в конце концов, над нами не нависла громада Дворца Прощальных Грез.

Понаблюдав с полчаса за мостом, ведущим к острову и подступам к нему, мы убедились - путь пока свободен. Путь на остров Киэри. На тот самый остров ... К единственной площади, на которой располагался дворец, компания добралась со всеми мысленными предосторожностями, умело используя окружающий рельеф. Теперь песочные часы оказались метрах в двухстах, угрюмые и зловещие. Неподалеку от них виднелись неясные контуры небольшого островерхого здания. Вероятно, это и был собор, приспособленный погаными отступниками под караульное помещение.

По заранее обговоренному сценарию Фанни, Рыжик и Карл, оставив нас распластавшимися на земле, скользнули вперед. Дождавшись очередной смены караула, они должны были выждать минут десять-пятнадцать, а затем снять часовых. После чего подать знак уханьем пролетающей совы. Ждать пришлось довольно долго. И лишь спустя, казалось, вечность трижды прозвучал условный сигнал. На одном дыхании мы преодолели пустынную площадь, остановившись уже возле самого входа во дворец. От стены, словно призраки, отделились наши товарищи. Чуть в стороне от них на плитах лежали три неподвижные фигуры.

- Неплохо сработано, - одобрительно прошептал Джон, - молодцы, ребятки.

- Обижаешь, Каланча, неужто могло быть иначе? - ответил не менее тихо Рыжик. - Мы же спецы, блин, а не дилетанты.

- Цыть, лис, - Фанни, приложив палец к губам, напряженно вслушалась в предрассветную тишину. - Нет, показалось, все спокойно.

- Тогда чего стоим? - я нетерпеливо схватился за рукоять «Волчонка». - Айда с визитом в караулку.

- Угу, правильно, Алекс, хватит энтим кренделям харю давить,- зло оскалился Рыжик, - когда, понимаешь, их бедные товарищи выкладываются на войне, не жалея последних сил.

- А не рано? - засомневался Карл. - Караульные, смененные с поста, могли еще не успеть крепко заснуть.

- В это время суток, Карлуша, отключаешься моментально, - авторитетным тоном уверил его гном, - тока прилег на кровать и все, дрыхнешь, будто убитый.

- Да ты точно способен давить эту самую харю в любое время, в любом месте и к тому же сколько угодно, - беззвучно рассмеялся Джон, - но другие-то, может, не одного поля ягодки с тобой?

- Почтенный гном на этот раз совершенно прав, - поддержал Рыжика до сих пор молчавший Сен, - наши враги сопят, что праведники после тяжких трудов. Даю гарантию.

Слова янита немедленно прекратили спор, ибо все хорошо знали весомость его слов. Бесшумными тенями мы скользнули к храму, служившему для отступников караульным помещением. Но ... Массивная дверь оказалась предусмотрительно закрыта, окна же, находившиеся довольно высоко, были чрезмерно узки и больше походили на бойницы крепости.

- Ну и хрен с ними, коли так. Пущай себе спят, козлы, - с плохо скрытым разочарованием «разрешил» Рыжик, - главное, чтобы под ногами потом не путались.

- Поэтому надо, значит, сделать все очень быстро, - уже на ходу, не оборачиваясь, бросил я. - Пусть эти гады появятся на сцене, когда она будет уже пуста. Так будет лучше и для них, и для нас.

- Весьма сомневаюсь, что для отступников это лучший вариант, если принять во внимание ярость Черного Короля, которая, без сомнения, обрушится на их головы, - справедливо заметил, следуя за мной по пятам, янит.

- Нда-а, им не позавидуешь, - согласился с монахом Маленький Джон. - Проворонить оставленную под охраной родную сестру Черного Короля! Да Эрни на годы растянет ихние мучения.

- Давайте не будем жалеть заранее парней из охраны, '- справедливо заметила Фанни, - кто знает, как обернется дело и о ком надо будет скорбеть. Знаете пословицу: загадаешь - проиграешь!

Быстро добравшись до дворца, мы медленно отворили одну створку огромных металлических ворот. Слава Господу, она не заскрипела. Прошмыгнув один за другим в неведомую темень, ее тут же с предосторожностями плотно прикрыли. Карл, чиркнув огнивом, зажег заранее припасенные факелы. В их колеблющемся свете пред нами предстала узкая, без всякого ограждения бледно·зеленая мраморная лестница, спиралью опоясывающая титаническое основание здания и ведущая куда-то далеко наверх, вероятно, в главную часть дворца Прощальных Грез. Не теряя времени понапрасну, я первый припустил по лестнице, тщетно стараясь унять бешеное биение сердца, взволнованно выпрыгивающего из груди.

«Неужели Я наконец-то увижу любимую?» - преодолевая бесчисленные ступени, вновь и вновь спрашивал я себя. В принципе ответ я знал: да, увижу. Но что из этого выйдет? Вот вопрос ...

Внезапно, после очередного витка, лестница уперлась в высокий арочный проем. За ним оказался коридор, озарившийся, словно по волшебству, светильниками, едва мы на него ступили. К сожалению, за спиной они сразу гасли, а впереди освещали пространство не более чем на пять-шесть метров. Но все же это гораздо лучше в сравнении с факелами, потушенными пока за ненадобностью.

Довольно длинный однообразный путь окончился у грандиозных золотых ворот, с немыслимой роскошью отделанных врезанными драгоценными камнями, составляющими прелестные композиции из царства растительного мира. Рыжик, вытаращив глаза, издал нечленораздельное мычание. Его рука инстинктивно дернулась к поясу за кинжалом, чтоб, наверное, ковырнуть изумруд либо рубин покрупнее, однако он тут же опомнился, сделав вид, будто просто поправляет ножны. А я ... Я стоял, как болван, не решаясь сделать шаг вперед и распахнуть настежь, вероятно, последнюю преграду, за которой, скорей всего, находился тот необычный зал с черно-прозрачным каменным полом. Зал из моих давних, тревожащих душу снов. Место, где я вновь обрету Арнувиэль.

Джон, верный друг, поняв мое состояние, сам раскрыл золотые врата настежь. А дальше ноги, что ветер, понесли меня, попирая разгорающиеся соцветия созвездий, таинственно замерцавшие из, казалось, бездонных, вселенских глубин. Нереальную красоту пола подчеркивала противоположность: небесно-синий купол, испускавший неяркий, но всепроникающий свет. Эффект дополнял непрестанно находящийся в движении, клубящийся туман, играющий здесь роль стен. Всю огромнocть зала занимали бесчисленные ряды стеклянных колонн, полыхающих щедрым разнообразием красок северного сияния. И лишь в самом центре застыло нечто иное, темное и массивное. Пирамида ... Я знал это так же хорошо, как и то, что на ее вершине, представляющей из себя плоскую площадку, находится продолговатый предмет - магическая хрустальная раковина, скрывающая в себе бесценную жемчужину, мою Арнувиэль ...

Уже находясь у подножия, на первых ступенях одной из четырех лестниц, я невольно оглянулся на друзей. Их ободряющие взгляды поддержали меня лучше всяких слов, и я ринулся наверх, будто на штурм вражеской крепости. Подъем казался нескончаемо долгим, зато там, на вершине, как я и ожидал, на беломраморной плите, покрытой золочеными рунами, стояла величественная гробница. Я на ватных ногах подошел к ней вплотную и, сделав над собой усилие, заглянул в ее глубь. Увиденное заставило, застонав, отпрянуть. Арнувиэль, одетая в шубу из горностая, с золотой диадемой на голове, усыпанной крупными бриллиантами, была там, впаянная в прозрачные, твердые, словно алмаз, недра ... На ум пришло дикое и нелепое сравнение с мини-дракончиком и колибри, застывшими навечно в куске янтаря. В том самом, который я ей когда-то подарил ...

- Господин Алекс, делайте, что должны, - вывел меня из оцепенения озабоченный голос янита, - если же вы потерпите неудачу, попытаю счастья я, но уже своими методами. На это уйдет уйма времени, с негарантированным конечным результатом. Чары тут наложены действитeльнo большим мастером Магического Искусства. Снимать их поспешно нельзя, ибо тогда можно запросто навредить девушке.

Выхватив кинжал, я полоснул им по ладони. Обильной струей кровь потекла по гладкой поверхности гробницы. Не смея пошевельнуться, я стоял истуканом, не отрывая взора от лица любимой. Оно изменилось ... Теперь на нем лежала печать тоски, одиночества и даже страха. Я едва не заплакал от жалости, вспомнив, какая веселая и дерзкая была Арнувиэль раньше. Внезапно свершилось чудо. Кровь, щедро растекшаяся по магическому хрусталю, вдруг впиталась без следа, потом гробница замерцала, заколыхалась, будто марево в пустыне, и пропала. Арнувиэль, бледная, как смерть, осталась лежать без движения на мраморе рунической плиты. Я испугался: жива ли она? Но тут же и уверился - жива! Об этом неопровержимо свидетельствовали зарумянившиеся щечки и появившееся глубокое дыхание. Не помня себя от счастья, я нагнулся, осторожно взял любимую на руки и едва слышно зашептал:

- Ари, сокровище мое, очнись. Я пришел за тобой, Ари!

Арнувиэль, тихонько посапывая во сне, никак не откликнулась на мой зов. Не помогли ни поцелуи, ни похлопывание ладонью по лицу. Совершенно беспомощно я обвел взглядом нашу компанию, обступившую плиту.

- Братья, что с ней? Я не могу ее разбудить!

- Господин Алекс, не вижу в этом ничего странного. После снятия сильных чар человек зачастую еще долго спит, - успокоительно заверил янит. - Речь может идти об одном дне, либо о двух-трех, или же всего о часе. Главное, я ручаюсь, что она непременно очнется.

- Хочу надеяться, что так и будет, - ответил я, бережно прижимая к себе легкое, словно перышко, тело любимой.

- Алекс, - едва слышно позвала Фанничка, наклоняясь к самому уху, - да ты просто молодец. Отхватить такую славную барышню! Вот это мужчина! А в крестные мамки возьмешь?

- Само собой, сестренка, - с нескрываемым удовольствием согласился я. - Но, не выбравшись из владений Черного Короля, об этом говорить рано. И потом будущее не сулит добра. Всюду в Спокойных Землях идет война, и пусть она даже закончится поражением сторонников Тени, нам троим: Джону, Фин-Дари и мне придется постоянно скрываться, таиться. Ведь мы преступники, посягнувшие на жизни служитeлeй Церкви. А такое не прощается ни за какие заслуги. Никогда!


Каталог: downloads -> books
downloads -> График проведения аттестации педагогических работников №
downloads -> Ғылыми кеңесшісі: тарих ғылымдарының докторы, профессор, Қр білім және ғылым министрлігінің Р
downloads -> Қазақстан Республикасының юнеско және исеско істері жөніндегі Ұлттық комиссиясы
downloads -> Жүйесінде пайдалану ТҰжырымдамасы алматы, 2004 ббк 74. 200. 52 Ш 21
downloads -> Қазақстан республикасы Білім және ғылым министрлігі
books -> -
books -> Н. В. Романовский «Хоровой словарь»
books -> Рассказы. В книге «Роман судеб»


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет