Республики казахстан национальный научно-практический, образовательный и оздоровительный



бет4/24
Дата03.04.2016
өлшемі5 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
: upload -> Book
Book -> «Бөбек» қоры Адамның үйлесімді дамуы институты
Book -> Хаджи Абдулгафур Раззак Бухари путеводитель в тарикат
Book -> Перевод с английского: Д. Вознякевич Посвящается Джону Хьютону
Book -> Анатолий Петрович Левандовский Первый среди Равных
Book -> Сборник очерков, статей усть-каменогорск 2004 Редакционная коллегия: А. А. Аубакиров Т. А. Черных
Book -> Василий аксенов
Book -> Өмірді бағалап үйренейік балалар суицидін алдын-алу бойынша ата-аналарғА, педагогтерге арналған қҰрал алматы
Book -> Василий Павлович Аксенов Скажи изюм
Book -> Кудышева Б. К., Джуманова Г. Ж
Book -> Предисловие 8 Часть первая Поворот 16

НАЗНАЧЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА.

КНИГА ПЕРВАЯ.

СОМНЕНИЯ

И.Г. Фихте.

Итак, я думаю, что я знаю теперь порядочную часть мира, меня окружающего; и, действительно, я положил на это достаточно труда и забот. Только согласным между собой показаниям моих чувств оказывал я доверие, только постоянному и неизменному опыту; я трогал руками то, что видел, я разлагал на части то, что трогал: я повторял мои наблюдения, и повторял их многократно; я сравнивал между собой различные явления и только тогда успокаивался, когда мне становилась ясна их взаимная зависимость, когда я мог объяснить одно явление другим и выводить одно из другого, когда я мог заранее предсказать явление и когда наблюдения оправдывали такое предсказание.

Зато теперь, когда я уверен в истинности этой части моих знаний столь же твердо, как в моем собственном существовании, шествую я твердой поступью в известной мне сфере моего мира и не боюсь основать все свои расчеты о благе и даже о существовании своем и чужом на достоверности моих рассуждений.

Но что же такое я сам, и в чем мое назначение?

Излишний вопрос! Прошло уже много времени с тех пор, как окончилось мое обучение, касавшееся этого предмета, и потребовалось бы слишком много времени, чтобы повторить все то, что я об этом с такими подробностями слышал, учил и чему я поверил.

...Но каким же путем я пришел к этим познаниям, которыми я, как мне смутно помнится, располагал? Преодолел ли я, гонимый жгучей жаждой знания, неизвестность, сомнения и противоречия? Отдал ли я предпочтения тому, что представилось мне, как нечто, заслуживающее доверия, производил ли я снова и снова проверку того, что казалось вероятным, очищал ли я это от всего лишнего, делал ли я сравнения, - до тех пор, пока внутренний голос, властный и неодолимый, не закричал во мне: "Да, это именно так, а не иначе, клянусь в этом!" Нет, ничего такого я не припоминаю. Мне были предложены наставления, прежде чем я ощутил в них потребность; мне отвечали, когда я не задавал еще вопросов. Я их слушал потому, что избежать их я не мог. Что из всего этого осталось в моей памяти - это зависело от случая; без проверки и даже без участия с моей стороны все было расставлено по своим местам.

Но каким же образом мог я тогда убедить себя, что я действительно располагаю познаниями об этом предмете мышления? Если я знаю только то и убежден только в том, что я сам нашел, - если я действительно обладаю только теми познаниями, которые я приобрел сам, то я - поистине не могу утверждать, что я хоть что-нибудь знаю о Своем назначении; я знаю об этом только то, что об этом знают - если верить их словам - другие; и единственное, за что я могу здесь действительно поручиться, это только то, что я слышал, как другие то-то и то-то говорили об этом.

...Но если они знают что-нибудь действительно истинное, то откуда могут они это знать, кроме своего собственного размышления? И почему я не могу тогда таким же размышлением прийти к той же самой истине, раз я существую точно также, как они? До какой же степени я до сих пор унижал и презирал себя!

Я хочу, чтобы дальше так не было! Начиная с этого момента, я хочу вступить в свои права и войти во владение тем достоинством, которое по праву принадлежат мне. Я хочу исследовать сам. Да я должен признаться, что во мне есть тайное, сокровенное желание относительно того, чем должно закончиться исследование, есть предпочтительная склонность к известным утверждениям, но я забываю о них и отвергаю их и не допущу того, чтобы они оказали хоть малейшее влияние на направление моих мыслей. Я возьмусь за дело с полной строгостью и старанием, и буду откровенен сам с собой. Я с радостью приму все, что я признаю за истину - каково бы это ни было. Я хочу знать.
ЧЕЛОВЕК ЗНАНИЯ

(отрывок из книги "Отдельная реальность")

К. Кастанеда

— Ты когда-нибудь ощущаешь мир вокруг себя?

— Насколько могу.

— Этого недостаточно. Необходимо чувствовать всё, иначе мир теряет смысл.


— В тебе нет целостности, нет покоя. Ты измучен проблемами, ты слишком много думаешь о своей персоне, — сказал он и улыбнулся.
Из-за этого возникает та странная усталость, которая заставляет тебя закрываться от окружающего мира и цепляться за свои аргументы. Поэтому кроме проблем у тебя не остается ничего.

Чувство собственной важности делает человека безнадежным: тяжелым, неуклюжим и пустым. Человек знания должен быть легким и текучим.

Путь ученичества так долог и тернист, потому что прежде чем входить в контакт с силами, человек должен исключить из своей жизни все лишнее, все, что не является жизненно необходимым, иначе ему не выдержать столкновения с ними.

Быть воином – это самый эффективный способ жить. Воин сомневается и размышляет до того, как принять решение. Но когда оно принято, он действует, не отвлекаясь на сомнения, опасения и размышления. Впереди – еще миллионы решений, каждое из которых ждет своего часа. Это – путь воина.

Человека нельзя сделать мужественным. Никакая магия не в силах превратить человека в воина. Чтобы стать воином, нужно быть кристально чистым.

Можно проявлять настойчивость только для того, чтобы проявить её должным образом. И действовать с полной отдачей, заведомо зная, что твои действия бесполезны. Это — контролируемая глупость мага.

— Твои действия, равно как и действия твоих ближних, имеют значение лишь постольку, поскольку ты научился думать, что они важны.
— Сначала мы учимся обо всем думать, — сказал он, — а потом приучаем глаза смотреть на то, о чём думаем.

Человек смотрит на себя и думает, что он очень важен. И начинает чувствовать себя важным. Но потом, научившись видеть, он осознает, что не может больше думать о том, на что смотрит. А когда он перестает думать о том, на что смотрит, все становится неважным.


Дон Хуан объяснил, что говоря думать, он имеет в виду устойчивые постоянные понятия, которые есть у нас обо всем в мире. Ты думаешь о своих действиях, поэтому тебе необходимо верить, что действия эти важны настолько, насколько ты их таковыми считаешь. Но в действительности из всего, что человек делает, нет ничего, что имело бы значение.

Быть победителем и быть побеждённым — одно и то же.


Наша судьба как людей — учиться, и идти к знанию следует так, как идут на войну. Я говорил тебе об этом много раз. К знанию или на войну идут со страхом, с уважением, с осознанием того, куда идут, и с абсолютной уверенностью в себе. В себя ты должен верить, а не в меня!
В жизни человека знания не может быть пустоты.

— Все заполнено до краев, — повторил он, — и все равнозначно. Я не похож на твоего знакомого, который просто состарился.


Для него его борьба не стоила усилий, потому что он потерпел поражение. Для меня нет ни побед, ни поражений, ни пустоты. Всё заполнено до краёв и всё равно, и моя борьба стоила моих усилий.

Чтобы стать человеком знания, нужно быть воином, а не ноющим ребенком. Бороться не сдаваясь, не жалуясь, не отступая, бороться до тех пор, пока не увидишь. И всё это лишь для того, чтобы понять, что в мире нет ничего, что имело бы значение.

— Ты слишком озабочен тем, чтобы любить людей, и тем, чтобы тебя любили. Человек знания любит, и все. Он любит всех, кто ему нравится, и всё, что ему по душе, но он использует свою контролируемую глупость, чтобы не заботиться об этом.

Все твои действия легко понять, потому что в них нет ничего необычного. Отсюда и твоя уверенность в том, что понять можно всё в мире.

Ты не видишь, потому что доверху набит всякой чепухой.
Видеть не так-то просто. Мир текуч. Чтобы уловить его отблеск, нужна огромная скорость восприятия.

Каждый должен иметь возможность поступать так, как считает нужным.

Ты настаиваешь на разжёвывании всего, словно весь мир состоит только из вещей и явлений, поддающихся объяснению.

Ты ещё слишком слаб. Когда нужно выждать, ты торопишься, а когда нужно спешить — чего-то ждёшь. Ты слишком много думаешь. Твоя жизнь сплошное разгильдяйство, ты недостаточно собран. Живи как воин. Я уже говорил тебе, что воин принимает ответственность за все свои действия, даже за самые пустяковые. Но ты занят своими мыслями, и это неправильно.

«Быть побежденным» - это состояние, образ жизни, от которого побежденный не может уйти.

Люди делятся на две категории — победители и побеждённые. Человек попеременно находится то в одном, то в другом из этих состояний до тех пор, пока не научится видеть. Видение рассеивает иллюзии побед, поражений, страданий.

Пока он считает себя жертвой, его жизнь останется адом.
Желание — вот что заставляет нас страдать, но как только мы научимся уничтожать свои желания, любая полученная нами мелочь превратится в бесценный дар.
Бедность и нужда — это только мысли; то же касается ненависти, голода, боли.
— Наша судьба как людей - противостоять силам жизни. Только воин может выжить. Воин знает о своем ожидании и знает, чего он ждёт. Когда он ждёт, у него нет желаний, и поэтому какую бы малость он ни получил, это всегда больше, чем он может взять. Если он хочет есть, то найдет путь, потому что не голоден. Если он ранен, то справится с этим, потому что не страдает от боли. Быть голодным или страдать от боли означает, что сила голода или боли уничтожает тебя.

Чтобы научиться действовать, как воин, нужно действовать, а не болтать.

При помощи воли и терпения воин добивается всего, чего хочет.

Ты встал на путь магии. У тебя нет больше времени ни на отступление, ни на сожаления. Время есть лишь на то, чтобы жить, как подобает воину, вырабатывая терпение и волю.


ВОИН НА ПУТИ ЗНАНИЯ

(отрывок из книги "Отдельная реальность")

К. Кастанеда
Встав на путь знания, человек постепенно осознает, что обычная жизнь для него навсегда осталась позади, нужно жить по-новому. И первое, что необходимо сделать на этом пути, — захотеть стать воином. Путь знания не оставляет выбора — идти по нему может только воин.

Смерть является главным фактором, превращающим знание в энергию, в реальную силу. Без осознания смерти человек остаётся только обычным человеком, совершающим заученные действия. Он не будет обладать мощью и способностью к концентрации, чтобы отведенное ему на этой земле время превратить в магическую силу. Чтобы идея неизбежности смерти не превратилась в манию, необходима отрешённость, тогда она становится безразличной.


— Тебе нужно отречься от всего.

— Но это невозможно. Я не намерен становиться отшельником.


— Я не об этом. Стать отшельником — значит потакать себе, своей слабости. Только мысль о смерти может дать человеку отрешённость, достаточную для того, чтобы принуждать себя к чему бы то ни было, равно как и для того, чтобы ни от чего не отказываться. Но это — не страстная жажда, а молчаливая страсть, которую воин испытывает к жизни и ко всему, что в ней есть. Он знает, что смерть следует за ним по пятам и не даст ни за что зацепиться, поэтому он пробует всё, ни к чему не привязываясь.
Отрешённый воин знает, что у него есть только одна поддержка — сила его решений. Он должен быть мастером своего выбора. Он должен полностью понимать, что сам целиком отвечает за свой выбор и что если однажды сделал его, то у него нет больше времени для сожалений или упреков в свой адрес. Его решения окончательны просто потому, что его смерть не даёт ему времени привязаться к чему-либо.

Таким образом, с осознанием своей смерти, своей отрешённости и силы своих решений воин размечает свою жизнь стратегически. Знание о своей смерти ведёт его, делает его отрешённым и молчаливо страждущим, и сила его окончательных решений делает его способным выбирать без сожалений, и то, что он выбирает, стратегически всегда самое лучшее. Поэтому он выполняет все со вкусом и страстной эффективностью.

Когда человек ведет себя таким образом, то можно смело сказать, что он — воин, и что он достиг своего терпения.

— Когда воин достиг терпения, он на пути к своей воле Он знает, как ждать. Его смерть рядом с ним. Они друзья. Смерть загадочным образом советует ему, как варьировать обстоятельства и как жить стратегически.

Человек может научиться видеть. После того, как он научился видеть, ему не нужно больше быть ни воином, ни магом. Став видящим, человек становится всем, сделавшись ничем. Он как бы исчезает, и в то же время он остается. В принципе он может заполучить все, что только пожелает, и достичь всего, к чему 6ы ни устремился. Но он не желает ничего, и вместо того, чтобы забавляться, играя обычными людьми, как безмозглыми игрушками, он растворяется среди них, разделяя их глупость. Единственная разница состоит в том, что видящий контролирует свою глупость, а обычный человек — нет.

Видение позволяет ему отрешиться от всего, что он знал раньше.

Меня бросает в дрожь при одной только мысли об отрешении от всего, что я знаю, — сказал я.

— Ты, должно быть, шутишь! Тебя должно бросать в дрожь не от этой мысли, а от того, что впереди у тебя нет ничего, кроме рутинного повторения одних и тех же действий в течение всей жизни.


Представь человека, который из года в год выращивает зерно до тех пор, пока силы не покидают его, и он не падает, подобно старому облезлому псу.
Все его мысли и чувства, всё, что в нём есть самого лучшего, принесено в жертву одному — добыче еды.

Бессмысленная жертва, пустая трата времени - жить, чтобы питаться, и питаться ради жизни, и снова жить, чтобы питаться, и так — до самой смерти.

Развлечения, придуманные людьми, как бы они при этом ни изощрялись, — всего лишь жалкие потуги забыться, не выходя за пределы порочного круга — питаться, чтобы жить, и жить, чтобы питаться...
Как по мне, то не может быть страшнее потери!

Мы — люди, и наша судьба, наше предназначение — учиться ради открытия все новых и новых непостижимых миров.

Не усложняй себе жизнь, выбрось из головы всё, что лишает тебя душевного равновесия. Успокойся и приведи себя в порядок.

Чтобы попасться, человек должен этого желать. В этом твоя проблема. Ты хочешь поддаться.

Дух — это сила, которая считается только с силой. В её присутствии нельзя быть слабым.

Воин относится ко всему с уважением; он не идет напролом без необходимости.


Воин никогда не сдаётся, даже перед лицом смерти. Воин ни у кого не идёт на поводу; он сам по себе и всегда недоступен. Вовлекаясь во что-то, он всегда полностью осознаёт, что делает.

Обрести контроль над своей слабостью и не потакать ей.


Иногда ты теряешь контроль, и силы твоей жизни легко захватывают тебя.
Для воина не существует ничего вне контроля. Воин всю жизнь отрабатывает стратегию — а ты хочешь найти смысл жизни. Воин не заботится о смысле. Воин сражается до конца. Поддаваться страху — недостойное потакание себе. Для того, чтобы встретиться с силой, человек должен быть безупречным воином, иначе сила может обернуться против него и разрушить его.

Маг использует непостижимые силы мира для того, чтобы перенаправить себя, приспособившись к направлению их действия. Непостижимые и неумолимые силы окружают нас, и нам никуда от них не деться уже только по той причине, что мы живём в этом мире.


Открываясь знанию, маг попадает в лапы сил. Единственное средство, позволяющее ему уравновесить себя и сдержать их напор, — это воля. Поэтому он должен воспринимать и действовать как воин. В образе жизни воина кроется сила. Именно эта сила позволяет ему жить лучшей жизнью.

Воин должен быть готов только к битве. Ты говорил, что родители искалечили твой дух. Я думаю, что дух человека не так-то легко искалечить. Но можно сделать человека мягким и хлипким, приучить его потакать себе, жалеть себя, поддаваться прозябанию.

Если что и калечит наш дух — это постоянные придирки, оплеухи и указания, что нужно делать, а что нет.

Дух воина не привязан ни к потаканию, ни к жалобам, как не привязан он ни к победам, ни к поражениям. Единственная привязанность воина — битва, и каждая битва, которую он ведёт, — его последняя битва на этой земле. Поэтому исход её для него практически не имеет значения. В этой последней битве воин позволяет своему духу течь свободно и ясно. И когда он ведёт эту битву, он знает, что воля его безупречна. И поэтому он смеётся.

Воин отбирает то, что составляет его мир, отбирает осознанно, потому что каждая вещь, которую он отбирает, становится его щитом, защищающим от нападения сил, тех сил, которые он старается использовать.
Обычный средний человек защищён щитами другого типа. Это всё, что люди делают.
— А что они делают?

— Они непрерывно чем-то заняты. Они делают то, что они делают. Это - их щиты.


Когда маг встречается с какими-то из непостижимых и неумолимых сил, его просвет открывается. Маг становится в большей степени подверженным смерти, чем обычно. Поэтому тот, у кого он открыт, должен быть готов в любой момент заполнить его своей волей. Конечно, если он — воин. А если человек не является воином, то ему не остается ничего другого, кроме как использовать житейские проблемы для отвлечения сознания от встреч с непостижимыми и неумолимыми силами. Тем самым человек закрывает свой просвет.

Воин встречает необъяснимые и непреклонные силы, потому что он намеренно ищет их. Поэтому он всегда готов к встрече с ними. Воин принимает на себя ответственность по защите своей жизни. Поэтому если какая-либо из этих сил стучится к тебе и открывает твой просвет, ты должен намеренно бороться за то, чтобы закрыть его самому. Для этой цели ты должен иметь избранный ряд вещей, которые дают тебе спокойствие и удовольствие. Вещей, которые ты можешь намеренно использовать для того, чтобы убрать свои мысли от испуга, закрыть свой просвет и сделать себя цельным.


— Что это за вещи?

— В своей повседневной жизни воин выбирает себе путь сердца. Именно это отличает его от обычного человека. Воин знает, что он на пути сердца, когда един с этим путем, когда переживает огромное спокойствие и удовольствие, идя по нему. Вещи, которые выбирает воин, чтобы сделать свои щиты, — это частицы пути сердца. Ты должен окружать себя частицами пути сердца и отказаться от остального.

Я понял, что имел в виду дон Хуан, говоря о пути сердца и о щитах на этом пути. В моей жизни было что-то, что я хотел сделать, что-то очень нужное и увлекательное, что могло наполнить меня всепроникающими радостью и покоем.

— Ты слишком много думаешь и разговариваешь. Ты должен прекратить разговор с самим собой. Каждый из нас делает это. Мы ведём внутренний разговор. Мы разговариваем о нашем мире. Фактически, мы создаём наш мир нашим внутренним разговором. Мы обновляем его, мы наделяем его жизнью, мы поддерживаем его своим внутренним разговором. Мы также выбираем свои пути в соответствии с тем, что мы говорим себе. Так мы повторяем тот же самый выбор ещё и ещё, до тех пор, пока не умрём. Потому что мы продолжаем всё тот же внутренний разговор. Когда мы перестаём разговаривать с собой, мир такой, каким он должен быть. Воин осознаёт это и стремится остановить этот разговор.

— Как я могу перестать говорить сам с собой?

— Прежде всего, ты должен использовать уши, чтобы снять часть нагрузки с глаз. Мы с самого рождения использовали свои глаза для того, чтобы судить о мире. Мы говорим с другими и с собой главным образом о том, что мы видим. Воин сознаёт это и прислушивается к звукам мира. Прислушивание к звукам мира должно быть гармоничным и терпеливым.

— Воин сознаёт, что мир изменится, как только он перестанет говорить сам с собой, — сказал он. — Он должен быть готов к этому необычайному толчку.

— Что ты имеешь в виду, дон Хуан?

— Мир такой-то и такой-то только потому, что мы сказали себе, что он такой. Если мы перестанем говорить себе, что он такой, то он перестанет быть таким. Я не думаю, что ты в этот момент готов к такому внезапному дару, поэтому ты должен начать переставать создавать мир.

Твоя беда в том, что смешиваешь мир с тем, что делают люди. Каждый из нас делает это. Вещи, которые делают люди, являются щитами против сил, которые нас окружают. То, что мы делаем как люди, дает нам удобство и чувство безопасности. То, что делают люди, важно, но только как щит. Люди этого не знают и позволяют щитам господствовать и попирать свою жизнь. Фактически, для человечества то, что делают люди, более важно и значимо, чем сам мир.

—Что ты называешь миром?

— Мир — это все, что заключено здесь, — сказал он и топнул по земле.

— Всё, что окружает нас. Мир необъятен. Мы никогда не сможем понять его. Мы никогда не разгадаем его тайну. Поэтому мы должны принимать его таким, как он есть, — чудесной загадкой. Воин учится относиться к вещам правильно. Вещи, которые делают люди, ни при каких условиях не могут быть более важными, чем мир. И, таким образом, воин относится к миру как к бесконечной тайне, а к тому, что делают люди, — как к бесконечной глупости.

Ты всегда должен находиться в состоянии готовности и верить в свои силы.

Твоё сознание настроено так, что рассматривает все только с одной стороны.
Твоя проблема в том, что ты непременно хочешь всё понять, а это — невозможно. Сводя все к пониманию, ты ограничиваешь свои возможности как человеческого существа. Ты прикован к своему здравому смыслу. Понимание — это лишь крохотная частичка. Чтобы стать магом, нужно действовать. Всё остальное — ни к чему.

УЧИТЕСЬ УЧИТЬСЯ!

Письмо двадцать шестое



Д.С. Лихачёв
Мы вступаем в век, в котором образование, знания, профессиональные навыки будут играть определяющую роль в судьбе человека. Без знаний, кстати сказать, все усложняющихся, просто нельзя будет работать, приносить пользу. Ибо физический труд возьмут на себя машины, роботы. Даже вычисления будут делаться компьютерами, так же как чертежи, расчеты, отчеты, планирование и т.д. Человек будет вносить новые идеи, думать над тем, над чем не сможет думать машина. А для этого все больше нужна будет общая интеллигентность человека, его способность создавать новое и, конечно, нравственная ответственность, которую никак не сможет нести машина. Этика, простая в предшествующие века, бесконечно усложнится в век науки. Это ясно.

Значит, на человека ляжет тяжелейшая и сложнейшая задача быть человеком не просто, а человеком науки, человеком, нравственно отвечающим за все, что происходит в век машин и роботов. Общее образование может создать человека будущего, человека творческого, созидателя всего нового и нравственно отвечающего за все, что будет создаваться.

Учение — вот что сейчас нужно молодому человеку с самого малого возраста. Учиться нужно всегда. До конца жизни не только учили, но и учились все крупнейшие ученые. Перестанешь учиться — не сможешь и учить. Ибо знания все растут и усложняются. Нужно при этом помнить, что самое благоприятное время для учения — молодость. Именно в молодости, в детстве, в отрочестве, в юности ум человека наиболее восприимчив. Восприимчив к изучению языков (что крайне важно), к математике, к усвоению просто знаний и развитию эстетическому, стоящему рядом с развитием нравственным и отчасти его стимулирующим.

Умейте не терять времени на пустяки, на «отдых», который иногда утомляет больше, чем самая тяжелая работа, не заполняйте свой светлый разум мутными потоками глупой и бесцельной «информации». Берегите себя для учения, для приобретения знаний и навыков, которые только в молодости вы освоите легко и быстро.

И вот тут я слышу тяжкий вздох молодого человека: какую же скучную жизнь вы предлагаете нашей молодежи! Только учиться. А где же отдых, развлечения? Что же нам, и не радоваться?

Да нет же. Приобретение навыков и знаний — это тот же спорт. Учение тяжело, когда мы не умеем найти в нем радость. Надо любить учиться и формы отдыха и развлечения выбирать умные, способные также чему-то научить, развить в нас какие-то способности, которые понадобятся в жизни.

А если не нравится учиться? Быть того не может. Значит, вы просто не открыли той радости, которую приносит ребенку, юноше, девушке приобретение знаний и навыков.

Посмотрите на маленького ребенка — с каким удовольствием он начинает учиться ходить, говорить, копаться в различных механизмах (у мальчиков), нянчить куклы (у девочек). Постарайтесь продолжить эту радость освоения нового. Это во многом зависит именно от вас самих. Не зарекайтесь: не люблю учиться! А вы попробуйте любить все предметы, какие проходите в школе. Если другим людям они нравились, то почему вам они могут не понравиться! Читайте стоящие книги, а не просто чтиво. Изучайте историю и литературу. И то и другое должен хорошо знать интеллигентный человек. Именно они дают человеку нравственный и эстетический кругозор, делают окружающий мир большим, интересным, излучающим опыт и радость. Если вам что-то не нравится в каком-либо предмете — напрягитесь и постарайтесь найти в нем источник радости — радости приобретения нового.

Учитесь любить учиться!



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет