Психопрофилактика стрессов



жүктеу 1.8 Mb.
бет1/6
Дата29.04.2016
өлшемі1.8 Mb.
түріКнига
  1   2   3   4   5   6
: book -> psychotherapy
book -> -
book -> Бандар ибн Найиф әл-Утайби «аллаһТЫҢ ТҮсіргеніне сәйкес емес басқару (билік қҰРУ) ЖӘне шешім шығару»
book -> -
book -> Білместікпен жасалған көпқұдайшылық (ширк) кешіріледі ме?
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
psychotherapy -> Аарон Бек, А. Раш, Брайан Шо, Гэри Эмери. Когнитивная терапия депрессии
psychotherapy -> Аарон Бек, Артур Фримен. Когнитивная психотерапия расстройств личности




А.Б.Леонова, А.С.Кузнецова

ПСИХОПРОФИЛАКТИКА СТРЕССОВ



ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 1993

ББК 88.8


Л47

Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Московского университета

Рецензенты:

доктор психологических наук Б. С. Братусь, кандидат психологических наук В. А. Петровский


Леонова А. Б., Кузнецова А. С.

Л47 Психопрофилактика стрессов. 1993.—123 с.

ISBN 5-211-02634-9

М.: Изд-во Моск. ун-та,

Книга посвящена проблеме психопрофилактики стрессовых и эк­стремальных состояний. В ней рассматриваются цели и задачи психо­профилактической работы, а также различные способы оптимизации неблагоприятных состояний. Дается подробный анализ средств актив­ного самовоздействия на состояние—методов и приемов психологиче­ской саморегуляции. Проанализирован опыт работы кабинетов психо­логической разгрузки па предприятиях и предлагаются рекомендации

по их организации.

Книга предназначена для психологов, специалистов в области ох­раны труда, а также для всех интересующихся практическими вопро­сами оптимизации состояний человека.

ВВЕДЕНИЕ


В последние несколько десятилетий изучение стресса стало одной из наиболее популярных тем в психологической науке и практике. Актуальность данной проблематики очевидна. Уже не подлежит сомнению, что все возрастающая интенсивность и .напряженность современной жизни проявляются на психологическом уровне в увеличении частоты возникновения негативных эмоциональных переживаний и стрессовых реакций, которые, накапливаясь, вызывают формирование выраженных и длительных стрессовых состояний. В свою очередь это ведет к увели­чению риска развития целого ряда заболеваний стрессовой этимологии — так называемых «болезней стресса».

Сформировавшаяся тенденция к усилению роли стрессовых .воздействий как фактора, разрушающего здоровье, хорошо осо­знается специалистами: если раньше к традиционным «болезням стресса» относили некоторые сердечно-сосудистые заболевания, язвенную болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки и не­которые невротические состояния, то в настоящее время даже высказывается мнение, что до 90% всех заболеваний современ­ного человека могут быть в той или иной степени вызваны стрессом.

В сфере трудовой деятельности стрессовые состояния поми­мо угрозы здоровью, а часто и жизни человека (достаточно 'вспомнить хорошо известные данные о снижении возрастных границ возникновения ишемической болезни сердца и инфарк­тов миокарда) существенным образом снижают успешность и качество выполнения работы, увеличивают уровень психофизи­ологической цены деятельности, а также могут иметь целый ряд неприемлемых социально-экономических и социально-психоло­гических последствий: повышение текучести кадров (даже не­смотря на вероятность лишиться работы в условиях растущей безработицы), снижение удовлетворенности трудом, деформа­цию личностных и характерологических качеств человека. По­этому поиск путей предотвращения производственных стрессов для сохранения физического и психического здоровья, оптими­зации функционального состояния работающего человека ста­новится сейчас одним из наиболее важных направлений при­кладной психологической работы в данной области.

Обращаясь к вопросам организации профилактической ра­боты по предотвращению стресса в труде следует сказать о том, что в течение длительного времени проблема профилакти­ки неблагоприятных функциональных состояний (и стрессовых состояний в том числе) рассматривалась, как правило, в ши­роком контексте оптимизации всей системы трудовой деятель­ности. В последние годы усилился интерес к решению этой про­блемы уже на основе использования способов саморегуляции и самоуправления состоянием. Научная разработка методов и средств саморегуляции состояния в целях профилактики стрес­са открывает большие возможности в предотвращении широ­кого спектра стрессовых состояний, неустранимых путем толь­ко реорганизации объективных условий труда, и является пред­метом собственно психопрофилактической работы.

Следует заметить, что направленность на овладение навы­ками саморегуляции состояния вряд ли следует рассматривать только как временную меру в тех случаях, когда затруднено применение более традиционных для психологии труда и инже­нерной психологии методов изменения объективных характери­стик трудовой деятельности (в плане оптимизации условий тру­да, рабочих мест, реорганизации трудового процесса и др.). Характерные тенденции в развитии современного производства определяют самостоятельную важность и взаимодополняемость обоих направлений оптимизационной работы, причем овладение навыками саморегуляции становится необходимым элементом культуры труда.

В этой книге рассматриваются различные средства и спо­собы психопрофилактики стресса, используемые в настоящее время специалистами в области психологии, физиологии и ги­гиены труда. Однако особое внимание уделяется детальному анализу методов психологической саморегуляции. Нам пред­ставляется особенно актуальным дать подробную характери­стику существующих в этой области конкретных методик и приемов, проанализировать возможности и ограничения их при­менения в реальных ситуациях, обобщить накопленные данные' о существующем методическом инструментарии, его примени­мости и организационных формах использования для повыше­ния эффективности прикладной психологической работы.


ГЛАВА 1

ЦЕЛИ И СРЕДСТВА ПСИХОПРОФИЛАКТИЧЕСКОЙ РАБОТЫ

1.1. ПСИХОПРОФИЛАКТИКА СТРЕССОВ

И ОПТИМИЗАЦИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ ЧЕЛОВЕКА

КАК ПРИКЛАДНАЯ ПРОБЛЕМА

Наблюдаемый в настоящее время острый интерес к пробле­ме изучения и профилактики стрессовых состояний как одного из видов функциональных состояний вызван существенными изменениями в жизни и трудовой деятельности современного человека. Научно-технический прогресс, унося в прошлое тяже­лый физический труд, нормализуя условия производства, при­водит к коренной перестройке существующих форм профессио­нальной деятельности и возникновению новых. При этом прин­ципиально важным является не упрощение содержания труда, а его характерные качественные изменения [139; 209].

Это находит отражение в преобладании управляющих и контролирующих функций в процессе осуществления трудовой деятельности в условиях автоматизированного производства, информационной насыщенности труда и многообразии воздей­ствующих на индивида нагрузок (прежде всего на когнитив­ную и эмоционально-волевую сферы), высоких требованиях к профессиональной подготовленности специалистов и др. [77; .112; 119]. Вследствие этого крайне усложняется картина фак­торов, влияющих на человека в актуальной производственной ситуации и приводящих к формированию различного рода не­благоприятных функциональных состояний [74; 75; 77; 111; 123].

Еще два-три десятилетия назад в области прикладных ис­следований функциональных состояний работающего человека практически единственным объектом изучения являлось утом­ление (прежде всего физическое). В современных исследова­ниях акцент переносится на анализ основных форм состояния напряженности, различных видов стресса и связанных с ними пограничных состояний [89; 107; 124; 228].

Заметим, что в логике развития исследований стресса наб­людается закономерная динамика: от первоначально главен­ствующей направленности на описание особенностей воздействия стрессоров среды обитания к углубленному анализу прояв­лений так называемых «стрессов белых воротничков?- [212; 229], возникающих в результате причин преимущественно пси­хологического и социально-психологического характер. Иссле­дователей все больше интересуют особенности проявления стрессовых состояний на психологическом уровне; анализируются характерные перестройки в мотивационной структуре дея­тельности, роль эмоциональных регуляторов поведения, устой­чивость различных когнитивных функций, обеспечивающих эф­фективность переработки информации, индивидуальные приёмы:

компенсации и преодоления трудностей [12; 124; 137]. Очевидно, что такое смещение акцентов в направленности исследова­ний является отражением происходящих объективных измене­ний в сфере производственной деятельности.

Актуальность исследований функциональных состояний чело­века обусловлена их непосредственной связью с эффектив­ностью деятельности [77; 109; 111; 143]. Следует иметь в виду, что последнее понятие намного шире обычно смешиваемого с ним понятия результативности и отражает оптимальность спо­соба достижения поставленной перед субъектом труда цели [75; 78; 107]. В этой связи можно выделить разные аспекты соци­альной значимости исследования функциональных состояний в решении конкретных прикладных задач.

Переживание острых и хронических неблагоприятных функ­циональных состояний приводит к ухудшению таких объектив­ных характеристик труда, как надежность, продуктивность, бы­стродействие, качество работы, а подчас является причиной несчастных случаев, аварий, травм по вине «человеческого фак­тора» [75; 96; 103; 133]. При этом для современного произ­водства характерен рост «цены ошибки», сделанной человеком при выполнении трудового задания [103; 133]. Строгому коли­чественному учету с трудом поддаются потери производитель­ного времени, появление сбоев в работе, брака, снижение ка­чества продукции, возникающие как непосредственное следст­вие снижения работоспособности человека. Однако значимость этого фактора отчетливо осознается на практике и рассматри­вается как один из мощных резервов повышения эффективно­сти труда в целом [119; 134].

Не менее важна и другая характеристика оптимальности функционального состояния, выделяемая по отношению к внут­ренней стоимости затрачиваемых на выполнение деятельности усилий [111; 173; 209]. Состояния, возникающие у человека в процессе работы, всегда характеризуются определенной сте­пенью затраты внутренних ресурсов. Естественное рабочее на­пряжение приводит к формированию таких обычных состояний";, как мобилизация, эмоциональное возбуждение, компенсируемое утомление и пр. Их появление закономерно и предполагает рациональное отношение к возможностям отдельных людей. В принципе они не являются источниками серьезных неприят­ностей. Однако слишком высокая цена деятельности — реаль­ная угроза здоровью человека.

Этот аспект рассмотрения проблемы находится в центре внимания специалистов разных профессий: медиков, эргономистов, физиологов, психологов. Характерно даже появление таких новых научно-прикладных направлении, как, например, «профессиональная эпидемиология» [228], рассматривающая причины и формы возникновения различных цитологии в зави­симости от конкретных особенностей труда.

Болезни «стрессовой этиологии» — сердечно-сосудистые рас­стройства, заболевания желудочно-кишечного тракта, наруше­ния обменных процессов, невротические состояния [195; 196; 228; 229] — легко обнаружить в перечне типичных для разных современных профессий заболеваний. Причины этого кроются в несоответствии адаптационных возможностей человека тем­пам развития производства, недостаточной эффективности при­способления новой техники к особенностям человека, в быст­рой изменчивости форм коллективного взаимодействия и соци­ального общения [83; 103; 216].

Существует и менее заметная внешне, но весьма существен­ная для нравственного здоровья личности тенденция к измене­нию индивидуально-психологических свойств и качеств харак­тера в результате переживания тех или иных состояний. Замк­нутость, нерешительность, тревожность, апатичность, повышен­ная истощаемость нередко возникают как следствие воздействия разного рода «сверхнагрузок».

Напротив, формирование таких качеств, как эмоциональная устойчивость, выносливость, усидчивость, открытость, добро­желательность, вряд ли можно рассматривать только как раз­витие природных задатков или прямого социального воздейст­вия. В немалой степени это результат целенаправленной тре­нировки, специального обучения, направленного (осознанно или подсознательно) на выработку адекватных внутренних средств преодоления трудных ситуаций и сопутствующих им состояний.

Таким образом, в жизни современного человека обычным становится переживание состояний, характеризующихся повы­шенным уровнем актуализации психофизиологических ресур­сов, а нередко и превышающим возможности последних. В этой связи задачи качественного описания и типологизации подобных неблагоприятных функциональных состояний, нахождения и ис­пользования средств их своевременной диагностики имеют не­посредственную важность [52; 74; 111].

В прикладном аспекте решение названных задач подчинено Достижению более общей цели — определению путей их предот­вращения (профилактики) и коррекции. Отметим, что методы коррекции, направленные на частичное или полное исправление уже сформированного состояния, могут рассматриваться как часть профилактической работы в смысле подготовки необхо­димой базы для эффективного использования превентивных мер.

Потребность в профилактических и коррекционных методах настолько высока, что их разработка и внедрение в жить не­редко опережают формирование научно обоснованных. пред­ставлений о механизмах осуществляемого воздействия, харак­тере и особенностях оптимизируемых с их помощью состояний. Свидетельством этому служит многочисленные публикации в популярных изданиях о различных способах оказания помощи самому себе» с помощью приемов аутотренинга, рефлексотерапии и др., а также массовое течение на производстве по ор­ганизации кабинетов психологической разгрузки, в основном пока еще функционирующих без должного медико-психологиче­ского обеспечения.

Поэтому важно, чтобы психологи, готовящиеся к практиче­ской деятельности, были хорошо знакомы с существующими методами профилактической работы, умели эффективно исполь­зовать накопленный в науке теоретико-методический багаж для решения прикладных задач, что позволило бы им стать квали­фицированными организаторами и сотрудниками соответствую­щих подразделений психологической службы.

Трудно дать полный перечень возникающих на производст­ве задач, связанных с повышением эффективности трудовой деятельности человека, для успешного разрешения которых не­обходимо привлечение средств оптимизации функционального состояния. Они возникают фактически в любой сфере деятель­ности психолога-практика на производстве, будь то работа по рационализации сложившейся системы труда в целом или от­дельных ее элементов, организации профессионального обуче­ния, обеспечению психологического отбора и расстановке кал-ров и др. В этом находит отражение то обстоятельство, что на­личное функциональное состояние субъекта труда можно рас­сматривать в виде обобщающего, интегрального критерия оп­тимальности системы «человек — машина — производственная среда» [124; 143; 209].

Непосредственно с необходимостью активно воздействовать, управлять функциональным состоянием человека связаны такие важнейшие проблемы, как повышение производительности тру­да, улучшение качества продукции, подготовка к деятельности в затрудненных и экстремальных условиях, улучшение условий труда, снижение аварийности и сокращение числа несчастных случаев на производстве, уменьшение текучести кадров, пре­дотвращение развития профзаболеваний [72; 74; 77; 96; 125; 173]. Существование внутренней зависимости между профилак­тикой неблагоприятных функциональных состояний и возмож­ностью способствовать успешному разрешению названных проб­лем достаточно очевидно. Однако психологу, берущемуся за конкретную реализацию этой возможности, следует иметь в виду ряд принципиально важных моментов.

Во-первых, перечисленные проблемы имеют прежде всего социально-экономический характер. Поэтому их продуктивное решение предполагает учет и реорганизацию сложного ком­плекса факторов силами специалистов разных профилей. Психологу важно выделить те аспекты проблемы, которые соответ­ствуют его компетенции.

Такое переосмысление проблемы с необходимостью приво­дит к переформулировке задач исследования и постановке ею конкретных целей в адекватных психологических терминах (что, конечно, не означает, что психолог имеет право забыть об об-' щей прикладной направленности работы). Так, например, су­щественным, но далеко не единственным компонентом решения проблемы повышения производительности труда является борь­ба с состояниями сниженной работоспособности. Последнее, собственно говоря, и составляет основное содержание работы психолога.

Грамотная постановка задачи, концентрация усилий на вы­боре соответствующих ее решению средств - необходимое ус­ловие успешности работы психолога-практика. Сказанное не означает, что следует стремиться к .максимальному сужению тематики работ. Важно только иметь в виду, что в том ком­плексном образовании, которым является любая крупная прак­тическая проблема, необходимо выделить ключевые точки для проведения собственно психологической работы.

Во-вторых, формулировка конкретных целей профилактиче­ской работы может вестись только на основе учета специфики конкретной ситуации. Трудно бороться за повышение произ­водительности труда, не имея в виду конкретную профессио­нальную группу, нельзя заниматься профилактикой профзабо­леваний, не зная их вида и причин возникновения; вряд ли удастся снизить текучесть кадров безотносительно к определен­ным производственным организациям.

Это означает, что при постановке цели прикладной работы по оптимизации функционального состояния должен быть четко задан объект (тип состояния) и предмет (вид профессиональ­ной деятельности) направленности воздействий. «Для кого и что мы собираемся сделать?» - такой вопрос, по нашему мне­нию, следует задать себе в первую очередь в начале планиро­вания работы. Последовательными этапами ответа на этот во­прос являются результаты профессиографического анализа дея­тельности, в ходе которого выясняются причины неблагоприят­ного положения дел, и специальное диагностическое исследова­ние, направленное на определение видов подлежащих оптими­зации функциональных состояний [52; 107; 109].

В-третьих, подбор адекватных средств для оптимизации функционального состояния может вестись только на основе тщательно конкретизированной цели работы. Различия в видах состояний, производственных ситуациях, прикладной ориента­ции профилактической работы определяют характер оптимизи­рующих воздействий, которые могли бы обеспечить получение, желаемого эффекта.

Как и в отношении диагностических средств [70; 107; 109], не существует «универсальных» профилактических средств, по­зволяющих одним и тем же способом ликвидировать неблаго­приятные последствия отрицательных состояний во всем многообразии ситуаций. С наибольшей очевидностью правомер­ность этого утверждения проявляется, если обратить внимание на неоднородность разных функциональных состояний.

Не только полярные (например, монотонна, эмоциональная напряженность), но и сходные по внешним проявлениям (монотония и утомление) состояния предполагают использование неодинаковых профилактических средств. Так, для борьбы с мо­нотонней необходимо применение активизирующих процедур. Снятие чрезмерных степеней утомления ориентировано прежде всего на формирование условий для полноценного отдыха. Снижение степени эмоциональной напряженности требует устранения излишнего возбуждения и коррекции эмоционально-мотивационных установок у индивида.

Проблема подбора адекватных по содержанию профилакти­ческих средств, обладающих наибольшим оптимизирующим эф­фектом, существует и по отношению к частным формам внутри одного вида состояний.

Аналогичным образом проблема специфичности при подбо­ре профилактических средств встает и по отношению к учету особенностей реальной ситуации, внутри которой должна ве­стись профилактическая работа. С одной стороны, ведь именно содержание труда определяет особенности формируемого со­стояния. С другой — конкретные формы производственной дея­тельности накладывают существенные ограничения на возмож­ность применения тех или иных профилактических средств. Так. специализированные комплексы дыхательной гимнастики яв­ляются хорошо зарекомендовавшими себя процедурами как для активизации состояния, так и для снятия излишнего на­пряжения. Однако они совершенно неприменимы в производ­ственных условиях с загрязненным составом воздуха (химиче­ские производства, ряд участков на предприятиях текстильной промышленности и др.).

В построении общей программы оптимизирующих мероприя­тий, безусловно, ведущую роль играет ориентация профилакти­ческой работы. В зависимости от того, на каком уровне пла­нируется ее проведение (полная реконструкция производства. частичная реорганизация, сохранение сложившейся системы труда), в работе будут преобладать установки либо на устра­нение объективных источников развития неблагоприятных функ­циональных состояний (проективный план), либо на использо­вание компенсаторных средств (коррективный план) [77].

Кроме того, непосредственная нацеленность на оптимизацию разных сторон трудовой деятельности — поддержание высоко­го уровня работоспособности, подготовка к работе в экстре­мальных условиях, снижение заболеваемости и т. д.— требует преимущественного привлечения разных профилактических средств и неодинаковой их компоновки в рамках целостной системы.

В-четвертых, одним из наиболее существенных моментов л деятельности психолога-практика является определение жизне­способности и эффективности проводимых им мероприятий. Это важно в первую очередь потому, что психолог (как и медик, со­гласно врачебной этике Гиппократа) должен иметь возможность постоянно оценивать свою деятельность в соответствии с глав­ным принципом «Помогай людям и не навреди». При этом весь­ма существенно, чтобы приносимая им польза была ощутимой, представленной в явной форме, понятной и неспециалистам — тем, на кого направлены оптимизирующие воздействия, и тем, кто санкционировал их проведение.

При реализации профилактической работы действия психо­лога, как правило, связаны с выполнением определенного «со­циального заказа» со стороны администрации предприятия. Естественно, что результаты проводимых мероприятий должны, по меньшей мере, компенсировать затраченные на них средст­ва, а желательно — дать заметный прирост эффективности тру­да. Но было бы неправильно стремиться измерить этот поло­жительный сдвиг только в показателях экономической эффек­тивности. Более того, часто такой прямой вывод просто невоз­можен, поскольку по своей сущности большая часть профилак­тических мероприятий опосредованно влияет на результатив­ную сторону деятельности через разные компоненты структуры труда и требует достаточного времени для стабилизации поло­жительных сдвигов. В этих случаях не только возможно, но и необходимо обратиться к анализу показателей социально-эко­номической и социально-психологической эффективности [18; 145].

Оптимизируя функциональное состояние работающего, мож­но добиться увеличения коэффициента полезности расходования временных ресурсов в рамках одного трудового цикла, сокра­тить заболеваемость, улучшить социально-психологический кли­мат в коллективе, способствовать росту удовлетворенности тру­дом и др. По сути дела, именно в поиске и раскрытии таких скрытых возможностей повышения производительности и каче­ства труда состоит основная ценность прикладной психологи­ческой работы.



1.2. КЛАССИФИКАЦИЯ СРЕДСТВ ОПТИМИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ

В самом общем смысле под профилактикой неблагоприятных функциональных состояний понимается комплекс мероприятий, направленных на предупреждение развития или на ликвидацию (полную или частичную) уже возникших состояний.

Существует множество способов улучшения или нормализации состояния человека. К их числу относятся и такие тради­ционные для наук о трудовой деятельности приемы, как оптими­зация режимов труда и отдыха, тренировка и профессиональ­ная подготовка, нормализация санитарно-гигиенических усло­вий [107; 173; 2091 и эзотерические способы, например, методики изменения состояний сознания, взятые из различных философско-религиозных учений — йоги, дзен-буддизма, суфизма и др. [27; 41].

Между обозначенными полюсами лежит спектр различных направлений профилактической работы, по отношению к одним из которых уже сложилось определенное мнение о правомерности их использования, а для других этот вопрос остается дис­куссионным. Психологу необходимо детальное знакомство с существующими методами и приемами (при возможности кри­тической оценки их теоретической и прикладной ценности), без которых он безоружен перед лицом серьезных прикладных задач.

Литература, в которой можно найти более или менее под­робную характеристику определенных направлений профилак­тической работы, весьма обширна [47; 72; 107; 186; 219]'. На­пример, опубликованы сотни работ, посвященных методу ауто­генной тренировки в его различных модификациях (см. раздел 2.1). Однако интенсивная разработка различных профилакти­ческих средств проводилась в рамках разных научных дисцип­лин — прежде всего в медицине, физиологии, гигиене — и не имела прямого отношения к проблеме оптимизации функцио­нальных состояний. В последнее время предприняты успешные попытки анализа и систематизации профилактических средств по отношению к отдельным областям деятельности человека — спорту, особым условиям операторского труда, обучению [5; 47; 71; 199].

Вместе с тем для «обычных» видов производственной дея­тельности эта задача еще ждет своего решения. Вероятно, на­чать обсуждение этого вопроса следует с разработки общих ос­нований для классификации широкого круга профилактических мероприятий.

Радикальным путем устранения нежелательного явления служит искоренение причин его возникновения. В ситуациях трудовой деятельности практически любая оптимизационная работа, будь то нормализация условий производственной среды, рационализация рабочих мест, проектирование новых техниче­ских устройств с целью облегчения труда человека, может рассматриваться как профилактическая мера, поскольку в ходе ее устраняются потенциальные источники неблагоприятных функциональных состояний. Например, уменьшение степени эк­стремальности факторов с помощью снижения интенсивности. неожиданности появления, приведение их в соответствие с при­вычными характеристиками—путь предотвращения состояний эмоциональной напряженности и разных видов стресса. В названных случаях в качестве средств оптимизации функционального состояния выступает реорганизация объективного содержания и условий деятельности.

Такой подход к проблеме оптимизации функциональных со­стояний традиционен и наиболее распространен в разработках по психологии труда, инженерной психологии, эргономике. Его основными направлениями являются:

— рационализация процесса труда с точки зрения состав­ления оптимальных алгоритмов работы, типологизации схем решения трудовых задач, обеспечения оптимального распреде­ления временных лимитов и т. д.;

— усовершенствование орудий и средств труда в соответст­вии с психофизиологическими особенностями человека и с целью облегчения выполнения наиболее трудоемких операций;

— рациональная организация рабочих мест (рабочих зон) и формирование оптимальной рабочей позы;

разработка оптимальных режимов труда и отдыха для ком­пенсации своевременным и полноценным отдыхом истощения внутренних ресурсов человека в течение одного трудового цикла;

использование рациональных форм чередования различных трудовых заданий и обогащение содержания труда для сниже­ния однообразия работы и устранения перегрузки отдельных психофизиологических систем;

нормализация условий работы по отношению к естественным для человека условиям среды обитания;

создание благоприятного социально-психологического кли­мата в коллективе, повышение материальной и моральной за­интересованности в результатах труда, формирование созна­тельной дисциплинированности и др.

Действенность такого подхода, опосредованно влияющего на функциональное состояние через совершенствование структуры труда, доказана многочисленными научно-прикладными разра­ботками и широко используется в разных сферах практической деятельности. Однако во многих ситуациях применимость та­ких объективных оптимизирующих мер существенно ограничена или просто невозможна. Это возникает вследствие недостаточ­ного развития существующих технологий, в силу определенных организационных причин, непреодолимых внешних трудностей (например, деятельности в условиях высокогорья, жаркого кли­мата, в условиях длительной изоляции и т. п.), а часто—в ре­зультате содержательной специфики труда: в авиации, космо­навтике, пожарном труде, морском деле, добывающей промыш­ленности и т. п.

Более того, при выполнении любого дела человек с неиз­бежностью сталкивается со всевозможными трудностями, не­ожиданными ситуациями, необходимостью работать интенсивно и часто в течение длительного времени. Поэтому вряд ли Целесообразно стремиться к оптимизации функционального со­стояния только путем полной элиминации осложняющих дея­тельность обстоятельств, что практически невозможно. Не менее важно использовать возможности воздействия непосредст­венно на функциональное состояние для управления ходом его развития.

Такой подход к проблеме оптимизации функциональных со­стояний не может осуществляться без учета психологическим. особенностей субъекта воздействия, поэтому в целом его можно обозначить как психопрофилактический.

Имеется несколько классификаций способов непосредствен­ного управления и регуляции состояний человека [47; 72; 140]. Основу одной из них составляет направленность воздействий на определенный уровень функционирования психофизиологи­ческих систем [72]. В этом случае все способы и приемы диф­ференцируются по тому, какими активизирующими и регули­рующими системами организма они реализуются: неспецифическими, специфическими, когнитивно-мотивационными и др., т. е. по механизму осуществляемого воздействия.

Другими авторами [140] основное внимание уделяется ме­тодическим особенностям разных способов. Так, выделяются вербальные и невербальные методики управления состоянием, аппаратурные и неаппаратурные.

По нашему мнению, при создании обобщенной классифика­ции в первую очередь надо учесть, какую позицию занимает субъект по отношению к оказываемому воздействию. Он может либо испытывать управляющие воздействия, оказываемые на него со стороны (но совсем необязательно без его желания), либо активно участвовать в процессе изменения своего состоя­ния.

В последнем случае обычно говорят о самоуправлении или саморегуляции. Поэтому можно с некоторой долей условности классифицировать различные приемы непосредственного воз­действия на функциональное состояние по двум основным группам: внешним и внутренним [107; 109].

К группе внешних способов оптимизации функционального состояния относятся рефлексологический метод (воздействие на рефлексогенные зоны и биологически активные точки), нор­мализация режима питания, фармакотерапия, функциональная музыка и цветомузыкальные воздействия, библиотерапия, мощ­ный класс методов активного воздействия одного человека на другого (убеждение, приказ, внушение, гипноз). Кратко оста­новимся на характеристике некоторых из них.

Рефлексологический метод, широко используемый в меди­цине для лечения широкого спектра заболеваний, в настоящее время приобретает популярность и за пределами терапевтиче­ской практики. В последние годы он начал интенсивно приме­няться в производственных условиях для профилактики прежде всего пограничных состояний, экстренного повышения рабо­тоспособности, срочной мобилизации внутренних резервов [71; 85; 104; 131].

На Всесоюзной конференции «Психофизиологическое со­стояние и информативность биологически активных точек кожи» (1979 г.) было констатировано официальное оформление иссле­дований по использованию биологически активных точек кожи (БАТ) в задачах оценки, контроля и регуляции психофизиологического состояния человека-оператора в новое научное на­правление, причем о приоритете отечественной науки в этом на­правлении было заявлено на Восьмом международном конгрес­се по акупунктуре и лазеротерапии в 1983 г. в Софии [95]. В настоящее время функционирует Межведомственный научно-координационный совет по проблеме «Оценка, контроль и ре­гуляция психофизиологического состояния человека-оператора на основе БАТ».

Возможность воздействия на функциональное состояние че­ловека при помощи стимуляции БАТ основана на взаимосвязи биофизических показателей БАТ с различными психическими процессами и состояниями, например, со степенью оптимально­сти мобилизационного состояния, с различными уровнями и ти­пами интеллектуальной активности, длительностью деятельности в экстремальных условиях и пр. [95; 208].

Целым рядом исследований доказана целесообразность применения и эффективность рефлексотерапии в плане норма­лизации состояния человека, находящегося в экстремальных условиях различной природы. Снижение уровня эмоционально­го напряжения и полное купирование стресса были достигнуты у работников разных профессиональных групп: радистов, водо­лазов, машинистов поездов метрополитена, летчиков и др. [85; 95; 208].

Также в литературе имеются данные об эффективности ис­пользования воздействий на биологически активные точки кожи для массовых видов труда: в угледобывающей промышленно­сти, на конвейерных производствах, в труде операторов раз­личного профиля [60; 86; 95; 120; 131; 208].'

Наряду с исследованиями по определению эффективности рефлексотерапевтических воздействий на функциональное со­стояние проводятся исследования сравнительной эффективности различных способов стимуляции БАТ: лазерной терапии, электропунктуры, иглотерапии, самомассажа биологически активных зон кожи. Предварительные результаты показали большую эф­фективность лазерной стимуляции по сравнению с электропунктурой в целях повышения работоспособности в экстремальных условиях [85].

В настоящее время эффективность рефлексотерапевтических воздействий не подлежит сомнению. Вместе с тем предпола­гается, что наиболее целесообразно использование этого близ­кого к клиническим метода в тех случаях, когда коррегируемое функциональное состояние достигает выраженных неблаго­приятных проявлений и применение других приемов не дает заметного положительного результата.



Нормализация режима питания, как и метод рефлексотера­пии, не имеет прямого отношения к психотерапевтическим про­цедурам. Однако психологу полезно иметь информацию о воз­можностях использования соответствующих медицинских и физиологических средств профилактики стресса и их роли в опти­мизации функционального состояния.

Обращаясь к истории вопроса, отметим, что наука о питании оформилась в самостоятельное направление во второй половине XIX в.; ее основателем считается немецкий ученый К. Фойт, впервые разработавший научное представление о потребностях организма в основных пищевых веществах и энергии. В России основателем науки о питании является М. Н. Шатерников, в 20-х гг. возглавивший созданный тогда Институт физиологии питания [198].

Первые научно обоснованные нормы потребности организма в пищевых веществах в России установлены в 30-х гг.; затем они пересматривались дважды—в 1951 и 1968 гг. В 1982 г. утверждены «Нормы физиологических потребностей в пищевых веществах и энергии для различных групп населения СССР» [46; 198]. Данные нормы составлены на основе рекомендован­ных экспертами ФАО/ВОЗ (Продовольственной и сельскохо­зяйственной организации ООН и Всемирной организации здра­воохранения) норм потребления энергии и пищевых веществ в зависимости от уровня физической активности [172]. В их ос­нову положена концепция сбалансированного питания [44; 84;151; 198].

Метод нормализации питания имеет принципиальное сходст­во с близким методом фармакологической коррекции в плане рассмотрения физиологических механизмов действия биологи­чески активных веществ на человека при приеме пищи и при введении лекарственных средств. Однако оптимизация функци­онального состояния здорового человека при помощи изменения питания представляется более предпочтительной в тех случаях. когда нет необходимости в чрезвычайном и быстром изменении состояния. Специалисты отмечают, что вещества, поступающие в организм человека с пищей, благодаря большей физиологичности и экономности в регулировании энергетического баланса организма оказывают менее резкий стимулирующий эффект [19; 26].

В последние годы исследования по различным аспектам про­блемы нормализации питания ведутся на основе изучения пи­щевого статуса организма, под которым понимаются «физиче­ское и психофизиологическое состояния человека, обусловлен­ные предшествовавшим и фактическим питанием, характеризую­щиеся совокупностью клинических, метаболических, функцио­нальных и других показателей, уровнем здоровья и работоспо­собности, оцениваемые с точки зрения соответствия питания потребностям организма в энергии и качественных компонентах пищи» [28. С. 23]. В соответствии с данным определением пищевой статус человека может быть признан нормальным, недо­статочным (вызванным недостаточным поступлением необходи­мых пищевых веществ) или избыточным (при котором потреб­ление пищи превышает потребности организма).

Понятие пищевого статуса возникло сравнительно недавно, и хотя хорошо известно, что недополучение организмом необхо­димых веществ ведет к снижению сопротивляемости и вследст­вие этого способствует быстрому развитию утомления и стрес­совых реакций, практически не изучены существующие зависи­мости между показателями пищевого статуса и показателям;:

функционального состояния и работоспособности человека [28]. В литературе существует точка зрения, согласно которой наибо­лее интересной и важной в практическом плане проблемой является ранняя диагностика динамики функционального со­стояния и снижения работоспособности в результате неадекват­ного (недостаточного либо избыточного) питания [28].

В целом следует считать общепринятым положение о том, что основу здорового питания составляет взаимосвязь трех ас­пектов: многообразия поступающих натуральных пищевых веществ, поддержания постоянного баланса между израсходо­ванной и поступившей энергией и обеспечения оптимального режима питания человека [132]. Поэтому сбалансированный дневной рацион, правильная организация режима питания, включение специальных продуктов в меню правомерно рас­сматриваются как один из действенных способов профилакти­ки неблагоприятных состояний.

Многие исследования посвящены разработке различных ва­риантов лечебно-профилактического питания с целью миними­зации неблагоприятных воздействий и стрессоров разного ха­рактера на функциональное состояние. Имеются рекомендации по составлению рационов питания для людей, работающих в условиях постоянно действующих стрессовых факторов: в под­земных выработках, в условиях постоянного контакта с вред­ными веществами [23; 24; 35; 45; 114; 170; 180]. Подчеркивается необходимая антистрессорная и антисклеротическая направлен­ность разработки рационов питания для работников интенсив­ного умственного труда, а также внедрение дифференцирован­ного подхода к формированию рационов питания в зависимости от формы организации и степени рабочей нагрузки и нервно-эмоционального напряжения различных групп работников, за­нятых умственным трудом [19; 30]. В ряде случаев считается целесообразным использование диетического питания [10; 113; 197; 206]'.

Особое внимание рекомендуется обратить на включение в рацион тех элементов, которые обеспечивают нормальное про­текание обменных реакций в ситуациях повышенного напряже­ния,— аскорбиновой кислоты, комплекса витаминов В, кальция, белков-ферментов протеиновой группы [525; 203; 226]. Говоря об антистрессовой направленности рационов питания, необхо­димо обратить внимание на ограничение продуктов питания, содержащих кофеин, теобромин, теофелин. Оказывая возбуж­дающее действие на нервную систему (что иногда бывает весь­ма полезно), они могут усилить психофизиологический ответ на воздействие стрессора и вызвать неблагоприятные отсроченные последствия — потерю сна, головные боли, нервозность, повы­шенную раздражительность [9; 227]. Некоторые данные о со­держании кофеина в обычных напитках представлены в таблице 2 [229]:

Таблица 2

Содержание кофеина в некоторых напитках


Кофе (настоявшийся)

100—110 мг на 230 г общего веса (данные общего веса в оригинале представлены в унциях

Кофе (только что заваренный)

) 70—75 мг на 230 г »

Кофе (без кофеина)

3—5 мг на 230 г »

Чай (настоявшийся)

50—100 мг на 230 г »

Чай (только что заваренный)

30—36 мг на 230 г »

Кола

35—65 мг на 460 г »

Какао

6—142 мг на 190 г »

Шоколад

—20 мг на 40 г »


Имеются данные о том, что фармакологическое действие ко­феина начинает проявляться при дозах от 50 до 200 мг и в значительной мере определяется индивидуальной восприимчи­востью к стрессовым воздействиям. Нежелательные эффекты могут наблюдаться и при дозах, существенно меньше указан­ных [219].

При проведении профилактической работы непосредственно на предприятиях в облегченном виде даются рекомендации по использованию витаминов, тонизирующих напитков, кислород­ных коктейлей [120; 144]. Обычно применение этих средств комбинируется с другими мероприятиями, проводимыми на ба­зе кабинетов психологической разгрузки. Разработаны рекомен­дации по организации профилактического питания работников таких массовых профессий, как рабочие металлургической про­мышленности, водители судов и водители наземных транспорт­ных средств, обувного производства, кондитеры, сельскохозяй­ственные рабочие [11; 35; 43; 45; 62; 164; 182; 190; 203].

В качестве примеров разработки рационов питания с целью нормализации энергетических поступлений можно отметить ре­комендации по профилактике выраженных стрессовых прояв­лений у членов локомотивных бригад, лиц летного состава, ра­ботников умственного труда [13; 16, 88; 101; 102; 130; 170; 181].

Важную роль в предотвращении возникновения экстремаль­ных состояний играет оптимизация самого режима питания [9; 101]. Наиболее общие рекомендации состоят в том, что ре­жим питания должен соответствовать индивидуальным особенностям человека, его состоянию здоровья и условиям выполнения профессиональной деятельности. Обязательно следует учи­тывать сменность работы, ее длительность и т. п. С точки зрения определения общего числа приемов пищи наиболее благоприятным является режим четырехкратного питания (хотя в ос­новном распространен трехкратный режим с интервалами 5— 6 часов). При этом при односменной работе рекомендуется на завтрак 25—30% суточного рациона, на обед —-10—50%. на ужин—20—25%. Следует помнить, что работоспособность и стрессоустойчивость существенно понижаются в случае выхода на работу натощак, а также в результате обильного приема пищи [9]. Примером оптимизации функционального состояния и предотвращения эмоциональных срывов путем изменения ре­жима питания может служить цикл исследований по подбору оптимальных режимов питания студентов [88].



Метод фармакотерапии (применение лекарственных средств с целью предотвращения или устранения патологических про­явлений) давно и широко распространенный в медицинской практике для лечения больного организма, с определенного времени стал использоваться и для нормализации состояния здорового человека. Не останавливаясь подробно на истории расширения сферы действия данного метода, следует все же отметить особую активизацию исследований по фармакологиче­ской коррекции рабочего состояния во время II мировой войны, что было обусловлено необходимостью обеспечения эффектив­ного и быстрого восстановления боеспособности солдат. Хоро­шим примером публикаций таких исследований является вышедшая в нашей стране в 1942 г. монография К. X. Кекчеева «Ночное зрение». В книге приводятся данные об употреблении" военными летчиками препаратов колы и кофеина с целью сни­жения утомления и повышения общего тонуса организма [87].

Обзор литературных источников за несколько последних лет показывает, что в настоящее время можно говорить о возник­новении специального направления в рамках фармакотерапии — применения лекарственных средств для оптимизации состояния и повышения работоспособности человека в процессе выполне­ния трудовой деятельности [21; 32; 36; 93; 163; 21.4; 223].

Ведущиеся в рамках этого направления исследования затра­гивают широкий круг проблем, однако существует единая точ­ка зрения специалистов, согласно которой области фармакотерапии «на рабочем месте» является строго ограниченной. При­менение фармакологических средств в условиях обычной про­фессиональной деятельности должно быть сведено к минимуму—только для случаев со специальными медицинскими пока-1-заниями. Такие серьезные ограничения налагаются потому, что даже самые «безобидные» препараты нарушают естественный ход протекания процессов жизнедеятельности и могут иметь различные побочные эффекты.

В целом можно выделить два основных критерия дополнимости фармакологического воздействия: необходимость достижения быстрого кратковременного эффекта оптимизации состояния и необходимость коррекции пограничных состояний

Как правило, фармакологическое, воздействие используется .для устранения экстремальных состояний. В качестве купиро­вания чрезмерных проявлений эмоционального перенапряжения, последствий длительно испытываемого стресса фармакотерапия функционального состояния особенно эффективна. Однако большинство специалистов склоняются к мнению, что коррек­ция последствий длительного действия психоэмоциональных стрессоров (а также в тех случаях, когда имеют место прояв­ления хронического стресса) с помощью фармакологических препаратов должна осуществляться в составе комплексных про­грамм психологической реабилитации, в сочетании с методами психосаморегуляции, музыкотерапией, другими видами психо­терапевтического воздействия. Так, например, медикаментозная терапия эмоционального стресса у студентов целесообразна прежде всего в периоды максимальной нагрузки на эмоциональ­ную сферу — во время экзаменационных сессий. В межсессион­ные периоды рекомендуются иные психотерапевтические методы,

Принятые ограничения определяют направления использо­вания лекарственных средств и соответствующие требования к ним. Согласно рекомендациям врачей-гигиенистов и физиологов, во время трудовой деятельности человека могут применяться лекарственные средства, способные:

— обеспечить мобилизацию резервных возможностей организ­ма с целью либо резкого увеличения на короткий срок пре­дельного объема выполняемой работы (как умственной, так и физической), либо кратковременной отсрочки сна;

— обеспечить организм дополнительным количеством легко реализуемой энергии;

— восстанавливать и сохранять работоспособность в экстре­мальных условиях деятельности;

— ускорить и закрепить адаптационные процессы в организме с целью купирования проявлений патологических и предпатологических состояний [21].

Список применяемых фармакологических средств весьма обширен, и существует множество апробированных медицин­ских препаратов, прямо или опосредованно влияющих на рабо­тоспособность. Среди них выделяются следующие общие груп­пы: адаптогены и средства, повышающие иммунологические способности организма; витамины и коферменты, участвующее в обменных процессах и усиливающие защитные силы организ­ма; регуляторы электролитного обмена; препараты, улучшаю1-щие процессы метаболизма и энергонакопления; антиоксиданты снижающие концентрацию конечных ПРОДУКТОВ сгорания жирных кислот; медиаторы центральной нервной системы, ре­гулирующие процессы передачи возбуждения в нервной системе особый класс составляют психотропные средства, активирующие преимущественное влияние на психику человека [162;16З]. В последние годы все чаще встречаются публикации о положительном эффекте применения различного рода лекарственных препаратов, входящих в состав газовых смесей, специ­альных добавок к пище, повышающих работоспособность чело­века [72; 162].

В настоящее время разработан целый ряд классификации; лекарственных средств, изменяющих состояние и работоспо­собность человека [21; 107]. В качестве примера в таблице 3 приведем классификацию психотропных препаратов, представ­ленную в руководстве Т. Кокса «Стресс» [93]:

Таблица 3

Классификация психотропных препаратов

1. Психолептики

а. Большие транквилизаторы

1) фенотеазип (хлорпромазин)

2) резерпин и его производные (резерпин, тетрабеназин)

3) бутирофен (галоперидол и трифлуперидол)

б. Малые транквилизаторы

1) бензодиазепин (хлордиазепоксид, диазепам)

2) заменители диола (мепробамат)

3) производные дифенилметана (бенактизин)

в. Седативные препараты

1) барбитураты (амилобарбитон, фенилбарбитон)

2) алкоголь (этанол)

2. Тимолептики

а. Антидепрессапты

1) ингибиторы моноаминоксндазы (ипрониазид, паргилин)

2) трициклические аптидепрессанты (имипрамин, амитрилтилин)

3) вилоксазин

б. Стимуляторы

1) препараты, относящиеся к нейрогуморальным веществам (амфетамин, атропин)

2) Кофеин, теобромин)

3. Психомиметики (данная группа препаратов не используется в лечебных и профилактических целях)

1) вещества, содержащие индольное основание (ЛСД или псилоцибин)

2) препараты, относящиеся к норадреналину (мескалин)

3) другие (фенциклидин, тетрагидроканнабииол)

Перечень лекарственных средств, наиболее широко приме­няемых для лечения синдрома тревоги и уменьшения психофи­зиологического возбуждения при пограничных состояниях, и их дозировки представлены в табл. 4 [207. С. 103].



Рассматривая конкретные области практического примене­ния метода фармакотерапии, следует отметить, что он используется в тех видах профессиональной деятельности, где, как правило, имеют место постоянно действующие экстремальные факторы как физической, так и психологической природы: в летном труде [36; 37; 121], сложных видах операторской дея­тельности [33; 42]. Что же касается профилактики состояний, не выходящих за грань нормальных, то применение фармако­логических средств следует свести к минимуму. Главной долж­на оставаться ориентация на включение собственных механиз­мов регуляции на различных уровнях жизнедеятельности орга­низма и использование максимально естественных для челове­ка приемов повышения работоспособности.
Таблица 4 Лекарственные средства, применяемые для лечения синдрома тревоги

Химическое название

Торговое название

Дозировка

Мепробамат (Мепротан)


Милтауп


1200—1600 мг/сут в не сколько приемов

Тибамат


Тибатрап


750—2000 »


Диазепам


Валиум


6—40 »


Хлордиазепоксид


Либриум


15—100 »


•флюразепам


Далман


15—30 »


Оксазепам


Серакс


30—120 »


Гидроксизин


Атаракс


50—400 »


Пропранолол (Анаприлпн)


Индерал


30—120 »


Амитриптилин


Элавил


75—300 »


Доксепин


Синекван


75—300 »


Имипрамин (Имизин)


Тофранил


75—300 »


Хлорпромазип (Аминазин)


Торазин


10—100 » (при стрессе)

Тиоридазин


Меллерил


10—100 » (при стрессе)

Галоперидол


Галдол


1—5 »

В производственных условиях большое внимание уделяется использованию такого средства, как функциональная музыка. История применения музыкальных средств для нормализации состояний человека насчитывает много веков [58]. В настоящее время это средство, а также его сочетания со световыми и цве­товыми воздействиями [12; 50; 57] получили самое широкое рас­пространение во всем мире. Существуют примеры успешного применения функциональной музыки на различных предприя­тиях: Пермском телефонном заводе, Киевской обувной фабрике, 2-м Московском часовом заводе и ряде других организаций.

Музыкальные программы, подобранные с учетом специфики труда, являются эффективным средством для борьбы с моно­тонней, начальными стадиями утомления, предотвращения нервно-эмоциональных срывов [12; 57]. Имеются данные и об экономической эффективности внедрения этого средства воздействия на функциональное состояние работающих [20]. Бе­зусловно, как и всякое другое профилактическое средство, функциональная музыка будет оказывать благоприятное влияние только при том условии, если в полной мере учитываются требования к организации и содержанию музыкальных про­грамм, к методическим и техническим средствам их реализации [12; 107]. В целом же доступность этого метода, его высокая эффективность, хорошая сочетаемость с другими приемами оптимизации состояния и, что весьма существенно, воздействие непосредственно на психическую сферу делают ею весьма ценным инструментом психопрофилактической работы.

Более подробно вопросы функциональной музыки как сред­ства профилактики неблагоприятных эмоциональных состояний рассматриваются в главе 3.

Интересен и опыт использования библиотерапии (метода «лечебного чтения») на производстве, предложенного В. М. Бехтеревым. Обычно этот метод реализуется в виде прослушивания отрывков из художественных произведений (прозы, стихов).

В условиях производственной деятельности данный метод пока применяется в основном как средство борьбы с состояния­ми монотонии [12; 47]. Однако использование библиотерапии для профилактики стресса и чрезмерных эмоциональных peакций представляется очень перспективным: каждому человеку знакомо изменение настроения и даже самочувствия после чтения любимой книги. Вероятно, данный метод было бы целесо­образно вводить во время специально организованных рабочих перерывов.

Интересно, что метод библиотерапии обнаруживает суще­ственное сходство с методом музыкотерапии в плане эффектов изменения состояния, несмотря на существенные различия в механизмах этих процессов. К сожалению, вопрос о психоло­гических механизмах положительного воздействия данных средств пока еще остается открытым и нуждается в специаль­ном исследовании.

К самостоятельной группе методов оптимизации функцио­нального состояния относятся различные приемы активного воздействия одного человека на другого. Для профилактики экстремальных состояний наиболее разработанными и чаше всего употребляемыми являются приемы суггестивного воздей­ствия и гипнотического воздействия, основанные на специфиче­ской форме внушения [63; 146; 220]. В книге «Техника врачеб­ного гипноза» П. И. Буль отмечает: «Внушаемость есть нор­мальное свойство человеческой психики... По образному выра­жение В. М. Бехтерева, внушение (в отличие от убеждения) входит в сознание человека не с «парадного входа, а как бы с заднего крыльца», минуя сторожа—критику» [29. С. 25].

Гипноз, прежде всего, применяется как медицинская и психо­терапевтическая процедура при некоторых заболеваниях и на­рушениях психогенного характера. Однако, гипноз применим и в ряде случаев профессиональной деятельности. Есть данные об использовании гипнотических воздействий с целью раскрытия потенциальных резервов активности и творческих способ­ностей [179; 189]. В ряде исследований разнообразные гипнотические и суггестивные воздействия применялись в целях кор­рекции функционального состояния человека: так, гипноз ис­пользуется для моделирования состояний повышенной психиче­ской готовности к действию с реализацией в постгипнотическом периоде в операторской деятельности [63; 72; 74]. В последние годы появились специальные техники обучения «самогипнозу», базирующиеся на первоначальном гипнотическом внушении со стороны гипнотерапевта, используемые для повышения рабо­тоспособности у лиц некоторых массовых профессий [7; 60; 68].

Интересен опыт применения суггестивных воздействий не­вербального характера в форме определенным образом органи­зованной стимульной информации в сочетании с музыкальными произведениями с особым темпо-ритмическим рисунком для коррекции неблагоприятного состояния человека-оператора [92].

Вообще одним из перспективных направлений внедрения внушающих воздействий в производственную практику являет­ся использование различного рода суггестии в сочетании с ины­ми приемами оптимизации состояния: музыкой, дыхательной гимнастикой, аутогенной тренировкой, программами произволь­ной регуляции мышечного тонуса [69; 154]. В качестве приме­ра можно привести комплексную программу психологической поддержки человека-оператора, разработанную для оказания направленного воздействия на функциональное состояние для достижения расслабления и последующей мобилизации [154].

Программа (общей длительностью 20 мин.) состоит из 8 блоков (элементов), каждый из которых предназначен для формирования «соответствующего компонента субъективного состояния или его фазы» [154. С. 170]: привлечения внимания занимающихся, создания установки на последующее формиро­вание позитивных эмоций, подготовки к общему расслаблению, собственно расслабления, формирования состояния диффузного бодрствования и его использования с целью отдыха, подготов­ки к мобилизации, оказанию мобилизирующих воздействий на состояние и др. Программа основывается на принципе сочета­ния различных звуковых внушающих воздействий речевого и неречевого плана (текстовая информация, вербальное внуше­ние, специально организованные музыкальные программы, зву­ковые сигналы) в комплексе с различными вариантами дыха­тельных упражнений.

Возможности использования гипнотических приемов для оптимизации функциональных состояний достаточно высоки. однако их применение в производственных условиях не всегда Целесообразно. Во-первых, глубокая форма гипнотического по­гружения представляет собой измененное состояние сознания особой природы [220], и его переживание далеко не всегда уместно в будничной производственной ситуации.

Во-вторых, весьма ограничен контингент гипнабельных лиц, тем более квалифицированных специалистов-гипнотерапевтов. способных вызвать и управлять развитием этого состояния. Высокая устойчивость к гипнотическим воздействиям у боль­шинства здоровых людей обусловлена активным противостоя­нием гипнотизируемого воле гипнотерапевта: «...далеко не вся­кое словесное внушение приемлется как таковое, ибо в подав­ляющем большинстве случаев налицо и встречная психическая активность, т. е. критическое отношение к словам, сопоставление их с чем-то еще» [155, С. 139]. Кроме того, малопривлекатель­на пассивная роль, отводящаяся субъекту воздействия при проведении таких процедур, внешняя навязанность его состоя­ния, зависимость от личности и установок гипнотерапевта.

Последнее обстоятельство прекрасно иллюстрируется авто­биографической заметкой В. А. Каверина в одной из его по­следних книг: «Была в моей жизни трудная полоса, когда му­чительная бессонница заставила меня прибегнуть к лечению гип­нозом. И ночь проходила ровно, я крепко спал до утра. Но на другой день странное чувство «неодиночества» не покидало ме­ня, -хотя;; я был совершенно одни в зимнем, теплом, просторном доме. Не знаю, кто оставался со мной, но кто-то оставался, а так как он был не только со мной, но и во мне, трудно было надеяться, что мне удастся отделаться от «него» до новой стра­ницы» [82. С. II].

Мы специально несколько подробнее остановились на харак­теристике гипнотического способа воздействия на состояние человека, поскольку это одна из психопрофилактических проце­дур, представленная в «чистом виде». На ее примере особенно отчетливо проявляются важность активного отношения человека к делу управления своим состоянием и зависимость успеш­ности оптимизационной работы от этого обстоятельства. В свя­зи с этим представляется важным более детальное знакомство с другой группой методов воздействия на функциональное состояние — по введенной ранее терминологии, группой внут­ренних способов, или методами саморегуляции состояний.

Главной особенностью методов саморегуляции состояний яв­ляется их направленность на формирование адекватных внут­ренних средств, позволяющих человеку осуществить специаль­ную деятельность по изменению своего состояния [71; 108; 177]. В своей обыденной жизни мы часто интуитивно используем выработанные в индивидуальном опыте наборы таких приемов, позволяющих нам справиться с волнением, побыстрее войти в рабочий ритм, максимально расслабиться и отдохнуть. Этот опыт нашел отражение практически в любой многовековой культуре разных народов, внутри которой создавались целые системы приемов и средств саморегуляции состояний, имеющих отчетливо выраженный обучающий и воспитательный характер. «Учись управлять собой!»—вот главный девиз такого рода мер, вкрапленных в различные философско-религиозные учения, педагогические системы, обряды и формы организации быта [41; 158; 186; 219].

Разрабатываемые научные методы самоуправления состоя­нием (в более общем смысле — саморегуляции) чаще всего базируются на обобщении этого полезного и многогранного опыта При этом одной из важнейших задач является исследо­вание конкретных механизмов воздействий такого рода, очищенных от искажающих мистических, религиозных к просто неверных житейских представлений. В этом видится основа для полноценного развития и использования конкретных методиче­ских средств. Детальному знакомству с имеющимися в настоя­щее время методами и приемами саморегуляции, применяемы­ми для профилактики неблагоприятных функциональных состоя­ний будет посвящена следующая глава. Предварительно сле­дует подчеркнуть, что по своему содержанию и направленности эти методы являются способами активного самовоздействия. Главная функция психолога в процессе их использования со­стоит по нашему мнению, в управлении ходом формирования необходимых внутренних средств у субъекта воздействия и в обеспечении адекватных условий их усвоения.




  1   2   3   4   5   6


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет