Проф. М. Голубовский о заметке Г. Яблонского «Григорий Шекспир: был или не был?»



жүктеу 30.83 Kb.
Дата17.04.2016
өлшемі30.83 Kb.
:
В редакцию Альманаха

«Средний Запад»



Проф. М. Голубовский

О заметке Г. Яблонского

«Григорий Шекспир: был или не был? »
С большим волнением прочел я в первом номере альманаха «Средний Запад» заметку редактора, профессора Г. Яблонского (Вашингтонский университет, Сент-Луис, Миссури) «Григорий Шекспир: был или не был?» Яблонскому удалось показать на основе целых шести глубоких психо-лингво-исторических аргументов, что Шекспир – это Лже-Дмитрий и звали его не иначе как Григорий. И кажется вполне символическим или метафоричным, что имя самого автора заметки, профессора Яблонского – тоже Григорий, хотя он скромно скрыл это под аббревиатурой Г.

Как говорится, яблоня от яблони недалеко падает (однако, добавлю, иногда далеко разлетается).

Прийдя к выводу, что Шекспир - это лже-Дмитрий, Яблонский замечает, что проблема авторства произведений, подписанных знаменитым именем «Шекспир», всё ещё не решена. Вот почему я, преодолев невольное волнение и живой трепет, решился все же поддержать парадоксальное заключение Яблонского и привести здесь Аргумент №7 в стройном ряду его шести неотразимых доводов. Надеюсь, мое скромное рассуждение примут даже закоренелые скептики и критики. Будучи профессиональным ученым, профессор Г. Яблонский мужественно признается, что и после его sophisticated comprehensive анализа остались еще многие мучительные загадки.Так, мы не знаем, как доплыл Лже-Дмитрий до Англии - на английском ли корабле, ганзейским ли судном. Меня же мучит вопрос, как же его фамилия Отрепьев преобразовалась в Шекспир.
Мой Аргумент №7 предлагает простое лингвистическое решение второй тайны, окутанной в секрет, - естественной лингво- трансформации Отрепьева в Шекспира. Решение, на мой взгляд, гораздо более неотразимое , чем столь распространенное заключение математика Фоменко и его последователя чемпиона мира по шахматам Гарри Каспарова, что «Ватикан» первоначально был ни где –нибудь, а в русском городе Вятка, а итальянское Алеппо это всего лишь Липецк (1).

Начну, конечно же, с возлюбленной лже- Дмитрия, красавицы -полячки. Ее звали Марина Мни-шек. Это код! Мой первый ключевой ход таков: на самом деле лже -Дмитрий в Польше звался бы не Отрепьев, а Отреп-шек или просто Реп-шек. Окончания или суффиксы типа «шек» или «шик» как и дибуквенные сочетания «пш» или «шп» столь типичны для польского языка, что Чехов вкладывает в уста одного из своих героев такую подтрунивающую фразу : «Не пепши Петша вепша пепшем, бо можешь пшепетшить вепша пепшем». Что в переводе с польского просто означает - не перчи, мол, Петя, свининку перцем, ибо можешь переперчить...


Итак, любовником Марии Мни-шек был авантюрист Реп-шек. Попав в Россию, он, естественно, решил сменить компрометирующее окончание «шек» на –ев- и стал Репьевым, а добавив для надежности приставку «от» превратился в «Отрепьев».
Когда же талантливый авантюрист Реп-шек доплыл до Англии, то там он решил стать писателем и как-то случайно-встретил провинциального актера по фамилии Шекспир. Эта случайная встреча все и решила. Реп-шек просто сделал небольшую анаграммную трансформацию своей польской фамилии. Он переставил первый слог «реп» на второе место в перевернутом виде, (так происходят мутации-инверсии генов в хромосомах) и для благозвучия добавил букву «с» в середине. Получился «Шек-с-пер» или в русской транскрипции, учитывая частое чередование е-и, столь знаменитый ныне «Шекспир». Это же очевидно.
В конце своей заметки профессор Яблонский высказывает такое пожелание: «Хотелось бы, дорогой читатель, чтобы и Вы мучились на этим вопросом – до конца Ваших дней». Оказывается, мучиться вовсе и надо. Для натренированного уха любителя анаграмм превращение Реп/шек – Шек-с-пир столь же просто, как простая гамма. Однако, нельзя все же не не поражаться провидению профессора Яблонского, впервые поставившему эту жгучую проблему.
Примечание:

  1. Д.М. Володихин. «Новая хронология» как авангард фольк-хистори.// Новая и новейшая история.2000. №3. (Автор замечает: Любой город, любое событие в книгах Фоменко или, например, Аджиева- такой же симулякр (некая ментальная конструкция, имитирующая реальность, но не совпадающая с ней), как энциклопедия Тлена (виртуальный мир в философской прозе Хорхе Луиса Борхеса)…Поэтому северную границу степных владений тюрков можно безболезненно проводить по Москва-реке, Иисуса Христа превращать в сына степного бога Тенгри, Куликово поле размещать в Китай-городе, менять название города Брянск (в летописи Дебрянск) на тюрское Биринчи, Алеппо отождествлять с Липецком, а раннесредневековые варварские коpолевства Западной Европы выводить из гипотетической державы Атиллы)

Professor Michael Golubovsky



University of Berkeley

mdgolub@yahoo.com



©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет