Сборник 4 Караганда 2014 (574) ббк 26. 89 (5 Каз) к 70 Под редакцией академика нан рк а. М. Газалиева



жүктеу 1.53 Mb.
бет3/9
Дата02.04.2016
өлшемі1.53 Mb.
түріСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9
: wp-content -> uploads -> 2012
2012 -> Приложение к части а1
2012 -> Рабочий проект
2012 -> Абиотрофические
2012 -> М. Ж. СҮлейменова күЛӘш байсейітова – танымал опера әншісі, драма актрисасы
2012 -> БАҒдарламасы кіру тегін 10 қазан 18. 30
2012 -> С. Д. Шаймұханова сұлтанмахмұт торайғыров
2012 -> Е. Г. Огольцова қҰрманғазы сағырбайұлы – халық музыканты, сазгер, домбырашы
2012 -> ҚР ҰҒА академигі А. М. Ғазалиевтың редакциясымен
2012 -> Моу сош №10 п. Белореченск Год 2014г заполнения Ф. И. О. Абашева Лариса Юрьевна

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КАЗАХСТАН В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Средневековая история Центрального Казахстана неразрывно связана с историей государств, существовавших на территории Казахстана с VI по XVII вв. и менявших политическое устройство от Тюркского каганата до Казахского ханства. В период средневековья регион не имел большого политического значения, поэтому информация в письменных источниках, касающаяся непосредственно истории племен, населявших территорию Центрального Казахстана,крайне скудна. Косвенные сведения о жизни и быте населения данного региона можно проследить из трудов, посвященных описанию средневековых государств.

Подчеркивая роль и значение Тюркского каганата, Н.А. Назарбаев «В потоке истории» писал: «В VI веке на историческую арену в Евразии выходит новое историческое лицо – Тюркский каганат – Степная империя тюрок, в период своего расцвета охватившая обширные земли от Кореи до Крыма. В VII-VIII вв. хроники сообщают о первых тюрках в Европе – аварах, булгарах, суварах, хазарах. Затем с востока появляются огузы-печенеги, тюрки-сельджуки, а также карлуки, кыпчаки (половцы, команы) кыргызы. Тюркские племена заселяют большую часть Казахстана и Средней Азии, проникают в Иран и Закавказье; в XI в. часть их (огузы и туркмены) перекочевали в Малую Азию. Таким образом, расселение тюркских племен привело после их оседания и смешения с местными народами, а иногда и при сохранении кочевого образа жизни, к образованию большой группы тюркоязычных этносов от якутов, тувинцев, алтайцев, казахов, уйгуров на востоке до чувашей, гагаузцев, татар (поволжских и крымских), кумыков, карачаевцев, балкарцев и турок на западе» [1, с. 80-81].

В VII-IX вв. происходило заселение Сарыарки (еще одно название Центрального Казахстана) тюркоязычными племенами кимаками и кыпчаками. С образованием государства кимаков и кыпчаков (IX-XIII вв.) усилилась связь Сарыарки со всеми регионами Казахстана. В этот период происходило образование оседлых поселений. Весьма существенное влияние на регион оказало арабское нашествие, а вместе с ним и распространение исламской религии. «Арабское завоевание, - писал Н.А. Назарбаев, - оказало большое влияние на социально-экономическую, политическую и культурную жизнь народов Центральной Азии. Одним из важнейших изменений в общественной жизни явилось распространение новой государственной религии – ислама, а также арабского языка и письменности. Введение единого языка на громадной территории, включение народов, разных по уровню развития и образу жизни, в рамки единого религиозно-политического объединения позволило развить культуру, творчески соединившую в себе традиции всех народов, входивших в халифат, а также обновить античные культурные ценности» [1, c. 101-102].

Во время господства караханидов и каракитаев на юге центральные и западные области Казахстана были заселены племенами кыпчаков. Кыпчаки образовали в Х – ХII веках несколько государственных союзов, которые приобрели, особенно в XII веке, значительную силу. Тесными были взаимоотношения с соседними государствами, особенно с русскими княжествами.

Основной отраслью хозяйства кыпчаков было кочевое скотоводство. Один иностранный путешественник, проезжая в 1246 г. Дешти-Кыпчак, писал: «Кыпчаки очень богаты скотом, верблюдами, быками, овцами, коровами и лошадьми. Вьючного скота у них такое огромное количество, какого, по нашему мнению, нет в целом мире» [1, c. 101-102].

Кыпчакское общество оставалось еще патриархально-родовым, но уже знало деление на классы, - во всяком случае, знало свободных и рабов. Однако рабство у кыпчаков не достигло широкого развития. Основой общественного производства оставался труд свободных членов родовых общин.

Следующим этапом в средневековой истории Центрального Казахстана был период монгольских завоевании конца XII – XIII веков. Как известно из исторических источников, завоеванные земли Чингисхан разделил между своими сыновьями, посылая их в качестве наместников. Казахстан в основной своей части вошел в улус Жоши, старшего сына Чингисхана. Первоначально наместники всех уделов признавали верховную власть великого кагана. Однако в середине XIII века Монгольская империя распалась на несколько независимых государств. Первоначально территория Центрального Казахстана вошла в состав Золотой Одры. В начале XIV века после смерти золотоордынского хана Токты произошло обособление Ак Орды, которая наиболее тесно связана с историей будущего Казахского ханства [2, с. 126].

Во второй половине XV века завершается процесс образования казахской народности и как следствие Казахского ханства. Сложение единой народности на огромной территории Восточного Дешти-Кыпчака происходило на базе общих закономерностей формирования народностей. Оно происходило в связи со становлением и укреплением феодальных отношении, формированием общей территории, языка, материальной и духовной культуры. В нем участвовали различные племена.

Реконструкцию социально-экономического и политического образа жизни населения Центрального Казахстана эпохи средневековья ученые воссоздавали в большей степени в рамках осуществляемых археологических раскопок.

Огромный вклад в изучение Центрально-Казахстанского региона внесли выдающиеся археологи А.Х. Маргулан, К.М. Байпаков Л.Н. Ермоленко, В.Д. Кубарев, Ж.К. Курманкулов и многие другие.

Изучение средневековой истории Центрального Казахстана невозможно без исследования археологических памятников. На сегодняшний день их исследовано немного, так как специальных масштабных разработок, полевых стационарных изысканий еще не проводилось. Нужно надеяться, что дальнейшие работы по изучению погребений и культовых сооружений древних тюрков и кыпчаков позволят существенно уточнить этническую карту Великой Степи, а также получить более полное представление о быте и мировоззрении племен, являвшихся ближайшими предками казахов. По-прежнему множество археологических памятников в центрально-казахстанском регионе остаются еще не исследованными.

К археологическим памятникам древнетюркской эпохи, имевшим культовое назначение, относятся поминальные оградки. Они бытовали в течение длительного времени – с VI по IX вв. Древнетюркские оградки возводились ради совершения обряда поминок по умершим людям. Возле некоторых оградок стояли каменные изваяния – скульптурное изображение умершего человека или стела (каменный столб). Изваяние, как правило, было обращено лицом на восток. Иногда от него отходит ряд каменных столбиков. Эти столбики называются в научной литературе балбалами [3, с. 246].

Изваяния древнетюркской эпохи по-разному воспроизводят образ человека. Одни изваяния изображают только голову человека, другие – человеческую фигуру по пояс или (очень редко) полностью. На поясных и полнофигурных изваяниях представлен вооруженный воин или невооруженный человек, который держит чашу в правой руке. Левая рука воина покоится на клинковом оружии или на поясе, к которому привешено оружие. Древнетюркские изваяния обычно изображали усатых мужчин монголоидного облика. На их лицах примечательны брови и нос, образующие слитную Т-образную фигуру и большие глаза. Таким образом в искусстве передается гневное выражение лица – сведенные на переносице брови и выпученные глаза. Судя по героическому эпосу тюркских народов, богатырь совершал свои подвиги в состоянии ярости. Подобное представление о доблести, по всей видимости, существовало у воинственных древних тюрков [3, с. 247].

Изваяния Сарыарки различаются по художественному исполнению. Встречаются грубые и изящные изображения, в зависимости от мастерства ваятелей. Однако все изваяния ценны тем, что воссоздают облик людей древнетюркской эпохи. Прическа, одежда, украшения и другие детали воспроизведены на реалистичных изваяниях.

Кыпчакская эпоха в Восточной Сарыарке представлена кыпчакскими святилищами с изваяниями, которые предположительно относятся к IX-началу XIII вв. Как и древнетюркские оградки с изваяниями, эти памятники являлись культовыми (по всей видимости, поминальными) сооружениями [4, с. 78].

Кыпчакские изваяния обнаруживают определенное сходство с половецкими статуями XI – начало XIII вв. из причерноморских степей. На половецких изваяниях также изображен человек с сосудом в обеих руках. Кроме того, сходен способ установки изваяний в кыпчакских и половецких святилищах. Много общего с родственными западными племенами было и в экономическом, и в политическом плане.

Описывая архитектурные памятники средневекового периода территории Центрального Казахстана, нельзя обойти стороной одно из самых монументальных сооружений исследуемого периода – мавзолей Жоши хана. Он находится в 55 км к северо-востоку от г. Жезказган Карагандинской области. Датируется первой половиной XIII в. Автор, строитель и история создания – не известны. Мавзолей имеет прямоугольную форму, портал со стрельчатой аркой. По композиции – портально-купольное сооружение с двойным куполом. Среди местного населения сохранилось предание о том, что именно здесь в 1227 г. во время охоты погиб старший сын Чингисхана Жошы хан. Мавзолей был отреставрирован в 2000 г.

Таким образом, подводя итоги вышеизложенному, следует подчеркнуть, что казахстанскими учеными-археологами в Центральном Казахстане изучены более 120 раскопок курганов, мавзолеи Жошы-хана (XIII – XIV вв.), Домбаул (XIII – X вв.), Алаша-хана (XII – XIII вв.), мазар Ак-Бекет в Нуринском районе [5, с. 25].

Только в Каркаралинском районе обнаружено около 50 курганов, могильников. Сарыарка, находясь в серединной части Казахстана, объединяет всю его территорию в единое целое и делает ее громадной и могучей. На всех этапах исторического развития Казахстана она всегда была его неотъемлемой частью. Как составная часть его «материка» на Евразийском континенте по своему происхождению и развитию Сарыарка прошла тот же путь, что и сам Казахстан.

В связи с климатическими условиями, сформировавшимися несколько тысячелетий назад, единственно целесообразным, в экономическом плане, ведением хозяйствования в центрально-казахстанском регионе было кочевое и полукочевое скотоводство. Кочевой образ жизни предполагал наличие огромных территорий. Сарыарка с ее вольготными ковыльными степями имела большое экономическое значение.

Казахские племена имели свои зимовки, летние стоянки, огромные площади весенних, летних и осенних пастбищ для скота, места для занятий охотой, рыболовством, ремеслом и другим промыслом. Они поддерживали свои хозяйственные связи и отношения со всеми племенами, которые проживали на территории Казахстана. Племена, проживавшие на юге, востоке и западе Казахстана, со своей стороны, поддерживали связи с Сарыаркой, посещали ее, а некоторые из них оставались здесь и закрепились навсегда.

Сарыарка была жизненно связана с территорией средней Сырдарьи. Этот район особенно высоко ценился казахами Среднего жуза как удобные зимние пастбища. Исходя из географических особенностей казахских степей, издавна на территории Восточного Дешти-Кыпчака существовала традиция скотоводческого хозяйства, согласно которой население степных регионов в зимнее время переходило в южные районы – в долины Сырдарьи, ее притоков, в предгорья Каратау. Именно этот производственный цикл существовал у казахов в эпоху Казахского ханства.

Поэтому Центральный Казахстан и Средняя Сырдарья для казахов Среднего жуза являлись единой территорией. Для казахов Младшего жуза такое же значение имели районы Нижней Сырдарьи, Приаралья.

Основным направлением в казахской экономике было пастбищное скотоводство. Разводили, главным образом, овец, лошадей и верблюдов. Крупный рогатый скот не приспособлен к условиям круглогодичного выпаса – в первую очередь он не способен к тебеневке. По этой причине его не разводили. Самым многочисленным видом скота были овцы. Мясо и молоко служили пищей, из кожи и шерсти изготавливали одежду и обувь, посуду и другие предметы. Из бараньего сала и золы пахучих трав казахи варили особое хозяйственное мыло – сакар. В жизни степняков исключительную роль играли лошади. Степные лошади отличались выносливостью, неприхотливостью, они хорошо переносили суровые зимы. Конина в пище казахов считалась деликатесом [6, c. 93].

Молочная пища у казахов занимала важное место в системе питания, кумыс в летнее время выпивался казахами в огромном количестве. Одним из регионов, славящимся хорошим кумысом, была Сарыарка. Земледелие не получило большого распространения. Пшеницы своей было мало, ее привозили из Сырдарьи. Казахи Сырдарьи земледелие практиковали в основном в виде выращивания проса. Из проса делали муку, а также толкли и ели в жареном виде (сөк). Просо - традиционная, многовековая культура у степняков. Просо видел ал-Омари еще у кыпчаков: «Посевов у них мало, и меньше всего пшеницы и ячменя, бобов же почти не отыскать. Чаще всего встречаются у них посевы проса; им они питаются».

Материальная культура казахов Сарыарки, в целом, была такой же, как и у казахов других регионов. Традиционный хозяйственный уклад везде был практически одинаковым, за исключением некоторых региональных особенностей.

Судьба Сарыарки органически связана с исторической судьбой всего Казахстана, а судьба населения этого обширного региона неразрывно связана с судьбой всего казахского народа. Сарыарка была заселена многочисленными полукочевыми и кочевыми племенами, которые занимались развитием скотоводства, земледелием и ремесленным производством. Обширная ее территория: горы, степи, озера, долины рек позволяли свободно перемещаться, использовать природные ресурсы, растительность в различные времена года для существования.

Средневековая история Центрального Казахстана его политическое, социально-экономическое и культурное развитие еще ждет своего всестороннего исследования. Сегодня, в свете выступлении Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева, вопрос фундаментального изучения нашего региона является одним из самых актуальных.
Список литературы


  1. Назарбаев Н.А. В потоке истории. – Алматы, 1999. - 296 с.

2. История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. – 3-е изд., перераб. – Алматы, 2011. – 670 с.

3. Смагулов Е.А. Некоторые итоги и проблемы изучения истории Туркестана по археологическим данным / Древнетюркская цивилизация, памятники письменности. – Алматы, 2001. - 302 с.

4. Маргулан А.Х. Каменные изваяния Улытау: Соч. в 14 т. Т. 3.- Алматы, 2003. - 357 с.

5. Досмагамбетов С.К. Центральный Казахстан: природа и природные ресурсы, события и люди, реформы и развитие. – Алматы, 2003. – 562 с.

6. Восточная Сарыарка: Каркаралинский регион в прошлом и настоящем / под ред. К.С. Алдажуманова, А.З. Бейсенова А. – Алматы, 2004. – 564 с.

Козина В.В.,

д.и.н., профессор

зав. кафедрой истории Казахстана

Карагандинского государственного

технического университета

е-mail: Lera2019@rambler.ru


ЦЕНТРАЛЬНО-КАЗАХСТАНСКИЙ РЕГИОН

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХIX – НАЧАЛЕ ХХ ВВ.
Центральный Казахстан – крупнейший промышленный центр Казахстана, который вносит свой вклад в развитие Республики на региональном уровне. Ныне регион обладает необходимым потенциалом. Подтверждением чему служат ежегодные отчёты акима Карагандинской области [1]. Но так было не всегда.

Во второй половине Х1Х века территория Центрально-Казахстанского региона представляла собой редкозаселенный край, в основном мононациональный. Крупнейшим родоплеменным подразделением являлись аргыны, основная их масса была сосредоточена в уездах: Каркаралинском – 87 381, в Акмолинском – около 100 000, в Атбасарском - 32 207 хозяйств. Найманы в основном были расселены в Атбасарском уезде - 38 375 хозяйств; кыпчаки располагались на территории от среднего и нижнего течения Сырдарьи на юге до бассейна реки Тобол на севере региона, их численность примерно составляла 130-150 тыс. человек [2, с. 16-17].

Военно-казачья колонизация, которая началась в начале XIX в. в восточной части региона, была продолжена в последующий период. В Каркаралинскую казачью станицу (1827 г.) в начале 1850-х годов были переселены малороссийские казаки. С 1869 г. Каркаралинск (1824 г.) уже является уездным центром. В 1883 году количество населения в нем составило 1548 человек, из них казахов - 181 чел., или 11,6 % [3, с. 4].

Процесс крестьянских переселений, шел гораздо медленнее, чем в других регионах Казахстанского края, потому что природно-климатические условия Центрального Казахстана были более пригодны для скотоводства. Переселенческие посёлки располагались там, где были более плодородные темно-каштановые и черноземные почвы и достаточное количество осадков, что позволяло заниматься бесполивным земледелием. Даже с присоединением Казахстанского края к России, когда появились более благоприятные условия для переселенцев, массового крестьянского переселения на территорию современной Карагандинской области не было. И на территории региона было всего несколько русско-украинских поселений в бассейне реки Нуры, в районе современной Караганды – Большая Михайловка, Дубовка, Черниговка, Волынское и другие [4, с. 20].

В ХІХ веке Центрально-Казахстанский регион оказался в центре внимания как перспективный в промышленном освоении, в эксплуатации природных богатств края, в первую очередь, полезных ископаемых. Это послужило началом превращения его в поставщика сырья для развивающейся российской капиталистической промышленности. Развитие российского капитализма, всё более широкое проникновение капиталистических отношений в казахские степи сопровождалось возникновением торговых центров и поселений, изучением богатств, хранящихся в недрах, а вслед за этим строительством рудников и шахт, заводов и фабрик, железных дорог.

Российские предприниматели арендовали и скупали у местных баев за бесценок земли с богатыми месторождениями каменного угля, меди, редких металлов. Так, урочище Нельды, богатое залежами медной руды, было куплено у бая Байзакова за 86 рублей серебром. В 1859 г. Н. Ушаков «приобрёл» месторождение каменного угля в урочище Караганды-басы за 255 рублей серебром у бая И. Утепова, а также месторождение Саранское за 114 рублей. Район Караганды площадью в 100 кв. км стал собственностью компании по разработке открываемых полезных ископаемых, а местное население лишилось пастбищ, которыми оно пользовалось с древних времён [5, с. 12 ].

Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. дает нам сведения о занятиях населения края. Природно-климатические условия обусловили развитие в крае скотоводства, которое было основным промыслом и главным средством существования кочевников-казахов. Им занималось 98,0 % населения. Животноводством занималось и оседлое, пришлое население.

Земледелием занималось всего 1,2 % населения. Дефицит хлеба определил, например, по Каркаралинскому уезду первое место в Семипалатинской области по размерам его закупки.

Лишение скота, а вместе с ним и средств к существованию, вынуждало местное население заниматься отхожими заработками. Бедняки-казахи старались селиться вблизи поселений и заниматься поденной работой. Так, во время жатвы и сенокоса казахи Каркаралинского уезда массами отправлялись в ближайшие крестьянские деревни Томской губернии, где и работали на богатых хозяев за небольшую плату. Кроме того, местное население - казахи, обязаны были принимать участие в ремонте дорог, поставлять топливо, юрты и баранов проходящим воинским командам, а также лошадей чиновникам, бывающим в степи по делам службы [6, с. 11].

На рудниках и каменноугольных копях на момент переписи 1897 года работало 362 человека (из них 64,3 % - мужчины и 35,7 % женщины) – в основном казахи. Для сравнения отметим, что десять лет назад, в 1886 году работало 715 человек (594 казаха и 121 русских) [7, с. 25].

Русское население Каркаралинского уезда занималось пчеловодством, извозом, местными промыслами, смолокурением и охотой. Однако большой выгоды эти занятия не имели. Так, в 1886 году доход составил в среднем по 3 рубля на двор, а общая выручка в Каркаралинском уезде составила 1705 рублей [7, с. 62].

Работа казахского ремесленника – мужчины, определялась заказом. Кустарное производство, дающее предметы для продажи на рынках, сосредотачивалось в руках женщин. Женщины изготовляли войлок (кошмы), армячину, шерстяные мешки и ковры, плели волосяные и шерстяные веревки (арканы).

Казахи прилегающих к озеру Балхаш волостей занимались рыбной ловлей как летом, так и зимой и поставляли рыбу в г. Каркаралинск. Однако среди кочующих казахов этот вид деятельности не имел особого значения. Рыболовство служило серьезным подспорьем, главным образом, для оседлого населения и в некоторых местах давало хороший заработок.

В материалах переписи населения зафиксированы и представители царской администрации - это различные чиновники административных, судебных и полицейских представительств, военного сословия (101 человек в г. Каркаралинске). Имелась в уезде и интеллигенция – это учителя, воспитатели (151 человек) и врачи, фельдшера (9 человек). В то время повсеместно создавались казахские интернаты, а в г. Каркаралинске был даже один женский интернат.

Вследствие нищеты и обездоленности больших групп населения, кочевого образа жизни в условиях неблагоприятных климатических условий и отсутствия медицинской помощи режим воспроизводства населения характеризовался высоким уровнем рождаемости и смертности и низкой продолжительностью жизни населения.

В начале ХХ века социально-экономическое развитие Центрально- Казахстанского региона проходило в русле событий Российской империи и носило отпечаток предшествующего периода: продолжалось проникновение российского и иностранного капитала в край, заселение благоприятных участков для земледелия, оттеснение казахов с земель и разложение их традиционного хозяйства. Империалистическая война, буржуазно-демократическая революция, Октябрьская революция и последующая за ней гражданская война, разруха, неурожаи и джуты, новая экономическая политика также не могли не отразиться на социально-экономическом развитии региона.

Вокруг Карагандинских угольных копей, в бассейне реки Чурубай-Нуры и по ее притокам Топар и Байгора, в урочище Былкыздак, в бассейне реки Сарысу, долинах гор Ортау, Актау и Алабыс возникли переселенческие поселки Преображенский, Романовский, Рождественский, Черниговский, Киевский, Ивановский, Петровский и Санниково [8, с. 84]. В Каркаралинском уезде появились оседлые русско-украинские поселки. В Хорошевской волости их было три - Богородское, Николаевское и Хорошевское. В среднем, русские составляли в них 52,4 %, украинцы - 40 %. Казахов в этих поселениях было всего лишь один с небольшим процент, столько же приходилось на немцев и «прочих европейцев» [9, с. 214].

Многие промышленные предприятия в крае перешли в руки иностранных капиталистов. Так, в 1904 году приобрел предприятия, принадлежавшие наследникам Ушакова и Рязанцева, Жан Карно; в 1907 году Саранские и Карагандинские угольные шахты, Успенский и Спасско-Воскресенский медные рудники и обогатительная фабрика на реке Сарысу становятся собственностью английского акционерного общества «Спасские медные руды». Держателями акций общества стали, помимо английских и французских, капиталисты США, Германии, России, Швеции, Австрии и др. Горнопромышленники как российские, так и другие хищнически эксплуатировали природные богатства региона, развивали только те отрасли промышленности, которые давали сырье на вывоз. Прибыль таких предприятий была гораздо большей.

По Акмолинскому горному округу в основных отраслях горной промышленности в 1901 году было занято 2615 рабочих; в 1902 - 2066 рабочих, в 1903 – 2130 рабочих, в 1904 – 2164 рабочих [10, с. 54-57]. Положение рабочих было очень тяжелым. При средней продолжительности рабочего дня 14-16 часов, на промышленных предприятиях размер заработной платы колебался от 20 до 50 копеек в день без пищевого довольствия от нанимателей. На Карагандинских каменноугольных копях за свой каторжный труд шахтеры получали в среднем от 10 до 20 рублей в месяц, да и заработок этот выплачивался несвоевременно. Горняки вынуждены были покупать в долг испорченные продукты в лавках своих хозяев. Люди голодали, были разуты и раздеты. Нередко рабочих заставляли покупать за свои деньги взрывчатку, осветительные лампы, рукавицы и др. Очень часто казахские шахтеры подвергались несчастным случаям из-за незнания горного дела. Вследствие невыносимой тяжелой жизни рабочие, особенно казахи, часто бежали с рудников, заводов и золотых приисков. Промышленники по закону имели право розыска и насильственного возвращения на работу с помощью полиции. Известны случаи, когда надсмотрщики избивали казахских рабочих, если они не вырабатывали положенной нормы. В погоне за прибылью промышленники не следили за техникой безопасности, в результате – увечья и несчастные случаи со смертельным исходом имели массовый характер.

Каторжный труд, тяжелое материальное положение, невыносимые жилищные условия вызывали массовые заболевания горняков. Так, в конце 1904 г. среди казахских рабочих и их детей, живущих в землянках на Успенском руднике, появилась натуральная оспа. Эпидемия оспы быстро распространилась среди рабочих, живущих в казармах. Окружной инженер вынужден был принять срочные меры для предотвращения дальнейшего распространения эпидемии.

В этот период в России в результате промышленного кризиса (1900-1903 гг.) закрылось до 3 тысяч крупных и мелких предприятий. На улицу было выброшено свыше 100 тысяч рабочих. Многие из них в поисках работы прибыли в Центральный Казахстан. Среди рабочих, прибывших из России, Украины, Сибири, Урала было немало обладающих опытом руководства стачками и связанных с социал-демократическими организациями центра России. Они вели революционную пропаганду и агитацию, распространяли листовки на предприятиях.

В августе 1903 году на Карагандинских каменноугольных копях 67 человек из вновь завербованных рабочих отказались приступить к работе. Это стихийное выступление было вызвано тем, что рабочие не получили обещанных им при вербовке денег. Ими были выдвинуты экономические требования: работать по 8 часов в сутки; получать сдельную заработную плату; снизить цены на продукты и товары в магазине и т.д. В ответ на отказ администрации удовлетворить эти просьбы, рабочие разнесли конторские помещения, разбили магазин и самовольно покинули шахты. Революционные выступления горнорабочих продолжались с 20 по 24 декабря.

В 1903-1905 гг. произошли забастовки на Спасском медеплавильном заводе и Успенском руднике. Забастовка рабочих Успенского рудника в 1905 году явилась наиболее крупным событием в истории революционного движения в Казахстане, именно здесь был образован «Русско-киргизский союз» рабочих. К моменту начала забастовки на руднике работало 334 чел. из них казахов – 269 чел., русских – 65 чел. [11, с. 166]. В 1907 году вспыхнули забастовки на трех основных предприятиях Спасского акционерного общества: Спасском заводе, Карагандинских каменноугольных копях и Успенском руднике. Забастовщики требовали улучшения бытовых условий и точного соблюдения администрацией условий договоров с рабочими.

Массовые волнения в регионе привели к некоторому улучшению материального состояния рабочих. Кроме того, в 1907 году была пущена узкоколейная железнодорожная линия «Спасский завод - Карагандинские копи», протяженностью 40 верст, что повысило производительность труда, а значит и прибыли капиталистов. Это, вероятно, также способствовало некоторому смягчению материального положения рабочих. Так, в 1907 году на Карагандинских копях, Спасском заводе и Успенском руднике дневной заработок в шахтах был уже от 80 коп. до 1 руб. 20 коп. зимой и от 65 коп. до 1 руб.10 коп. летом. Плата была уже сдельная, с вагончика. Чернорабочий «наверху» земли получал в месяц 20-27 рублей. Плотники, столяры, каменщики, кузнецы – от 35 до 45 руб. в месяц. Для сравнения, летом 1906 года рабочий мог прокормиться за 8-9,5 рублей в месяц: мясо стоило 6 коп. фунт, мука – 70-80 коп. пуд. Вместе с тем, удаленность от сельскохозяйственных регионов и неразвитость в крае аграрного сектора были причиной многих проблем с продовольственным снабжением. Летом дело обстояло несколько лучше, но уже в осенние месяцы цены на продукты взлетали вверх. Это видно на примере 1906 года, когда имел место плохой урожай овощей. В октябре-ноябре продовольствие подорожало: мясо стало стоить 7, 5 копеек фунт; мука – 1 руб. 10 коп. - 1 руб.20 коп. пуд. В связи с плохим урожаем овощей картофель на Бота-Каре и Карагандинских копях стоил 80-90 коп. пуд, сотня мелкой капусты – 23-28 рублей [8, с. 84].

Развитие промышленности в крае тормозили удаленность территории от промышленных центров России, суровые климатические условия, отсутствие транспорта и квалифицированной рабочей силы.

Горнорабочих этого периода можно разделить на две основные группы: квалифицированную и неквалифицированную. В первой группе большинство составляли русские рабочие, высланные из центральных губерний России, Урала, Сибири и Алтая. Во второй группе преобладали казахи. Национальный состав горнорабочих был пестр. Здесь были казахи, русские, татары, башкиры и др., причем около 70 % составляли казахские рабочие.

События Первой мировой войны, военной интервенции, гражданской войны принесли тяжелые бедствия и страдания народным массам, нанесли огромный ущерб хозяйству края. На нужды фронта у населения изымали скот, хлеб и др. продукты без всякого учета реальных возможностей. В 1916 г. военное ведомство произвело массовые принудительные заготовки лошадей. Большой ущерб нанесли карательные экспедиции во время восстания 1916 года. Трудно представить также убытки от массового грабежа мародеров, «реквизиций» скота, фуража, зерна сменяющими друг друга властями и т.д. В четырех уездах Акмолинской области было истреблено и угнано в эти годы более двух миллионов голов скота [12, с .73].

К концу 1919 года территория Центрально-Казахстанского региона, включая Карагандинский промышленный район, была полностью освобождена от белогвардейцев и капиталистов. Анализ материалов Первой советской переписи населения 1920 г., сельскохозяйственной переписи, единовременных учетов промышленных предприятий и различных документов начала 20-х годов ХХ века даёт нам картину социально-экономического и политического кризиса казахстанского края и его регионов в этот период.

Продовольственная разверстка, проводимая по всей стране новой властью во время и после окончания иностранной военной интервенции и гражданской войны, оказала отрицательное воздействие на экономику сельского хозяйства Казахстана. К тому же, 1920 год оказался неурожайным и отдельные территории края постиг джут. При резком уменьшении поголовья скота, значительная часть кочевых хозяйств и крестьянских переселенцев не могла уплатить налога. В следующий, 1921 год, большую часть территории Казахстана постигло страшное стихийное бедствие – сильная засуха. Особенно тяжело это сказалось на кочевых регионах, к которым и относится Центральный Казахстан. Засуха уничтожила травы, не стало корма для скота. Уже осенью начался массовый падеж, резко усилившийся зимой. В 1920 году в Атбасарском уезде 10,5 % хозяйств вообще не имели скота, или имели только 1 голову (в переводе на крупный скот); 20,2 % хозяйств - по 2 головы; 11,9 % - по 3 головы. В Каркаралинском уезде более 24 % кочевых хозяйств не имели никакого скота, или имели менее 10 голов овец, в то время, как известно, что в условиях кочевого хозяйства, где большинство населения не имело посевов, скот являлся основным источником существования. «Можно проехать сотни вёрст,» - сообщалось в докладной записке представителя Казахской АССР в Совет Труда и Обороны, - « не встретить ни одного живого существа…». В хозяйственном обиходе населения лошадь стала редкостью» [13, с. 33].

Лишение кочевников скота вынуждало их к оседанию. Они селились вблизи переселенческих поселков и в местах промышленных разработок, объединялись в артели для ведения хозяйства. Тридцать три небольших самостоятельных селения и хутора с общим числом жителей 2283 чел. были русско-казахскими. Казахи составляли в них 43,6 %, русские – 49,3 %. Процент других национальностей был незначительным (татары – 2 %; украинцы – 2,8 %; немцы и прочие европейцы – по 1 %) [14, с. 36-65].

Посевные площади в Центрально-Казахстанском регионе сократились в 1,1 раза, в том числе озимые - в 2,5 раза, кормовые - в 7,2 раза [15, с. 102-103]. В результате стихийного бедствия население Центрально Казахстана голодало. Наблюдалась большая смертность и миграция из районов бедствия. Экономика региона была окончательно разрушена. В научной литературе часто поднимается вопрос о потерях населения Казахстана в начале 20-х годов. И, хотя этот вопрос в разрезе регионов остается открытым, необходимо отметить, что, кочевые районы испытали последствия правления нового строя намного раньше, чем полукочевые и земледельческие районы.

Промышленное освоение Центрального Казахстана, начатое еще во второй половине Х1Х в. русскими и иностранными предпринимателями, и заложенное ими развитие горно-добывающей промышленности было прервано. При отступлении английские капиталисты совместно с белогвардейцами разорили и затопили карагандинские шахты.

11 мая 1918 года СНК РСФСР издал декрет «О национализации Спасского медеплавильного завода». В 1920 году в Караганде на шахтах было всего 125 рабочих. По сравнению с 1913 годом добыча угля упала на 94,6 % и составляла всего лишь 8 280 тонн и была в основном предназначена для внутренних потребностей [15, с. 102-103]. В том же году подверглись консервации Успенский рудник и Сарысуйская фабрика, а в 1921 – Караганда. Ни одно промышленное предприятие в Центральном Казахстане не действовало.

Таким образом, экономика региона была окончательно разрушена. Население открыто выражало недовольство, выступления против советской власти прокатились по всему Казахстану. Обеспокоенное массовыми беспорядками, советское правительство декретом «О натуральном мясном налоге» от 14 июня 1921 года освободило кочевые и полукочевые казахские хозяйства от мясного налога. Поэтому некоторое возрождение аграрного сектора в Казахстане в начале 20-х годов связано именно с новой экономической политикой. В «Постановлении Президиума ЦИК КАССР об отмене налога на мясо, кожу, шерсть и масло с кочевого и полукочевого населения» от 28 июня 1921 года говорилось: «Учитывая тяжелую нужду и голод, переживаемые скотоводами-кочевниками, огромный падеж скота от джута… доводим до сведения всего населения, что в 1921 году с кочевников и полукочевников никаких налогов на мясо, шерсть и кожу взиматься не будет, на налог на масло, уже объявленный декретом Кирсовнаркома от 11 мая 1921 г. в части, касающейся кочевников, настоящим отменяется… Все имеющиеся у кочевников излишки кожи, шерсти и скота они вправе свободно продавать и никто не вправе помешать в этом. Никто не вправе также насильно заставить продавать эти продукты» [16, с. 16].

Введение продналога, замена множества налогов единым, натуральным, сыграли в первые годы НЭПа большую роль в восстановлении сельского хозяйства. Неурожаи и джут 1921 г., последовавший за ним голод, нанесли страшный удар по сельскому хозяйству, только что начавшему оправляться от последствий разрушительных войн. И если в конце 1920 г. оно оказалось на уровне конца Х1Х в., то в 1923 г. было отброшено еще на 20-30 лет назад [12 с. 179, 185]. Процесс восстановления фактически начался лишь в 1923 г., и на первых порах был куда более медленным, чем во многих других районах страны. НЭП не только приостановила дальнейший упадок производительных сил сельскохозяйственного края, но и обеспечила их постепенное восстановление. Однако общий коэффициент восстановления сельского хозяйства по отношению к 1913 г. составил всего 65 % и был ниже, чем по СССР в целом [12, с. 187].

При отсутствии катаклизмов и войн скотоводческое хозяйство и земледелие переселенческих секторов вполне могло удовлетворить внутренние потребности региона. Уже к середине 20-х годов развитие экономики начало налаживаться. Но этот процесс был приостановлен в декабре 1925 г., когда XIV съезд ВКП(б) принял постановление об упразднении НЭПа и взял курс на индустриализацию народного хозяйства, а XV съезд - на коллективизацию сельского хозяйства.


Список литературы
1.Абдишев Б. Системный прорыв в будущее //Индустриальная Караганда.- 2014.- 18 февраля.

2. Казахи. Историко-этнографическое исследование. - Алматы, 1995.

3. Обзор Семипалатиской области за 1883 год.

4. Караганда. Карагандинская область: Энциклопедия. - Алма-Ата, 1986.- 606 с.

5. Караганда. - Алма-Ата: Наука. 1989.- 191 с.

6. Обзор Семипалатинской области за 1884 год. Каркаралинский уезд. - с. 11.



  1. Обзор Семипалатинской области за 1884 год. Каркаралинский уезд. - с. 11.

  2. Переселение в Степной край в 1907 г. - с. 84

  3. ЦГА РК. Ф.698. Оп.14. Д. 2.

10. Дильмухамедов Е.Д., Маликов Ф. Очерки истории рабочего класса дореволюционного Казахстана. Вторая половина Х1Х - начало ХХ вв. Алма-Ата: Из-во АН КазССР, 1963. - 270 с.

11. ЦГА РК. Ф.14. Оп.1. Д. 167.

12. Дахшлейгер Г.Ф., Нурпеисов К.Н. История крестьянства советского Казахстана. - Алма-Ата, 1985.

13. ЦГА РФ. Ф.1318. Оп. 1. Д.1 93.

14. ЦГА РК. Ф.698. Оп. 14. Д. 2.

15. Социалистическое строителсьтво Каз АССР. Экономико-статистический справочник за 1920-1935 гг. - М, 1936.

16. Социалистическое строительство в Казахстане в восстановительный период (1921-1925 гг.). Сб. документов и материалов. - Алма-Ата, 1962.



1   2   3   4   5   6   7   8   9


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет