Рассказа Рюноскэ Акутагавы «Ворота Расёмон»



жүктеу 65.08 Kb.
Дата26.04.2016
өлшемі65.08 Kb.
түріРассказ
: downloads -> lichnie-stranici
lichnie-stranici -> Жастарды еңбекке тәрбиелеудегі қазақ халқының Ұлттық салт-дәСТҮрлері. Шалғынбаева Қадиша Қадырқызы
downloads -> Ғылыми кеңесшісі: тарих ғылымдарының докторы, профессор, Қр білім және ғылым министрлігінің Р
downloads -> Қазақстан Республикасының юнеско және исеско істері жөніндегі Ұлттық комиссиясы
lichnie-stranici -> Жүйесінде пайдалану ТҰжырымдамасы алматы, 2004 ббк 74. 200. 52 Ш 21
downloads -> Қазақстан республикасы Білім және ғылым министрлігі
lichnie-stranici -> Қаржаубай Сартқожаұлы, филология ғылымдарының докторы
О гуманитарном образовании или еще раз про МАТЬ …
Невестка и ребенок, причем неясно кто отец - один из двух сыновей или их убийца. Страшный выбор пред МАТЕРЬЮ – принять или…

Побеждает жизнь – и в этом предназначение МАТЕРИ.

Уже много лет тому назад, когда два рассказа Рюноскэ Акутагавы «Ворота Расёмон» и «В чаще» и поставленный по ним кинофильм «Расёмон» Акира Куросавы (или же наоборот) вошли в моё сознание, с большим уважением к Японии подумал, а могли ли бы такое создать казахи.

И, кажется, такое случилось – это фильм Ермека Турсунова «Келін».

Но все по порядку. Послевоенная Япония. Полное поражение, в общем-то, бесславной войне. Громадные людские потери. Пережитые атомные бомбардировки. Моральная опустошенность и нищета.

И в такой обстановке два японца потрясают весь мир гуманитарной победой.

Один из них – писатель, к тому времени, а это был 1950 год, уже давно умер (покончил самоубийством), другой осмыслил эти два коротеньких рассказа и создал художественное произведение непреходящего значения.

В рассказе «Ворота Расёмон» к бесспорному положению «Возвышение требует усилий» добавляется оптимистический тезис «Падение требует мужества».

Действие происходит в Киото, уже несколько лет терзаемого всяческими несчастиями – землетрясения, пожары, голод …

Несколько дней назад уволенный, надо полагать только из-за финансовых проблем хозяина, слуга, укрывшись от неперестающего дождя под сводами некогда роскошных ворот столичного града, мучительно размышляет о собственной судьбе.

У него всего два выхода – либо умереть от голода, либо сделаться вором.

Первое – ужасает, о втором не хватает решимости додумать до конца.

Наконец, ночь и холод загоняют его в башню ворот, куда сбрасывают неприбранные трупы горожан.

У слуги ещё не потеряна естественная человеческая реакция относиться с отвращением ко всякому злу, и в тот момент он выбрал бы голодную смерть.

В данном случае зло предстало в виде старухи, волосок за волоском выдергивающей длинные волосы умершей от чумы нестарой женщины. Как оказалось, и у старухи, и у умершей женщины не было выбора – старуха из волос собиралась сделать парик, а женщина при жизни мелко нарезала и сушила змей, которые выдавала за сушеную рыбу и продажей спасалась от голодной смерти.

Слуга слушал старуху, а в его душе рождалось мужество навсегда проститься с человечностью и совершить свое первое преступление – сорвать кимоно со старухи, понятно, с фатальным исходом для последней …

И если в физике Вернер Гейзенберг формулирует «принцип неопределенности» о невозможности одновременного точного измерения двух физических величин, то в «В чаще» Рюноскэ Акутагава формулирует принцип ускользающей от определенности истины.

Фильм «Расёмон» Куросавы – Акутагавы на японском материале поднимается до самых высот изуч ения природы человека вообще, что высоко оценено гуманитарно образованной частью всего человечества.

То же можно сказать и о фильме Ермека Турсунова «Келін».



Идея: «Мой фильм - гимн матери», - объясняет свою позицию автор.

Казах Ермек Турсунов тоже, как японцы Акутагава – Куросава, смог подняться до самых вершин в теме изучения природы человека, в данном случае в контексте женщины как хранительницы и гаранта продолжения рода человеческого.

И пришло, пусть и трагическое, подтверждение основного тезиса фильма «Келін», что женщина в этом мире есть начало всех начал.

Суровой зимой 2009 года в Западно-Казахстанской области в лютый мороз казашка-мать сняла с себя всю одежду и укутала ребенка, чем обрекла себя на мучительную смерть во имя продолжения жизни. Разве это не подвиг общенационального звучания в условиях переполненных детских домов, чего даже в годы лихолетий с казахами не было. Думается, этот случай еще получит свое осмысление в каких-то премиях и в других символах о священном материнском долге.

Разумеется, каждый имеет право на свое восприятие произведения искусства.

Эротика: есть низменная порнография и есть высокая эротика.

Даже не зная, от кого ребёнок – от одного из двух её сыновей или от их убийцы, старая женщина сохраняет жизнь «Келін» и её ребёнку. В этом заключается основное действие, через которое передается главная идея фильма. А как, кроме трех соответствующих сцен в бессловесном фильме, передать, что отцом ребёнка может быть каждый из трёх мужчин? В конце концов, ничего предосудительного «Келін» как женщина не совершила, в статусе замужней была верна, а о том, что будет потом – даже самая строгая вера здесь молчит.



Плагиат: Ермек Турсунов не является первым кинопостановщиком, кинематограф на нем не остановится. Этим хочу сказать, что обвинять его в чем-то похожем из ранее известного – некорректно.

Известно, что идею «Мёртвых душ» Гоголю подал Пушкин. Но ведь никто не говорит, что Гоголь что-то украл у Пушкина. Также известно, что Шекспир в «Гамлете» использовал известные в то время материалы, то ведь никто не обвиняет его в заимствовании.



Казахи: в фильме «Келін» ничего антиказахского не обнаруживается.

Все в фильме подчеркнуто наднациональное. Автор относит время действия ко второму веку нашей эры, особенно выделяя, что тогда не было ни казахов как нации, ни веры мусульманской. Сам казах,- никогда не видел живого яка, никогда не встречал казаха, разводившего яков.

Никто не кричал, когда англичанин Шекспир вложил в уста могильщика слова о том, что Гамлета в Англию послали излечиться от сумасшествия, а не восстановит разум – не беда, там никто не заметит, поскольку все такие.

Когда в произведении «В чаще» обесчещенная разбойником - японцем японская жена японского мужа просит насильника убить её мужа, никто не кричал, что это оскорбление всей японской нации.

И вообще, никто не делал выводов по «Расёмон» конкретно по Японии.

Это глубинное исследование человеческой природы в целом.

Что никак не исключает описание конкретного народа в конкретный период. Таковы «Путь Абая» М. Ауезова и «Тихий Дон» М.Шолохова, где цели совершенно иные. И так можно продолжить.

Исполнение: Фильм «Келін» как и всякое глубоко философское произведение - неоднозначное, каждый воспринимает и делает выводы по-своему.

Фильм задуманный и выполненный, можно сказать, с математической точностью.

Тема объявлена – назначение женщины. Есть выбранная сюжетная линия, следуя которой кадр за кадром, сцена за сценой разворачивается действие – трагическая цепь событий и финал, как уже было сказано, «Гимн матери».

В принципе – все стандартно, дело только за, казалось бы, самым «малым» - убедить зрителя. О том же говорил скульптор, если не ошибаюсь, Роден: «Все просто - беру глыбу и отсекаю все лишнее». В этом и состоит то, что относят к гениальности.

И «Келін» Турсунова – убеждает.

На вопрос «Как?» такой же ответ, что и у дирижера, скажем, 9-ой симфонии Бетховена, - у каждого свое прочтение.

То же с «Келін» Турсунова – у каждого свое прочтение. Не лениво созерцающее, а требующее активной работы мысли.

И это притом, что автор полностью отказался от речи и все выполнил так, что безмолвие красноречивей всяческих слов, - почерк великого мастера.

В связи с чем вспоминается «Старик и море» Э. Хемингуэя. Также наднациональное произведение – ведь речь идет не о кубинских рыбаках, это гимн духу человеческому по разделу «Преодоление».

И приходиться удивляться разнообразию выразительных средств: Акутагава и Куросава – соединение литературы и кинематографии, Хемингуэй – литература, но на кинематографию должным образом не легла (быть может, пока), Турсунов – кинематография без литературы, даже без речи.

Здесь самое место повести речь об образовании, гуманитарном образовании.

Когда приходится встречаться с выпускниками гуманитарных школ, можно только удивляться их неосведомленности о самых, как говорят «на слуху», шедеврах мировой литературы.

Еще Касым Аманжолов мечтал, что наступят его времена, когда будут чествовать как в Париже Виктора Гюго, а «гуманитарии» даже не слышали, что есть роман «Отверженные».

Еще Иоганн Вольфганг Гете признавался: «Персы из всех своих поэтов за пять столетий признали достойными только семерых. Но среди тех, кто не вошел в их число, есть такие, которые намного превосходят меня».

И так можно продолжить.

Главное, как, подобно персам, выбрать «достойных» в масштабе человеческой цивилизации для включения в школьную программу? В масштабах казахского этноса и тюркского мира в целом?

И кто? Имя аль-Фараби всем известно, но сколько из нас прочитали его в подлиннике, разумеется, в переводах? Лет 15 тому назад Академия наук выпустила такой сборник. Так вот, эта книга вяло (и это в Алматы!) продавалась, и я не удивлюсь, если была списана.

Словом, нельзя быть образованным без усвоения науки о самом человеке, его природе и предназначении, выработанной на протяжении уже более двух с половиной тысяч лет.

И при этом не перекладывать на самого учащегося постижение этих, отнюдь не для чтения от скуки или для развлечения, шедевров, а показать, какие в них проблемы поднимаются, и что означает понимать и пронести через всю жизнь заложенную мудрость.

Завершим свои мысли тем, с чего начинали. Четырьмя годами позже «Оскара» Куросавы – Акутагавы, в 1955 году, опять же два японца Ютака Танияма и Горо Шимура выдвинули гипотезу, которая привела к главному (или одному из главных) событию математики ХХ века – доказательству Великой теоремы Ферма.

Будем ожидать таких же открытий наших соотечественников.

Нурлан Темиргалиев



Институт теоретической математики

и научных вычислений ЕНУ им. Л.Н.Гумилева



©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет