Программа модельных лесов: инструмент сохранения биоразнообразия и развития сельской местности



жүктеу 1.14 Mb.
бет7/12
Дата01.05.2016
өлшемі1.14 Mb.
түріПрограмма
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
:

Развитие и адаптация методов оценки лесопатологии

В.4.a Развитие методов оценки лесопатологии


Выполнен обзор развития методов лесопатологии. Организация лесопатологического мониторинга проводится с 1980-х годов в рамках выполнения Конвенции о трансграничном переносе загрязняющих веществ на приграничных территориях стран Балтики и разработки единой международной методики мониторинга лесов. В 1987 г. Гослесхоз СССР взял на себя обязательство создать сеть постоянных пунктов наблюдения за состоянием лесов. А в 1990 г. был создан Национальный центр лесопатологического мониторинга, основной задачей которого была координация ведения мониторинга состояния лесов по программе ООН.

Лесопатологический мониторинг (ЛПМ) – одна из главных функциональных задач органов управления лесным хозяйством. и одновременно — наиболее сложная и развитая часть системы лесного мониторинга России.

Как указано в "Положении о лесопатологическом мониторинге", разработанном и утвержденном Федеральной службой лесного хозяйства России в 1997 году, целью лесопатологического мониторинга является получение и анализ информации о патологических изменениях в насаждениях для обоснования и принятия решений о необходимости проведения лесозащитных, либо других лесохозяйственных работ, обеспечения рациональной хозяйственной политики.

Учитывая всеобщую деградацию лесных биоценозов, широкое распространение лесопатологических факторов, под лесным мониторингом, особенно в экологических программах, часто имеют в виду именно ЛПМ, поэтому в зависимости от задач ЛПМ может рассматриваться или как аналог общего лесного мониторинга, или как его составная часть. Отсюда следует, что при реализации ЛПМ необходимо обеспечить возможность трансформации информационной сети под разные цели. Так же, как лесной мониторинг в целом, ЛПМ может иметь несколько уровней: глобальный, федеральный, региональный, локальный. Примером глобального мониторинга может служить наблюдение за влиянием на леса трансграничных переносов атмосферных загрязнителей по методике ЕЭК ООН. В России он в настоящее время осуществляется на территории Тульских засек по сетке 4х4 км. Для целей глобального ЛПМ могут с успехом использоваться и методы дистанционного зондирования с помощью различных видов съемок.

На федеральном уровне ЛПМ в полном объеме до сих пор не организован. Примером регионального мониторинга может служить система мониторинга за сибирским шелкопрядом в Иркутской области и Республике Бурятия.

Локальный ЛПМ ведется на протяжении 10 лет в лесах музея-усадьбы "Ясная Поляна".

Объектом ЛПМ является весь лесной фонд России. Решение комплекса задач ЛПМ на единой методической и технологической основе в лесах России осуществляет Российский центр защиты леса и его 40 филиалов.

В соответствии с приказом Министерства природных ресурсов РФ №174 от 9 июля 2007 г., лесопатологический мониторинг включает сбор, анализ и использование информации о состоянии лесов, в том числе об очагах распространения вредных организмов, отнесенных к карантинным объектам.

Элементами лесопатологического мониторинга являются рекогносцировочные, детальные и экспедиционные обследования; надзор за появлением и распространением вредителей и болезней; листки сигнализации; воздушная таксация насаждений при авиапатрулировании; статистическая и отраслевая отчетность, материалы фотосъемок и т.д. Отдельные элементы лесопатологического мониторинга, как правило, выполняются везде, где присутствует лесохозяйственная деятельность. Однако, лесопатологический мониторинг может считаться организованным только тогда, когда все составляющие его элементы системно осмыслены, их объем и пространственное размещение детально обоснованы, работы проводятся по единому плану, а полученная информация имеет четкие параметры, область применения и достоверность.

Информационной основой организации и осуществления лесопатологического мониторинга являются:



    • данные лесоустройства;

    • результаты лесопатологических обследований;

    • данные государственного лесного реестра;

    • сведения о метеорологической обстановке;

    • картографические материалы.

Способы ведения лесопатологического мониторинга:

    • наземные наблюдения за состоянием объектов лесопатологического мониторинга;

    • дистанционные наблюдения за санитарным и лесопатологическим состоянием лесов;

    • лесопатологическая таксация;

    • кспедиционные обследования.

Адаптация системы прогноза лесопатологии


Проведены экспедиционные обследования лесных выделов в пределах модельного леса. С учетом их результатом разработаны рекомендации по адаптации системы прогноза лесопатологи для модельной территории.

Совершенствование и устойчивое развитие системы подготовки и принятия решений в сфере охраны и защиты леса от болезней и вредителей может быть успешно реализовано при условии создания системы интегрированного анализа пространственной и временной информации о лесопатологическом и санитарном состоянии лесов. Эта система должна поддерживать автоматизированный сбор, хранение и обработку экологически значимой информации для оценки состояния и прогнозирования развития лесов, выявления тенденций как во времени, так и в пространстве.

Необходима организация лаборатории лесопатологического мониторинга, снабженной аппаратурой и квалифицированным персоналом для дешифровки аэрофотоснимков, обеспечиваемой графическим материалом. В перспективе такая лаборатория может расширить свою деятельность, предоставляя консультационные услуги лесхозам, муниципальным и региональным образованиям.

Гражданское общество и развитие сельских территорий

Социально-экономическое развитие

Оценка рабочей силы


Демографическая ситуация в районе характеризуется, прежде всего, ярко выраженной тенденцией нарастающей депопуляции. Отрицательная динамика естественного движения населения превышает 17‰. В итоге, только за счет естественной убыли, население района сокращается на 150-200 человек ежегодно. Усугубляет ситуацию отрицательное сальдо миграции (около 50-100 человек в год). При сохранении подобных тенденций в ближайшие 10 лет, район может потерять до 40% современной численности населения и исчерпать собственный демографический потенциал.

Процессы в образовании имеют более выраженную негативную динамику. Если в 1995/96 учебном году в образовательных учреждениях района обучалось 1583 человек, то к 2005/06 учебному году их численность сократилась до 790 человек. При сохранении подобной тенденции к 2015 году в образовательных учреждениях района будет обучаться не более 150-200 человек, т.е. исчерпаются возможности пополнения рынка труда собственными трудовыми ресурсами.

Рынок труда станет остродефицитным уже к 2010 году, хотя в настоящий момент предложение мест приложения труда в 1,5—2,0 раза превышает уровень общей безработицы, а с учетом значительного отрицательного сальдо миграции проблема дефицита может возникнуть еще раньше.

Крайне неблагоприятная ситуация складывается и в отношении «качества» населения. Из общей численности в 8,0 тыс. человек в районе более 2 тыс. человек ветераны и инвалиды.

Численность экономически активного населения сокращается все быстрее и в настоящее время составляет 4,3 тыс. человек (против 4,6 тыс. человек в 2003 году). Наиболее значительные трудовые ресурсы в Кологриве, Ильинском, Тодинском, Ужугском и Суховерховском муниципальных образованиях. Кологрив концентрирует подавляющее большинство трудовых ресурсов района.

Следует иметь в виду, что это максимальный уровень численности трудовых ресурсов, начиная с 2008 года, начнет сокращаться в силу свойств демографических волн.

Следствием подобного расхождения трендов динамики собственно демографических процессов и экономически активного населения является нарастание безработицы в районе. Безработица носит структурный характер. В районе сохраняется дефицит приемлемых для населения мест приложения труда. Основное количество увольняемых приходится на крупные и средние предприятия, что свидетельствует о сохранении кризисных явлений в экономике муниципального образования.

Среди безработных 2/3 составляют женщины и до 1/3 - лица моложе 30 лет. В результате напряженность на рынке труда не уменьшается. В среднем за последние 5 лет в службу занятости обратилось от 700 до 900 человек, т.е. 20% трудовых ресурсов. Особенно тяжелая ситуация с занятостью в Варзенге, Колохте, Ужуге и других населенных пунктах, зависимых от лесного сектора.

Общая численность работающих в экономике составила на начало 2006 года 3,4 тыс. человек. В постсоветские годы резко снизилась доля занятых в промышленности и сельском хозяйстве (почти в 2 раза), при этом в 4 раза возросла доля занятых в торговле и общественном питании, резко возрос удельный вес прочих предприятий, достигнув 40% обеспечения общей численности занятых в экономике. Cуммарная занятость в первичном и вторичном секторах уменьшилась с 41% в 2003 году до 25,7% в 2006, при соответствующем увеличении удельного веса сектора услуг, что свидетельствует, для периферийного моноспециализированного района, об углублении кризисных явлений, а не об их преодолении.

Оценка валового продукта муниципального образования дает душевые показатели 22 тыс. руб. на человека в год, что намного ниже среднероссийских показателей. Очевидно, что при подобных параметрах экономики ни о каком самофинансировании развития и бюджетной самостоятельности муниципального образования не может быть и речи.

Следствием слабости экономики района является дотационный характер его бюджета. Из утвержденных на 2005 год доходов в размере 64 млн. руб., лишь 24% (менее ¼) пришлось на собственные доходы. При низкой рентабельности основных секторов экономики (лесного комплекса и сельского хозяйства) основной статьей доходной части бюджета по собственной доходной базе является доход с физических лиц (45%). В условиях отсутствия глубокой переработки лесной и сельскохозяйственной продукции, сохраняющейся бедности населения и преобладания нелегальных схем оплаты труда в хозяйстве, прежде всего в лесном комплексе, возможности расширения собственной налоговой базы района крайне ограничены.

В расходной части, основная часть бюджета идет на выплату заработной платы работникам бюджетной сферы (свыше 60%), и эта статья расходов имеет постоянную тенденцию к повышению, что косвенно характеризует нарастающую иждивенческую направленность бюджетных расходов.

Подводя итог, нужно сказать, что существующая специализация экономики района, глубина переработки сырья не обеспечивают соответствующий современным требованиям саморазвития территориальных систем уровень производительности труда и производного от него уровня доходов населения.

Оценка инфраструктуры модельной территории


Для Кологривского района характерна концентрация основных элементов хозяйственного комплекса вдоль долины р. Унжи. За пределами долины реки транспортная доступность к населенным пунктам затруднена. Долина реки, в силу наличия лишь одного мостового перехода в районе г. Кологрив, является важным природным и социально-экономическим рубежом.

Периферийное положение района определило слабое развитие его транспортного комплекса. Характерно низкое разнообразие предоставляемых услуг коммуникаций. Транспортный комплекс представлен лишь автомобильным и гужевым транспортом и имеет единственный выход на транспортную систему страны на юге района. Ближайшая станция железной дороги (Мантурово) находится в 76 км от г. Кологрив. Дорога Мантурово — Кологрив единственная в районе имеет асфальтовое покрытие. Она находится в плохом состоянии, что связано с интенсивным трафиком тяжелой лесовозной техники. Именно с этой дорогой связана основная часть левобережных поселений.

Основной транспортной осью для севера правобережной части района является дорога с твердым покрытием круглогодичного пользования Кологрив — Черменино (протяженностью 32 км), соединяющаяся с районным центром через единственный мост через р. Унжа. Важной особенностью мостового перехода является его способность обеспечивать пропуск транспортных средств практически любой грузоподъемности. От Черменино в направлении Копьево идет грунтовая дорога класса прочих (протяженность 23 км). Формально от Копьево (район Даравки) идет на запад лесовозная дорога до 76 квартала Понговского лесничества, однако она имеет крайне низкое качество. Общая протяженность лесовозных дорог в пределах Понговского лесничества составляет 31 км, из которых свыше 20 км находится в неудовлетворительном состоянии, а перевозки по ним возможны лишь в летнее время. В целом плотность круглогодичных дорог менее 0,2 км/1000 га, что не обеспечивает экономически эффективных условий лесозаготовки.

Удаленность группы сельских поселений крайнего северо-запада района (пос. Даравка и др.), с населением более 150 человек, от ближайшего центра переработки древесины Мантурово на 130 км, делает крайне проблематичным вывоз за пределы Понговского лесничества необработанной древесины, несмотря на наличие рабочей силы.

Аналогичного класса дорога (протяженность 11 км) идет от Черменино в направлении Астафьево на левый берег Унжи, где постоянное население отсутствует. В настоящее время мостовой переход или иной тип переправы на левый берег отсутствует, что фактически означает невозможность использования этого направления для вывозки древесины с левого берега из Октябрьского лесничества.

Южнее, на значительном расстоянии вдоль правого берега находятся с.н.п. Илешевского сельского поселения, расположенные вдоль основной дороги, идущей от мостового перехода в северном направлении (24 км от районного центра). В целом данная подсистема расселения более дисперсная. Кроме того, южные поселения расположены относительно недалеко (15 км) от районного центра, связаны с ним мостовым переходом и дорогой с улучшенным покрытием. Дороги этого направления обеспечивают выход на лесные массивы Варзенгского лесничества (42 тыс. га) с запасами древесины около 6 тыс. м3, большая часть которых также вошла в состав заповедника «Кологривский лес».

Иными словами лесные массивы этой части района удалены от ближайших крупных потребителей древесины на 76-130 км. При таком плече перевозки и существующей схеме вывозки, их эксплуатация нерентабельна. Более того, незначительное удорожание затрат на лесозаготовку, топливо или изменение конъюнктуры в сторону снижения цен на лес может сделать эксплуатацию лесов на этой территории нерентабельной, что и произошло в 2008 году после введения регионального коэффициента отпускной стоимости древесины на корню, равного 6.

Крайне низкое качество покрытия (с частичным его отсутствием) имеет южная правобережная дорога Кологрив — Лисицыно (29 км). Формально, в южном направлении от Лисицыно имеется лесовозная дорога с выходом на трассу, однако ее качество не обеспечивает круглогодичную полномасштабную вывозку древесины.

Другим важным направлением является дорога на Ужугу (16 км) вдоль левого берега в направлении на север, которая на большей своей части является грунтовой и относится к классу прочих. От Ужуги идет вглубь лесного массива лесовозная узкоколейная железная дорога, единственная сохранившая в районе. Она открывает доступ к лесным массивам Ужугского лесничества площадью более 52 тыс. га и с запасами древесины около 7,5 тыс. м3. От Ужуги на север до границы с Вологодской областью идет лесовозная дорога, открывающая доступ к лесным массивам Октябрьского лесничества, имеющего площадь 45 тыс. га и запасы древесины до 6,7 тыс. м3.

Вглубь лесного массива Кологривского Модельного Леса идут грунтовые дороги низкого класса Воймос — Советский (29 км) и Березник — Советский (20 км), относящиеся к классу прочих.

В целом следует отметить, что существуют три основные проблемы:


Первые две проблемы разрешимы при условии ориентации дорожной сети на постоянное лесопользование и трудоемкие технологии. Решение последней проблемы связано с существенно большими сложностями. Разумеется, более углубленная переработка древесины на месте могла бы существенно повысить эффективность лесного комплекса, однако такой вариант развития связан с нехваткой субъектов хозяйственной деятельности, готовых инвестировать в деревопереработку района. В случае привлечения таких инвестиций потребуется решение проблемы нехватки и дальнейшей убыли местных трудовых ресурсов, которая может быть решена привлечением вахтовой рабочей силы.

Наиболее рациональным способом улучшить транспортную обеспеченность лесозаготовок правобережной части Кологривского района является создание дороги с твердым покрытием вдоль правого берега р. Унжи от Черменино и до смыкания с асфальтовой дорогой Кологрив — Мантурово, протяженностью около 80 км. На первом этапе должен строиться участок от трассы Кологрив—Мантурово до пос. Лисицыно (для дешевого вывоза запасов из Ильинского лесничества) и участок от Лисицыно до Кологрива для решения социальных проблем сельских населенных пунктов южной правобережной части района, страдающих от крайне низкого состояния дорог, связывающих их с районным центром. Затем улучшенная дорога должна поэтапно прокладываться на северо-запад, постепенно принимая на себя весь поток древесины правобережной части и разгружая, таким образом, асфальтовую дорогу Кологрив—Мантурово.


Оценка воздействия лесопользования и лесовосстановления на социально-экономическое развитие и биологическое разнообразие


Расчетная лесосека лесного фонда района более чем в три раза превышает современные объемы лесозаготовки. В эксплуатацию вовлечены наиболее качественные и легкодоступные древостои, что неизбежно приведет к росту издержек лесозаготовительной отрасли по мере исчерпания этой части лесных ресурсов района. Крупнейшие предприятия отрасли представлены ООО «Кологривлеспром» (54% от общего по комплексу объема производства), ООО «Кологривлестранс» (26%) и ЛПХ-1 (7%). В среднем стоимость одного кубического метра заготовленной древесины составляет менее 350 руб., в то время как при глубокой переработке древесины и ориентации на цены мирового рынка эта цифра может возрасти в несколько раз. При этом следует иметь в виду, что главная экономическая задача лесного комплекса района — сокращение вывозки необработанной древесины и увеличение глубокой переработки внутри района. При сохранении сложившейся ситуации бедность будет неотъемлемым атрибутом образа жизни подавляющей части населения.

Проведение лесоводственных мероприятий и лесовосстановление позволит снизить негативное воздействие лесопользования на биологическое разнообразие. Однако решение указанных проблем станет возможным только в случае преодоления кризисных социально-экономических явлений, во многом обусловленных излишне высокой ролью лесного сектора в хозяйстве и отсутствием мощностей для глубокой деревообработки в пределах района.




1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет