Психологические труды



жүктеу 4.91 Mb.
бет12/21
Дата31.03.2016
өлшемі4.91 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   21
: book -> contact
book -> -
book -> Білместікпен жасалған көпқұдайшылық (ширк) кешіріледі ме?
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
contact -> Лекция первая. Начало пути внутрь родник и ауфтакт. О движении в первый раз как об органе. Пятое измерение. Миф о памяти-кладовке. Любимых помнят, не уча на память. О постоянстве в любви. "Дядя
contact -> Гастон Дюрвиль, Андре Дюрвиль в сотрудничестве с художником Эмилем Байи. Чтение по лицу характера, темперамента и болезненных предрасположений
contact -> Основное в содержании речи Объективность
5. Профессиональные особенности восприятия человека человеком

Непременным условием превращения каждого человека в субъекта познания других людей является деятельность, включаясь в которую человек оказывается связанным с этими людьми множеством определенных отношений. Не требует особых доказательств факт, что каждый человек познает других людей не ради праздного любопытства. Формирующиеся у него образы людей и понятия о личности служат целям регуляции его деятельности, его поведения в общественной среде — в производственном и учебном коллективах, в семье, на отдыхе и пр.

Еще И. М. Сеченов отмечал, что трудовое действие в каждый момент выполнения адекватно предмету, орудиям и условиям труда. При нормальном ходе деятельности в развивающемся процессе общения мы наблюдаем ту же картину: поступки человека адекватны поведению взаимодействующих с ним людей. А для этого участники деятельности, их дела и вся ситуация общения должны быть отражены в мозгу человека, и отражение должно регулировать его поведение. Не только в трудовой деятельности при использовании орудий, нацеленных на достижение определенного материального результата, но и в разных видах непосредственного взаимодействия людей друг с другом психические процессы выполняют функцию программирования, регулирования и контроля поведения одного человека по отношению к другим.

Анализируя участие ощущений и восприятий в трудовом акте, И. М. Сеченов указывал, что они являются не только системой пусковых сигналов для движения, но и меркой, образцом, в соответствии с которым производится регулирование этого движения. И. М. Сеченов писал: «Чувствование повсюду имеет значение регулятора движения, другими словами, первое вызывает последнее и видоизменяет его по силе и направлению»83. Эти мысли Сеченова имеют очень большое значение для понимания процесса непосредственного общения в различных видах деятельности.

Отражение индивидом других людей и регуляция его поведения по отношению к ним неотрывны друг от друга.

201

Исследуемые психологами (А. Н. Леонтьев, Б. Ф. Ломов, Д. А. Ошанин) в системе «человек — машина» чувственный и логический уровни регуляции индивидом своих действий84 (соответствующие основным формам отражения действительности) очень четко проявляются в процессе взаимодействия людей в разных видах деятельности. В любом виде непосредственного взаимодействия людей эти уровни регуляции выступают в неразрывном и подвижном единстве. Однако в зависимости от задач, содержания и условий протекания взаимодействия людей, а также и от индивидуальных особенностей самих общающихся может доминировать один из этих видов регуляции.



Обычно в ситуациях непосредственного взаимодействия людей всегда решается какая-то определенная задача. И для каждого из участников этого взаимодействия в других партнерах по деятельности важны прежде всего те компоненты их облика и поведения, которые наиболее значимы для решения задачи деятельности. Отражение этих компонентов в облике и поведении друг друга участниками деятельности включает два взаимосвязанных момента: во-первых, непосредственное различение и опознание их среди других компонентов облика и в общей картине поведения и, во-вторых, интерпретацию того психологического содержания, которое, как кажется участникам деятельности, заключено в этих компонентах-сигналах и имеет отношение к решаемой задаче. Понятно, что индивид может получать информацию о другом человеке не только путем непосредственного восприятия его внешнего облика и поведения, но и через речь. В этом случае слова выступают как код реальных признаков внешнего облика другого человека, переживаемых им состояний, его действий, намерений, мнения и пр.

Поскольку в каждом конкретном виде непосредственного взаимодействия людей (общение педагога и школьника, контакт врача и больного, игра команд на футбольном поле и т. д.) для решения задачи деятельности имеют значение определенные компоненты облика и поведения, у общающихся лиц создается установка

202

на отражение и осмысливание в другом человеке прежде всего этих компонентов.



Влияние требований деятельности на характер отбора и оценки человеком особенностей внешнего облика и поведения тех, кто с ним в этой деятельности участвует, хорошо прослеживается при анализе отражения учителем ученика.

Мы предлагали 122 учителям, преподававшим в школе общеобразовательные дисциплины, словесно воссоздать облик известных им учащихся (это задание учителя выполняли не на основе непосредственного восприятия определенных учащихся, а опираясь на представление по памяти). Таким путем этой группой испытуемых были «нарисованы» портреты учеников V—X классов.



Фиксирования в облике описываемых лиц различных компонентов распределились, как показано в табл. 16.

Таблица 16

Элементы облика

Кол-во портретов, в которых данный элемент назван, %

Элементы облика

Кол-во портретов, в которых данный элемент назван, %

Рост

62,3

Кожа

15,6

Телосложение

46,7

Особые приметы,  (анатомические)

4,1

Лицо

18,0

Осанка

10,7

Лоб

1,6

Походка

11,5

Брови

4,9

Поза

20,5

Нос

4,9

Жестикуляция

9,0

Рот

0,8

Мимика

59,9

Губы

0,8

Голос

15,6

Подбородок

0,8

Речь

77,1

Уши

0,8

Прическа

18,9

Глаза

37,7

Одежда *

82,0

Волосы

30,3

Украшения

3,3

Шея

0,8

Общая подвижность

44,3

Плечи

1,6

Соразмерность и точность  движений

10,7

Руки

4,1

Зубы

0,8

Манера вести себя на уроке

55,8

* В 73% случаев было отмечено обычное состояние костюма ученика.

Данные, приведенные в таблице, показывают, что в описываемом опыте в облике школьника учителя наиболее ярко и прочно фиксировали компоненты, относящиеся к его экспрессии, характеризующие его речь, а также входящие в оформление внешности.

В описываемом опыте, воссоздавая облик учащихся по памяти, испытуемые-учителя крайне неполно, фрагментарно

203


«рисовали» физический облик школьников, фамилии которых им были названы, и в то же время осанку, жестикуляцию, мимику они описывали в портретах почти с той же частотой, что и испытуемые-педагоги, которые воссоздавали облик людей на основе восприятия, а походку, и особенно голос и речь, они фиксировали в «портретах» намного чаще, чем это делали непедагоги (походку — в три раза чаще, речь — больше чем в восемь раз).

Говоря об учащихся, учителя обычно ярко и верно вспоминали, насколько грамматически правильна речь, насколько она интонационно выразительна, богат ли у ученика словарный Запас, какие в его произношении имеются недостатки и пр.

В этом эксперименте на воссоздание по памяти облика учащихся у учителей проявилась также тенденция указывать в «портретах» на обычную для школьника манеру вести себя на уроке (55,8% портретов), говорить об его подвижности (44,3% портретов), оценивать соразмерность и точность его движений (10,7% портретов), отмечать типичное для данного школьника состояние его костюма (59,9% портретов).

Вот несколько описаний облика учащихся учителями.

Сергей В. — невысокий паренек, темноволосый, темноглазый — Макаренко назвал бы его попросту: «пацан», всегда с лукавой усмешкой в глазах. Чистое лицо его не совсем правильно: оно немного «редькой вверх». Но оно всегда светится такой мальчишеской «приятней», что, глядя на его звонкую улыбку, трудно ему не отвечать тем же. Одет он всегда скромно (насколько скромно может быть одет ученик, «закованный в гимназические доспехи») и чисто. Пионерский галстук — постоянный его атрибут. На уроках ведет себя очень хорошо. Правда, допускает то, что свойственно многим детям его возраста (Сергей — шестиклассник. — А. Б.) — тянет руку вверх так, что хруст стоит (настолько велико желание отвечать). (Автор портрета учитель немецкого языка С.).

Шура В. — внешность у девочки обычная: простое русское лицо, остренький нос, небольшие внимательные глаза, гладкие, зачесанные назад волосы, скромная, всегда чистая одежда. В проявлениях своих переживаний она сдержанна, холодна. Движения неторопливые. Манера говорить бесстрастная, спокойная. (Автор портрета семиклассницы учитель русского языка Р.).

Валерий К. — широкоплечий, стройный, сильный, с уверенными жестами и движениями ученик. Его внешний вид сразу говорит о том, что Валерий, во-первых, спортсмен и что, во-вторых, он из культурной семьи. Его манеры производят хорошее впечатление: он не кричит в разговоре с товарищами, не перебивает их, его речь отличается чистотой (я имею в виду отсутствие жаргонных слов и выражений). Валерий опрятен в одежде и аккуратен со своими вещами — его учебники и тетради всегда в хорошем виде. (Автор портрета ученика X класса учитель литературы Л.).

204


При длительном занятии тем или иным видом деятельности тенденция отражать других людей с определенной точки зрения может стать у человека устойчивой, превратиться в профессиональную привычку. Эта особенность восприятия человеком других людей, связанная с основным в его жизни родом деятельности, ярко проявляется у врачей, артистов, писателей, следственных работников, т. е. у всех тех, в чьей повседневной работе другой человек оказывается главной фигурой.

Не составляет исключения в этом ряду и восприятие других людей художниками-профессионалами. Основными существенными чертами объекта, от передачи которых в изображении в первую очередь зависит степень выполнения художником своей задачи, являются, как известно, форма, цвет и пространственное положение. Другой человек для художника-мастера та же натура, и он фиксирует в ней основные для целей изображения черты. У лиц, занимающихся изобразительной деятельностью, наряду с установкой на обычное восприятие развивается установка на восприятие для целей изображения, которая в результате накопления опыта изобразительной деятельности может превратиться в устойчивую профессиональную привычку.

Об этих особенностях восприятия других людей художником убедительно говорят собранные нами материалы.

Мы предлагали студентам III и IV курсов Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина «нарисовать» словесные портреты некоторых сотрудников института (инструкция для них была точно такой же, как и для нерисующих испытуемых)85. Полученные в этом опыте портреты мы проанализировали точно так же, как анализировали портреты, авторами которых были испытуемые-нехудожники. В результате появилась возможность сравнить восприятие другого человека нерисующими испытуемыми, с одной стороны, и рисующими — с другой.

В табл. 17 показано, насколько чаще испытуемые-художники фиксировали основные компоненты внешности другого человека, чем выполнявшие такое же задание испытуемые-нехудожники. Данные таблицы свидетельствуют, что если определенные компоненты внешности

205


фиксируются художниками и нехудожниками примерно с одинаковой частотой, то в отражении других элементов различия между этими группами весьма велики.

Таблица 17

Элементы внешнего облика

Кол-во портретов, %, в которых отмечен данный элемент у

нехудожников

художников

1

2

3

Рост

83

80

Телосложение

55

56

Лицо

64

92

Брови

23

20

Лоб

36

40

Нос

59

84

Рот

19

12

Губы

41

44

Подбородок

21

40

Уши

11

12

Глаза

75

88

Волосы

73

76

Шея

3,3

32

Плечи

1,8

28

Руки

3,1

24

Ноги

2,6

24

Зубы

9,5

12

Кожа

7

20

Особые приметы (анатомические)

7,7

32

Осанка

0,3

32

Походка

3,7

44

Жестикуляция

7,9

20

Мимика

66

60

Голос и речь

9

20

Прическа

13

60

Одежда

6,8

44

Украшения (применение косметики и пр.)

8,4

08

Рост, телосложение, лоб, брови, губы, уши, глаза, волосы и некоторые другие компоненты физического облика воспринимаемых людей испытуемые-художники фиксировали с такой же частотой, как испытуемые из нерисующей группы. Зато большинство остальных компонентов в физическом облике другого человека художники выделяли намного чаще, чем нехудожники. Почти в 2 раза чаще в группе испытуемых-художников описан подбородок, в 2,9 — кожа, в 4,2 раза чаще они отметили особые приметы (анатомические). В 7,7 раза чаще испытуемые из рисующей группы выделяли в облике другого человека его руки, в 9,2 раза чаще, чем нехудожники, они указывали на особенности ног, в 9,7 раза чаще говорили о шее. В 15,5 раза чаще, чем нехудожники, художники описывали плечи. Столь же значительными оказались различия в отражении художниками, с одной стороны, и нехудожниками — с другой, большинства компонентов экспрессии воспринимаемого человека. Хотя

206


мимику, характерную для воспринимаемых лиц, художники в излагаемом эксперименте фиксировали не чаще, чем нехудожники, однако все остальные компоненты экспрессии они включали в создаваемые ими словесные портреты значительно чаще, чем испытуемые-нехудожники. Голос (и речь) они описывали в портретах в 2,2 раза чаще. Жесты они отмечали в портретах как существенные признаки облика воспринимаемого в 2,5 раза чаще, чем нехудожники. Осанку художники отмечали в портретах в 3,1 раза и походку в 11,9 раза чаще, чем их описывали испытуемые-нехудожники.

Испытуемые из художественной группы намного чаще, чем испытуемые нехудожественной группы, описывали оформление внешности (прическу художники отмечали в 4,6 раза и одежду в 6,5 раза чаще, чем нехудожники).

Приведенные данные, нам кажется, убедительно показывают, что формируемая у студентов-художников установка на фиксирование в объектах сторон, важных для целей изображения, четко проявляется и при восприятии каждым из них других людей. Данный факт становится еще более неоспоримым, когда выясняется, какие конкретно признаки испытуемые-художники предпочитали называть при описании как отдельных компонентов, так и облика воспринимавшегося ими человека в целом.

Если принять за 100% общее число всех фиксирований различных признаков облика тех людей, словесные портреты которых давали художники, то 17,8% составили фиксирования формы, 13,9 — пространственного положения и 21,6% — пропорций.

В зависимости от художественной специальности фиксирования указанных признаков, а также цвета в описываемой группе испытуемых распределились, как показано в табл. 18.

В «нерисующей» группе испытуемых соотношение фиксированных ими признаков в облике воспринятых лиц было другим, а именно: форму они отметили в 12% случаев, пространственное положение — в 7,9% и пропорции — в 11,2%.

Эти цифры свидетельствуют о том, что тенденция художников к точным оценкам положения изображаемого объекта в пространстве, к схватыванию его пропорций, формы отчетливо проявляется при восприятии ими человека. Эти признаки для лиц, входящих в художественную группу, субъективно оказываются более важными,

207


чем для тех, кто не рисует. Совершенно естественно, что в формирующемся у художников образе другого человека его пространственное положение, пропорции, форма имеют первостепенное значение, несут наибольшую сигнальную нагрузку.

Таблица 18

Художественная специальность

Кол-во фиксирований, %

формы

пространст-
венного положения

пропорции

цвета

Живописцы

7,9

5,2

10,4

8,3

Графики

3,3

3,9

4,2

3,5

Скульпторы

6,6

4,8

7,0

2,5

Всего

17,8

13,9

21,6

14,3

Особенности, характеризующие восприятие другого человека испытуемыми-художниками, легко прослеживаются в созданных ими портретах. Приведем несколько примеров:

1. Н. — невелик ростом, но и не очень мал (1,60—1,70 м). Крепкий, коренастый, с красивой, слегка вытянутой в подбородке головой. Волосы мягкие, бархатистые, но неопределенного цвета — порой кажутся золотистыми, а порой — особенно против света — какими-то зеленоватыми. Самое удивительное в этом человеке — это рот, вернее, губы. Красивый, лукообразный разрез, обрамленный пушистой, слегка вьющейся растительностью. Трудно передать словами обычное его выражение лица. Глаза раскосые, как у монгола, но голубые, почти чистые. Брови широкие, но удивительно сросшиеся — почти в одну прямую линию. Нос тоже не короткий — обыкновенный, русский, плотный, чуть-чуть стремящийся кверху, но все же не курносый. Красиво, очень мужественно на лице выделяются скулы. Вся голова на красивой атлетической шее чем-то напоминает «Апоксиомена, счищающего с себя грязь, после борьбы». Самое привлекательное в нем — улыбка, ясная, лучезарная, открывающая красивые белые зубы. Плечи вместе с руками дополняют атлетический образ — крутые, с играющими плотными бицепсами. Пальцы рук слегка плоские. Ноги с резко очерченными икрами. (Автор портрета студент III курса графического факультета.)

2. «Старая женщина», сутулая, в темно-коричневом платье. Чулки и ботинки того же цвета. Воротничок у платья очень тонкой кружевной работы, светлого цвета. Седые коротко остриженные волосы. Лицо желтое, глазницы темные, впалые. Глаза слезящиеся. Очень большой нос, а подбородок срезан на нет. Рот поставлен наискось, с тонкими губами. Уголки рта немного приподняты, как будто в улыбке, скулы обозначаются резкими складками. Руки сухие с длинными пальцами. Садится на стул статично, как каменная. Походка неприятная — делает слишком большие шаги. Платье широкое, развевается складками. Голова устремлена вперед, и руки постоянно находятся где-то у рта. (Автор портрета студент III курса живописного факультета.)

3. Рост у X. выше среднего, плечи (в сравнении с тазом) довольно

208

широкие. Грудная область объемна в меру. Все части тела весомы, но невелики. Очень просты и ясны (по форме) и в большей степени скромны. Голова по высоте больше, чем по ширине. Темные гладкие, зачесанные вверх волосы еще больше подчеркивают высоту головы. Лоб прямой, правильный, по греческому канону. Подбородок несколько тяжел, выступает вперед. Уши также немного непропорциональны и крупнее, чем нужно, но на голове расположены правильно. Нос непрямой. Кончик носа слегка вздернут и также утяжелен. Хорошо «читаются» скуловые кости. Глазная щель уменьшена за счет провисания части расположенных над глазами мышц. Глаза темные. Словом, как и части тела, части головы у X. умеренно тяжелы. Исключение составляют лишь губы: они кажутся тонкими. (Автор портрета студент III курса скульптурного факультета.)



Характерные для каждого подлинного художника целостность восприятия объекта изображения, точность оценок его положения в пространстве, пропорций, тонкость различения светлотных отношений достигают наибольшей степени развития у мастеров-портретистов. Кроме того, у них, опять же под влиянием специфики их деятельности, формируется профессиональная установка на фиксирование во внешнем облике и выразительном поведении воспринимаемого человека особенностей и признаков, в которых обнаруживается психологическое своеобразие личности.

Эта характерная для восприятия других людей художником черта четко выявилась и в том опыте, результаты которого мы излагали выше, ее также неоднократно отмечали как и сами художники86, так и ученые, специально изучавшие психологию изобразительной деятельности87.

Факт влияния профессиональной установки на формирование у человека образа восприятия другой личности отчетливо дает себя знать и в восприятии других людей мастерами хореографии.

По нашей просьбе 19 преподавателей хореографии, занимавшихся на курсах усовершенствования при училище им. Вагановой, также дали описание обликов хорошо знакомых им лиц. Выполняя это задание, они руководствовались той же инструкцией, которой придерживались и испытуемые других групп при решении аналогичной задачи.

Сравнение полученных в этой группе портретов с

209


портретами, авторами которых были испытуемые, не занимавшиеся хореографией, показало, что хореографы чаще, чем другие люди, воспринимая человека, фиксируют в его облике так называемое общее сложение, отмечают особенности его рук и ног. Они значительно чаще, чем люди далеких от хореографии специальностей, обращают внимание на то, какова общая подвижность воспринимаемого человека, насколько соразмерны и ловки его движения, легок или пластичен этот человек или он угловат, неуклюж. Также намного чаще, чем испытуемые из нехудожественных групп, преподаватели хореографии отмечали в словесных портретах особенности походки воспринимаемых лиц и давали ей эстетическую оценку.

Испытуемые-хореографы общие особенности телосложения выделили в облике воспринятых лиц в 63% случаев. Испытуемые из обычной группы указали на этот элемент лишь в 55% портретов. Испытуемые из последней группы обратили внимание на руки воспринимаемых ими людей в 3,1% случаев и на ноги в 2,6%. случаев. Стажеры-хореографы отметили эти части тела в 37% портретов. Возрастные особенности (анатомические) в облике воспринимаемых лиц хореографы фиксировали в пять раз чаще, чем это делали испытуемые из обычной группы. В экспрессии воспринимаемых лиц испытуемые-хореографы выделяли осанку в четыре раза чаще, чем испытуемые из обычной группы (в 42% портретов против 10,3%). Походку они фиксировали в одиннадцать с лишним раз чаще, чем испытуемые из общей группы. В два раза чаще, чем последние, стажеры-хореографы фиксировали жесты воспринимаемых лиц. Мимику они отмечали также чаще, чем испытуемые из обычной группы (84% портретов против 66%).

Общую подвижность воспринимаемых лиц испытуемые-хореографы охарактеризовали в 32% портретов. Высказались о физической силе лиц, облик которых они воссоздали в портретах, в 16% случаев. Степень соразмерности движений была отмечена этой группой испытуемых в 37% случаев, и дана общая эстетическая оценка наружности воспринятых лиц в 47% случаев.

Приводим два типичных для стажеров-хореографов портрета.

1. Худенькая, средних лет брюнетка. Рост средний. Большие, выразительные глаза, красивые зубы. Длинные густые волосы, немного вьющиеся от природы. Удлиненные кисти рук, не холодные, но красивой формы. Стройные ноги. Держится прямо, не сутулится.

210


Хорошая посадка головы. Несмотря на возраст, у нее фигура, как у мальчишки. Энергичная, стремительная походка. (Автор портрета — Я. Стаж работы в театре 20 лет.)

2. Передо мной молодой мужчина, среднего роста, стройный, с мягкими движениями гибкого, сильного тела (способного к хореографии). Лицо приятное, чисто выбритое. Волосы светлые, с рыжинкой, даже с каким-то легким пушком. Спереди немного лысоват. Кожа лица имеет розовато-белый оттенок, как у всех очень светловолосых людей. Нос почти прямой, на конце чуть загнут кверху. Губы не очень тонкие, но и не полные. На щеках ямочки. Подбородок чуть выдается вперед. Глаза голубые, под ними небольшие мешки. Руки и ноги хорошо развиты и пропорциональны телу. Одет в спортивного покроя костюм. (Автор портрета — Ж. Стаж работы в качестве преподавателя хореографии 10 лет.)

Таким образом, восприятие людьми друг друга, выполняя в деятельности, которая их объединяет, осведомительную и регулятивную роль, вместе с тем само оказывается под сильным влиянием этой деятельности. Следы его дают себя знать и тогда, когда люди взаимодействуют в иных, чем эта деятельность, условиях.

Создавая устойчивый образ и фиксируя изменения в этом человеке и его поведении в связи с определенными причинами, восприятие дает личности возможность действовать в общении целесообразно.



1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   21


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет