Психологические труды



жүктеу 4.91 Mb.
бет2/21
Дата31.03.2016
өлшемі4.91 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
: book -> contact
book -> -
book -> Білместікпен жасалған көпқұдайшылық (ширк) кешіріледі ме?
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
contact -> Лекция первая. Начало пути внутрь родник и ауфтакт. О движении в первый раз как об органе. Пятое измерение. Миф о памяти-кладовке. Любимых помнят, не уча на память. О постоянстве в любви. "Дядя
contact -> Гастон Дюрвиль, Андре Дюрвиль в сотрудничестве с художником Эмилем Байи. Чтение по лицу характера, темперамента и болезненных предрасположений
contact -> Основное в содержании речи Объективность

ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕНИЯ В РАБОТАХ Б. Г. АНАНЬЕВА*

В последние годы в отечественной психологической науке наблюдается усиление внимания к методологическим, теоретическим, экспериментальным и прикладным проблемам психологии общения. Появляются все новые монографии, сборники статей и отдельные выступления в периодической печати, посвященные этой области психологии.

Причина этого на глазах растущего интереса ко всей совокупности проблем, которые возникают перед наукой при изучении общения, понятна. Без научного освещения феноменологии, закономерностей и механизмов этого многомерного полифункционального процесса, каковым общение является, нельзя создать общей теории формирования психики человека и развития его как личности. Без такого освещения нельзя сконструировать научно обоснованный методический инструментарий для практической работы с людьми в сфере обучения и воспитания, производственного труда, отдыха, быта, обеспечения здоровья людей.

В этой ситуации развертывания все новых исследований, нацеливаемых на глубокое и широкое изучение общения, большое значение имеет осмысление уже сделанного в этой области в прошлом как в психологии, так и в смежных с нею науках. В данной работе мы хотим обсудить научное содержание вклада, сделанного в психологию общения Б. Г. Ананьевым, и оценить его значение для проводящихся сейчас в отечественной психологической науке исследований общения.

Б. Г. Ананьев больше трех десятилетий назад в книге «Психология педагогической оценки»1 впервые в

23


развернутой форме показал важность учета категории общения среди других детерминант, которые определяют проявление и развитие психики человека. И затем во всех своих более поздних работах, в которых он ставил и решал проблемы формирования человека как личности, образования в ней различных структурных блоков, развития человека как субъекта деятельности, воспитания его индивидуальности, он неизменно возвращался к категории общения, открывая в нем все новые характеристики и прослеживая их роль во всех перечисленных процессах.

И в своих трудах этого цикла, выполненных на стыке философии и психологии2, и в работах, написанных по проблематике общей психологии, и в печатных выступлениях по возрастной, педагогической и дифференциальной психологии он последовательно подчеркивает мысль о том, что в своем повседневном бытии человек связан бесконечным числом отношений не только с предметным миром (природным и созданным человечеством), но и с людьми. Механизмом, посредством которого эти отношения у человека с «миром предметов» и «миром людей» устанавливаются и развиваются, является деятельность — труд, общение, учение, игра и другие ее виды.

Выделяя общение из этого ряда, Б. Г. Ананьев подчеркивает, что особой и главной характеристикой общения как деятельности является то, что через него человек строит свои отношения с другими людьми. Выражая эту мысль в своем последнем крупном труде «Человек как предмет познания», он пишет: «Поведение человека выступает не только как сложный комплекс видов его социальных деятельностей, с помощью которых опредмечивается окружающая его природа, но и как общение, практическое взаимодействие с людьми в различных социальных структурах»3.

Раскрывая психологическое значение взаимодействия, осуществляемого в форме общения, Б. Г. Ананьев неоднократно подчеркивает, что, являясь обязательным компонентом труда, учения, игры и всех других видов деятельности, которые предполагают взаимодействие людей, оно оказывается условием, без которого невозможно познание ими действительности, формирования у них

24

эмоционального отклика на эту действительность и основанного на этом познании и эмоциональном отношении поведения в этой действительности.



Не умаляя в своих последних работах значения общения и других традиционных для психологического анализа видов деятельности для проявления и формирования психики человека, Б. Г. Ананьев все большее место в них отводит прослеживанию роли познания в этом формировании и даже выделяет познание в самостоятельный вид деятельности, равный по своей важности труду и общению. Он пишет: «Сознание есть общий эффект конвергенции труда, общения и познания... человек — субъект прежде всего основных социальных деятельностей — труда, общения и познания, посредством которых осуществляется как интериоризация внешних действий, так и экстериоризация внутренней жизни личности»4.

Поместив общение в триаду главных деятельностей, определяющих развитие психического мира человека, Б. Г. Ананьев далее рассматривает основные его характеристики с точки зрения соотношения в них общественного и индивидуального. Не колеблясь, он указывает, что межличностное взаимодействие, каковым является общение, определяется всегда системой общественных отношений, в которую оно включено, но, поскольку оно также постоянно выступает как межиндивидуальная связь и индивидуальная форма деятельности, в структуре и динамике общения невозможно отделить личное от общественного, провести резкую грань между ними.

«Общение, — пишет он, — столь же социальное, сколь и индивидуальное явление. Поэтому так неразрывно связано социальное и индивидуальное в важнейшем средстве общения — языке, индивидуальным проявлением и механизмом которого является речь. Пантомимика и жестикуляция, т. е. внеречевые формы общения, становятся таковыми именно тогда, когда экспрессия поведения выполняет коммуникативную функцию...»5.

Более детально анализируя все основные составляющие общения как психологического процесса, Б. Г. Ананьев, помимо речевых и неречевых средств общения, выделяет в нем внутреннюю сторону — познание участниками общения друг друга, межличностные отношения, саморегуляцию поступков человека с учетом

25

полученного знания, преобразование внутреннего мира участвующих в общении людей — и указывает на существование постоянных связей между этими частными по отношению ко всему общению процессами. Имея в виду самые разные ситуации общения, он пишет: «На любом уровне и при любой сложности поведения личности существует взаимозависимость между: а) информацией о людях и межличностных отношениях; б) коммуникацией и саморегуляцией поступков человека в процессе общения; в) преобразование внутреннего мира самой личности»6.



Далее Б. Г. Ананьев уделяет большое внимание прослеживанию влияния различных ситуаций общения, в которых участвует человек, на его ум, чувства, волю и на последующее развитие как их, так и в целом личности человека. На примерах ситуаций общения, в которых участвуют учителя и школьники, он психологически ярко показывает, как учитель ставит учеников в такие условия, когда интеллект их активизируется, чувства приобретают стенический характер, воля мобилизуется. Ученики с доверием смотрят на окружающих и охотно вступают с ними в общение. Приводит он примеры и других ситуаций, когда учитель своей воспитательно неумелой инструментовкой ситуации общения на уроке подавляет умственную активность учеников, вызывает у них негативные переживания, деморализует волю, фактически прививает ученикам недоверие к людям и боязнь общения с ними.

Наиболее научно интересно в анализе этих фрагментов из школьного общения, который осуществляет Б. Г. Ананьев, прослеживание им зависимостей между характером психологического воздействия ситуации общения на ученика и успешностью его учебной деятельности и шире: его личностными особенностями. В частности, он показывает зависимость результата воздействия от мотива, который заставляет ученика участвовать в общении. Одновременно он раскрывает влияние мотивов, имеющихся у человека, на избирательность общения, объем его, широту, активность. Обо всем этом он пишет так: «Самое важное — критерии избирательности в общении, мотивы, по которым осуществляется общение и которыми определяется объем общительности... В одной ситуации человек оказывается общительным,

26

а в другой — замкнутым. Это целиком определяется мотивами его деятельности»7.



Продолжая осмысливать дальше условия общения, которые влияют на поведение человека в этом общении, Б. Г. Ананьев много внимания уделяет характеристикам людей, вступающих в общение, если употребить современную терминологию, их идейной совместимости, уровню социальной зрелости общностей, в которые они входят, а также особенностям стиля руководства этими общностями. Резюмируя свои размышления, он пишет: «Идейная общность, общность жизненного положения и деятельности расширяют объем общительности... От типа организации руководства коллективными отношениями зависят инициативность в общении, творческая активность взаимосвязанных в коллективной деятельности людей. Обусловленная общей организацией коллектива мера активности, инициативы в общении, стихийности или организованности в этом общении своим наиболее высоким уровнем в развитии способа общения имеет идейную мотивацию в общении, т. е. общность убеждений, жизненных перспектив и целей, задач, интересов»8.

Прослеживая эффект воздействия различных характеристик общения на человека, который в нем участвует, Б. Г. Ананьев попытался оценить не только, так сказать, сиюминутные эффекты этих воздействий, но их результаты, когда эти короткие воздействия суммируются, накапливаются и, достигнув, образно говоря, определенной критической массы, приводят к появлению в личности нового качества.

Так, если снова вернуться к школьной практике, то в ситуации общения, созданной учителем на уроке, в которую попадает учащийся, у него возникает состояние, характеризующее его ум, чувства, волю только во время существования этой ситуации. При повторении подобных ситуаций, особенно если в них участвуют субъективно значимые для ученика люди, оно может у него закрепиться и стать привычным.

Но, по мнению Б. Г. Ананьева, у этого психологического механизма формирования личностного качества в общении есть еще один аспект: поскольку в общении всегда есть момент познания человека человеком и одновременно еще большего познания каждым из них

27

самого себя, а также момент переживаний, вызываемых одним человеком у другого, то общение всегда оказывается сильнейшим средством формирования у человека отношения к другим людям, а также к самому себе.



Сам Б. Г. Ананьев формулирует эти положения так: «Общественные отношения... создают тип личных отношений общения (привязанности, вкусы и т. п.). На основе этих индивидуальных отношений общения и формируются так называемые коммуникативные черты характера»,— и продолжает: «...Взаимопонимание, формирующееся на основе накопления жизненного опыта общения, важно не только для развития мотивов и способов общения, но и для того, чтобы познавать самого себя... Постоянное развитие практического знания человека человеком является важнейшим источником для развития других черт характера, в том числе и отношения к самому себе»9.

Специальным направлением в прослеживании значения общения в формировании общего психического склада личности, в оформлении ее ядра, каковым является складывающийся у человека характер, выступает в работах Б. Г. Ананьева обсуждение им проблемы количественного и качественного оптимума общения, который необходим для нормального развития личности, а также последствий дефицита в общении для этого развития. В связи с этим он ставит задачу поиска такого соотношения воздействий на человека всех развивающихся средств массовой информации (телевидения, радио и др.) и непосредственного повседневного общения, которое было бы в наибольшей степени воспитательно-благоприятным для формирования личности.

Таким образом, если теперь подвести итог и оценить характер вклада, сделанного Б. Г. Ананьевым в разработку психологии общения, то с полным основанием можно сказать следующее.

Б. Г. Ананьев четко и определенно показал значение разработки вширь и вглубь, категории общения для общей, возрастной и педагогической психологии, а также для психологии индивидуальных различий. Им была осуществлена перспективная попытка, рассматривая общение как один из главных видов деятельности человека, трактовать его как своеобразный сплав общественного и индивидуального в социальном бытии людей.

28

Им были выявлены и прослежены основные направления влияния общения на формирование психического мира человека и поставлена проблема освещения зависимостей, связывающих отдельные внешние и внутренние характеристики взаимодействия людей с содержательными и динамическими проявлениями психических процессов, состояний и свойств участвующих в общении людей. Столь же ясно при анализе связей общения и личности Б. Г. Ананьев показал необходимость развертывания исследований характера сопряжения деятельности общения с другими основными деятельностями человека, чтобы формирование его личности шло с максимальным приближением к общественному идеалу. Все сказанное свидетельствует о фундаментальности проблем, которые Б. Г. Ананьев считал нужным поднять в своих работах, когда он как психолог высказывался по поводу феноменологии, закономерностей и механизмов общения, а также значения общения для формирования личности. Одновременно эти его работы служат отправной точкой для дальнейшей разработки поставленных задач в области психологии общения.



29

ПРОБЛЕМА ОБЩЕНИЯ В ТРУДАХ В. Н. МЯСИЩЕВА*

В настоящее время как в нашей стране, так и за рубежом наблюдается усиление интереса к проблеме общения. Ученые, придерживающиеся различных теоретических позиций, с большой настойчивостью выявляют, описывают и классифицируют феномены общения, определяют и субординируют закономерности, которые ими управляют, а также раскрывают механизмы, которые при этом действуют.

Увеличение потока работ, посвященных различным проблемам психологии общения, отнюдь не является фактом случайным. Скорее оно, это увеличение,— форма ответа ученых на жгучую потребность времени: не только, наконец, получить достаточно полную картину психической жизни человека и, так сказать, в натуре увидеть действие социальных факторов, которые эту жизнь определяют, но и научиться все эти факторы успешно использовать при организации воспитания, труда, быта и лечения людей.

Не будет преувеличением утверждать, что в продолжение длительного времени изучение психики человека и ее развития шло в психологии по преимуществу в направлении все более широкого и глубокого освещения зависимостей «человек — предмет», «человек — орудие». Главные силы этой науки были сосредоточены на исследовании психических процессов, состояний и свойств человека, когда он взаимодействовал с вещной действительностью, и несравненно меньшее число — на выяснении психологических особенностей в зависимостях «человек — человек», «общность — человек», в установлении характеристик отражения отношения и

30

поведения1, а также взаимосвязей между ними у человека, когда он и как объект, и как субъект взаимодействовал не с вещами и предметами, а с другими людьми. И совсем мало было ученых, которые решали бы в своих трудах сложнейшую задачу синтезирования обоих направлений изучения психики человека. Поэтому заслуживает особого внимания вся совокупность работ, выполненных в течение 60 лет активного труда в области психологии В. Н. Мясищевым, поскольку в них не только формулируется и обосновывается проблема необходимости осуществления такого синтеза, но и предлагается перспективная попытка ее решения.



Настаивая на важности одновременного изучения особенностей проявления и развития психики человека в условиях вещной деятельности и в условиях общения, В. Н. Мясищев внес особенно оригинальный и весомый вклад в разработку большого комплекса вопросов, относящихся к психологии общения.

В своих трудах с большой научной глубиной он проанализировал психологическую сущность этого явления.

Если большинство авторов свое изучение общения ограничивали пределами исследования речевых коммуникаций, устанавливающихся между людьми, то В. Н. Мясищев, освещая главные содержательные и формальные характеристики процесса общения, не уклоняясь от исследования речевой деятельности общающихся, с никогда не изменявшей ему последовательностью стремился рассматривать общение как процесс взаимодействия конкретных личностей, определенным образом отражающих друг друга, относящихся друг к другу и воздействующих друг на друга.

Отправляясь от положения: «В психике и в сознании осуществляется отражение действительности и отношение к ней... Вместе с тем эти понятия представляют единство, потому что в них дано отражение единым субъектом объективной действительности», В. Н. Мясищев использует его при объяснении явлений общения2. В своем выступлении на Всесоюзном симпозиуме по психологии общения в 1970 г. он говорил: «Связь отражения людьми друг друга в общении с их взаимоотношениями

31

очевидна», — и продолжал: «В общении выражаются отношения человека с их различной активностью, избирательностью, положительным или отрицательным характером. Способом или формой общения и отношения является обращение человека с человеком»3.



Подчеркивая важность всестороннего рассмотрения при изучении общения не только особенностей отражения, но, главным образом, отношений общающихся друг к другу, а также способов поведения, которые они при этом практикуют, В. Н. Мясищев указывал на необходимость выяснения зависимостей, связывающих эти характеристики психики. Он писал в связи с этим: «Если разработка проблемы общения без учета отношений не может быть достаточной, то изучение общения и отношений без учета обращения невозможно»4. И далее он пытался описать и систематизировать наиболее распространенные формы взаимосвязей отношения и обращения. Так, в одну группу он объединил случаи соответствия действительного отношения людей друг к другу в общении и формы их обращения друг с другом при этом. В другую группу он отнес случаи, когда люди используют формы общения, которые более или менее сильно расходятся с их реальным отношением друг к другу5.

Причины, определяющие наличие или отсутствие соответствия между отношением и обращением у участников общения, В. Н. Мясищев видел не только в личностных свойствах каждого из общающихся в отдельности, но и в обстоятельствах общения и, в частности, как теперь принято говорить, в характере малой группы, которую образуют общающиеся люди. Вот что он писал по этому поводу: «В условиях свободного взаимодействия могут проявляться истинные отношения, но в условиях тормозящих или подавляющих, в условиях несвободы и зависимости одного человека от другого отношения во взаимодействии не проявляются, а скрываются и маскируются... В характере взаимодействия сказываются отношения — это понятно, но этот характер

32

зависит не только от отношений, а и от внешних обстоятельств и положения взаимодействующих»6.



Отношения к разным сторонам действительности у человека обычно не бывают одинаковыми, неодинаковы они и к различным людям, и это обстоятельство также, по мнению В. Н. Мясищева, не может не сказываться на характере практикуемых человеком способов обращения с людьми. Формулируя это свое утверждение, он писал: «...по отношению к различным объектам один и тот же человек может проявлять противоположные качества. Игнорировать это может только формалистическая психология, а в жизни такая противоречивость встречается очень нередко. Так, самоотверженная и нежная по отношению к своим детям мать (или отец) может быть черствой и жестокой с другими»7. Возвращаясь к этой же мысли в другой своей работе, он говорил: «...противоположность таких проявлений, как грубость или нежность, не является имманентным свойством характера, а определяется любовью и уважением к одним, враждой и пренебрежением к другим»8.

Большое место в работах В. Н. Мясищева отведено выяснению того, как влияет отношение к человеку на проявления ума, чувств, воли, всех основных свойств личности у общающихся с этим человеком людей. Так, например, он пишет: «Как противоположно проявляется темперамент во взаимоотношении с любимым или нелюбимым объектом! Бесконечное терпение матери к ребенку, врача к больному является мерой их любви или сознанием долга, а не его темперамента. Наоборот, мы постоянно наблюдаем, как люди, обнаруживая нетерпеливость (а подчас и непонятливость), выражают этим нежелание сдержаться или понять, которое в свою очередь проистекает из отрицательного или враждебного отношения к лицу, с которым они имеют дело. Нетерпение является мерой антипатии, чрезмерного интереса или отсутствия его»9.

Далее, в трудах В. H Мясищева, которые имеют непосредственное отношение к психологии общения, был подвергнут обстоятельному обсуждению вопрос о факторах,

33


которые обусловливают формирование у человека тех или иных отношений, более или менее четко проявляющихся в способах обращения, которые человек повседневно демонстрирует, строя свои контакты с окружающими его людьми. Упоминая в связи с этим о значении врожденной основы в формировании у человека отношения к людям, он специально и настойчиво подчеркивал роль способов поведения, в которых это отношение выражается, впечатлений и переживаний, которые человек накапливает в ходе своего взаимодействия с окружающими людьми и характер которых определяется не только реальным поведением этих людей, но и поступками по отношению к ним самого человека.

Так, в работе «Проблема отношений человека и ее место в психологии» он писал: «Взаимоотношение играет существенную роль в характере процесса взаимодействия и в свою очередь представляет результат взаимодействия. Те переживания, которые возникают в процессе взаимодействия, укрепляют, разрушают или реорганизуют отношения»10. В более поздней работе он эту же самую мысль выразил несколько по-иному: «...обращение, мягкое или жесткое, даже жестокое, подавляющее или одобряющее, грубое или мягкое, сухое или ласковое, формирует и отношение, потребность или боязнь общения»11.

Но, являясь объектом и результатом отношений, завязывающихся в общении, личность, не уставал напоминать В. Н. Мясищев, одновременно выступает в этом общении и в качестве субъекта определенных отношений. И, хотя человек может это и не осознавать, от него самого в большой мере зависит характер поведения по отношению к нему окружающих его людей, а значит, характер его переживаний от общения с людьми и те оценки, которые он этим людям дает.

Останавливаясь на содержательных и формальных характеристиках оценок, которые человек дает людям, с которыми он по разным поводам взаимодействует, и на переживаниях, которые он при этом испытывает, В. Н. Мясищев всегда проводил мысль, что в этих оценках и переживаниях, как правило, выражаются не только особенности тех, кто оказался объектом этих оценок и поводом для переживаний, но в них непременно

34

и постоянно отражается и личность самого оценивающего.



В них, в этих оценках и переживаниях, проявляется уровень развития человека как представителя определенного народа, общественного класса, группы, как члена определенного коллектива. В них выступают также его гражданская и психологическая зрелость, его профессия, сформированные у него нравственно-эстетические требования к людям. И вместе с тем они всегда несут печать того неповторимого пути, который прошел человек, формируясь как совершенно конкретная личность12.

Прослеживая направления влияния прошлого опыта человека на поведение его в различных ситуациях взаимодействия с другими людьми, В. Н. Мясищев не прошел мимо и такой важной для психологии общения проблемы, как выяснение различий в содержательных и формальных характеристиках коммуникативной деятельности людей, зависящих от возраста этих людей.

Во многих своих работах13 В. Н. Мясищев описывал и сравнивал особенности отражения других людей, отношения к ним и обращения с ними у ребенка — преддошкольника, дошкольника, школьника — и взрослого человека. И снова с предельной убедительностью во всех этих работах он раскрывал зависимости, которые существуют между тем, как человек ведет себя по отношению к другим людям, вступая в контакты с ними, и тем, какой опыт познания труда и общения успел у него к этому времени накопиться. И в этом случае наибольшее внимание читателя привлекается к системе условий, образующих ту социально-психологическую ситуацию развития человека как личности, которая прежде всего определяет содержание, уровень, структуру, а также форму выражения отношений человека к тем людям, которые составляют для него как более далекое, так и более близкое окружение.

Описывая и систематизируя основные социально-психологические ситуации, имеющие личностно формирующее значение14, В. Н. Мясищев подверг особенно тщательному рассмотрению условия, которые усиливают или, наоборот, ослабляют эффект психологического

35

воздействия участников общения друг на друга. Так, он специально рассмотрел причины, которые увеличивают или ослабляют результат словесного воздействия одного человека на другого.



«Слово, — подчеркивает он, — оказывается мощнейшим физиологическим фактором, способным, как показывают биотоки, изменять до патологической степени деятельность мозга. Это действие слова связано с его смысловым содержанием. При этом, если общий смысл слова обусловлен общей историей развития человека и его языка и представляет, согласно Марксу, «практическое... и действенное сознание», то его индивидуальное значение, вплоть до его физиологического действия как возбудителя, обусловлено индивидуальной историей исследуемого, историей его отношений и переживаний»15.

Развивая мысли И. П. Павлова, К. И. Платонова и других своих предшественников о значении слова в регулировании поведения человека и протекании всех его психических процессов, а также в характере изменений, которые оно производит как в его высшей нервной деятельности, так и вообще в работе всех без исключения систем организма, использовав, кроме того, обширный эмпирический материал, В. Н. Мясищев сумел очень четко и аргументировано показать, что слово, имея общий смысл для той или иной группы людей, имеет еще всегда у каждого человека индивидуальный не только психологический, но и физиологический контекст, связанный с его индивидуальной значимостью для человека. А эта значимость в свою очередь определяется местом, которое в прошлом опыте того или иного человека заняли предметы, лица и обстоятельства, символизируемые данными словами, и тем, следовательно, каково к каждому из них отношение интересующего нас субъекта16.

Говоря о податливости человека по отношению к тем или иным словесным воздействиям со стороны других людей и отмечая при этом значение таких характеристик личности, как присущие ей степень внушаемости или способность к переубеждению, В. Н. Мясищев, проанализировав и обобщив множество ситуаций общения, сформулировал убедительнейшим образом звучащий вывод, что эта податливость «представляет собой не столько интеллектуально характерологическую стойкую особенность человека, сколько результат динамического

36


взаимоотношения людей»17. Так, выясняя условия успешности словесного воздействия врача на больного, выступая как врач-психотерапевт, на примере своего опыта лечения больных неврозом он сумел блестяще доказать, что в терапии общения, каковой в этом случае оказывается взаимодействие врача с больным, успешный результат больше, чем при любом другом виде лечения, зависит от доверия, любви и уважения больного к врачу18.

Выступая против излишне суженного истолкования процесса общения, сводящего его, как это имеет место в работах некоторых авторов, лишь к речевой деятельности, В. Н. Мясищев, сопоставляя особенности, типичные для общения учителя и ученика, начальника и подчиненного, врача и больного, родителей и ребенка, и на уровне естественного эксперимента, и на уровне научного анализа будничных ситуаций общения, сумел показать, что содержательные, выразительные и действенные элементы общения заключаются не только в речи и не только в мимике и в пантомимике, но и в воспроизведении у каждого участника общения в связи с обращенной к нему речью огромного множества ассоциированных связей, насыщенных более или менее осознаваемыми образами и непременно пронизанных более или менее сильными эмоциями19.

Говоря о различных аспектах психологии общения, которые неизменно привлекали к себе внимание В. Н. Мясищева и в освещение которых он внес оригинальный вклад, нельзя не упомянуть о его попытках понять, каким образом общение может воздействовать на те или иные характеристики психических процессов, психических состояний и свойств человека, существенно их изменять и перестраивать.

Основная идея, которую он всегда старался подкрепить анализом фактов, взятых из жизни, заключалась в том, что такие фундаментальные потребности человека, как потребность в труде и потребность в общении, а также такие его личностные свойства, как характер и, в определенной степени, склонности и способности, активно проявляются и развиваются не столько в одностороннем воздействии человека на природу, на

37

вещи и предметы, сколько в двухстороннем взаимодействии людей, накладывающем неизгладимый отпечаток на все стороны формирующейся личности.



В значительной мере объяснению конкретных механизмов развития личностных характеристик в общении он посвятил многие страницы написанных им глав для двухтомника «Психические особенности человека»20.

И еще основательнее он обсуждает эту проблему в ряде статей, объединенных им в сборнике «Личность и неврозы»21.

В своем стремлении постичь механизмы влияния общения на психику В. Н. Мясищев не ограничился выяснением его роли в становлении характера человека и образующих его ядро отношений. Одновременно он пытался решить и несравненно более трудную научную задачу — вскрыть зависимости между общением и психическими процессами участвующих в общении людей. Исследуя эти зависимости на примере больных неврозами, он ярко описал социально-психологические и дифференциально-психологические механизмы воздействия условий общения на активность, продуктивность и динамику перцептивных, интеллектуальных, мнемических, аттенционных и эмоциональных процессов человека. Ход его рассуждений был таким: при возникновении отклонений во внутренней субъективной основе общения, какой являются отношения, у человека появляется более или менее сильное и устойчивое состояние внутреннего напряжения, которое у разных людей хотя и не одинаково, но тем не менее обязательно влияет на их восприятие и память, на их мышление и внимание и на их аффективно-волевую сферу22.

В этой краткой работе мы перечислили направления раздумий В. Н. Мясищева по поводу наиболее актуальных проблем психологии общения, идущие, главным образом, в русле общей психологии. Не меньшие, а пожалуй, большие усилия в освещении многих теоретических и прикладных аспектов этой хотя и огромной, но пока недостаточно разработанной психологической наукой области были предприняты им с позиции медицинской психологии. Но эта часть научного наследия В. Н. Мясищева заслуживает специального внимания и требует особого рассмотрения.

38



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет