Психологические труды



жүктеу 4.91 Mb.
бет3/21
Дата31.03.2016
өлшемі4.91 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
: book -> contact
book -> -
book -> Білместікпен жасалған көпқұдайшылық (ширк) кешіріледі ме?
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
contact -> Лекция первая. Начало пути внутрь родник и ауфтакт. О движении в первый раз как об органе. Пятое измерение. Миф о памяти-кладовке. Любимых помнят, не уча на память. О постоянстве в любви. "Дядя
contact -> Гастон Дюрвиль, Андре Дюрвиль в сотрудничестве с художником Эмилем Байи. Чтение по лицу характера, темперамента и болезненных предрасположений
contact -> Основное в содержании речи Объективность

ОБ ОДНОМ ИЗ НАПРАВЛЕНИЙ ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОСТИ В ОБЩЕНИИ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ

В последнее десятилетие в отечественной психологической науке непрерывно растет поток работ, посвященных решению методологических, теоретических, экспериментально-методических и прикладных проблем, которые возникают при исследовании такой сложной области психологии, какой является психология общения.

Ведущие специалисты по проблемам общения Б. Ф. Ломов, А. А. Леонтьев, Б. Д. Парыгин выступили с оригинальными, в каждом случае по-своему обоснованными научными программами, формулирующими задачи, принципы и пути дальнейшего изучения феноменологии, закономерностей и механизмов общения и прогнозирующими характер последствий, которые будет иметь реализация этих программ для дальнейшего развития общей теории психологии и в решении различных прикладных задач1.

Не имея возражений против существа этих программ и всячески приветствуя их осуществление, мы хотели бы в этой работе напомнить читателям о чрезвычайной перспективности еще одного подхода к освещению главной проблематики общения, который в самых общих чертах был намечен В. Н. Мясищевым и который, если его конкретизировать, позволяет построить, как нам кажется, достаточно эвристичную и вместе с тем продуктивную

39

по ожидаемым результатам исследовательскую программу, нацеленную на дальнейшее развитие психологии общения.



В 1970 г. на Всесоюзном симпозиуме, посвященном состоянию и перспективам изучения общения, который проводился в Ленинградском университете, В. Н. Мясищев высказал мысль о том, что общение людей является таким процессом непосредственного или опосредствованного техническими устройствами взаимодействия людей, в котором можно четко выделить три теснейшим образом взаимосвязанных компонента — психическое отражение участниками общения друг друга, отношение их друг к другу и обращение их друг с другом2, и что психологическая наука, ставя перед собой задачу всестороннего освещения феноменологии закономерностей и механизмов общения, должна, следовательно, вширь и вглубь исследовать соответственно особенности познавательных процессов человека, его эмоциональной сферы и поведения, возникающих в процессе общения3.

Помня о главном положении, объединяющем все научные труды В. Н. Мясищева и заключающемся в том, что психологические исследования — неважно, посвящены ли они изучению простых или сложных образований в психике человека, — должны быть личностными, и имея в виду приведенную выше его мысль о компонентах изучения общения, мы считаем возможным предложить и обосновать разработанную нами программу дальнейших психологических исследований по этой проблематике.

Здесь мы излагаем эту программу лишь в общих чертах, перечисляя круг задач, которые должны быть решены для того, чтобы появилось широкое и многоплановое понимание психологических особенностей общения, о котором говорил В. Н. Мясищев.

40


В области общей психологии — это выявление и изучение разных типов мотивационно-потребностной сферы личности и особенностей ее влияния на различные характеристики общения этой личности с людьми, на все ее познавательные процессы, на ее переживания и эмоциональное состояние, на ее поведение, когда объектом этих процессов, состояний и поведения оказываются люди.

Накопленные при изучении этой проблемы отдельные факты4, пока еще не сведенные в систему, свидетельствуют, например, о том, что мотивационно-потребностная сфера личности коллективиста и соответствующая сфера личности индивидуалиста различно влияют на характеристики их познавательных процессов, эмоциональных переживаний и манеру обращения при вступлении в разнообразные контакты с другими людьми. Особенно обнаженно названные различия проявляются в экстремальных для людей ситуациях.

Другая, вытекающая из первой важная общепсихологическая задача, диктуемая подходом В. Н. Мясищева к общению и также нуждающаяся в экспериментальной проработке, заключается в создании типологии личностей, различающихся уровнями познания других людей, характером отношения к этим людям, обращением с ними и присущей каждому типу спецификой «сплава» отражения других людей, отношения к ним и обращения с ними.

Актуальной, но трудной задачей, также входящей в рассматриваемый перечень, является выяснение с общепсихологических позиций содержания, структуры, форм проявления у личности при ее реальном взаимодействии с людьми блока качеств, от которых зависят общая успешность ее общения и диапазон колебаний этой успешности в связи с изменениями в условиях общения.

41

Немаловажной задачей, помимо перечисленных, является выяснение роли других блоков свойств в структуре личности, а порой и отдельных черт в них, которые, по-разному в разных условиях сочетаясь с блоком коммуникативных черт личности, меняют ее характеристики как объекта и субъекта общения, более или менее сильно сказываются на протекании процессов познания ею других людей, на особенностях эмоционального отклика, который они по отношению к себе вызывают, и на ее обращении с ними.



Интересной общепсихологической задачей в названном перечне выступает сравнительное изучение характеристик познавательных процессов личности, ее эмоциональной сферы и ее поведения, когда объектами их оказываются человек, с одной стороны, и любой другой элемент действительности — с другой. Повседневные наблюдения, а также факты, полученные в ряде исследований5, свидетельствуют, что поставленная задача актуальна и на нее надо искать ответ.

Можно назвать целый ряд более частных проблем и задач, решение которых, осуществленное в рамках общей психологии, объяснит на научном уровне отдельные феномены, наблюдаемые в реальном общении людей, а также сделает понятными причины, эти феномены порождающие.

Так, нуждаются в изучении основные составляющие интеллекта человека — внимание, восприятие, память, мышление, воображение, — когда объектом их оказываются другие люди, с которыми человек вступает в общение. И, очевидно, исследовать характеристики этих психических процессов, выражающие степень их продуктивности и специфику функционирования, прежде всего следует, имея в виду решение таких задач человеком, которые обычны для общения и которые, например, требуют от него определять по мимике и пантомимике состояние других людей6, прогнозировать на основе особенностей внешнего облика и поведения их возможности, в частности бо́льшую или меньшую податливость на те или иные виды воздействий, самочувствие в результате

42


этих воздействий, способ поведения, который они изберут в ответ на них, и т. п.

Столь же необходимо последовательное расширение объема и углубление содержания исследований, рассчитанных на всестороннее раскрытие общепсихологических закономерностей формирования у личности в процессе общения восприятия людей, которые также вовлечены в этот процесс и непосредственно контактируют с нею, и выяснение меры влияния различных факторов, в частности пространства и времени, на восприятие этой личностью других людей7.

Еще большего внимания требует изучение процессов памяти человека, когда она также оказывается обращенной на других людей. Что личность лучше запечатлевает в других людях, насколько долго хранит это запечатленное и как воссоздает и использует в последующем общении с людьми — получение ответа на эти вопросы также значимо для прояснения психологической стороны процесса общения8.

В капитальной экспериментальной разработке в связи с проблемой общения нуждается и мыслительная деятельность личности, когда она оказывается направленной на других людей. Подавляющее число исследований, выполняемых сейчас в этой области, нацелено на прослеживание закономерностей формирования понятия о личности человека у контактирующих с ним людей. И пока почти совершенно остается вне поля зрения ученых огромный массив феноменов, характеризующих непосредственно сам процесс мыслительной деятельности людей в ходе их общения, динамику его составляющих, детерминированность каждой из них и всего мышления в этом общении специфической системой объективных и субъективных факторов9.

О таком же целенаправленном развертывании исследований приходится говорить и по отношению к процессу воображения, когда оно анализируется в контексте

43


общения человека с другими людьми10. Воображение, по всем данным, в общении каждой личности с другими людьми играет очень значительную роль. Вообразить себя на месте другого, увидеть себя самого глазами другого, представить себе мысли, чувства, поведение другого при изменении цели общения, появлении в нем новых участников и т. п. — это только малая часть феноменов, иллюстрирующих деятельность воображения в общении людей. Выяснить уровни продуктивности этой деятельности, формы проявления, условия, их определяющие, — это тоже задачи, решение которых входит в компетенцию специалистов по общей психологии, занимающихся научным освещением проблем общения.

Поскольку внимание, восприятие, память, мышление, воображение личности в ходе ее общения с другими людьми образуют сложные симптомокомплексы, перед исследователями личности, когда она проявляет себя как объект и субъект общения, встает еще одна, методически нелегко поддающаяся решению задача: помимо прослеживания парциальных характеристик этих процессов и каждого из этих процессов в целом необходимо исследовать их работу «по обслуживанию» общения человека во взаимосвязях друг с другом и показать их как функционирование целостно понимаемого интеллекта человека со всеми обусловливающими своеобразие этого функционирования причинно-следственными зависимостями в условиях общения.

Фундаментальную задачу, решение которой прояснит многое в феноменологии, закономерностях и механизмах общения, пока еще психологической науке неведомых, представляет освещение во всех его связях и опосредствованиях аффективного компонента в общении, являющегося, по мысли В. Н. Мясищева, ядром в отношении личности к тем людям, с которыми ей по разным поводам повседневно приходится взаимодействовать. Однако названное освещение вовсе не означает выяснения одной лишь роли переживаний, возникающих у личности в общении с другими людьми, в формировании у нее мнения об этих людях, в, так сказать, расстановке акцентов в содержании формирующихся у нее образов этих людей и в производимой ею психологической интерпретации их внутреннего мира. Это освещение обязательно предполагает вместе с тем выявление имеющейся

44


у личности способности к сопереживанию, прослеживание уровней ее сформированности, оценку особенностей ее направленности, широты, устойчивости и, разумеется, действенности ее проявлений, и, конечно, оно должно включать в себя полный и глубокий анализ факторов, которые определяют развитие у личности способности сопереживать другим людям, сочувствовать им и которые обусловливают степень выраженности у личности в ее реальном общении с людьми отдельных характеристик этой способности11.

Отправляясь от всех этих проявляющихся в общении характеристик эмоциональной сферы личности, важно также (для более полного охвата проблемы) проследить их влияние на складывание типичного для личности стиля обращения с людьми, выработку привычных для нее способов поведения в различных ситуациях, которые так или иначе оказываются связанными с общением.

Ясно, что все сказанное выше не исключает и других направлений изучения обращения личности с людьми, с которыми она по разным поводам вступает в общение.

Что касается этого третьего, поведенческого компонента, то В. Н. Мясищев имел в виду не отдельные, частные акты поведения, а устойчивые формы обращения человека с человеком в процессе общения, формы речевого и неречевого поведения, вытекающие из определенного понимания человека человеком и постоянно используемые им в своем повседневном общении.

Таким образом, если иметь в виду и эту мысль В. Н. Мясищева, то, изучая обращение человека с человеком, следует выделить и описать основные типы такого обращения, установить психологический подтекст каждого из них и проследить связи каждого из этих типов с теми образованиями в личности, которые обусловливают их главные характеристики12.

45


Заключая формулирование задач, которые надо решить, чтобы подняться в общепсихологическом понимании общения на более высокий уровень, используя для этого путь исследования, предложенный В. Н. Мясищевым, следует подчеркнуть следующие принципиальные моменты.

Как известно, общение представляет собой, как правило, такое взаимодействие людей, в котором каждый из участников этого взаимодействия, побуждаемый более или менее осознаваемыми им мотивами, реализует определенные цели, например стремится в чем-то убедить тех, к кому он обращается, показать им свое отношение к какому-то факту, событию, лицу или узнать от них что-то, ему ранее неизвестное, и т. д. Но люди могут вступать друг с другом в общение и для совместного выполнения какого-то вида деятельности, требующего от них сотрудничества, — вместе играть, мастерить вещь, решать теоретическую задачу и т. п. Во всех этих случаях цели и мотивы деятельности, в которой как обязательное условие ее выполнения присутствует общение, способы осуществления, которых должны придерживаться ее участники, всегда актуализируют в психике каждого человека, вовлеченного в нее, новые по сравнению с «чистым» общением характеристики. Однако во всех подобных случаях по ходу общения, в процессе выполнения той или иной деятельности все равно будет возникать познание каждой личностью всех других участников, проявляться и изменяться отношение ее к ним и будет иметь место обращение ее с ними, т. е будут присутствовать все те компоненты, которые характеризуют, по В. Н. Мясищеву, общение вообще. Деятельность только наложит на них свою печать, и роль их усложнится. Они приобретут значение одного из важных условий успешного выполнения совместной деятельности.

Установление общих закономерностей влияния деятельности на характер всех компонентов общения — это тоже задача общей психологии.

Наконец, поскольку общение — это всегда взаимодействие людей (двух, трех и больше), то, естественно, изучение его должно включать в себя не только исследование того, как у каждого из его участников работает интеллект во время «чистого» общения или «сопряжения» его с другой деятельностью, как функционирует у каждого из них эмоциональная сфера и каким оказывается поведение, так сказать, вообще, в типичных

46

ситуациях общения, которые, кстати, тоже должны быть выявлены и описаны общей психологией, но это изучение еще со всей полнотой и научной строгостью должно ответить на вопросы: каким образом, когда и почему по ходу развертывающегося взаимодействия людей — взаимодействия интеллектов, чувств, воли людей, проявляющихся в речевых и неречевых формах их поведения, — происходят изменения в их познавательных процессах, в их переживаниях, в их обращении друг с другом и в характере вклада каждого из них в выполняемую ими совместную деятельность и в чем — в каких, конкретно, характеристиках психики эти изменения выражаются.



Ясно, что исследования общения, проводимые в этом последнем направлении, не должны оставаться на уровне индивидуально-психологических разработок, хотя, конечно, и такой уровень имеет значение для науки и практики. Эти исследования должны представлять собой строго продуманную систему, и с самого начала их надо нацеливать на обобщения, в которых заинтересована общая психология, и делаться они должны с ее позиций.

В возрастной психологии, если исходить из положений, сформулированных В. Н. Мясищевым в связи с задачей всестороннего изучения общения, также четко просматривается ряд направлений развертывания исследований в этой области. Это прежде всего прослеживание, но теперь уже с учетом возраста общающихся, всех трех феноменов и зависимостей между ними, которые были названы выше.

Накопленные к настоящему времени данные, к сожалению, по своему объему еще очень скромные, ярко показывают, как с возрастом изменяется восприятие человеком других людей и перестраивается характер осуществляемой им психологической интерпретации внутреннего мира этих людей13. Имеются и исследования, где рассматриваются некоторые из зависимостей, связывающих особенности отражения личностью, входящей в строго определенную возрастную группу, знакомых и незнакомых ей людей, с ее отношением к ним и избираемыми личностью формами обращения с этими людьми. Есть, наконец, в возрастной психологии и работы, в которых раскрыт ряд соотношений между

47


характеристиками познавательных процессов человека — главным образом, восприятия и понимания, когда они направлены на других людей, — с особенностями его мотивационно-потребностной сферы. Однако все эти исследования, осуществляющие анализ различных параметров общения с позиций возрастной психологии, не представляют пока строгой системы, а носят, скорее, форму психологической проверки возможности изучения с учетом возраста человека отдельных сторон познавательных его процессов, проявлений его эмоционального мира и поведения и некоторых их взаимосвязей, когда объектом для них оказывается другой человек.

И если все исследования общения, выполненные в возрастной психологии по проблематике общения, оценивать в целом, то пока можно сказать только одно: к настоящему времени они освещают лишь самую малую часть характеристик человека, когда он выступает в роли объекта и субъекта общения, с учетом его возраста. Далеко не охватывая всей связанной с возрастом человека специфики феноменологии, закономерностей и механизмов функционирования его психики, когда ему приходится быть в роли объекта и субъекта общения, эти исследования к тому же намного чаще выполнялись и выполняются в младших возрастных группах, включая второй период юности, чем в старших14.

Не развернуты сейчас и охватывающие все возрастные ступени развития человека циклы исследований, которые последовательно учитывали бы различия в общении человека с людьми из одной с ним возрастной группы и с людьми из других возрастных групп. К сожалению, с большой долей неудовлетворенности приходится пока оценивать научные разработки, которые принимали бы во внимание не только фактор возраста общающихся, но их половую принадлежность. И это, несмотря на то, что полученные в ряде исследований факты заставляют предполагать в когнитивном, аффективном и конативном компонентах общения мужчин и женщин

48


наряду с чертами сходства наличие и некоторых различий, которые во всех возрастных группах имеют свою специфику.

Большой спектр проблем психологии общения, если их разрабатывать исходя из положений, сформулированных В. Н. Мясищевым, ждет исследователей и в педагогической психологии.

Хотя формирование человека как объекта и субъекта общения самым тесным образом связано с развитием всех других сторон его личности (в условиях нашей страны прежде всего с воспитанием коллективистической направленности), однако оно всегда имеет и свои оригинальные аспекты. Так, представляется чрезвычайно важным выяснение условий воспитания в личности устойчивого и глубокого интереса к людям, проявляемого ею не в абстрактной форме, а повседневно и постоянно по отношению к каждому человеку, с которым ей приходится вступать в общение.

Столь же значимым оказывается и психологически хорошо обоснованное создание системы работы с личностью, позволяющей развивать у нее такие характеристики внимания, восприятия, памяти, мышления, воображения, которые ей нужны для понимания состояния другого человека, постижения его личностной сути и, стало быть, для последующего успешного общения с этим человеком.

Не менее актуальной выступает в рассматриваемом контексте и научная разработка условий формирования у личности устойчивой способности сопереживать и сочувствовать другим людям и затем выбирать и реализовывать в своем поведении не расходящиеся с требованиями морали и в то же время учитывающие психологические особенности людей, с которыми человек общается, способы обращения с каждым из них. Вместе с тем из многих исследований явствует, что одним из условий проявления способности, которая здесь имеется в виду, является и высокая степень развития у общающейся личности потребности и умения адекватно оценивать себя в общении с другими людьми и улавливать во всей его многоплановости характер психологической реакции на самого себя, со стороны этих людей. Из сказанного следует, что в ближайшее время предстоит расширить и усилить внимание и к системе факторов, от которых зависит воспитание у человека потребности в общей оценке своего поведения при общении с другими людьми и умения вносить в это поведение коррективы.

49


Сейчас, откликаясь на требование общества увеличить участие психологии в решении практических задач, отечественные психологи, работающие в ряде научных центров страны, активно нащупывают пути обучения людей, особенно тех, чьей профессиональной обязанностью является повседневная работа с человеком, психологически грамотному общению15. Первые успехи в этом непростом деле налицо. Их следует теоретически осмыслить и все полезное из накопленного предать гласности как первый отчет психологов о результатах решения ими крайне значимой в практическом отношении проблемы — воспитания у личности умения общаться на психологически оптимальном уровне, принимая во внимание и возраст человека, и его пол, профессию, официальное и неофициальное положение в коллективах, членом которых он является, и еще ряд других факторов.

Большое поле для работы по изучению общения в свете идей, высказанных по этому поводу В. Н. Мясищевым, открывается в области социальной психологии.

К настоящему времени уже многими исследователями доказана обусловленность формирования ряда и более простых, и более сложных образований в личности характером воздействий той общности людей, в которую эта личность входит16.

Естественно предположить, что и отражение личностью других людей в форме образов восприятия, представлений памяти, понимания направленности, способностей и характера каждого из этих людей должно испытывать влияние общностей, членом которых эта

50

личность была в прошлом или состоит сейчас — школьного класса, студенческой группы, рабочей бригады, спортивной команды, семьи и т. п. Общность, в которую входит личность, не может не оказывать определенного влияния и на отношение этой личности к людям и прежде всего к другим членам общности, и на обращение ее с ними. И в самом деле, исследования, осуществленные сейчас в ряде научных коллективов, очень убедительно доказывают, что общность складывающимися в ней нормами поведения, утверждающимися в ней требованиями к людям воздействует на формирование оценочных эталонов у своих членов, которые каждый из них затем начинает прилагать и к себе, и к другим членам общности, а нередко и к людям за пределами этой общности.



Одновременно часть этих исследований раскрывает неодинаковую податливость членов общности к принятию существа этих эталонов, зависящую от положения личности в неофициальной структуре общности (например, лидер ли она в общности или находится в числе отвергаемых и т. д.), а также от связанного с этим положением общего отношения, которое успело выработаться у личности к этой общности.

Продолжающие это направление работы17 пробуют теперь рассмотреть во всей их сложности взаимосвязи психологических характеристик деятельности, которую выполняют люди, и характеристик общности, которую они при этом образуют, и проследить результаты совокупного действия этих характеристик на целый ряд личностных параметров членов этих общностей и, в частности, на формирующиеся у них оценочные эталоны, на широту и устойчивость их использования.

Подчеркивая научную перспективность всех этих работ и их несомненное значение для понимания путей и механизмов, с помощью которых непосредственное окружение личности воздействует на развитие у нее особенностей, дающих себя знать в общении, надо, видимо, поставить еще несколько вопросов, на которые должна ответить социальная психология, чтобы ее вклад в разработку

51


психологии общения стал бы еще более весомым18.

Очевидно, что безоговорочное принятие личностью выработавшихся в группе требований к людям, формирование на этой основе ее собственных оценочных эталонов и стандартов поведения и использование их не только в рамках общности, но и повсюду, или, так сказать, полупринятие этих требований и связанное с ним сосуществование в сознании личности противоречащих друг другу эталонов и способов обращения с представителями одних и тех же типов личности или отдельных людей, или, наконец, полное отрицание этих требований и, стало быть, отсутствие в сознании личности эталонов и способов обращения, сформировавшихся под воздействием этой общности, — все это должно рассматриваться не только как следствие того или иного положения личности в общности, или ее стажа пребывания в ней, или сформированности самой общности как коллектива. В подобных случаях во внимание, по всем данным, не в меньшей мере должны приниматься степень и направление развития самой личности в целом и, в частности, воспитанности в ней характеристик, через которые и в которых она проявляет себя и как объект, и как субъект общения. И столь же большое значение должно придаваться выяснению степени рассогласования между требованиями, которые успели воплотиться в этих характеристиках, и требованиями общности, членом которой стала личность.

Столь же актуальным с позиций социальной психологии является изучение различных общностей — учебных, производственных, спортивных, семейных и иных — с целью выявления, обобщения и систематизации параметров их бытия — характера общественного мнения, эмоционального климата, взаимоотношений и других наличие которых необходимо, чтобы у личности, входящей в общность, в ее познавательной, эмоциональной и волевой сферах и во всем ее психическом складе воспитывались особенности и черты, благоприятствующие ее общению с самыми разными людьми. Так, немаловажной задачей, которую должна решить социальная психология, является прослеживание условий, обеспечивающих или, наоборот, затрудняющих проявление и

52


закрепление в личности через общность, в которую она входит, высоких уровней способности к сопереживанию, актуализирующейся не по отношению лишь к отдельным лицам, а по отношению ко всем людям труда, нуждающимся в помощи и поддержке.

И еще: социальные психологи в последнее время проявляют все больший интерес к поиску причин, порождающих так называемые стереотипы в сознании людей, используемые ими при раскрытии внутреннего мира другого человека, при определении и передаче личностной сути этого человека. И в ряду этих причин психологами выявлена громадная роль общности, к которой принадлежит человек, в формировании у него стереотипов, на которые он опирается в своем общении с другими людьми19.

Не отвергая научного значения указанного направления исследований, очевидно, важно одновременно развивать и другое направление: изучать условия, которые должна нести в себе общность, чтобы личность, формируемая в ней, не застревала на ступени стереотипного, шаблонного «психологического отклика» на людей при общении с ними, а постоянно хотела бы и умела вносить поправки в этот «отклик» — в свое понимание другого человека, отношение к нему, обращение, с ним, учитывая индивидуальное своеобразие того, с кем ей сейчас приходится общаться.

Решение этой трудной воспитательной задачи может быть достигнуто, конечно, лишь на путях соучастия в поисках этого решения ряда психологических дисциплин, в частности возрастной, педагогической и дифференциальной психологии, но свой вклад в него обязательно должна внести и социальная психология.

Определенное направление в освещении проблем общения и личности в общении в свете идей В. Н. Мясищева может быть намечено и для психологии труда.

Сравнение различных видов трудовой деятельности позволяет увидеть, что в одних из них главным объектом воздействия со стороны участвующей в ней личности оказывается природа, в других — техника, в третьих — знаковые системы, в четвертых — художественные образы, в пятых — человек. Естественно, что каждый из этих видов деятельности в соответствии с присущей ему спецификой быстрее выявляет, развивает и закрепляет те

53

свойства личности, которые помогают ей успешно участвовать в этом виде деятельности, и, соответственно, у нее формируется склонность, не всегда ею осознаваемая, эти значимые для ее деятельности свойства прежде всего фиксировать и в других людях и на них давать эмоциональную реакцию20.



В то же время другие стороны в психическом складе человека личность может отмечать слабее и оценивать их роль и место в нем не вполне адекватно. Чтобы выявить возможные в жизни деформации в понимании личности других людей, являющиеся следствием узости взгляда на этих людей, вытекающего из специфики профессии человека и связанного с ней накапливаемого опыта общения, нужны специальные исследования. Как, впрочем, нужны и особые разработки, нацеленные на поиск путей предотвращения такой деформации.

Большое значение имеет в связи с этим выявление особенностей представлений о специалистах, складывающихся в обыденном сознании лиц, получивших ту или иную профессию, изучение оценочных шкал, которые у этих лиц возникают в ходе работы по профессии и которые они начинают прилагать к людям, их окружающим. Интересно также проанализировать изменения в этих шкалах, которые являются следствием обогащения профессионального опыта человека.

Особой задачей в психологии труда, решение которой также имеет непосредственный выход в психологию общения, является и выяснение стереотипных представлений, ассоциирующихся у личности с каждой из известных ей профессий, и ее мнения о людях этих профессий, а также выявление степени престижности этих профессий в глазах личности.

Самостоятельное направление изучения психологии общения в трудовой деятельности, осуществляемое с позиций трактовки общения, предложенной В. Н. Мясищевым,

54

представляет освещение особенностей познавательных процессов, эмоциональных переживаний, поведения людей, проявляемых ими по отношению друг к другу, когда эти люди заняты коллективной деятельностью и выполняют в ней несовпадающие профессиональные роли.



Свой круг задач по освещению различных аспектов общения, исходя из представлений В. Н. Мясищева об этом процессе, может быть очерчен и в психологии управления.

Одним из условий успешности осуществления управленческих функций руководителем, как известно, является знание и понимание подчиненных ему людей и умение выбирать по отношению к каждому из них способ обращения, который мобилизовал бы на работу в полной мере по его способностям и вместе с тем создавал бы хороший эмоциональный настрой.

Чтобы психология по-настоящему могла помочь руководителям разных уровней превратиться в знатоков психологии подчиненных, она должна осуществить цикл исследований, направленных на выяснение характеристик личности, проявляющихся у нее прежде всего в зависимости от места, занимаемого ею в официальной структуре организации. Эти исследования должны прояснить и вопрос о том, как эта личность, исходя из прав и обязанностей, связанных с ее официальной ролью, отражает всех тех, кто по своему служебному положению выше ее, ниже ее и на том же уровне, что и она сама, как она относится к ним и как эти различия в служебных статусах влияют на ее обращение с людьми.

Ясно, что для создания объективной типологии характера общения членов организации, связанной с их официальными статусами, необходимо также определить, как и в чем осложняют это общение факторы, связанные с положением каждого члена в неофициальной структуре этой организации, с его индивидуальным социально-психологическим статусом в ней как в коллективе. И, очевидно, в психологии управления должна появиться достаточно ясная картина того, как влияют на названный симптомокомплекс психологических характеристик человека, проявляющихся у него в связи с положением, занимаемым им в официальной структуре организации, свойства, доминирующие в его личности. Решение последней задачи потребует участия в ней специалистов по общей психологии, которые должны, наконец,

55

продвинуть вперед много лет буксующую на месте разработку типологии личности21.



Столь же необходимо для оптимизации практики управления проведение специальных исследований, выясняющих эффект воздействия на познавательную, эмоциональную и волевую сферы подчиненных личности руководителя.

Поставленные в последние годы эксперименты показывают, что любая личность своим внешним и внутренним обликом, проявляющимся в ее поведении, производит неоднозначное по психологическим последствиям воздействие на каждого из тех, кому это воздействие адресовано. Развивая эти исследования применительно к задачам психологии управления, надо проанализировать характер психологических реакций (имея в виду все их аспекты), как разовых, так и постоянных, возникающих у подчиненных, относящихся к разным типам личности, на одни и те же или разные стили поведения и способы работы с подчиненными, практикуемые руководителями, представляющими также разные типы личности.

Как продолжение этих исследований надо осуществить выявление, систематизацию и обобщение типичных ошибок, допускаемых руководителями в общении с подчиненными, проанализировать причины их возникновения и показать психологические последствия каждой из таких ошибок.

Представляется, что это направление освещения феноменологии и закономерностей общения в управленческой сфере должно быть также ориентировано на психологическое обоснование и разработку инструментовки воздействий руководителя на подчиненных, дающих наибольший производственный и воспитательный эффект в жизни работающего коллектива.

Интересно и с пользой не только для психологии, но и для педагогики эстетического воспитания принцип трактовки общения, предложенный В. Н. Мясищевым, может быть реализован в психологии искусства.

Восприятие и понимание людьми, относящимися к различным возрастным, половым и профессиональным труппам, персонажей спектакля или фильма, созданных конкретными актерами, различия в отношении, которое эти персонажи вызывают к себе у зрителей

56

представляющих определенные социальные общности, — это проблемы, которые поддаются освещению в предложенном выше аспекте. Разумеется, проведение исследований в предложенном аспекте потребует и следующего шага — прослеживания причинно-следственных зависимостей, обусловливающих эти различия22.



Эту же методическую схему изучения особенностей восприятия и переживаний, которые в процессе его возникают, а также факторов, которые появление этих особенностей детерминируют, как показывают результаты уже проведенных исследований, можно успешно использовать при выяснении впечатления, которое производит на зрителя человек, изображенный на портрете, или которое вызывает у читателя тот или иной герой художественного произведения23.

Сформулированные задачи можно также «привязывать» уже не к зрителю или читателю, воспринимающим персонаж спектакля, кинофильма, живописного полотна или книги, а к авторам этого персонажа — актеру, художнику, писателю — и выяснять, как они прогнозируют восприятие своих героев зрителем или читателем и какие переживания, им кажется, у последних по поводу этих героев должны возникнуть. Конечно, зритель или читатель в этом случае должен быть не средним, не абстрактным, а имеющим определенный возраст, пол, профессию, образовательно-культурный уровень, социальную принадлежность.

Научные факты, накапливаемые в работах указанного плана, хорошо помогают ответить на вопрос, имеющий четко просматриваемое практическое значение, — более определенно сказать, каким должен быть внешний и внутренний облик человека и как этот человек должен себя вести, выступая в конкретной социальной роли, чтобы вызывать желательную реакцию со стороны воспринимающих его лиц, социальные и психологические характеристики которых заранее известны.

57


В этнической психологии может быть также сформулирован ряд задач, решение которых в соответствии с концепцией понимания общения, намеченной В. Н. Мясищевым, без сомнения, обогатит эту область психологии.

Как люди, входящие в одну этническую общность, воспринимают человека из другой этнической общности, какие представления у них при этом актуализируются, какое отношение возникает и какие новые черты появляются в их поведении при встрече с ним — психологи должны получить ответы на эти вопросы. В условиях увеличения сотрудничества лиц разных национальностей и непрерывно развивающихся международных связей они будут иметь совершенно очевидное прикладное значение.

Естественно, что при научной разработке сформулированных выше вопросов надо обращать внимание на зависимости, связывающие содержание стереотипов, актуализирующихся при встречах представителей разных этнических общностей, с историей развития взаимоотношений этих общностей в прошлом, с богатством и широтой этих взаимоотношений и, конечно, с их характером. Нельзя упускать из виду при этом и социальной принадлежности представителей различных этнических общностей, когда мы пытаемся проникнуть в формирующиеся у них в ходе этих контактов образы друг друга, особенности «прочтения» личности, устанавливающиеся отношения, потому что с социальным положением человека обычно коррелирует определенное содержание оценочных эталонов, его личностных установок, накладывающих свой отпечаток как на «отражение» человеком людей из других этнических общностей, так и на проявляющееся к ним отношение.

Проводя эти исследования24, также нельзя не принимать во внимание, эпизодичны или постоянны контакты представителей различных этнических общностей, их продолжительность и содержание, потому что при отсутствии длительных и по содержанию многоплановых личных контактов у представителей различных этнических

58

общностей при оценивании ими друг друга большое значение приобретают стереотипы, которые они заимствуют из чужого опыта.



Идеи, сформулированные В. Н. Мясищевым при определении подхода к изучению общения, могут быть полезными при создании одного из больших самостоятельных разделов в исторической психологии.

Образ человека, понимание его личности, отношение, которое он к себе вызывает, обращение с ним у людей, относящихся к различным поколениям, живущих в различных общественно-исторических условиях и в разные исторические эпохи, представляющих различные общественные классы, наряду с чертами сходства всегда несут в себе и отличия. Да иначе и не может быть: изменяется общественное бытие — происходят изменения в общественном сознании. Эти изменения вызывают перемены и в индивидуальном сознании.

Особенно эти перемены становятся заметными при переходе от общества с частной собственностью на средства производства к обществу, в котором институт частной собственности ликвидирован и все природные и социальные богатства являются общим достоянием народа. Утверждение новой морали, сутью которой в межлюдских отношениях выступает принцип «человек человеку — друг, товарищ и брат», не может не привести к такой перестройке системы ценностей у человека, когда в центре ее оказываются не его собственное «я», а другие люди.

Конкретным следствием такой перестройки выступает проявление у человека в общении с другими людьми постоянного интереса к людям, способности сочувствовать им, помогать в трудную минуту. Эти изменения в мотивационно-потребностной сфере в свою очередь сказываются на многих характеристиках познавательных процессов человека, проявляющихся у него в общении, на переживаниях его при этом, на его обращении с людьми во время общения.

Подход к изучению общения, предложенный В. Н. Мясищевым, позволяет развернуть исследования, которые своими результатами могут значительно обогатить и медицинскую психологию.

Восприятие и понимание врачом больного, классификации типов больных, учитывающие своеобразие их личности, которые формируются у врача в опыте общения с больными, особенности врачебной интуиции, проявляющейся в способности врача поставить себя на

59

место больного и увидеть болезнь его глазами, а также почувствовать его состояние, — разработка этих вопросов имеет не только теоретическое значение, но и представляет ценность для практики, потому что следствием ее явится улучшение психотерапевтической стороны лечения больного и, кроме того, полученные в ходе этой разработки знания помогут усовершенствовать подготовку и воспитание будущего врача.



Существенное значение в дальнейшем освещении проблем психологии общения врача и больного будет иметь и накопление научных фактов, раскрывающих психологию больного в его взаимоотношениях с врачом — его восприятие и понимание врача, вызываемые манерой обращения врача эмоциональные переживания, основания, на которых возникает убеждение в его высокой компетентности и готовность безоговорочно следовать его предписаниям. Самой положительной поддержки поэтому заслуживают предпринятые в советской психологии в последние годы попытки экспериментальной проработки проблем социально-психологической совместимости врача и больного, выявившие различие в эталонах авторитетного врача у больных, отличающихся друг от друга рядом существенных личностных параметров — тревожностью, ригидностью и др.25.

Интересной задачей, которую надо решить в медицинской психологии, исследуя общение, является изучение особенностей познавательных процессов больного, его отношений и его обращения, когда они направлены на других больных, вместе с которыми он находится на излечении в палате больницы. Эти особенности, за которыми всегда стоит личность больного, в конечном счете влияют на социально-психологический климат, который устанавливается в палате и, стало быть, на психическое самочувствие каждого больного в этой палате.

Актуальным направлением освещения проблем общения в медицинской психологии выступает изучение восприятия других людей, отношения к ним и обращения с ними у человека, у которого есть большие или меньшие отклонения от нормы в его физической

60


наружности, являющиеся следствием перенесенной болезни, неправильного развития до рождения, травм и т. д. Отдельные исследования, в которых в последние годы психологи пытались дать ответ на эти вопросы, показали, что психологический комплекс неполноценности, формирующийся у людей с действительной или внушенной физической ненормальностью, сказывается не только на их познавательных процессах, переживаниях, поведении, когда они возникают по поводу самих этих людей. Они в столь же явной степени накладывают печать на познание, отношение и поведение этих людей, когда они направлены и на тех лиц из их окружения, с которыми они повседневно общаются и которые в их глазах являются нормальными.

В чем конкретно выражается своеобразие, характеризующее познавательную, эмоциональную и волевую сферы людей с физическими недостатками, когда они общаются с другими людьми, как зависят особенности, выражающие это своеобразие, от возраста человека, его пола, вида его профессионального труда, как влияет на это своеобразие характер самого физического недостатка; с помощью каких мер следует уменьшать действие «комплекса физической неполноценности» на весь психический мир человека, имеющего отклонение от нормы в своем физическом облике, — получить ответы на эти вопросы одна из задач медицинской психологии.

Специальное направление в изучении общения с позиций, предложенных В. Н. Мясищевым, составляет выявление особенностей познания других людей, отношения к ним, обращения и их взаимосвязей у лиц, страдающих различными нервно-психическими расстройствами. Обнаруженные в таком изучении особенности внимания, восприятия, памяти, воображения, мышления, характера переживаний, возникающих у человека по поводу других людей, устанавливающейся у него манеры обращения с этими людьми могут играть роль дополнительного звена в диагностировании заболевания.

Свое определенное место в рассматриваемом цикле исследований должны занять также работы, выясняющие характеристики познания, чувств, воли, всего поведения, когда они направлены на других людей у человека, у которого отмечается та или иная степень умственной отсталости. Знание этих характеристик необходимо, чтобы через общение психологически более оптимально организовывать учебно-воспитательную работу с этой категорией людей.

61

В заключение следует коснуться еще одной проблемы общения, которая прямо относится к компетенции медицинской психологии и разрешение которой вполне укладывается в исследовательскую схему, предложенную В. Н. Мясищевым. Речь идет о выяснении причин психотерапевтического воздействия на личность специально подбираемой для оказания такого воздействия группы, в которую включается эта личность. Хотя работ, описывающих большие или меньшие изменения в познавательной, эмоциональной и волевой сферах личности, когда они обращены на других людей и на ее самое в результате ее участия в дискуссиях, которые ведет группа под руководством специалиста в области групповой психотерапии, к настоящему времени опубликовано26 немало, однако все они пока научно уязвимы из-за того, что причинно-следственные зависимости изменений, наблюдаемых в личности с той или иной мерой активности ее проявлений, в жизни группы не прослеживаются в достаточно строгой системе.



Мы рассмотрели представляющиеся нам основными направления возможной реализации идей В. Н. Мясищева при исследовании общения и личности в общении в различных областях психологической науки. Выполненные к настоящему времени разработки, в основу которых была положена логика изучения общения, предложенная В. Н. Мясищевым, обогатили психологическую науку фактами, расширившими и углубившими имевшееся в ней понимание феноменов, закономерностей и механизмов общения. И новые исследования, осуществляемые в соответствии с этой логикой, без сомнения, будут развивать дальше систему научных знаний, отражающих существо характеристики межличностного общения в разных обстоятельствах жизни людей.

Однако следует со всей силой подчеркнуть, что лишь один путь изучения общения, предложенный В. Н. Мясищевым, несмотря на всю его перспективность, конечно, не может дать освещение общения во всех его связях и опосредствованиях. Исследование межличностного взаимодействия людей, каковым общение является, из-за огромной сложности его как объекта исследования,

62

предполагает методологически и теоретически хорошо подготовленный синтез самых разных научных подходов, требует объединения усилий ученых, представляющих разные научные направления.



Думается, что развернувшиеся сейчас в научных центрах нашей страны теоретическая разработка и экспериментальное решение проблем общения, возникающих на стыках философии и общей психологии (Б. Ф. Ломов и его ученики), общей и социальной психологии (Г. М. Андреева, А. В. Петровский и их ученики), общей психологии и психолингвистики (А. А. Леонтьев и его ученики), социальной и дифференциальной психологии (Н. Н. Обозов и его ученики), социальной и педагогической психологии (С. В. Кондратьева и ее ученики), педагогической психологии и педагогики (А. В. Мудрик и его ученики), являются хорошим подтверждением начавшегося комплексирования. Впредь, это совершенно очевидно, его надо последовательно развивать и укреплять.

63



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет