Российская академия естественных наук



бет1/14
Дата01.05.2016
өлшемі2.76 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14




РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ЕСТЕСТВЕННЫХ НАУК
В.А.Ацюковский, Д.А.Буркович
Науку спасут дилетанты


Москва

2007 г.

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ЕСТЕСТВЕННЫХ НАУК

В.А.Ацюковский, Д.А.Буркович

Науку спасут дилетанты

Москва

2007 г.


В.А.Ацюковский, Д.А.Буркович. Науку спасут дилетанты. Москва, изд-во «Петит», 2007 г.

В книге разъяснено, что слово «дилетант» имеет итальянское происхождение и означает человека, занимающегося наукой не по принуждению или по обязанности, а с удовольствием. Показано, что благодаря упорному труду дилетанты часто достигали более высоких результатов, чем профессионалы. В книге также приведены советы начинающим дилетантам, которые пробуют свои силы в новых для них направлениях, а также рассказано о некоторых дилетантах, затмивших своими результатами профессионалов.

Для школьников, студентов, аспирантов, молодых ученых и всех, интересующихся методологией науки и не боящихся прослыть дилетантами.

Авторы:

Ацюковский Владимир Акимович, доктор технических наук, профессор Государственного университета управления, академик трех Российских и двух Международных академий

Буркович Дарья Андреевна, студентка ГУУ
Художник:

Романов Владимир Николаевич, полковник ВВС в запасе
ISBN 5 - © Ацюковский В.А.


Об авторах
Владимир Акимович Ацюковский – профессор Государственного университета управления, доктор технических наук, академик Российской академии естественных наук и почетный академик Российской академии электротехнических наук – несомненно, является дилетантом в двух областях, которым он посвятил последние пятьдесят лет жизни, – теоретической физике и системной социологии. Благодаря нестандартному подходу к проблемам и опираясь на метод диалектического материализма в первой и метод исторического материализма во второй областях, утверждающих, что предмет надо изучать не предвзято, объективно и без ссылок на авторитеты, им разработаны эфиродинамика – новая (т.е. хорошо забытая старая) область теоретической физики и некоторые дополнения к марксистской политэкономической теории развития общества применительно к современной ситуации. Правда, широкого, тем более, академического признания обе теории пока не получили, но все впереди, получат.
Дарья Александровна Буркович – студентка Государственного университета управления. Она успешно учится, и у нее большое будущее.
Содержание
Введение…..……………………………………………………..6
Глава 1. Что такое дилетантство?....………………………..14

1.1.Кто такие дилетанты? ……………………………………...14

1.2. Ученые, которые создали сами себя……………………...18

1.3. Перекрестный дилетантизм..……………………………...24

1.4. Гуманитарии – естествоиспытателям…………………….29

1.5. Естествоиспытатели – гуманитариям…………………….35

1.6. Люди «без прошлого»……………………………………..37

1.7. Наука массовой профессии………………………………..41

1.8. По законам природы это не должно летать………………48

1.9. Шестерни воображения вязнут в избытке знания……….54

1.10. Специалисты вредны, потому что...……………………..60

1.11. О пользе широких знаний………………………………..66

1.12. О пользе и бесполезности аналогий……………………..76

1.13. Искать новые пути………………………………………..79


Глава 2. Советы начинающим дилетантам………………..82

2.1. Научные авторитеты и научная смелость………………...82

2.2. Образование должно быть широким……………………...84

2.3. Образование и самообразование…………………………..87

2.4. Что такое научная методология…………………………...90

2.5. О пользе отзывчивости ……………………………………93

2.6. Совмещать приятное с необходимым.……………………96

2.7. Получите ли вы признание при жизни? ………………….99


Глава 3. Подробнее о некоторых ученых-дилетантах…...104

3.1. АРИСТОТЕЛЬ (384-322 гг. до н.э.)……………..……….104

3.2. ПАРАЦЕЛЬС Филипп фон Гогенгейм (1493-1541).……106

3.3. КОПЕРНИК Николай (1473-1543)……………..………...106

3.4. БРАГЕ Тихо (1546-1601).……………..…………………..109

3.5. ГИЛЬБЕРТ Уильям (1544-1603)…………..……………...114

3.6. ДЕКАРТ Рене (1596-1650)…………..…………………….115

3.7. ПАСКАЛЬ Блез (1623-1662) ……..……………………...121

3.8. ФЕРМА Пьер (1601-1665) ..……………………………...126

3.9. БОРЕЛЛИ Джованни (1608-1679).………………………128

3.10. ГЕРИКЕ Отто (1602-1686).……………………………..129

3.11. БОЙЛЬ Роберт (1627-1691).…………………………….130

3.12. ГЮЙГЕНС Христиан (1629-1695).…………………….132

3.13. ЛЕЙБНИЦ Готфрид 1646-1716).……………………….135

3.14. НЬЮТОН Исаак (1643-1727 гг.)………………………..140

3.15. ШЕЕЛЕ Карл (1742-1786).……………………………...144

3.16. ДОЛЛОНД Джон (1706-1761)….……………………….145

3.17. ЛОМОНОСОВ Михаил Васильевич (1711-1765)……...146

3.18. ФРАНКЛИН Бенджамин (1706-1790) ………………....150

3.19. ЛАВУАЗЬЕ Антуан (1743-1794)………………………..154

3.20. БОМЕ Антуан (1728-1804)……………………………...162

3.21. ПРИСТЛИ Джозеф (1733-1804)………………………...163

3.22. КУЛОН Шарль (1736-1806).…………………………....165

3.23. ЛАПЛАС Пьер (1749-1827) .…………………………....166

3.24. АБЕЛЬ Нильс Хенрик (1802-1829) …………………….167

3.25. ДЭВИ Гемфри (1778-1829)…………………………......171

3.26. ОЛЬБЕРС Генрих (1758-1840)……………………….....173

3.27. ДАЛЬТОН Джон (1766-1844)…………………………...174

3.28. ГЕРШЕЛЬ Каролина (1750-1848)……………………....176

3.29. ЭРСТЕД Ханс-Кристиан (1777-1851)…………………..177

3.30. ГАУСС Иоганн (1777-1855)…………………………….179

3.31. АВОГАДРО Амадео (1776-1856)……………………….183

3.32. КОШИ Огюстен (1789-1857)……………………………186

3.33. ГУМБОЛЬТ Александр (1769-1859)……………………188


3.34. БУЛЬ Джордж (1815-1864)……………………………...190

3.35. СТРУВЕ Василий Яковлевич (1793-1864)……………..190

3.36. ФАРАДЕЙ Майкл (1791-1867)………………………….195

3.37. ДРЭПЕР Генри (1837-1882)……………………………..197

3.38. КИРХГОФ Густав (1824-1887)………………………….199

3.39. ДЖОУЛЬ Джеймс (1818-1889)………………………….201

3.40. ГЕЛЬМГОЛЬЦ Герман (1821-1894)…………………….204

3.41. МЕНДЕЛЕЕВ Дмитрий Иванович (1834-1907)…………207

3.42. МАЙКЕЛЬСОН Альберт Абрахам (1852-1931)………...214

3.43. ЦИОЛКОВСКИЙ Константин Эдуардович (1857-1935].216

3.44. МАРКОНИ Гульельмо (1874-1937)..……………………220

3.45. РЕЗЕРФОРД Эрнест (1871-1937)……......……………….223

3.46. ХАББЛ Эдвин (1889-1953)………………..……………...230
Заключение……………………………………………………..234
Приложение. Ученые, не имевшие специального образования

в тех областях деятельности, в которых они получили

общественное признание...……………………………………..235
Литература……………………………………………………...252
Извещение о книгах…………………………………………...257


Введение
Как известно, мы живем в век научно-технического прогресса. Прогресс заключается в мощном прорыве в ряде областей – в авиации, космонавтике, электронике, вычислительной технике, химии, атомной энергетике и некоторых других областях, а также в появлении многих высокопроизводительных технологий, благодаря чему значительная часть человечества существенно повысила свое благосостояние. Вместе с тем следует констатировать, что все эти достижения базируются на результатах, полученных фундаментальной наукой еще до середины ХХ столетия. Что же касается фундаментальных исследований второй половины ХХ и начала XXI столетий, то с прискорбием следует отметить, что практически никаких новых достижений нет.

Где широко разрекламированный в свое время «термояд» – метод термоядерного синтеза, благодаря которому человечество будет навеки обеспечено энергией? Его нет, даже несмотря на то, что под руководством академика Б.Б.Кадомцева была получена «устойчивая» плазма, продержавшаяся «целых» 0,01 секунды. Для этой цели были построены мощнейшие ускорители высоких энергий (два из них – в Дубне и в Протвино дали основание для возведения вокруг них целых городов), построены «Токамаки» для получения высокотемпературной плазмы, собраны многочисленные конференции и совещания, защищены диссертации и получены академические звания, а «термояда» как не было, так и нет.

Такая же судьба и у других «достижений» фундаментальной физики – высокотемпературной сверхпроводимости, магнитной гидродинамики. Хотя в физике твердого тела есть явные достижения, но они тоже носят более технологический, нежели фундаментальный характер.

Все это дает основание считать, что современная фундаментальная наука и ее основа – теоретическая физика уже много лет находятся в глубоком кризисе. Внешними признаками этого кризиса являются:

– отсутствие новых открытий, исключая, разве что, открытие многочисленных «элементарных частиц», число которых составляет уже несколько сотен (от 200 до 2000, в зависимости от того, как считать);

– дороговизна фундаментальных исследований (сколько средств, интересно, затрачено на сооружение Серпуховского ускорителя, размещенного в подземном туннеле, длина которого составляет 22 км (!), в котором установлены 6000 магнитов весом каждый в десятки тонн, опутанных трубопроводами, в которых нужно пропустить жидкий гелий?);

– полное непонимание структуры вещества (у «элементарных частиц» нет не только структуры, но даже размеров, все их свойства – магнитные моменты, спины, заряды и пр. взялись неизвестно откуда) и полей («поле – особый вид материи»(!) и все);

– фактическое прекращение фундаментальной наукой помощи прикладникам в решении практических задач, (созданные отраслевые области прикладных наук не только отделились от фундаментальной науки, но и во многом опередили ее).

Все это не случайно, а предопределено как самой методологией современной фундаментальной науки и ее головной области – теоретической физики, так и спецификой организации современной науки.

О порочности методологии современной физической теории написано немало. На это обратил внимание еще Альберт Рей, французский исследователь научной методоло-гии, на которого сослался В.И.Ленин в своей известной книге «Материализм и эмпириокритицизм», вышедшей в свет в 1909 г. Рей обратил внимание на недопустимость подмены физических представлений математическими выражениями. Ленин сформулировал это просто: «У физиков… материя исчезла, остались одни уравнения».

К сожалению, это предупреждение мало на что повлияло, и современная теоретическая физика, положив в основу своих теорий постулаты, «принципы» и аксиомы, т.е. абстрактные выдумки, а не выводы, вытекающие из изучения реальной природы, прочно скатилась в идеализм. Это и есть одна из главных причин современного кризиса физической теории. Но здесь речь пойдет о другом.

Еще относительно недавно, всего двести-триста лет тому назад каждый ученый был универсалом, разбирающимся в широком круге вопросов. Ньютон разбирался в математике, и ему приписывают изобретение дифференциального исчисления (правда, живший в то же время Лейбниц тоже считается изобретателем того же). Но Ньютон, кроме того, разбирался в механике, астрономии, оптике и много еще в чем. Наш М.В.Ломоносов был не только химиком, но еще и технологом, физиком, а также и… поэтом. Д.И.Менделеев был не только химиком, но и землемером, статистиком, экономистом (он являлся экономическим советником у царя Александра II). Недоучившийся студент-народоволец А.Н.Морозов, отсидев 25 лет в Шлиссельбургской крепости, вышел оттуда академиком, прекрасно разбирающимся в астрономии, минералогии, математике, а также …в библейских текстах, некоторые из которых он расшифровал. Известный кораблестроитель А.Н.Крылов, разработчик теории непотопляемости кораблей, был прекрасным математиком и разработал теорию приближенных вычислений. И так многие, только о некоторых из них рассказано в этой книге.

Однако с тех пор положение в науке изменилось. Студентов стали учить не столько общему подходу к решению проблем, сколько частным приемам решения конкретных задач. В учебниках рассказывается о достижениях прошлых лет, а о текущих проблемах даже не упоминается. Наука напичкана авторитетами, перечить которым считается неприличным. А физики взахлеб рассказывают студентам о лауреатах Нобелевских премий, усилиями которых только и двигается, по их мнению, наука.

Современная теоретическая физика гордится своей особенностью, своей сложностью, своей элитарностью. Понять простому смертному то, что утверждает физическая теория, часто невозможно. Человеку со стороны иной раз кажется, что то, что утверждает эта теория, не поддается логике, но физики снисходительно объясняют такому человеку, что он слишком недоразвит для понимания столь высоких материй. Это позволяет самой физической теории избежать критики со стороны сомневающихся, это же отделяет ее от прикладных задач и создает условия для создания особого клана физиков-теоретиков, в который люди со стороны не допускаются. Таким образом, проблема из научной перерастает в социальную.

Общий итог такого подхода: зазубривание «хорошо установленных» истин в узкой области знаний и почти полное неумение ни поставить новые задачи, ни решить их даже в этой же области. А уж о том, чтобы использовать знания, полученные в других областях науки, и речь не идет.



Здесь особенно отличилась философия. Практически все работы по философии имеют отношение только к ее истории. «Мы так ошиблись с генетикой и кибернетикой! – вздыхают философы, – Так что решайте свои проблемы сами». И на этом основании философы практически повсеместно отстранились от методологического руководства наукой. А общий результат всего этого – кризис в науке.

Из каждого кризиса всегда есть выход. Не должно быть сомнения и в том, что текущий кризис тоже будет преодолен. Но преодолевать его будут люди, опирающиеся на материалистическую методологию, имеющие широкое образование, не стесненные рамками обычных представлений, не боящиеся использовать знания, накопленные смежными областями, и не обращающие внимания на высокие авторитеты. Это – дилетанты.

Сегодня перед дилетантами, как и перед всей наукой, стоят две основные задачи:

1. ревизия всего, что достигнуто наукой;

2. выяснение причин физических и общественных явлений.

Первая из задач связана с тем, что, к сожалению, многое в современной науке не соответствует истине. Например, вся история с отсутствием, якобы, в природе эфирного ветра фальсифицирована, поскольку на самом деле эфирный ветер был обнаружен, но его «не признали», и именно это обстоятельство вывело естествознание на ложный путь и, в конце концов, завело в тупик.

Некоторые широко разрекламированные эксперименты в свое время не могли быть поставлены из-за отсутствия в то время необходимой техники. Сюда относятся, например, известные опыты Физо 1849 года по определению скорости света. Тогда еще не были изобретены электродвигатели и вращать cо скоростью в несколько тысяч оборотов в минуту диск с отверстиями, главную часть установки Физо, было нечем. Сфальсифицированы и некоторые данные, попавшие в физические справочники, например, определение масс элементарных частиц с погрешностью лишь в пятом-шестом знаках. Для того чтобы иметь такую точность, нужно все параметры, участвующие в экспериментах, измерять с точностью хотя бы на один порядок выше, а таких измерителей магнитных и электрических полей, используемых в этих экспериментах, не существует. И так далее.

То же самое и в общественных науках. Здесь важнейшее значение приобретает трактовка прошлых событий. Но, как правило, критерии оценки событий отсутствуют, и это дает возможность трактовать любые события с заинтересованной точки зрения. Как говорится, любой стакан может быть как полуполным, так и полупустым, как на это посмотреть и как преподнести общественности.

А вторая задача связана с полным непониманием современной наукой сущности физических, а часто и общественных явлений, их внутреннего механизма, без чего дальнейшее продвижение в науке невозможно. Поэтому перед дилетантами открывается огромное поле деятельности.

В первой главе книги дано пояснение, кто такие на самом деле дилетанты и какую роль в науке они сыграли. Оказывается, дилетантами были почти все, кто внес в науку значительный вклад

Во второй главе даны советы начинающим дилетантам, т.е. людям, взявшимся за решение не решенных до них задач в какой-либо области. Эти советы базируются на многолетней дилетантской практике одного из авторов, не признающим авторитетов в науке и с удовольствием работающим в областях, в которые никто не просил его залезать.

В третьей главе настоящей работы приведены фамилии известных ученых-дилетантов, взявшихся за дела, не соответствующие их первоначальной подготовке, к которым, в силу своей первоначальной профессии, они не должны были бы иметь никакого отношения. Но в силу возникшего интереса и, не будучи скованными традиционными рамками, в этой новой для них области, они нашли решения, которые безуспешно искали специалисты, и теперь мы считаем их ведущими учеными в этих новых для них областях, забыв об их первоначальных специальностях.

А в приложении дан далеко не полный список известных ученых-дилетантов, добившихся в науке результатов, которые не смогли получить профессионалы своего времени. Пусть эти люди, часто не устроенные в жизни, но преданные науке, служат примером для тех, кто решил посвятить себя научной деятельности. Здесь не надо говорить о самопожертвовании, потому что само занятие наукой есть высшее наслаждение, какое только может быть у творческого человека.



Глава 1. Что такое дилетантство?
1.1. Кто такие дилетанты?
Понятие «дилетант» обросло многочисленными значениями, таит массу смыслов, чаще всего пренебрежительных. Дилетант в обычном понимании это невежда и верхогляд. Под словом «дилетант» подразумевается человек, который лезет в какую-то область знаний или в управление чем-либо, ничего в этом не понимая. Часто так и есть на самом деле: случаев, когда несведущие люди, не пытаясь даже разобраться в сути предмета, выносят на люди свое суждение, много.

Особенно много таких субъектов среди начальствующего персонала (не путать с руководителями, те полезны и необходимы!).

К сожалению, не меньше случаев и таких, когда некоторые ответственные (казалось бы), но не компетентные люди принимают решения, от которых всем становится тошно, или берутся за управление общественными процессами, ничего в них не понимая, хотя иногда и исходя из лучших побуждений.

В результате получается, что они «хотели как лучше, а получилось, как всегда». Наша новейшая история изобилует подобными примерами.

Но если посмотреть в основания, обнаружим следующее. На самом деле, само слово «дилетант» происходит от итальянского слова «dilettante», которое в свою очередь, произошло от латинского слова «delecto», что означает услаждаюсь, забавляюсь, т.е. получаю удовольствие. Дилетант – это человек, что-то делающий с удовольствием, иначе он не стал бы этим заниматься, его к этому никто не принуждает.

Дилетант – значит не специалист, точнее, не получивший специального образования в той отрасли науки, где он отваживается что-то сказать. И садится он «не в свои сани» именно потому, что увлечен, ему интересно. Между тем, как правило, это сведущий в своей сфере специалист и, уж во всяком случае, незаурядный ум, только проявивший любопытство к делам соседа.

Дилетантов, т.е. людей, которые с удовольствием занимаются выбранным ими самими делом, нужно разделить на три категории. К первой категории следует отнести дилетантов, которые берутся за незнакомое дело, ничему не учатся и только портят то, за что они, не компетентные в этом деле, взялись. К таким дилетантам негативное отношение справедливо. Ко второй же категории следует отнести тех дилетантов, которые вначале тоже не понимают в новом для них деле, потому что этому их никто не учил, но затем они начинают разбираться в нем и часто находят такие оригинальные решения, которые специалисты найти не смогли, несмотря на все их образование. И таких примеров тоже много, ими изобилует история науки. Вот о них и пойдет речь.

Дилетанты этой второй категории, как правило, самоучки. Хотя они до всего доходили сами, их успехи в науке оказывались порой внушительнее, чем у иных титулованных специалистов. Вот что сказано, в частности, о немецком философе рубежа XVI-XVII столетий Якобе Беме: «Сапожник Якоб Беме был большой философ, в то время как некоторые именитые философы только большие сапожники». Примерно так же говорили и об И. Дицгене (XIX в.), сапожнике по профессии и философе по призванию, сравнивая его с некоторыми официально признанными философами того времени.

В большинстве случаев дилетанты-самоучки были выходцами из бедных слоев. Они приходили в науку от недостатка образования, но гонимые жаждой познаний. Иные мотивы были у «состоятельных дилетантов», людей, материально обеспеченных. Они, напротив, бежали от избытка знания в своей области в другие области науки, где они сведущи мало. Скажем, высокообразованный, эрудированный для своего времени химик сэр Гэмфри Дэви мог позволить себе занятия не по специальности, изучая любознательности ради физические процессы. Здесь он и прославился. В числе «состоятельных дилетантов» видим также выходца из аристократической семьи, датчанина Тихо де Браге, англичанина лорда В. Росса и других.

Но, несмотря на различия, всех дилетантов второй категории объединяет желание подойти к новой проблеме со стороны, с иных позиций, а то и вовсе без какой-либо предварительной позиции. Одним словом, такие дилетанты всегда покушаются на чужое, переходят пограничные линии между науками либо вообще вторгаются в науку со стороны. Короче, они нарушители «ведомственных барьеров» и «табели о рангах».

Но есть еще третья категория дилетантов, это те, которые в своей области приходят к новым результатам, несмотря на то, что до них в этой области было много неудачных попыток решить эту же проблему. Люди, испытавшие себя в этой проблеме и не решившие ее, предупреждают о бесполезности новых попыток и выражают крайнее удивление, когда новый человек находит пути решения. Им не приходит в голову, что этот новый человек отверг все опробованные пути и нашел иной путь, позволивший решить проблему. Его никто не обучал этому новому пути, и в этом новом направлении он дилетант, хотя на самом деле специалист в этой области. Но он пошел непроторенной дорогой и дошел до результата, несмотря на все предупреждения.

Приносят ли дилетанты пользу науке? Как свидетельствует история, дилетанты сделали немало ценных открытий, более того, им принадлежит заметная роль в развитии науки. Известный немецкий исследователь культуры прошлого К. Керам в книге «Боги, гробницы, ученые» отмечает: если взять научные открытия за какой угодно исторический период, обнаружится, что многие выдающиеся результаты получены дилетантами. Здесь часто действует правило, однажды сформулированное А.Эйнштейном: «Все знают, что этого сделать нельзя, и только один человек этого не знает. Вот он и делает!». Этот человек, который не знает, но делает, и есть дилетант второй или третьей категорий. Со временем оказывается, что такой дилетант в новой для него области знает больше, чем дипломированные специалисты, посвятившие ей всю жизнь.

Современный английской науковед М. Малки подошел к этому вопросу с несколько иной стороны. Он изучал новаторов в науке. По его расчетам оказалось, что среди новаторов непропорционально большая доля выходцев из других дисциплин, иначе говоря, дилетантов.
1.2. Ученые, которые создали сами себя
Дилетантов-самоучек стоит выделить потому, что они в еще более резких тонах подчеркивают парадоксальность ситуации «дилетант-специалист». В резких по той причине, что самоучки не получили образования, это люди, которые поистине создали сами себя. Это такие люди, как М.В.Ломоносов, В. Франклин, А. Холл и ряд других.

Дилетантом-самоучкой был и К. Гаусс, известный математик. Его успехи в науке столь велики, что еще при жизни ему присвоили титул «короля математиков». Эти слова были выгравированы на памятной медали, выпущенной в 1855 году. В тот год он, к сожалению, и умер. Однако в математику Гаусс вошел самоучкой. Сын водопроводчика из немецкого города Брауншвейга, он не располагал возможностью учиться в школе. Гаусс самостоятельно проштудировал труды И. Ньютона, Ж. Лагранжа, Л. Эйлера, став «с веком наравне». А вскоре он уже обогнал его, заглянув на многие десятилетия вперед.

Интересно, что до 19 лет К. Гаусс еще колебался – быть ли ему математиком или филологом. К последней он питал столь же сильную страсть. Вопрос решился сам собой. Вскоре К. Гаусс сделал одно крупное математическое открытие. Это и определило окончательный его выбор.

Не имели специального образования известный норвежский математик начала XIX века Н. Абель и крупный английский математик и логик XIX века, основоположник математической логики Д. Буль. Высшей математикой оба они овладели самостоятельно.

В ряду самоучек находим имена и многих других выдающихся ученых. Английский химик Д. Дальтон происходил из бедной семьи ткача. Всеми знаниями он обязан только самообразованию. Именно Дальтону мы обязаны воскрешением слова «атом», заимствованного им у древнегреческого ученого Демокрита.

Правда, слово «атом» было переведено как «неделимый», что неверно, т. к. слово «том» означает «отрез» – тонкий слой (сравните слово «микротом», означающее микроотрез, т.е. очень тонкий слой, поэтому слово «атом» следует переводить как не отрезаемый или не разрезаемый, а вовсе не неделимый).

Его великий соотечественник, блестящий ученый первой половины XIX века М. Фарадей также приобщился к науке благодаря самовоспитанию. Фарадей родился в семье кузнеца. После короткого пребывания в начальной школе он в 13 лет поступил в обучение к переплетчику, а затем узнал и другие профессии. Работая, юноша одновременно много читал и посещал публичные лекции разных ученых.

Постепенно ему пришло желание самому испытать свои силы в науке, и Фарадей обратился к Г. Дэви с просьбой принять его на работу в Королевский институт. В свое время многих шокировало, что Г. Дэви взял в лабораторию не имевшего физического (ни вообще какого-либо систематического) образования М. Фарадея. Более того, Дэви вскоре поручил молодому человеку чтение курса лекций, хотя тот был всего лишь простым служителем-лаборантом. Не случайно, поэтому, говорят, что самое крупное научное достижение Г. Дэви – открытие... М. Фарадея.

Нелегким был путь в науку замечательного русского ученого XIX-XX веков П.Лебедева, установившего факт светового давления. Он рано почувствовал влечение к физике, однако из-за отсутствия гимназического диплома Лебедев не мог поступить в русский университет, поэтому образование добывал, полагаясь лишь на собственные силы. Юноша едет за границу и работает в физических лабораториях ряда западноевропейских университетов. Там он самостоятельно определяет тему научного исследования, защищает диссертацию, а затем возвращается в Россию, где и выполняет свои блестящие работы, принесшие ему мировую известность.

Как видим, перед нами проходят многие славные фамилии. И все же «чемпионом» самоучек, наверное, по праву называют французского естествоиспытателя XIX – начала XX века Ж. Фабра. Нищета заставила его рано покинуть родной дом. «Ты вырос, сын, – сказал мальчику отец, – должен кормить себя сам». Работая, кем придется (и пастухом, и грузчиком), юноша упорно овладевал знаниями.

Круг интересов Ж. Фабра весьма широк. Он неплохо знал математику и астрономию, зоологию и археологию, а также и другие естественные науки, писал стихи. Но это были не мимолетные увлечения. Он получил даже по некоторым наукам ученые степени, например по физике, химии, зоологии, литературе. Однако более всего Ж. Фабр любил изучать поведение насекомых. Этим занимается наука энтомология. Он посвятил ей всю свою долгую, более чем девяностолетнюю, жизнь.

Его усилия венчает десятитомное сочинение «Энтомологические воспоминания», в которых, по признанию специалистов, содержится сведений больше, чем добывают порой целые коллективы, оснащенные лабораториями и первоклассным оборудованием.

Конечно, в те давние времена наука не уходила еще столь далеко в глубины природы и не возносилась так решительно в абстракции, как она это делает ныне. Потому и успехи самоучек прошлого так же, как и других дилетантов-любителей, возможно, не кажутся столь уж парадоксальными. Однако и наше время дает немало аналогичных, хотя, быть может, и не всегда таких же ярких примеров.

В начале XX века на небосводе математической науки взошла яркая звезда, к сожалению, рано потухшая. То был выдающийся индийский ученый Ш. Рамануджан.

Его открыл Г. Харди, которому он выслал на суд свои работы, до того уже отклоненные двумя крупными английскими же математиками. Но более всего интересно то, что Ш. Рамануджан начинал трудовую жизнь бедным конторским служащим. Образования он получить не смог и все постигал сам. Фактически он не имел никакого представления о точности современного научного метода, более того, по-видимому, вообще не понимал, как проводить доказательство. Основным положениям математики его и обучил Г. Харди.

Однако, несмотря на это, Ш. Рамануджан раскрыл, точнее даже сказать, «почувствовал» (вспомним поразительные возможности интуиции) новые перспективные возможности в теории чисел. Эта теория насчитывает тысячелетия, ею занимались все великие математики. Но талантливый индус увидел то, чего не замечал ранее никто.

Английский биолог-генетик Р. Фишер тоже не имел математического образования. Между тем его книга по математической статистике вошла, можно сказать, в золотой фонд науки, утвердившись как наиболее ценное пособие по статистическим методам. Вначале книга не была принята ученым миром. Она подвергалась уничтожающей критике со стороны специалистов-математиков. Это объяснялось тем, что автор-самоучка не владел ни стилем, ни методами, присущими хорошему математику.

Все же новые представления пробили стену непонимания. Книга Фишера выдержала несколько изданий и дала, по оценкам сведущих людей, «неизмеримо больше, чем все учебники по математической статистике». И это, несмотря на то, что автор фактически дилетант (а, может быть, именно потому, что дилетант?).

Конечно, в наше время уже трудно отыскать самоучек наподобие тех, что встречались в пору классической эпохи. Все же в развитых странах, задающих тон в науке, образование стало более доступным, чем ранее. Но как тут не отметить ученых, хотя и прошедших курс обучения, однако овладевших рядом сложных дисциплин самостоятельно. Среди них советский физик, академик Я. Зельдович, который не имел вузовского диплома и науку постиг сам, а также крупнейший советский физик Л. Ландау. Правда, Л. Ландау учился в школе и в вузе, притом сразу на двух факультетах. Но высшей математике его в школе не обучали, а освоил он ее в очень раннем возрасте. Л. Ландау как-то заметил, что не помнит себя не умеющим интегрировать. Уже в 14 лет он пытался поступить в университет. Его не приняли, посчитав, что он слишком молод, и он поступил в университет чуть позже. Надо ли говорить, что и в университете будущий ученый занимался (притом на двух факультетах сразу) не только тем, чем были заняты его сокурсники, а самостоятельно изучал новейшие разделы физического и химического знания.

Читателю, может быть, небезынтересно будет узнать, что и знаменитый английский ученый современности, один из создателей кибернетики У. Эшби, не имел ни математического, ни физического образования. Вообще, по профессии он врач и полжизни проработал в психиатрической больнице. Уже позже Эшби увлекся новой отраслью знания, сам овладел математикой, теорией информации и всем комплексом дисциплин, необходимых для понимания процессов в кибернетике, а затем получил здесь выдающиеся результаты.

Как видим, не только классическая, но и современная наука полна примеров открытий, сделанных дилетантами.

Американские науковеды провели в середине XX века такой эксперимент. Они подобрали две группы научных работников и предложили каждой одну и ту же исследовательскую задачу так, что в решении задачи ученые одной группы оказались специалистами, а ученые другой группы – дилетантами. Обнаружилось, что вторые не только успешно справились с проблемой, но и нашли оригинальных решений больше, чем специалисты.

Но, может быть, неудачно подобрали состав первой группы? Тогда условие эксперимента обернули и задание сформулировали так, что специалисты оказывались дилетантами, а дилетанты – специалистами. И что же? Снова похожий результат.

Осознание роли дилетантов отразилось и на организационных формах современной науки. Ныне традиционное обособление ученых, когда они работали каждый сам по себе, индивидуально, постепенно отходит в прошлое. Побеждают коллективные начала. Но, как правило, научные исследования ведутся группами, в которые включаются ученые разных профилей, то есть наряду со специалистами по данной отрасли видим там же и дилетантов. Такой коллектив считается более продуктивным в выдвижении новых идей, нежели когда объединяются одни лишь специалисты.

Таким образом, практика подтверждает парадоксальный, казалось бы, вывод о плодотворном влиянии на развитие познания любителей, не специалистов, исследователей, пришедших со стороны.

Действительно, оказываются слишком заметными вложения, сделанные дилетантами, т.е. людьми, явившимися в некоторую отрасль, а то и в науку вообще, извне. Не зря, видно, кто-то обронил: «Когда-нибудь случайный прохожий удивит науку больше, чем она удивляет нас сейчас».

А теперь настала пора объяснить, в чем же причины столь странного явления. Казалось бы, в такой сфере, как научное исследование, предполагающей хорошее знание предмета, образованность, эрудицию, не должно быть места дилетантству. Не освоив того, что уже добыто, как можно идти вперед? Оказывается, можно. Далее мы и попытаемся рассказать, почему это происходит.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет