Путь озарения



жүктеу 2.74 Mb.
бет8/14
Дата01.04.2016
өлшемі2.74 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14
: zip
zip -> Святые ислама
zip -> Химия украины
zip -> Корковая пробка
zip -> Некоторые аспекты перехода крещеных татар из православия в ислам в Казанской губернии во второй половине XIX начале XX вв
zip -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі «Ұлттық ақпараттандыру орталығы»
zip -> Му «Централизованная библиотечная система» г. Липецка Центральная городская библиотека им. С. Есенина

Часть вторая. ПРОЯВЛЕНИЕ
1

После того как душа прошла через сферу джиннов, она прибывает на физический план. Что помогает этой душе прийти на физический план? Что открывает путь этой вновь приходящей душе в физическое существование? Приходящая душа входит в физическую сферу через канал дыхания. Дыхание — это сила, стоящая за каждым поступком. Оно работает, как батарея, что поддерживает в рабочем состоянии механизм человеческого тела. Тайна рождения и смерти может быть раскрыта через тайну дыхания. Что есть Купидон? Это душа, которая рождается. Прежде чем она появляется на физическом плане, она обозначается мудрыми, как Купидон, или ангел — это и есть ангел, потому что душа сама по себе является ангелом.

Двойственность каждого аспекта жизни, на любом плане, созидательна, из ее наличия вытекают цель и результат двойственного аспекта природы. Феномен Купидона, то есть на самом деле феномен души, заключается в наличии некоего сродства, делающего возможным выполнение предназначения.

Когда душа рождается на земле, ее первое выражение — плач. Почему же она плачет? Потому что она оказывается в новом месте, которое ей совершенно незнакомо. Она оказалась пленницей, чего раньше не испытывала. Каждый человек, каждый объект нов и как-то чужд этой душе, но вскоре такое состояние проходит. Вскоре чувства младенца знакомятся с внешней жизнью, которая постоянно привлекает его внимание. Сначала ему интересен процесс вдыхания воздуха мира, затем — слышания звуков, потом — видения объектов, находящихся перед ним, вслед за этим — прикосновения к этим объектам, а потом уже у него развивается чувство вкуса. Чем больше знакомится душа с физическим миром, тем больше она им интересуется, хотя порой у нее проявляется ностальгия в виде приступов плача — это так часто бывает в младенчестве. Это не всегда болезнь, не всегда это значит, что ребенок плачет по какой-то внешней причине. Несомненно, по мере того как он растет, он начинает скучать о чем-то из внешнего мира, но часто он плачет от чувства, что его выдворили откуда-то, где находиться было более приятно и комфортно, и он оказался в чуждой ему стране, о которой так мало знает. Именно это заставляет младенца испытывать приступы плача.

Мудрость природы совершенна, и нет более наглядного доказательства великолепия божественной мудрости для мыслителя, чем ребенок в раннем младенчестве. Если бы чувства младенца были настолько же развиты, как чувства взрослого человека, он потерял бы рассудок от внезапного давления физического мира, которое постоянно на него оказывается. Его утонченные чувства не были бы способны выдержать напор столь многообразной и напряженной деятельности этого мира. Как чудесно действует мудрость, исподволь поддерживающая его, мудрость — свидетельство Божественного Защитника, Отца, Матери, Создателя, поддержки и опоры всего, — так что чувства ребенка развиваются постепенно, по мере того, как он знакомится с жизнью. Чем больше он знает, тем больше расширяется его ум, и он не может знать больше того, что может охватить его ум. Так что в любом смысле младенец защищен как в отношении ума, так и тела.

Когда душа приходит в физический мир, она получает предложение от всей Вселенной, и это предложение — тело, в котором можно действовать. Оно предлагается душе не только родителями, но и предками, нацией и расой, в которой рождена душа, — всей человеческой расой. Но это тело представляет собой предложение не одной лишь человеческой расы, оно представляет собой итог чего-то, что на протяжении веков создавалось всем миром в целом. Та глина, которая замешивалась тысячу раз, глина, которая подготавливалась так, что в самом развитии своем становилась все более разумной, все более лучезарной и живой, глина, которая впервые явилась в минеральном царстве, которая развилась в растительное царство, которая затем проявилась как животное и получила завершение в создании этого тела, что было предложено вновь пришедшей человеческой душе. Можно спросить: “Разве неправда то, что говорят ученые, будто человек поднялся из животного царства?” Конечно, это верно, но верно в том смысле, в котором объяснено выше.

Не следует понимать это так, что каждый камень превратился в растение, а каждое растение — в животное, а каждое животное — в человека. Душа приходит прямо с небес, она функционирует в теле, через которое испытывает жизнь на земле более полно. Камни, деревья и животные не могут, следовательно, считаться предками души. Именно тело является результатом деятельности всех этих различных царств, которые представляют собой итог развития друг друга. Возникает вопрос: “Почему душа должна действовать в человеческом теле? Почему не в теле животного, птицы или насекомого?” Ответ таков: так она устроена. Каждая душа — это не тот же самый луч, она не имеет такого же озарения, такого же диапазона действия силы или такого же объема света, и поэтому верно, что души действуют не только в человеческом теле, но и во всех формах, как бы незначительны и малы они ни были.

А что же скалы, горы, моря и реки? Разве они не являются выходом души? Природа вообще, во всех своих разнообразных аспектах, является материализацией Света, который называется Божественным Духом, но не все в природе имеет то, что человек понимает как душу, ибо в качестве души он признает только тот луч, что действует в человеческом теле. Он не признает таковым луч, который функционирует в низших созданиях, хотя он происходит из того же источника. Есть две вещи: есть лучи и есть свет, из которого они проистекают. Если лучи — это души живых существ, тогда свет того же Божественного Солнца — это дух всей природы в целом. Это тот же самый свет, но не разделенный, не разграниченный, как те лучи, что мы называем душами. Почему природа имеет различные аспекты? Если дух позади всего един, почему все в природе отдельно и различно? Сотворение — это постепенная эволюция того света, который является источником и целью всех живых существ. Например, растительная жизнь — развитие минерального царства, животная жизнь — растительного царства, а человеческая жизнь — это кульминация такой эволюции. Но кульминация такой эволюции есть не более чем завершение построения механизма, который использует душа, сама душа посредством такой эволюции не развивается. Эта эволюция лишь означает, что душа восприняла законченный инструмент, дабы испытать жизнь с большей полнотой. Несомненно, что чем лучше будет инструмент, тем больше будет удовлетворение души. Если посмотреть с такой точки зрения на сотворение в целом, можно ощутить, насколько истинно то, что не только человек, но и все проявленное было сотворено по образу Божьему.


2

Душа, принесшая светящееся тело с ангельских небес, а из сферы джиннов — тело, полное впечатлений, в конечном итоге действует в человеческом теле, которое ей предоставляет физический план, и она устраивается на какое-то время в этом обиталище. Это завершает то, что мы понимаем под словом “индивидуальность”. Эти три плана, основные планы существования, в терминологии веданты называются Бху-лока, Дэва-лока и Свар-лока и обозначают три мира: Бху-лока — физический мир, Дэва-лока — мир джиннов и Свар-лока — мир ангелов. Таким образом, человеческое существо включает в себя все три существа: ангела, джинна и человека. Что приобретает человек на земле, так это опыт, набираемый посредством своих чувств, опыт, через который он сам проходит; и этот опыт человек получает в том вместилище в себе, которое он называет сердцем. Поверхность сердца, которая есть собрание его знания, он называет умом. Это слово происходит от санскритского слова Манас — ум, и от этого же слова происходит слово “man” (человек).

Человек обнаруживает признаки ангельских небес и сферы джиннов в своих устремлениях к свету, истине, любви и праведности, а также в своей любви к Богу, своем поиске правды жизни. Все это являет в нем ангела.

В своем томлении по красоте, в тяге к искусству, любви к музыке, в понимании поэзии, в своем стремлении создавать, творить, выражать он выказывает признаки сферы джиннов. И впечатления, составляющие его существо, те, что он принес с собой как наследство из сферы джиннов и которыми наделили его души, направлявшиеся обратно к цели, он обнаруживает как нечто особое и отличное от того, чем обладает его семья.

Несомненно, часто бывает, что ребенок обладает качествами своих предков, которые, возможно, отсутствуют у его родителей или даже в двух-трех предшествующих поколениях, однако это наследство иного рода, и наследство, известное нам как таковое. Образно говоря, душа берет некую собственность взаймы у сферы джиннов и некую более конкретную собственность у физического мира, и, беря взаймы такую собственность, вступая в такую сделку, она берет на себя, наряду с ответственностью, определенные долги и обязательства, которые прилагаются к собственности. Очень часто собственность не имеет надлежащего ухода и ей наносится ущерб, тогда на долю души выпадает ее ремонтировать, и если на эту собственность определен залог, то приходится его выплачивать. Вместе с собственностью душа становится обладательницей сопровождающих ее записей и контрактов. В этом и заключается тайна того, что зовется Кармой.

Что дает душе знать о ее собственном существовании? Это нечто для украшения себя, нечто, принимаемое во владение, чем она пользуется. Например, что дает королю понять, что он король? Его дворец, его королевское окружение, люди, стоящие перед ним в ожидании приказаний. Если всего этого не было бы, душа не была бы королем. Поэтому король — это есть его собственный дворец, именно осознание окружения заставляет душу почувствовать: “Я являюсь тем-то”, — или: “Я являюсь вот этим”. То, чем она себя украшает, побуждает ее сказать: “Я — этот”, — или: “Я — тот”. Во всех других отношениях по своему происхождению душа есть нечто безымянное и бесформенное.

На земном плане личность развивается из индивидуальности. Душа представляет собой индивидуальность с того самого момента, когда она рождается на земле в мирском понимании этого слова, но по мере роста она становится личностью. Ибо личность есть развитие индивидуальности, а в личности, формирующейся посредством выстраивания характера, рождается тот дух, который являет собой новое рождение души. Первое рождение — это рождение человека, второе рождение — это рождение Бога.

Закон, управляющий проявлением души, можно подразделить на три составные части: закон ангельских небес, закон сферы джиннов и закон мира человека, или физического плана.

В ангельских небесах нет отчетливых впечатлений, но там есть настройка. Душа настраивается на определенную высоту тона в соответствии с законом вибрации — высокую или низкую в зависимости от впечатления, которое она получает от душ, возвращающихся домой. Этой настройкой она достигает, так сказать, тона и ритма, что направляют ее на пути в мир джиннов.

Сами души нераздельны в ангельских небесах, поскольку они пребывают в непосредственной близости к Божественному Существу. Если и есть разница между душами на ангельских небесах, то это разница в большей или меньшей силе сияния, большей или меньшей широте их диапазона.

Что привлекает души из сферы джиннов в человеческий мир, так это то, что они получают от душ, направляющихся домой. В соответствии с этим они устремляются в направлении физического мира. Если бы я хотел более выразительно представить эту идею, то сказал бы, что это похоже на человека, чье сердце настроено на любовь и свет, на понимание и восхищение красотой. Он, конечно же, будет стремиться к большей красоте и искать общества таких друзей, от которых сможет научиться чему-то, которые будут в некотором смысле подобны его природе или идеалу. Это пример души, которую с ангельских небес притягивает к себе сфера джиннов. Человек, обучившийся музыке и игравший всю жизнь, конечно же, будет искать общества музыкальных друзей, артистов, певцов, композиторов и любителей музыки. Среди них он найдет себе друзей, товарищей, — так и душа из сферы джиннов направляется на физический план согласно своей любви к определенным вещам. Это показывает, что Бог не налагает на души, идущие к проявлению, никаких определенных условий, но они подобным образом выбирают их сами.

Человек может сказать: “Но ни одна душа не станет выбирать для себя несчастливые условия!” Ответ на это мы видим перед собой в нашем мире. Здесь многие сами выбирают себе несчастье — они могут этого не знать, они могут не признавать этого, и тем не менее причиной многих человеческих радостей и печалей является сам человек. Это не значит, что таков единственный закон, управляющий жизнью. Это закон, отвечающий на вопрос, который возникает из соображений здравого смысла. Но если поднять голову из этого мира иллюзий, и посмотреть вверх, и вопросить Бога: “Скажи мне тайну и загадку Твоего творения”, то можно услышать в ответ, что каждая вещь и каждое существо поставлены на свое место и каждый из них занят выполнением той работы, которую надлежит выполнить в общей схеме природы. Жизнь — это симфония, и действие каждого в этой симфонии — играть свою отдельную партию в музыке.

Пока шла война, все люди призывались к оружию, их помещали туда, где в них была нужда, независимо от их профессии, квалификации и моральных стандартов. Причиной тому было “требование цели”, которое являлось первоочередным. Если и есть что-то, способное принести успокоение мыслителю, то понимание этого вопроса. Мысль о том, что я страдаю теперь из-за своих грехов в прошлой жизни, может дать ответ пытливому и рассудочному уму и на какой-то момент прекратить его бунтарство. Но снимет ли она то раздражение, которое несчастье поселяет в сердце? Простит ли когда-нибудь этот ум Бога за то, что Он так сурово его осудил? Он может допустить существование таких ошибок в прошлом, но будет ли он когда-нибудь верить в Бога как Бога любви и сострадания, как Бога милосердия или Бога всепрощения?
3

Душа приходит на землю богатой или бедной, зрелой или незрелой, проходя через три фазы, где она либо обогащается, либо упускает возможность. На ангельских небесах она берет свет, в сфере джиннов — знание, она наследует качества своих родителей и предков на земном плане.

Из того, что собрано ею по пути к проявлению на земле, она создала вместилище, которое назвала умом. Тело, в котором функционирует душа на физическом плане, также вносит свой вклад — свойства всех тех миров, через которые оно прошло в своем развитии: минерального, растительного и животного царств. По этой причине человека называют Вселенной в себе, ведь человек состоит из всего, что в небесах, и всего, что на земле. В Коране рассказывается, как Бог сделал человека Своим представителем на земле, руководителем, заботе которого предоставлена вся Вселенная.

В своей жизни человек обнаруживает следы всех условий, через которые прошла глина, составляющая его тело. Есть в его теле атомы, которые представляют минеральное царство, растительное царство и животное царство, — все они представлены в нем. Не только тело, но и ум его показывает отображение всех царств, через которые он прошел. Ибо ум — это посредник между небом и землей. Человек познает небеса, когда осознает свою душу, он познает землю, когда осознает свое тело. Человек познает тот план, который находится между небом и землей, когда он осознает свой ум. Своей глупостью человек являет наличие в своем составе минерального царства, плохо соображающего и грубого, своей гибкостью он показывает наличие у себя растительного царства — оно проявляется и теми плодотворными, созидательными способностями, которые вносят в его жизнь цветы и плоды, происходящие от мыслей и поступков. Человек показывает наличие в себе следов животного царства проявлением страстей, эмоций, привязанностей, своей готовностью к служению и желанием приносить пользу. Если спросить: что же в человеке представляет человеческое? Ответ таков: всё, все свойства земли и неба, а именно: неподвижность, твердость и прочность — от камня, воинственная природа и склонность к привязчивости — от животных, плодовитость и полезность — от растительного царства, а также изобретательный, артистичный, поэтический и музыкальный гений — сферы джиннов, красота, просветленность, любовь, спокойствие и мир — ангельских планов. Все это вместе взятое дает человека. Человеческая душа состоит из всего и, таким образом, кульминирует в той цели, для которой и было совершено все творение.

Проявленная на земле душа вовсе не отключена от высших сфер. Она живет во всех сферах, но знает по большей части одну сферу, не ведая о других, от которых отворачивается. Так душа становится лишенной небесной благодати и осознает беды и ограничения жизни на земле. Истина не в том, что Адам был изгнан из Райского Сада, а в том, что он всего лишь повернулся к нему спиной, что и сделало его изгнанником небес. Души провидцев, святых, мастеров и пророков осознают различные сферы. Именно поэтому они связаны с миром ангелов и джиннов и с Духом Божьим.

В первом случае состояние, в котором пребывает душа, подобно состоянию пленника, заключенного на первом этаже дома, он не имеет доступа на другие этажи, во втором случае у него есть доступ на другие этажи, где он также хотел бы обитать. Тайна жизни состоит в том, что каждая душа по своей природе — это Асман, или Акаша, вместилище, обладающее аппетитом, и все, что она вмещает, она претворяет в оболочку, окружающую ее подобно скорлупе, и жизнь такой скорлупы становится зависимой от того вещества, из которого она сделана. Поэтому скорлупа становится восприимчивой к любым влияниям и подверженной законам той сферы, из которой черпает себе питание или, скорее, питание для скорлупы. Душа не может видеть самое себя, она видит то, что ее окружает, она видит то, в чем она функционирует, и, таким образом, наслаждается удобством скорлупы, которая окружает ее, и испытывает боль и неудобство, присущие этой скорлупе. Таким образом, она становится изгнанницей из страны ее рождения, а это Существо Бога, Божественный Дух. Снова и снова ищет она, сознательно или неосознанно, покоя и счастья своего дома. Бог поэтому является не целью, но обиталищем души, ее настоящим “я”, ее истинным существом.

Есть пять сфер, которые способна осознавать душа. Что это за сферы? Это разные скорлупы, и каждая такая скорлупа имеет свой собственный мир.

Первая сфера, которую человек начинает осознавать после своего рождения на земле, это Насут — сфера, известная всем как физический план. Как испытываются удобства и неудобства этой сферы? Посредством физического тела, а если что-нибудь неправильно с одним из органов чувств, то душа лишается того специфического опыта, который она хотела бы получить на физическом плане. Физическое тело подвержено всем климатическим изменениям и становится зависимым в своем переживании и выражении, делая тем самым и душу зависимой и ограниченной. Вот почему при всех богатствах, которые может дать мир, человек, осознающий одну лишь эту сферу, ограничен. “Бог свободен ото всех потребностей, это вы нуждаетесь”, — сказано в Коране.



Малакут — следующая сфера — это сфера мышления и воображения, где существует большая свобода и где меньше ограничений, чем на физическом плане. Человек, обладающий мышлением и воображением, может добавить к жизни тот комфорт и красоту, которых недостает на физическом плане. И чем более реальным становится воображение, тем более он осознает сферу ума. Эта сфера ума — его мир, и он не меньше, чем этот мир, но намного больше, — мир, который способен вместить все, что содержится во Вселенной, и все же там останется место, которое можно заполнить.

Третья сфера — Джабарут — это сфера, в которой душа чувствует себя уютно. В состоянии бодрствования душа среднего человека в какой-то момент лишь на мгновение прикасается к этой сфере. В такое мгновение человек не знает, где он находится. Он называет это отвлеченностью. Разве не говорят, когда человек не слушает, что он отсутствует? Каждая душа поднимается в эту сферу, и, даже если это происходит на один миг, душа заряжается в такой сфере жизнью и светом, и это дает ей возможность жить на земле жизнью, полной борьбы и трудностей.

Ничто в этом мире не может дать человеку эту силу, нужную ему, чтобы жить на земле, кроме благословений, время от времени приходящих к нему с небес, но он мало знает об этом.

Оставшиеся две сферы познаются во сне, но это не другие сферы — они отличаются только в том смысле, что достижимы во сне. Это Малакут, познаваемый во сне, — мир ума, мышления и воображения, и Джабарут — состояние глубокого сна, когда даже ум пребывает в неподвижности. Такой сон освобождает страдальца от боли, дает свободу пленнику, он очищает ум от груза беспокойства и тревоги, снимает с тела усталость и изнеможение, внося в ум и в тело отдых, покой и мир, так что, пробуждаясь от этого глубокого сна, человек чувствует себя комфортно, отдохнувшим, полным жизненных сил, как будто заново родившимся к жизни. Человек все на свете отдаст за хороший глубокий сон, хотя немногие понимают всю его ценность. Состояние Малакут достигается и в состоянии бодрствования великими мыслителями, великими изобретателями и одаренными художниками, его испытывают провидцы и мудрецы. Именно для того чтобы испытать это, духовные учителя проводят с учениками все упражнения по концентрации. Это более полное переживание также называется Лахут.

Еще одно состояние — Хахут — следующая стадия, это состояние испытывают души, достигшие наивысшего духовного постижения, в ведических терминах именуемого Самадхи. В этом опыте человек осознает Джабарут, пребывая в состоянии бодрствования, притом он может приводить себя в это состояние посредством воли. Хотя из соображений удобства эти сферы объяснены как пять сфер, их, в общем, три: Насут — план мира людей, Малакут — сфера джиннов и Джабарут — ангельский мир.

Теперь возникает вопрос: начинает ли душа осознавать сферу джиннов и ангельских небес, поднимаясь во все эти сферы, или же она только созерцает свой самосозданный мир ума в себе, равно как и сферы радости и мира внутри себя? Ответ таков: во-первых, она видит свой собственный мир, поднимаясь в сферу, называемую Малакут. Она испытывает радость и покой, наполняющие ее собственное сердце и присущие ее существу. Но это лишь часть духовного постижения. Эта часть постижения есть путь йога. Отличие суфия от йога состоит в расширении: это две стороны путешествия, которые рисуются двумя линиями креста — перпендикулярной и горизонтальной. Перпендикулярная линия показывает прогресс по прямой: от Насута к Джабаруту — познание собственного “я” в себе, а то, что обозначено горизонтальной линией, — это расширение. Суфий, следовательно, по мере своего прогресса стремится к расширению, ибо только широта души сможет вместить все опыты, стать в конечном итоге всеобъемлющей и достичь осуществления Бога. Человек, замыкающийся от всех людей, каким бы духовным он ни был, не будет свободным в Малакуте — высшей сфере. Вокруг него будет стена, отгораживающая его от джиннов и даже от ангелов на ангельских небесах, так что путешествие его пройдет в одиночестве. Поэтому суфизм учит не только концентрации и медитации, что помогает добиться одностороннего прогресса, но любви к Богу, которая есть расширение, открытию сердца всех существ — таков путь Христов и знак креста.


4

Каждый человек, согласно своему земному наследию, выявляет в себе один из четырех типов.

Первый — тип идеалиста, живущего в мире ради своих идеалов. Это человек принципов, разумный, скромный, умеренный во всем, терпеливый, или же человек с утонченными манерами, по природе мечтательный, либо это увлеченный мыслитель, человек достойный, стоящий на страже своей репутации с тем же тщанием, с каким оберегал бы хрупкую стеклянную вещь. Его контакт с землей можно уподобить жизни птицы, которая вьет гнездо высоко на дереве и порой слетает оттуда вниз, если проголодается, чтобы клюнуть зернышко, а потом вновь устремляется вверх. Он пребывает на земле потому, что родился на земле, но живет на самом деле в своих мыслях.

Земля и все, что принадлежит земле, — это его потребности, но не желания.

Второй тип — художник. Художник не обязательно по профессии, но по природе. Артистичный темперамент этого человека выказывает разборчивость в любви, он определен в своей приязни и неприязни, тонок, умен, остроумен, соблюдает установки и все же не связан ими, замечает все вокруг и тем не менее сам не раскрывается полностью, неуловимый по природе и все же нежный и заботливый, тонкий и простой, общительный и все же лишенный привязанностей. Он подобен оленю в лесу, который только что был здесь, а в следующее мгновение он уже далеко. Вступая с ним в контакт, можно подумать, что он у вас в руках, а в следующий момент обнаружить, что он находится вне пределов вашей досягаемости. Это тип человека, о котором многие говорят: “Я его не понимаю”.

Третий тип — материальный человек, материальный в своем мировоззрении, лишенный чувства любви к красоте, его занимает лишь то, что ему нужно, он умный, но не мудрый. Всю свою жизнь он проводит в стремлении к земным целям, не ведая красоты, которую может предложить жизнь, и день за днем с надеждой взирает на ту цель, ради которой работает. Можно сказать, что он живет, ожидая, когда приплывут его корабли.

Четвертый тип — человек с мирскими желаниями, наслаждающийся едой и питьем, все, о чем он думает, — это его телесные утехи, его минутные удовольствия, его преходящие радости, он раб своих страстей и пленник земных вещей. Он не заинтересован в чем бы то ни было, кроме себя самого. Он не принадлежит никому, и ему действительно не принадлежит никто. Он по природе беззаботен, но подвержен депрессии и отчаянию. Можно сказать, что он живет, чтобы есть.

Эти четыре разные качества присущи телу, которое предложено душе на этой земле, при этом третий и четвертый типы — в большей степени, чем первый и второй. Таким образом, можно проследить происхождение той глины, которую душа украсила и назвала ее “я”, эта глина замешивалась, проходя через столь многие разные условия. Она развивалась через минеральное, растительное и животное царства, а затем из нее был создан человеческий образ. “Поистине в человеке отражается все, что есть на земле и в небе”.

На вопросы: почему души приходят на землю? почему имело место это творение и каково предназначение этого проявления? — можно ответить одним словом: удовлетворение, ради удовлетворения Бога. Почему Бог не удовлетворен без этого? Потому что Бог есть Единственное Существо, в природе существа заложено осознание бытия. Это осознание испытывает жизнь через различные каналы, имена и формы, и в человеке такое осознание бытия достигает кульминации. Проще говоря, через человека Бог испытывает жизнь в ее высшем совершенстве. Если кто-то спросит: “Каков долг человека, если таково его предназначение?” — ответом будет следующее: его самый священный долг состоит в достижении того совершенного сознания, которое является его Дхармой, его истинной религией. Для того чтобы выполнить свой долг, ему, может быть, придется бороться с самим собой, пройти через страдания и боль, пройти множество испытаний и проверок. Принеся многие жертвы, практикуя отречение, он достигнет этого сознания, которое есть осознание Бога и в котором пребывает все совершенство.

Но почему человек должен страдать и жертвовать ради Бога? В конце страданий и жертвования он откроет, что хотя все то, что он начинал делать, делалось для Бога, оказалось, что это было для него самого. Глупый эгоист всегда остается эгоистом, мудрый эгоист оказывается бескорыстным.

Теперь возникает вопрос о том, как достичь этого осознания. Его можно достичь самоосознанием. Прежде всего, человеку следует подвергнуть себя анализу и выяснить, из чего состоит он сам. Он состоит из духа и материи. В себе самом он содержит минеральный, растительный и животный миры, джинна и ангела, и именно его работой является уравновесить все это, зная, что он не был создан ни таким духовным, как ангел, ни таким материальным, как животное. И когда он достигает золотой середины, он, конечно же, встает на путь, по которому предназначено идти человеку, путь, ведущий прямо к цели. “Тесны врата и узок путь” — узок, потому что каждый шаг в сторону приведет на другой путь. Равновесие — вот ключевая нота духовного постижения. Для того чтобы достичь осознания Бога, первым условием будет сделать Бога реальностью, так, чтобы он не был в одном только воображении. Бог-идеал не войдет в жизнь человека до тех пор, пока поклоняющийся Богу не превратится в истину. Нет большей религии, нежели истина. Тогда истина перестает быть объектом его исканий, тогда истина становится его сущностью, в свете абсолютной Истины он находит все знание. Ни один вопрос не остается без ответа, и этот вечный вопрос “почему?”, не утихающий в сердце человека, перестает существовать, потому что возникновение каждого “почему” немедленно влечет за собой появление ответа. В тот момент, когда человек становится владельцем дома, он знакомится со всем, что в нем есть. Незнакомцу трудно найти что-либо в доме, но не жильцу — тот знает в доме все. В поиске истины искоренится невежество, оно будет полностью вычищено из сердца, кругозор расширится, он станет столь же широк, как Глаз Бога, здесь-то и рождается божественный Дух, тот дух, что называется Божеством.

Сфера джиннов содержит в себе столько же миров, сколько существует во Вселенной планет. Их так же много, и они столь же разнятся друг от друга, как планеты во Вселенной, и все же они не столь далеки и не лишены возможности общения друг с другом. Небеса ангелов сотворены по тому же образу. Что касается модели нашей Вселенной, то была ли она сформирована по образу ангельских небес или же по образу мира джиннов? Какова там жизнь? На что она похожа? Это трудно объяснить, трудно облечь в слова, но вот пример: можно заметить разницу между образом жизни птиц, которые могут летать над морями и лесами, над холмами и долинами, ощущая себя в ладу с природой, выражая свою радость песней. Есть и олени в лесу, они живут в горных пещерах, пьют воду из чистейших родников, вольно бегают повсюду, с утра и до вечера глядя на горизонт, солнце для них ведет счет времени, луна — их светильник. А теперь представьте себе нашу жизнь, жизнь людей в переполненных городах, днем — на фабрике, ночью взаперти — дома, вдали от Бога, вдали от природы, вдали, наконец, от самих себя. Жизнь поглощена борьбой за собственное существование, борьбой все возрастающей, не имеющей конца. Такова картина, помогающая нам представить, какой жизнью живут ангелы на высших небесах, как живут джинны на средних небесах, и сравнить наш образ жизни, свойственный людям во вселенной, с их жизнью.

Есть ли в их мирах солнца, луны, как в нашем? Да, эта внешняя система является отражением внутренней солнечной системы. Какова разница между временем, нашей концепцией времени, и тем представлением о времени, какое есть у них? Эти понятия нельзя сравнивать. Нет слов, которые могли бы точно передать идею сравнения этих двух концепций времени, но для удобства скажем, что наш год — это один час джиннов и один миг ангелов.

Обладают ангелы и джинны большей или меньшей продолжительностью жизни, чем люди на земле? Конечно же да, но длительность их жизни несравнима с продолжительностью жизни человека. Есть ли разница у джиннов и ангелов, как у людей, между разными типами? Разница есть, но у джиннов она не такая явная, как у людей, а у ангелов и еще меньше.

Сколько времени проводит каждая душа в небесах ангелов и сколько в сфере джиннов? Каждая душа обладает своей скоростью. С присущей ей скоростью она и проявляется, это иное измерение. Разница скоростей такова, как при путешествии по земле, плавании по морю, полетах по воздуху. Разницу скоростей различных душ можно уподобить тому, как один ребенок, обладающий развитым мышлением, способен за десять лет выучить то, что другому не под силу познать и за сто лет земной жизни. И тем не менее как говорится, “медленно, но верно”. Души, обладающие равновесием и ритмом, на протяжении своего проявления учатся и испытывают много больше, чем те, кто быстро проскакивают небеса.
5

Слово Акаша на языке индусов очень выразительно в смысле значения объясняемого предмета. Акаша означает вместилище, не обязательно то, что человек называет небом, хотя небо — вместилище. Все сотворенное базируется на модели Акаши. Органы чувств: уши, глаза, ноздри, рот — все они являют различные аспекты Акаши, так создано человеческое тело. Назначение этого строения прослеживается в самой его природе: как назначение ушей — слышать, ноздрей — дышать, глаз — видеть, так есть назначение и для всего тела.

Назначение тела — испытывать жизнь в полной мере. Тело становится носителем для разума, посредством тела он получает возможность испытывать жизнь во всей ее полноте. Для того чтобы сделать звук различимым, люди построили купола и другие сооружения, где получается резонанс и голос и слова становятся более ясными. Так и строение тела предназначено для того, чтобы сделать все, что воспринимается, ясным. В силу своей природы тело является носителем разума, или души, с его помощью жизнь познается во всей полноте. Но поскольку человек в течение вот уже многих поколений живет в условиях все возрастающей искусственности, он все дальше и дальше уходит от природы, поэтому этот носитель, который был создан как совершенный инструмент для полного познания жизни, становится все менее и менее приспособленным для достижения этой цели. Именно такая неспособность испытывать жизнь в полной мере, равно как и врожденное желание ее познавать, побуждает душу стремиться к духовному постижению. То, чего человек не знает, он полагает несуществующим, в этом кроется причина материализма. Но стремление к духовному осознанию остается как врожденное желание, которое сознательно или неосознанно ощущается каждой душой, духовной или материальной. По этой причине в сердце даже самой материальной личности тлеет невысказанная жажда испытать глубину духовного идеала, который утрачен ею. Работа чувств — испытывать, пробовать на вкус, запах, осязать, слышать и видеть, но кроме этих чувств есть внутреннее чувство, которое представляет единое чувство. Через опыт, получаемый посредством этих разных органов чувств, это одно чувство становится многими чувствами. Это одно и то же чувство, что слышит, обоняет, ощущает вкус, чувствует прикосновение, но, поскольку оно познает жизнь через разные органы, человек разделяет одно чувство на пять чувств. Глубинная составляющая этого чувства — внутреннего чувства — гораздо более утонченная, чем можно себе представить. Когда это чувство находит свое свободное выражение, оно не просто более тонко испытывает жизнь через органы чувств, но становится независимым от органов чувств. Оно проникает в глубину самой жизни, и, как говорит Кабир, “оно видит без глаз и слышит без ушей”. Причиной этому является вот что: все, что существует, содержится в некоем вместилище — Акаше, и пребыванием в Акаше открывается природа всего сущего.

На самом деле нет ничего в этом мире, что не говорит. Каждая вещь и каждое существо постоянно возвещают свою природу, свой характер и свою тайну, и, чем более открытым будет внутреннее чувство, тем более способным оно окажется услышать голос всего сущего. У каждого человека есть такое чувство, но оно по большей части скрыто, погребено, и это ощущение погребения производит неудобство, потому что это нечто живущее — единственное живое существо, которое есть. В этом тайна идеи “утерянного слова”: однажды разрушив стены, удерживавшие его в темнице, внутреннее чувство вдыхает свободу и счастье, принадлежащие душе, душа постигает. Все неудобство, из какого бы источника оно ни исходило, происходит от недопонимания. Чем более закрыто внутреннее чувство, тем более душа обретается во тьме. Именно по этой причине признак просвещенной души — готовность понять, поэтому с такими душами легче прийти к взаимной договоренности. Когда человек может понять сам, ему легче побудить другого человека понять его. Но когда человек сам отягощен, тогда вместо того чтобы помочь понять другому, он только вводит его в смущение.

Органы чувств — это Акаши, или вместилища, более и менее тонкой природы. Более тонкие органы обладают большим восприятием, огрубленность отнимает у органа силу восприятия.

Это показывает, что тело можно уподобить стеклянному дому, сделанному из зеркал. Поэты, пишущие на персидском языке, называют его Айна Хана, что означает “Дворец зеркал”. Глаз выступает как зеркало для всего, что видимо, он отражает все, что видит. Уши — вместилище эха каждого звука, попадающего к ним, иными словами, они представляют собой зеркало для каждого звука. Чувства осязания и вкуса являются более грубыми, чем зрение и слух. В то же время их природа аналогична: все разнообразные оттенки сладкого, кислого, горького, соленого, ощущение тепла и холода воспринимаются ими, они выступают как зеркала, в которых отражаются вкус и осязание. Поэтому как человек видит себя в зеркале, так и тело его выступает как зеркало, в котором каждый опыт жизни отражается и проясняется. Если зеркало запыленное, оно не отражает изображение ясно, так и жизненный опыт не представляется ясным, когда за телом не осуществляется надлежащего, с точки зрения духовности, ухода.

Суфии говорят, что тело есть Храм Божий, но правильное толкование этого изречения в том, что тело создано, чтобы быть Храмом Божьим, храм не может называться Храмом Божьим, если Бог не внесен и не пребывает там. Таким образом, естественно, что душа чувствует себя подавленной, когда что-то неправильно в носителе. Если у писателя возникает желание работать, а его ручка не в порядке, то это его раздражает, хотя с писателем ничего не случилось, — не в порядке только его ручка. Никакого неудобства не проистекает от души, душа по природе своей счастлива, душа — это само счастье. Она становится несчастной, если что-то не ладится с ее носителем, ведь он является инструментом, подручным средством для познания жизни. Вот почему забота о теле — первейший и самый важный принцип религии. Без такой мысли благочестие не имеет большого значения.

Душа проявляется в этом мире для того, чтобы она могла испытать разные фазы проявления и все же не сбиться с пути, не пропасть, но обрести изначальную свободу в дополнение к тому опыту и знанию, которые она получила в этом мире. Различные упражнения, выполняемые суфиями и йогами для того, чтобы дать возможность уму и телу почувствовать жизнь полнее, такие, например, как воздержание от еды, позы, осанка, движения — все они помогают тренировать тело, с тем чтобы оно стало вполне готовым носителем для испытания жизни. Умение творить чудеса, например психометрия, ощущение атмосферы места, объекта, людей, тоже приходит тогда, когда тело готово для такого умения.

Человек может быть умным, хитрым, ученым, хорошим, набожным, и все же его чувство восприятия не будет пробуждено в полной мере. Следует помнить как первейший принцип жизни, что предназначение проявления состоит во внимательном наблюдении жизни внутри и снаружи.

Величайшее несчастье, которое испытывает человек, происходит от недостатка мастерства, недовольство происходит оттого, что знающий о своем мастерстве все еще не способен практиковать то, что он знает. Печаль происходит от ограничения — ограничения в разных формах: недостатка восприятия, недостатка власти над собой или над обстоятельствами или же от недостатка той субстанции, которая есть само счастье, которая есть любовь.

Порой имеет место недостаток понимания несмотря на то, что любовь есть, или же недостаток любви через недостаток понимания; а может быть, и то и другое присутствует, но ощущается недостаток силы. Если любовь достигла совершенства, она обретет все три силы, а когда любовь становится силой, она становится пониманием. Природа любви подобна природе воды, сокрытой в глубине земли. Если человек копает недостаточно глубоко, то он найдет песок, а не воду, но, когда он копает достаточно глубоко, он найдет воду. Многие любящие Бога теряют терпение, доверие и надежду — им все время попадается песок, а воды все нет, но стоит им докопаться до нужной глубины, как они найдут чистую воду.

Подобно тому, как имеются различные органы чувств, так существует и пять центров внутреннего восприятия. Эти центры — места, где располагаются интуитивные способности. Два из них имеют величайшую важность — это сердце и голова. В чем суфийская подготовка отличается от йогической, так это в отношении одновременной тренировки обоих этих центров, посредством чего суфий достигает равновесия. Голова без сердца являет сухой интеллект. Сердце без головы представляет неуравновешенное состояние. Равновесие есть применение обоих качеств. Суфийская подготовка базируется на этом принципе.

Эти центры можно уподобить пространству, которое находится в яблоке. Это — Акаша, вместилище, где воспринимаются не только запах, прикосновение, звуковые и зрительные ощущения, приходящие от кого-то, но его мысль и чувство, воспринимается состояние атмосферы, удовольствие и неудовольствие себе подобного, а если чувство восприятия еще тоньше, то могут быть открыты даже прошлое, настоящее и будущее. Если человек не воспринимает таким образом, это не значит, что такое восприятие чуждо его природе, это означает только, что душа не развила такой силы восприятия в его теле. Отсутствие такого тонкого восприятия, естественно, вызывает подавленность и смущение, ибо душа томится по утонченному восприятию, она чувствует себя смущенной, а временами взволнованной из-за недостатка полного восприятия, подобно тому, как слепой чувствует нервное возбуждение из-за своего внутреннего желания видеть, а когда орган зрения не способен это выполнять, человек становится тревожным.

В этом обычно заключается причина того, почему многие души чувствуют беспокойство. К тому же та жизнь, которую ведет человек, — это искусственная жизнь, она работает против него. Не обязательно читать о древних традициях, чтобы открыть эту истину. Сегодня у людей, ведущих не столь искусственную жизнь, более простую жизнь, жизнь на природе, вблизи природы, наблюдаются более тонкие интуитивные способности, эти люди проявляют большее счастье.

Центры, о которых мы говорим, блокируются определенными видами пищи, а также материалистическим отношением к жизни. Они локализованы в определенных местах, и, подобно тому как некоторые растения произрастают в горных пещерах, где солнце и воздух их не достигают, где им трудно жить, центры восприятия локализуются в физическом теле. Тело питается пищей, но эти центры остаются без питания.

Физическое тело сделано из материи, его поддерживает материя, но центры восприятия — это гораздо более тонкая материя, и, несмотря на то что они расположены в физическом теле, их не достигает никакое питание, кроме того, что входит через дыхание, — тонкое вещество, которое даже не видимо. На языке мистиков оно называется Нур, что означает свет. Тело хочет не только пищи, но и дыхания, иными словами, вибрации, и эта вибрация дается ему повторением священных слов. Звуки, гласные, сам состав священных слов является химическим, именно этот процесс назывался древними философами алхимией. Эти центры — Акаши, или купола, где каждый звук имеет эхо, и это эхо, однажды возникшее в таком Акаше, или Асмане, достигает всех остальных Асманов, существующих внутри и снаружи. Вот почему повторение священного слова имеет отношение не только к самому человеку и его жизни — оно поднимается выше, чем может представить себе человек, распространяется шире, чем он может воспринять. Поистине каждое действие движет каждый атом Вселенной.

Как только внутреннее чувство достигает утонченности, оно проявляет свое развитие, прорабатывая прежде всего органы чувств. Зрение становится яснее, слух — тоньше, осязание делается более утонченным, чувство вкуса и запаха — более отчетливым. Поэтому среди тех, кто идет мистическим путем, можно найти много тонко чувствующих людей, и они становятся все более чувствительными по мере развития духовности. Поскольку норма здоровья, известная среднему человеку, пребывает много ниже мистического идеала, чувствительность человека мистического темперамента может показаться странностью. В то же время чувствительность, развиваемая посредством духовной практики, будучи контролируема, проявляется как первейшее качество в жизни провидца. Тело, покрывающее душу, делает ее слепой, лишая свободы выражения и более искусного восприятия. Для души оно подобно темнице. Когда центры тела пробуждены и включились в работу, душа испытывает жизнь более ясно и тучи, давившие на нее, естественным образом уплывают, расчищая небосвод. Душа взглядывает на жизнь с надеждой, с доверием и смелостью. Так она обретает ту силу и понимание, что необходимы в борьбе, которую приходится вести в жизни.

Когда человек хотя бы немного продвигается в своем развитии, разум начинает видеть глазами то, что доступно не каждому взору: тонкие силы природы, проявленные в цвете и форме. Есть многие, много разговаривающие об этом, есть некоторые, кто знает и говорит мало, ибо они не видят мудрости в разговорах о том, чего не видит их сосед. И среди тех, кто много говорит о видении вещей, не видимых для других, вряд ли найдется хотя бы один, кто видит в действительности.

Несомненно, по мере того как взгляд становится острым, становятся проявленными для зрения сначала цвета разных элементов, работающих в природе, во вторую очередь проявляется атмосфера, создаваемая вокруг человека и состоящая из наполовину материальных атомов. Это то, что называется аурой. Разные цвета этой ауры выражают смысл, потому что нет в этом мире ничего, лишенного смысла. Тот, кто доискивается смысла жизни во всех ее аспектах, слышит в конце Слово, однажды утерянное для него. Несомненно, жизнь чувствительного человека становится трудной, особенно если ему приходится жить в толпе. По этой причине брамины вели совершенно особую жизнь, которую те, кто не знают ее смысла, подвергают критике. Различные практики дыхания оказывают немалую помощь в тренинге и ума и тела, чтобы сделать их более восприимчивыми, чтобы они могли стать хорошими инструментами в выполнении цели жизни.
6

Ум создан после тела. Следовательно, его форма соответствует форме тела. В Ветхом Завете читаем, что небеса были созданы после земли; в действительности небеса созданы внутри человека. Ум составлен из всего, что человек познает, что испытывает, любит и помнит. Поэтому человек есть то, что содержит его ум. Если ум содержит печаль, человек печален, если ум содержит радость, он радостен, если он содержит успех, человек успешен, если же он содержит поражение, человек терпит поражение, куда бы он ни пошел, везде его подстерегает неудача. Ум — это вместилище, в котором человек собирает все, что познает и испытывает в жизни. Короче говоря, человек — это его ум. Насколько верно в таком случае приветствие дервишей, когда, сидя на голой земле, одетые в лохмотья, они обращаются друг к другу следующим образом: “О, Король Королей, Монарх Монархов!” Это их обычная форма обращения друг к другу. Их голос — это голос подлинной демократии, ибо такое высказывание есть выражение своего осознания Царства Божьего. Ум представляет собой не только сокровищницу всего, что познает человек, но он является творческим по своей природе. Ум импровизирует на тему обо всем, что узнает, он не только создает в воображении, но и завершает свою задачу тем, что воображаемое получает материальное воплощение. И небеса, и адские пределы являются порождениями ума и испытываются в уме.

Но возникает вопрос: разве тело не рождается с умом? Существовал ли ум прежде тела? Да, он существовал, он существовал в качестве Акаши, или вместилища. Было ли это вместилище сформировано согласно определенной модели или замыслу? Первый замысел Акаши формируется согласно тому впечатлению, что глубоко врезывается в душу — ту душу, которая идет к проявлению из бесконечного Духа. Если мы представим себе бесконечный Дух как солнце, то душа подобна лучу. Природа души состоит в том, чтобы собрать на своем пути все, что она может собрать, и сделать из этого форму.

Именно такое впечатление помогает образовать первую форму ума. Ум проявляет свою оригинальную природу и характер через посредство тела, с которым связан и с которым идентифицируется. Впечатление от природы и характера родителей, предков, нации и расы следует за тем первым впечатлением, которое душа восприняла на своем пути. Если случается так, что на ум, идущий к проявлению, падает впечатление от одной личности, то отчетливые черты характера этой личности, жившей в прошлом, будут ясно выказываться в жизни данного человека. В этом заключается тайна доктрины перевоплощения, которой придерживаются индусы. Есть души, которые приходят от Бесконечного к конечному существованию, и есть духи, возвращающиеся от конечного существования в Бесконечное, причем их место встречи расположено в пути. Может иметься и одно впечатление или несколько впечатлений, и это помогает сформировать Акашу, который становится умом, как только соединяется с телом. Ведь ум незавершен до того, как наполнится тем знанием и опытом, что приобретаются душой с помощью физического тела.

Ум не есть мозг. Ум есть резервуар, Акаша, содержащий весь опыт, что мы получаем от жизни, все впечатления, что мы получаем посредством пяти своих чувств. И это происходит не только внутри тела, но и вокруг тела. Но центры восприятия отражают каждую мысль и чувство, и тогда человек чувствует, что его ум пребывает внутри него. На самом деле и тело пребывает внутри ума, и ум — внутри тела. Подобно тому, как глаз видит объект, находящийся перед ним, и отражает его, так и центры восприятия отражают каждую мысль и чувство. Например, человек ощущает чувство радости и подавленности в центре, называемом солнечным сплетением, однако это значит не то, что радость или подавленность находятся там, но то, что данный центр чувствителен к таким переживаниям.

Ум для удобства можно назвать субстанцией, но субстанцией, совершенно отличной от физической материи как по природе, так и по характеру. Есть некие объекты, дающие больший резонанс звука, и другие объекты, откликающиеся на звук хуже. Есть звучные объекты, такие, как металлы разных типов, которые чисто воспроизводят звук, и кроме них есть камни и твердое дерево, которые не откликаются на звук. Такова же разница между умом и телом.

Ум представляет собой намного лучший носитель для разума, чем тело.

Поэтому, хотя ум испытывает жизнь посредством материальных органов чувств, сам по себе он все-таки более восприимчив и может познавать жизнь в иных аспектах, независимо от тела. Другими словами, ум может видеть сам по себе, он способен даже и слышать без помощи ушей, ибо ум наделен собственными глазами и ушами. Несмотря на то что ему требуются физические глаза и уши, чтобы видеть и слышать, все же есть нечто, чего физические глаза и уши не способны видеть и слышать, а ум видит и слышит это. Чем более независимым делается ум от внешних чувств, тем более свободно он воспринимает жизнь и тем более становится способным пользоваться внешними органами наилучшим образом.

На вопрос о том, имеет ли ум форму, можно ответить, что ум имеет форму, подобную той, которая в наибольшей степени впечатлила душу. А что это за форма, от которой душа получила такое впечатление? Ее собственная. Вот почему, когда человек говорит “я”, он соотносит себя с формой, от которой получил наибольшее впечатление его ум, то есть со своей собственной формой. Но ум есть мир в себе, магический мир — мир, который может очень легко быть изменен, способен быстро перемениться, в отличие от физического мира. Феномен ума велик, можно творить чудеса, если только человек держит в руке ключ от своего ума. Трудность в том, что человек настолько фиксируется в своем физическом теле, что вряд ли при жизни осознает, что у него есть ум. Все, что человек знает о себе, он знает о своем теле через посредство ума. Воистину человек есть его собственный ум.

Ум — это не только Акаша, который содержит все, что познает и испытывает человек в своей жизни. Но среди пяти разных аспектов ума, из которых каждый занимается своим делом, есть один аспект, имеющий особое право быть названным умом и показывающий силу Создателя. Все, что мы видим перед глазами, а также все объекты, созданные умением человека, каждое обстоятельство, реализуемое в жизни, благоприятное или неблагоприятное, представляет собой плод творчества человеческого ума — одного ума или многих умов. Неудачи человека в жизни вместе с впечатлением ограниченности удерживают его в неведении относительно этой великой силы, скрытой в уме. Жизнь человека — это феномен его ума. Счастье человека и его успех, горести и неудачи реализуются в основном, посредством его собственного ума, о котором он знает так мало. Если бы этот секрет стал общеизвестен, в мире не осталось бы несчастных людей, ни одна душа не потерпела бы поражения. Ибо как несчастье, так и неудача являются неестественными, естественно то, чего человек желает, и остается единственный вопрос: как достичь этого? Слова Эмерсона поддерживают эту идею: “Бойтесь того, чего вы хотите, ибо вы получите это”.

Вся жизнь являет собой постоянное познание, и для того, кто действительно учится у жизни, никогда не бывает достаточно знания. Чем больше он узнает, тем больше предстоит узнать ему. Секрет этой идеи записан в Коране: “Будь! Он сказал; и оно стало”. Провидцы и Знающие жизнь знают это не только в теории, но из собственного жизненного опыта.

Ум обладает силой творить: он творит все, но из чего он творит? Из Майи — субстанции, подверженной изменению, смерти и разрушению. И все же сила ума превыше сомнения, и это учит нас, что наши несчастья и неудачи по большей части вызваны нашим собственным умом более, нежели умом кого-нибудь другого, а если они вызваны умом другого, то это значит, что наш ум находится в нерабочем состоянии. Знание силы ума стоит того, чтобы им владеть, ибо тогда моральная концепция жизни понимается лучше, тогда человек знает, что правильно, а что неправильно, что — добро, а что — зло. Он, и только он себе судья, он видит две противоположности в своей собственной жизни: личность и характер. Ибо когда человек видит промахи другого и желает судить другого, тогда его чувство справедливости еще не пробуждено. Великие, личность которых принесла утешение и исцеление собратьям, были способны применить чувство справедливости к себе самим, они пытались исправлять свои ошибки и, будучи поглощены исправлением себя, вряд ли имели время судить других. Христос учил: “Не судите, и да не судимы будете” — навсегда останется величайшим примером, достойным подражания.

Ум — это магическая раковина, в которой замысел выстраивается воображением, и то же самое воображение материализуется на поверхности. И вслед за этим возникает вопрос: “Почему не все, что задумывает человек, становится явью, почему не все, что он желает, реализуется?” Ответ таков: в силу своей ограниченности он, так сказать, хоронит свою божественную созидательную способность в уме. Жизнь настолько смущает человека, что вряд ли из тысячи найдется хотя бы один, кто действительно знает, чего хочет, может быть, всего один из миллиона знает, почему он этого хочет, но и из нескольких миллионов вы не найдете такого, кто знал бы, почему ему следовало бы хотеть этого и почему ему не следовало бы хотеть этого. Со всей силой ума надлежит помнить одну вещь: человек предполагает, а Бог располагает. Это выполняется всегда, стоит человеку пойти против воли Всемогущего Бога. Поэтому путь святых в жизни состоял в том, чтобы с отреченностью искать волю Божью и плыть с этим большим приливом так, чтобы с выполнением их желания могло исполниться предназначение Божье.

Ключом к уму является знание жизни. Есть только одно настоящее знание. Оно познается в один момент, но природа жизни такова, что мы забываем. Ключом к уму является знание жизни, иными словами, психология жизни, и вряд ли найдется хоть один человек, глубоко знающий психологию жизни. Человек обладает способностью знать, но он настолько поглощен жизнью, что ему не хватает времени практиковаться в психологии жизни, которая ценнее всего другого в этом мире.

Под словом психология подразумевается то, что прежде чем вымолвить слово, человек должен думать о том воздействии, которое это действие может иметь на атмосферу, на человека, на жизнь в целом. Каждое слово — это материализация мысли, оно обладает динамической силой. Если бы человек задумался об этом, то обнаружил бы, что каждая мельчайшая мысль, каждое маленькое чувство, каждое движение, производимое им, даже то, улыбнется он или нахмурится, — всякая малая вещь имеет свое следствие. Если бы человек знал следствие каждой причины раньше воплощения этой причины в мысль, слово или действие, он стал бы мудрецом. Человек же, в общем случае, делает все механически, под воздействием условий момента, гнева или подавленности, таким образом, каждый человек в действительности проживает жизнь без контроля, иначе говоря, без мастерства. Чему мы научаемся через духовное знание, так это набирать мастерство, познавать, какие последствия повлекут за собой наши действия. Человек не может быть совершенным в этом знании: все души имеют свои ограничения, но это то, к чему следует стремиться, и в этом заключается выполнение Божьего предназначения. Но даже это знание само по себе не делает человека способным, нужна практика, а практика может занять целую жизнь. Кажется, что с каждым днем человек делает все больше ошибок, это не так, просто его видение становится более острым.

Но что же с теми, кто и вовсе не думает обо всем этом? Каждая перемена настроения или эмоции изменяет их действия, слова и мысли, таким образом, они никак не могут достичь того, что они пришли выполнить, вся их жизнь проходит в неудачах и ошибках, и в конце концов они получают лишь то, что сделали. Таким образом, всегда верно, что жизнь — это открытая возможность, ценно каждое мгновение жизни. Если человек способен властвовать собой, он уже совершил великое дело.

Ум имеет разные аспекты, которые различаются, как отделы предприятия, у каждого из которых есть своя работа. Во-первых, это сердце, которое чувствует и включает в себя четыре других аспекта ума; во-вторых, это ум, создающий мысль и воображение; в-третьих, память; в-четвертых, воля, которая удерживает мысль; в-пятых, эго, та самая концепция ума, которая заявляет, что оно и есть “я”. Нет ума без тела, ибо тело — это носитель ума, оно строится умом, не тем же самым умом, но другими умами. Ребенок наследует не только форму и внешние черты своих родителей и предков, но также их природу и характер, иными словами, их ум, который формирует его ум и тело.

Ум — это не только творец мысли, но и устройство, принимающее все, что на него падает. Пробужденный ум делает тело чувствительным к каждому виду ощущений. Спящий ум делает тело заторможенным. В то же время утонченность тела имеет влияние на ум, делая его тоньше, а уплотнение тела делает ум плотнее. Поэтому ум и тело действуют и воздействуют друг на друга. Когда имеется гармония между умом и телом, здоровье в безопасности, дела идут хорошо. Именно дисгармония между умом и телом чаще всего вызывает болезнь, заставляет дела идти неправильно. Когда тело направляется на юг, а ум — на север, тогда душа разрывается на части и счастья нет. Поэтому секрет мистицизма заключается в том, чтобы чувствовать, думать, говорить и действовать одновременно, ибо тогда все, что сказано, или почувствовано, или сделано, становится совершенным.

Разные умы в этом мире можно уподобить разнообразным зеркалам, способным проецировать отражения, отражающим все, что на них падает. И все же никто — как бы велик ни был он в мудрости и силе — не может претендовать на то, что свободен от влияний. Это подобно тому, как зеркало заявило бы: “Я не отражаю все, что падает на меня”. Разница между мудрым и глупым состоит только в том, что мудрый человек отворачивается от того, чего ему не следует отражать, а глупец не только отражает нежелательную мысль, но с большой гордостью владеет ею.

Ум созидателен, и ум разрушителен, он обладает и той и другой силой. Ни одна мысль, порожденная умом, пусть она длится не более секунды, не пропадает зря. Мысль имеет свое рождение и смерть, подобно живому существу, но жизнь мысли несравнимо продолжительнее, нежели жизнь любого живого существа, воплощенного в физическом теле. Поэтому человек ответствен не только за свой поступок, но и за свою мысль. Души испугались бы, если бы смогли хоть краешком глаза взглянуть на ту запись мыслей, которую они создали, отягощенные своими вечно меняющимися настроениями. Как сказал Пророк, эта жизнь мира, в свое время столь привлекательная, однажды явится к ним в виде ужасной ведьмы, и они бросятся прочь с криком: “Оставь нас в покое!”

Не будет преувеличением назвать ум миром. Именно мир творит себе человек, и в этом мире он будет жить в последующей жизни. Это подобно тому, как паук плетет свою паутину, чтобы жить потом в ней. Стоит человеку однажды задуматься над этим вопросом, и он начинает понимать ценность духовного пути. Душа научается в пути, в пути она тренируется, чтобы не подпасть под власть ума, но властвовать над ним, не стать рабыней ума, но быть его госпожой.

7

Во все времена искатели истины вопрошали мудрецов и мыслителей, чтобы они объяснили им значение слова “душа”. Некоторые пытались объяснить его, другие отвечали так, что их трудно было понять. В отношении значения слова “душа” утверждения мыслителей расходятся, хотя все мистики приходят к одному и тому же пониманию идеи души. Как воздух, пойманный в воде, становится на некоторое мгновение пузырьком, а волны воздуха, пойманные в пустом сосуде, становятся звуком, так Разум, пойманный умом и телом, становится душой. Поэтому разум и душа — это не две вещи. Определенное состояние разума есть душа. Разум в своем изначальном аспекте — это сущность жизни, дух, или Бог. Но когда этот разум заключен в некое вместилище, такое, как тело и ум, его изначальная природа знания тогда знает, и этот знающий разум становится сознанием.



Разница между сознанием и душой состоит в том, что душа подобна зеркалу, а сознание — это зеркало, которое показывает в себе отражение. Арабское слово Рух и санскритское Атма значат одно и то же — душа.

Есть еще одно слово в английском языке, созвучное слову душа, — sole, что означает один или единственный, и, хотя оно отличается в написании, тем не менее оно отражает ту же идею, а именно что душа является такой частью нашего существа, в которой мы осознаем себя как единственное существо. Если мы задумаемся о том, что такое тело, то обнаружим, что оно имеет много органов, если подумаем об уме, то обнаружим, что он имеет разнообразные мысли, если подумаем о сердце — оно испытывает множество чувств, но если мы задумаемся о душе, в правильном смысле этого слова, то обнаружим, что это одно-единственное существо и что оно пребывает над разделением, — поэтому именно душу по-настоящему можно назвать индивидуумом. Очень часто философы применяют это слово для того, чтобы определить тело, ум и сознание или все три понятия.

Суфизм можно связать со словом Саф, что значит чистота. Такая чистота достигается очищением души от всех чужеродных свойств, которые она восприняла, тем самым происходит открытие ее настоящей природы и характера. Чистая вода означает воду в ее изначальном состоянии, ведь если случится, что в воде окажется сахар или молоко, тогда тот, кто захочет провести ее анализ, должен будет отделить элементы друг от друга и попытаться увидеть воду в ее чистом состоянии. Суфизм, следовательно, является анализом самого себя, своего “я”, которое на данный момент представляет собой смесь из трех вещей: тела, ума и души. Отделяя внешнее одеяние от души, суфий открывает настоящую природу и характер души, и в этом открытии лежит тайна всей жизни.

Руми в своей поэме “Маснави” сказал, что жизнь на земле — это тюрьма для души. Если посмотреть на пузырек, в котором воздух пойман водой, можно понять значение слов Руми: нечто, свободное в своих движениях, на какое-то время стало пленником атомов воды, и на этот момент оно теряет свою свободу.

При всех условиях жизни человек, независимо от своего ранга, положения и владений, испытывает неприятности, боль и трудности. Откуда это происходит? От его ограничений. Но если ограничения естественны, тогда почему бы ему не удовольствоваться своими неприятностями? Потому что ограничение не естественно для души. Душа, по природе своей свободная, чувствует себя неудобно в жизни, полной ограничений. Несмотря на все, что может предложить этот мир, когда душа испытывает высочайшую степень боли, она отказывается от всего, чтобы улететь из сферы земли и устремиться в сферы свободы — той свободы, что является ее предназначением. Есть томление, скрытое по ту сторону всех других видов томления, которые посещают человека, и это — томление по свободе. Такое томление можно порой утишить одинокой прогулкой в лесу, пребыванием в одиночестве, глубоким сном, таким, во время которого даже сны не тревожат человека, медитацией, в которой деятельность и тела и ума приостанавливаются на мгновение. Поэтому мудрецы предпочитают одиночество и всегда проявляют любовь к природе, они принимают медитацию в качестве метода достижения этой цели, каковой является свобода души.

Зат — первичный Разум — становится пленником знания: то, что является его пищей, ограничивает его, урезает его; боль и удовольствие, рождение и смерть испытываются разумом в этом плену, который мы называем жизнью. Смерть на самом деле не принадлежит душе, она поэтому не принадлежит и личности. Смерть приходит к тому, что знает личность, но не к самой личности. Жизнь живет, смерть умирает. Но ум, который не измерил глубину тайны жизни, ужасается и становится несчастным при мысли о смерти. Пришел однажды к суфию человек и спросил, что бывает после смерти. Тот сказал: “Спроси об этом кого-нибудь, кто умрет, кого-нибудь смертного, потому что я не таков”.

Разум — это не только способность познавать, но одновременно и созидательная способность. Все проявление представляет собой создание разума. Время и пространство — не что иное, как знание разума. Разум, сведенный к этому знанию, становится ограниченным, но когда он свободен от всего знания, тогда он познает свою собственную сущность, свое существо. Вот что суфий называет процессом разобучения, который очищает и делает разум свободным от знания. Проблески именно такого переживания называются экстазом, ибо тогда разум испытывает независимую радость, которая и есть подлинное счастье.

Счастье души пребывает в ней самой, ничто не может сделать душу вполне счастливой, кроме самоосуществления. Явления, создаваемые разумом посредством своей созидательной силы, становятся источником его собственного заблуждения: подобно пауку, пойманному собственной паутиной, душа заключается в тюрьму всего того, что создано ею.

Такую картину мы видим в жизни индивидов, равно как и множеств. Мотивация определяет силу, мотивация же ограничивает силу, ибо сила души больше, нежели любой мотив. Но не что иное, как осознание мотива, возбуждает силу и в то же время похищает силу. Индусы называют феномен жизни в целом именем Майя, что значит иллюзия, и как только истинная природа и характер этой загадки осознаны, значение любого слова языка становится неверным, кроме одного: Истины, которую нельзя объяснить словами. Поэтому душа может считаться состоянием Бога, состоянием, которое делает на время ограниченным Единственное Существо. И опыт, полученный за это время, наряду с постоянно меняющейся радостью и болью, интересен, а чем полнее опыт, тем шире становится видение жизни. Что хочет испытать человек в жизни, так это свое истинное бытие.

Жизнь, та, которую знает каждый, является временным периодом плена души. Вне этого человек не знает ничего, поэтому всякое кажущееся изменение, которое имеет место, он называет смертью и разложением. Как только душа поднялась над этой иллюзорной фазой жизни, возвысившись надо всем, что существует отдельно от нее, она в конечном итоге испытывает то счастье, ради которого и имел место акт творения. Снятие покровов души есть открытие Бога.

Слово “разум”, то, что известно нам и произносится в повседневном языке, не отражает идеи во всей ее полноте, особенно то, как слово разум применяют в современной науке, оно передает смысл чего-то, являющегося следствием материи или энергии. Но, согласно убеждениям мистика, разум является первичным элементом, или причиной, равно как и следствием. В то время как наука признает его как следствие, мистик видит в нем причину. Могут сказать: “Как может разум создать эту плотную землю, которая есть материя? За этим должна стоять энергия”. Но такой вопрос возникает потому, что мы отделяем разум от энергии или материи. На самом деле дух есть материя, а материя есть дух, плотность духа есть материя, тонкость материи есть дух. Разум становится познаваемым, превращаясь в плотность, эта плотность, проявленная самой себе, создает два объекта: Зат — “я”, и Сифат — то, что знает “я”. А вслед за тем с необходимостью является третий объект, посредник, с помощью которого “я” знает то, что оно знает: Назар — зрение, или ум. Суфийские поэты в своих стихах дали описание этих трех понятий как Багх, Бахар и — сад, весна и соловей. Именно эти три аспекта жизни лежат в основе идеи Троицы. В тот момент, когда все три осознаются как одно, цель жизни выполнена.

По мере развития материя проявляет разум, и если исследовать нарастающую эволюцию природного мира, то можно обнаружить, что на каждом шаге эволюции мир природы показывал себя все более разумным, достигнув высоты в человеческой расе. Но это все-таки лишь предрасположенность того состояния, которое мы называем материей, достигающего своего проявления в конце. Все в природе, даже в растительном мире, если только уметь это увидеть, представляет собой зерно, корень которого — свидетельство, а следовательно, разум, будучи причиной, является также и следствием.



1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет