Путь озарения



жүктеу 2.74 Mb.
бет10/14
Дата01.04.2016
өлшемі2.74 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
: zip
zip -> Святые ислама
zip -> Химия украины
zip -> Корковая пробка
zip -> Некоторые аспекты перехода крещеных татар из православия в ислам в Казанской губернии во второй половине XIX начале XX вв
zip -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі «Ұлттық ақпараттандыру орталығы»
zip -> Му «Централизованная библиотечная система» г. Липецка Центральная городская библиотека им. С. Есенина
ГЛАВА 1

Первое, что следует осознать искателю истины, — это цель жизни. Как только душа начинает чувствовать отрезвление от опьянения жизнью, первое, что она себя спрашивает, это: “Какова моя цель в жизни?” Каждая душа имеет свою собственную цель, но в конце все цели сливаются в одну, и это — та цель, которой доискивается мистик. Ибо все души, верным путем или неверным, рано или поздно достигнут этой цели — цели, которая должна быть достигнута, цели, для которой предназначено все творение. Но разница между ищущей душой и той душой, что работает в направлении цели вслепую, подобна разнице между материалом и мастером, который с ним работает. Глина работает для цели формирования сосуда, работает и горшечник, но именно горшечнику достается радость и привилегия почувствовать счастье от выполнения предназначенного, а не глине. И так же с теми существами, которые неосознанно стремятся к цели, и теми душами, что осознанно стремятся к ней, — и те и другие в конце приходят к одному и тому же выполнению, разница только в сознании.

Первый шаг на духовном пути сделан, когда душа осознала свою внешнюю задачу в жизни. Ибо не каждая душа в мире даже просто осознает свою внешнюю миссию в жизни. А душа, не осознающая цели, может прожить всю свою жизнь и не осознать ее до самого конца жизни, но душа, которую заботит осознание своей миссии, должна рано или поздно осознать ее. Ведь ответ на свой вопрос постоянно слышен человеку в его собственном сердце. Как говорит Саади: “Каждая душа сотворена для определенной цели, и свет этой цели горит в душе”. Если пламя зажжено прежде, чем человек родился на земле, ему остается только выяснить для себя цель своей жизни, хотя все вокруг него также указывает на эту цель.

Могут спросить: “Каков наилучший способ для человека понять свою цель в жизни?” Если человек последует склонности своего собственного ума, если он пойдет по той дороге, к которой его влечет, если он последует своей внутренней наклонности, которая не удовлетворится ничем иным, тогда он почувствует: “Есть нечто, ожидающее меня (что ему в данное время неизвестно), что принесет мне удовлетворение”. Кроме того, если у человека развита интуиция и он — мистик, это еще проще, потому что тогда ему постоянно говорится, в чем состоит цель его жизни. Ведь природа обладает таким совершенством мудрости. Мы видим, что насекомым дано чувство, чтобы строить себе маленькие домики и защищаться и делать запасы для пропитания. Пчелы, у которых есть дар делать мед, обучаются делать мед. Таким образом, природа научила каждую душу искать свою цель. Она создала каждую душу для этой цели и постоянно призывает эту душу видеть эту цель. Если душа не слышит призыв и спит, то это не вина природы, ведь она призывает постоянно. Поэтому, если бы мне пришлось в нескольких словах сказать о том, как найти свою цель, я бы сказал: пробудившись ото сна.

Могут спросить: “Приведет ли внешняя цель к внутренней цели жизни?” Конечно, приведет. Все, что делает человек, будь то духовное или материальное, является для него лишь для достижения своей внутренней цели, если он только сможет принять ее как таковую. Если он ошибается, то ошибка в нем самом, — он точно так же работает в направлении к своей внутренней цели. Ибо все создано, чтобы работать, как одна схема, и поэтому каждый человек действует в направлении выполнения своего божественного предназначения. Если есть разница, то это отличие данного конкретного индивидуума.

Есть пять аспектов, дающих человеку стремление к выполнению внутреннего предназначения: желание жить, желание знать, желание силы, желание счастья и желание покоя. Эти пять вещей осознанно или неосознанно работают в глубине каждой души. Работая в ней, они подсказывают либо правильные, либо неправильные поступки, и все же эти пять аспектов относятся к единственному предназначению, выполнением которого достигается цель всего творения. Когда желание жить приводит человека в соприкосновение со своей реальной жизнью, жизнью, не подверженной смерти, тогда достигается цель этого желания. Когда человек становится способным полностью воспринять знание о своем собственном существе, в котором обретается божественное знание и тайна всего проявления, тогда достигается цель знания. Когда человек становится способен сообщаться со Всемогущей Силой, тогда исполняется желание силы. Когда человек способен обрести счастье в своем собственном сердце, независимо от всего, происходящего снаружи, исполняется цель желания счастья. Когда человек становится способен подняться над всеми обстоятельствами и влияниями, нарушающими покой души, и обретает собственный покой среди толпы и вдали от мира, у него удовлетворяется желание покоя. Не в том или в другом из этих пяти желаний заключается выполнение предназначения, но именно в исполнении всех пяти желаний достигается та единственная цель, для которой каждая душа рождается на земле.


ГЛАВА 2

Желание жить наблюдается не только у людей, но оно непрерывно работает в самых незначительных существах, ползающих по земле и живущих в земле. Когда видишь, как даже мельчайшее насекомое стремится убежать от преследования и спрятаться от попытки дотронуться до него, страшась, что у него могут отнять жизнь, это показывает, что и самое маленькое создание в мире, в котором человек не может найти и следа ума, имеет желание жить. Именно это желание, развиваясь в низшем создании в многочисленных и разнообразных аспектах, проявляется в страхе, в стремлении найти убежище, в разумном способе оглядываться, как заяц в поле или олень, всегда озабоченный тем, чтобы защитить себя от других животных. Это желание, развитое в человеке, показывает еще большие явления разума. И война и мир вызваны желанием жить: причина, стоящая за войной, — это желание жить, причина мира — это также желание жить. Нет ни одной нормальной души, живущей на земле, которая не имела бы желания жить. Да, человек в состоянии сильной подавленности, в несчастном настроении может в какой-то момент сказать: “Я не хочу жить, я хочу смерти”. Но это не нормальное состояние. Вы можете спросить: “Почему смерть не является желанной, ведь это всего лишь избавление от плотного тела?” Но разве не можем мы превратить плотное тело в легкое тело? Даже материя способна превращаться в дух. Если в сосудах человека начинает циркулировать божественная кровь, это тело перестает быть тяжелым — оно становится легким, как пар. Оно тяжелое, когда вес земли навалился на него, но когда вес земли с него снят, то оно становится легче воздуха.

“Но, — скажете вы, — разве смерть не является возрастанием жизни?” Это — иная фаза жизни. Тело представляет собой законченный инструмент, почему же нам не взять от него все самое лучшее? Зачем торопить смерть, если человек может быть здесь и делать что-то достойное? Бывает, что человек тоскует по смерти, потому что не знает, что ему здесь делать, ему неизвестна цель жизни, именно это заставляет человека тосковать по смерти. Каждое мгновение жизни имеет свою миссию, каждый миг жизни — это возможность. Почему же эта возможность должна быть упущена? Почему бы человеку не использовать каждое мгновение своей жизни для достижения той цели, ради которой он здесь находится? Вопрос только в том, чтобы расшевелить себя, дабы наилучшим образом воспользоваться каждым мгновением жизни. Это само по себе даст человеку такое счастье, что он не захочет уходить. Даже если бы ангелы смерти пришли и принялись тащить его к смерти, он все говорил бы: “Дайте мне остаться здесь еще немного, дайте мне окончить кое-что, что я хотел бы закончить”.

Дело, наверное, в отношении. Когда человек находится в нормальном состоянии ума, его единственное желание, его самое сокровенное желание — жить. Что это показывает? Это показывает, что все остальные желания человек приобрел после того, как пришел на землю, но это желание жить он принес с собой. Только из-за того, что он не понимает смысла этого желания, его природы и характера, его тайны, он уступает тому, что его разрушает то, что называется смертью — смертность.

Если желание жить есть самое сокровенное желание человека, если это есть некая божественная субстанция в нем, тогда есть и ответ на это желание, есть возможность выполнения этого желания. Но когда человек не углубляется в тайны жизни, то без знания о жизни и смерти он становится подвержен разочарованию, а это разочарование и есть смерть. Вы можете спросить: “Если желание жить естественно, не лучше ли будет жить и продлевать молодость тела, и как это можно сделать?” Есть три аспекта, которые индусы персонифицируют как Браму, Вишну и Махейша — Бога-Творца, Бога-Вседержителя и Бога-Разрушителя. В сохранении молодости заложен конфликт между двумя Богами: Богом-Творцом и Богом-Разрушителем, потому что Бог-Разрушитель разрушает, а Бог-Творец творит. Если Бог-Творец в вас сильнее, то он одержит победу над Богом-Разрушителем. Тем не менее нет в этом мире ничего, лишенного красоты. Если душа получила божественное благословение, она будет наслаждаться каждым аспектом жизни. Младенчество интересно, детство наделено красотой, юность имеет свой дух, преклонный возраст имеет свое знание и достоинство, свою мудрость и красоту. Нет ни одной ноты фортепиано, которая не имела бы своего определенного действия, которая не имела бы своей особой партии в симфонии природы. Будь она на семь октав выше или на семь октав ниже, будь она звонкой, или невыразительной, или естественной, в каком бы ключе она ни звучала, стоит лишь гармоничной руке коснуться ее, она создает гармонию, она делает из нее симфонию. Так и все мы подобны нотам перед божественным Музыкантом, и когда касается Его благословенная рука, то каковы бы ни были жизненные обстоятельства человека, будь он ребенком или юношей, старым или молодым, красота проявится и прибавится к симфонии жизни.

Ошибка в том, что человек желает жить посредством смертной части своего существа, вот что приносит разочарование. Ведь он знает лишь часть своего существа, ту, которая смертна, и он идентифицирует себя со своим смертным существом. Вряд ли хотя бы один из нескольких тысяч осознает, что жизнь живет, а смерть умирает. То, что живет, не может умереть, то, что умирает, не будет жить, только феномен жизни на мгновение наделяет то, что не живет, иллюзией жизни. Когда мы изучаем мертвое тело, — величайшее исследование, которое мы можем провести, — мы видим, что лишь только жизнь отходит, как исчезает все очарование тела. Почему же нет более той привлекательности, которая была всегда? Почему тело лишено всей красоты, магнетизма и привлекательности? Почему те, кто любил этого человека, отшатываются от его мертвого тела, хотят убрать его прочь? Что из него ушло, что в нем умерло? Часть, которая подвержена смерти, мертва, жизнь, которая жила в нем, все еще жива. Это тело только покрывало жизнь, теперь эта жизнь ушла. Но живое существо не умерло, только смертный покров, который покрывал эту жизнь, мертв. Значит, не отсутствие такого знания сообщает человеку страх смерти?

Что же такое смерть, в конце концов? Есть высказывание Пророка, что просветленные души не страшатся смерти. Смерть — это последнее, чего они страшатся. И все же человек ни за что так не боится, как за собственную жизнь. Человек может пожертвовать всем на свете: богатством, положением в обществе, властью или владениями — ради того, чтобы жить. Если жить — врожденное желание, тогда совершенно необходимо найти процесс, способ, как установить связь с той, настоящей, частью себя, которая одна может называться нашим существом, нашим “я”, и тем самым стать свободным от того, что называется смертностью. Невежественный человек знает лишь первый этаж собственного дома и, поднимаясь на второй этаж, полагает, что умирает, он не знает, что всего лишь покинул первый этаж и поднимается на второй. Почему бытует такое невежество? Потому что человек никогда не пытался подниматься на второй этаж. Первого этажа ему вполне достаточно, второго этажа для него не существует, хотя это этаж его собственного дома.

Нужно ли добиваться бессмертия, можно ли его обрести? Нет, его нужно открыть для себя. Человеку всего лишь следует сделать свое зрение более острым, иными словами, исследовать самого себя, но это последнее, что он делает. Люди с большим удовольствием исследуют гробницу Тутанхамона в Египте, чтобы найти разгадку тайн, не обращая внимания на тайну, скрытую в их сердце. Скажите им о какой-нибудь тайне, существующей во внешнем мире, они будут с восторгом исследовать ее. Но если вы предложите им заглянуть в глубь себя, они подумают, что это слишком просто, они подумают: “Я знаю себя. Я смертный. Я не хочу умирать, но смерть ждет и меня”. Трудности они создают сами, сложности они усиливают сами своим собственным сложным разумом. Они не любят прямого пути, они любят пути зигзагообразные, они любят загадки. Даже если перед ними дверь, они скажут: “Нет, я не ищу ее”. Если дверь откроется перед ними, они не захотят выйти через эту дверь, они предпочтут пребывать в своей загадке и видят гораздо больше радости в том, чтобы не суметь найти дверь очень долго. Тот, кто наслаждается загадкой таким образом, приходит в ужас, видя выход. Высказывание Пророка таково: “Умри до смерти”. Что это значит? Это вовсе не означает: “Соверши самоубийство”. Это всего лишь значит: “Изучай состояние смерти”. Не нужно умирать, сыграйте — нужно сыграть смерть и выяснить, что это такое. Весь мистический культ представляет собой такую игру — игру в смерть. Эта игра становится средством, через которое можно понять тайну, скрытую по ту сторону жизни.

Человек сочетает в себе дух и материю. Что есть материя? Это кристаллизованный дух. Что есть дух? Изначальное вещество. Дух можно уподобить текущей воде, а материю — льду. Но если есть текущая вода, то вода будет течь, а лед останется там, где был. Это не значит, что лед не вернется в свое изначальное состояние, — вернется, но его время еще не пришло. Поэтому вода побежит дальше, а лед останется там, где был. Вещество остается там, где оно есть, но жизнь — дух — уходит. Что прежде всего необходимо человеку — это сделать дух независимым от смертного покрова, хотя бы на одно мгновение. Тогда страх смерти естественным образом исчезает, потому что человек начинает видеть состояние после смерти здесь, на земле. Физический покров, если можно так выразиться, заключил душу в плен внутри себя, и душа оказалась в темнице и не может себя увидеть. Что она может видеть, так это покров. Руми поясняет это самым прекрасным образом в стихах, посвященных сну, поскольку именно во сне душа естественным образом становится независимой от своего смертного облачения. Он говорит:

И еженощно Ты уносишь нас из тела,

Стирая скорбь и грязь, нисходишь Ты,

И словно белая доска мы вновь чисты.

Отпущен дух – не править, не служить,

Но в высоте безоблачной парить.

И нет ему ни до темницы дела,

Ни до венца, ни до земных пределов.

В ночи не чувствует оковы заключенный,

Величия не ведает в порфиру облаченный.

Ни мысли, ни заботы нет: пришло – ушло;

В ночи не важно нам ни это и ни то.

Постоянное томление души — томление по свободе от этого плена. Свою книгу “Маснави” Руми начинает с этого плача души о желании освободиться. Но освободит ли душу намеренная смерть, самоубийство? Нет! Ни один мистик никогда этого не сделал, не это имеется в виду. Только играя в смерть, приходит человек к знанию жизни и смерти, и только тайна жизни сделает душу свободной. Разные планы существования, скрытые позади покрова этого физического тела, начинают проявляться человеку, играющему в смерть. Разные способы концентрации, медитации, предписываемые учителем ученику, — все они составляют процесс такой игры. Сами по себе они ничто — это игра. Что важно — так это то, что человек находит в результате этой игры, что он открывает в конце. Конечно, игра начинается с самоотрицания. И человеку, которому нравится по двадцать раз в день говорить “я”, не хочется сказать: “Не я — Ты есмь”. Но он не знает, что такое провозглашение “я” и есть корень всех его бед. Именно это провозглашение заставляет его чувствовать себя обиженным любым самым малым оскорблением, каждым незначительным вмешательством. Боль, которую приносит ему эта иллюзия, настолько велика, что лучше избавиться от нее. Но это-то как раз последнее, что он сделает. Он расстанется с последним пенни, но не с мыслью о собственном “я”. Он будет держаться за него, как будто это самая дорогая вещь. В этом-то и состоит вся трудность и единственное препятствие на духовном пути.

Очень часто люди спрашивают: “Сколько же времени нужно человеку идти по духовному пути?” Нет предела протяженности этого пути, и все же, если человек готов, ему не потребуется много времени. Мгновение — и он у цели. Насколько верно то, что говорили мудрецы прошлых времен своим последователям: “Не ходите прямо в храм, сначала обойдите вокруг него пятьдесят раз!” Значение таково: “Сначала немного утомитесь, а потом входите”. Тогда вы его будете ценить. Человек ценит то, для чего ему требуется усилие, если что-либо приходит без малейшего усилия — для человека это ничто. Если бы правительство требовало налог за воздух, которым они дышат, люди протестовали бы. И тем не менее они не знают, что нет никакого сравнения между воздухом и деньгами, которыми они владеют. Ценность первого несравненно выше второго. И все же самые ценные вещи обретаются с наименьшим усилием. Но человек не осознает их важности. Он скорее захочет иметь нечто, достигнутое ценой огромных усилий, что в конечном итоге может оказаться ничем.

Очень просто думать: “Почему каждое существо должно иметь врожденное желание жить, если непрерывная жизнь невозможна?” Потому что нет на свете желания, которое не имело бы ответа. Ответ на каждое желание где-то имеется, исполнение каждого желания однажды произойдет. Поэтому несомненно, что такое желание жить должно быть выполнено. А выполнение этого желания состоит в том, чтобы стать выше иллюзии, которая вызвана неведением относительно тайны жизни.
ГЛАВА 3

Желание знания можно проследить во всех живых существах, в низших созданиях, равно как и в человечестве. Если человек замечает поведение птиц и животных в лесу, то он сможет увидеть, что кроме поисков пищи, игр со своими партнерами, защиты от врагов, они также интересуются каждым ощущением, которое приходит к ним через пять органов чувств. Звук, цвет, осязание, запах — каждое чувство оказывает на них влияние. Можно проследить у животных естественное желание что-то знать, именно это желание в человеческой эволюции может быть признано любопытством. С самого детства такая тенденция кажется преобладающей, и, чем сильнее ребенок выказывает эту тенденцию, тем более многообещающим он является, потому что это показывает, что часть, относящаяся к душе ребенка, заметно продвигается вперед. То, что в большей степени впечатляет нас в личности взрослых, — это блеск разума, помимо их доброго нрава и добродетели. Если это такая важная вещь в жизни, то она должна достигать самого значительного результата. А что это за достижение? Это знание высшей истины, которое исполняет цель жизни.

Любопытная душа начинает с того, что пытается узнать все, что видит и с чем входит в соприкосновение. Что она хочет знать прежде всего, так это имя объекта, как он называется, для чего он, что он такое, для чего он используется, как он используется, как он сделан, как его наилучшим образом применить, как получить от него максимальную пользу. Это знание мы называем познанием. Различные подразделения познания, называемые разными именами, являются классификацией этого знания, которое человек получает путем изучения окружающего мира. Но жизнь настолько коротка, а область знания настолько обширна, что человек может все продолжать и продолжать учиться. Он может изучить одно направление знания и обнаружить, что даже одной жизни не хватит, чтобы полностью узнать это отдельное направление знания. Есть другой человек: он не доволен прикосновением к одному только направлению знания, он хочет затронуть многие направления. Он может до определенной степени ознакомиться с различными аспектами знания. Если он чего-нибудь достигнет в этом, то может сделаться тем, кого можно назвать человеком с большим кругозором. И все же это не та вещь, которая выполнит предназначение его жизни. Фараби — великий арабский ученый древности — заявлял, что знает многие стороны знания, но когда он дошел до демонстрации своей оснащенности в области музыки, то оказалось, что ему недостает существенной части, и это была не теория, но практика музыки.

Однако знание можно подразделить на два аспекта: один аспект — это знание, которое мы называем познанием, другой же — это состояние знания. Познание происходит от рассуждения: “Это так из-за того или из-за этого”. Вот знание. Но есть состояние знания, которое не может быть объяснено никаким “потому что”, можно только сказать, что это так и не может быть по-другому. Знание с приложенным к нему “потому что” опровергается тысячу раз. Один ученый, или изобретатель, или знающий человек имеет один аргумент, другой приходит и говорит: “Это не то, что я думаю, я выяснил истину об этом, которую тот, кто искал раньше, воспринял неверно”. Так всегда было и так всегда будет с внешним знанием. Но с тем состоянием знания, которое есть центральное знание, никогда не было разночтений и никогда не будет. Святые, мудрецы, провидцы, мистики, пророки всех времен, в какой бы части света они ни родились, когда прикасались к этому царству знания, все были согласны в отношении этой одной вещи. Именно поэтому они назвали ее Истина. Но так было не потому, что это была концепция одного человека, или же выражение другого человека, или доктрина определенного народа, или учение определенной религии. Нет, это было знание каждой знающей души. И каждая душа, в прошлом ли, настоящем или будущем, когда бы она ни достигла стадии, на которой она знает, осознает то же самое. Поэтому именно в этом знании может быть обретено выполнение предназначения прихода человека на землю.

А теперь вы можете спросить: “Что же это за знание? Как может человек постигнуть его?” Первое условие состоит в том, чтобы отделить внешнее знание от внутреннего знания. Ложное и истинное — две эти вещи не могут идти вместе. Это условие состоит в отделении реального от нереального. Знание, полученное от внешнего мира, есть знание покрова всего сущего, но не духа всего сущего. Поэтому такое знание не может быть существенным знанием. Это не знание духа всего сущего, это знание покрова всего сущего — то, что мы учим и называем познанием, и именно ему мы придаем величайшее значение. Вы можете сказать: “Что же делать, когда призыв интеллектуального рассудка к знанию и познанию таков, что ставит под угрозу веру в возможность знания в себе?” Ответ таков: продолжать в таком случае работать с интеллектуальным знанием до тех пор, пока человек не почувствует себя удовлетворенным им или же не устанет от него. Ибо человек не должен искать пищу, если он не голоден. Пища, которую ищут в отсутствии голода, окажется ядом. Великое само по себе знание себя, если нет к нему естественного желания, пламенного, как ревущий пожар, не проявляется.

Вы можете спросить: “Тогда почему бы нам не попытаться проникнуть до самой глубины всего внешнего, разве тем самым не достигнем мы того же самого знания?” Это невозможно. Простейший путь и возможный путь — достигнуть знания самого себя. Последствие такого достижения даст человеку проницательный взгляд в глубину внешних вещей, в дух внешних вещей. Вопрос стоит о себе, о знании себя — вот что такое это знание. Знаем ли мы себя? Никто из нас ни на одно мгновение не подумает, что мы не знаем себя. В этом трудность. Каждый говорит: “Я знаю себя лучше, чем я знаю кого бы то ни было другого. Что мне познавать в себе? Анатомию тела?” Да, первое, что необходимо понять, — это строение тела, это первый урок.

Изучая его, человек обнаружит, что имеется пять разных аспектов, составляющих наше физическое тело. Мистики для удобства называют их земля, вода, огонь, воздух, эфир. Но их не следует сравнивать с научными терминами — это только для удобства мистика. Затем человек видит разные чувства, органы чувств — каждый орган чувств представляет один из этих пяти элементов. Возвращаясь к естественным тенденциям и потребностям в жизни, можно сказать, что каждое действие человека имеет отношение к этим пяти элементам. Такое изучение механизма заставит человека понять, что нечто, что он всегда называет “я”, — не что иное, как механизм, — механизм, составленный из пяти элементов, а элементы взяты взаймы у внешнего мира. И он обнаружит, что его ум, получающий опыт через все органы чувств, все же остается в стороне, как наблюдатель, который строит модель окружающего мира и воспринимает его через посредство этого механизма, называемого его телом. Это знание откроет глаза глубоко мыслящему человеку на тот факт, что он — это не его тело, хотя сознательно или бессознательно есть, пожалуй, один из миллиона людей, кто ясно осознает: “Мое тело — это инструмент, я — это не тело”. Тот, кто пришел к осознанию: “Мое тело — это инструмент”, — владыка своей тюрьмы, он — инженер этого устройства.

И тогда приходит следующая стадия знания себя: исследование того, что называется умом. Проведя краткое обследование ума, человек обнаружит, что разнообразные качества, такие, например, как рассудок, память, мышление, чувства и эго, — все эти пять вещей составляют ум. Он обнаружит, что есть поверхность этого и есть глубина этого. Его глубина — это сердце, его поверхность — ум. Каждое свойство ума представляет один из пяти упомянутых элементов. Это снова возвращает нас к мысли, что даже ум, пребывающий выше физического тела, есть механизм. И чем лучше человек знакомится с механизмом, тем больше он становится способен управлять им с наибольшей пользой, — именно незнание тайны этого механизма оставляет его в неведении относительно своих собственных владений. Это знание заставляет его думать: “Я — не тело, но я и не ум, я — инженер, имеющий два этих владения, два этих устройства, чтобы с ними работать для наилучшей пользы в жизни”. Тогда человек задается вопросом: “Кто же я?” До определенной степени даже ум — это механизм, взятый взаймы у внешней сферы, как и тело, он представляет собой механизм, позаимствованный у физического плана, собранный и сконструированный. Поэтому ни ум, ни тело — это не есть сам человек. Человек думает: “Это я” только потому, что он не может себя увидеть. И поэтому человек говорит обо всем, что он видит: это я. Его собственное “я” знакомится со всем, кроме себя самого. Итак, этот ум, который использует “я”, становится своего рода покровом, застилающим свет, который выполняет цель жизни.

Когда это осознается на интеллектуальном уровне, то, хотя такое понимание и не дает достижения цели жизни, человек начинает путешествие в поиске истины. Это необходимо осознать через процесс медитации, процесс, посредством которого “я” может отделить себя от тела, а затем и от ума. Ибо собственное “я”, заблуждающееся на протяжении всей жизни, не готово понять истину, не подготовлено к пониманию истины. Оно отвергает истину, оно борется против истины. Это подобно истории, рассказанной в моем Диване, как лев однажды увидел львенка, путешествующего по пустыне с овцами. Лев был изумлен. Вместо того чтобы бежать за овцой, он побежал за львенком. А маленький лев испугался и задрожал. Отец сказал ему: “Сын мой, идем со мной, ведь ты лев”. “Нет, — сказал львенок, — я дрожу, я дрожу, я боюсь тебя. Ты не похож на моих друзей. Я хочу бегать с ними, играть с ними. Я хочу быть с ними”. “Сын мой, пойдем со мной, — сказал лев, — ведь ты — маленький лев”. “Нет, — сказал львенок, — я не лев. Ты лев, и я боюсь тебя”. Лев тогда сказал: “Я не позволю тебе уйти, ты должен пойти со мной”. Лев взял его с собой на берег озера и сказал: “Ну-ка, посмотри вниз, посмотри своими глазами, лев ты или овца”. Это объясняет, что значит инициация и чему учит инициирующий своего ученика в процессе медитации. Как только происходит отражение образа в озере сердца, самопознание приходит само собой.



1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет