Сборник 4 Караганда 2014 (574) ббк 26. 89 (5 Каз) к 70 Под редакцией академика нан рк а. М. Газалиева



жүктеу 1.53 Mb.
бет5/9
Дата02.04.2016
өлшемі1.53 Mb.
түріСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9
: wp-content -> uploads -> 2012
2012 -> Приложение к части а1
2012 -> Рабочий проект
2012 -> Абиотрофические
2012 -> М. Ж. СҮлейменова күЛӘш байсейітова – танымал опера әншісі, драма актрисасы
2012 -> БАҒдарламасы кіру тегін 10 қазан 18. 30
2012 -> С. Д. Шаймұханова сұлтанмахмұт торайғыров
2012 -> Е. Г. Огольцова қҰрманғазы сағырбайұлы – халық музыканты, сазгер, домбырашы
2012 -> ҚР ҰҒА академигі А. М. Ғазалиевтың редакциясымен
2012 -> Моу сош №10 п. Белореченск Год 2014г заполнения Ф. И. О. Абашева Лариса Юрьевна

Огольцова Е.Г.,

к.п.н., ст. преподаватель

кафедры истории Казахстана

Карагандинского государственного



технического университета

е-mail: cmaffia72@mail.ru

СОЗДАНИЕ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ НА ТЕРРИТОРИИ РЕГИОНА ИСПРАВИТЕЛЬНО-ТРУДОВОГО ЛАГЕРЯ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ «КАРЛАГ»
Современный Казахстан развивается в условиях ускоренной экономической, политической и социальной модернизации. Перед казахстанским обществом поставлена стратегическая задача вхождения Республики в число тридцати наиболее конкурентоспособных стран мира. Ее успешное решение невозможно без активной жизненной позиции граждан, которая во многом обусловлена глубоким осознанием ими уроков истории. Это особенно важно в настоящее время, когда преодоление духовного наследия сталинизма происходит медленнее, чем это требует обновление общества. Ностальгия по временам идеологического единообразия связана с тем, что тоталитаризм предлагал психологически удобное решение самых сложных вопросов как в жизни отдельного человека, так и общества в целом.

Как отметил глава нашего государства Н.А. Назарбаев: «…Порой возникает непонимание необходимости осмыслить наше тоталитарное прошлое. Между тем я глубоко убежден в том, что уроки истории надо осваивать постоянно, из поколения в поколение» [1]. Уроки истории особенно необходимы для выработки гарантий предупреждения и недопущения повторения трагедий и преступлений прошлого в настоящем и будущем. Нравственный долг и святая обязанность ныне живущих поколений заключается в осмыслении тех трудных лет, когда наши отцы и деды были под пятой тоталитарного режима. 

Тоталитарная природа сталинского режима нашла свое выражение в перманентно проводимых политических репрессиях. За период 1930-х – начала 1950-х гг. через ГУЛАГовские жернова прошли без малого сто одна тысяча казахстанцев, свыше двадцати семи тысяч были расстреляны. Более половины дел о контрреволюционных преступлениях были рассмотрены несудебными органами – коллегией Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) – Народного комиссариата внутренних дел (НКВД), «тройками», особыми совещаниями. Жертвами репрессий стали все народы Казахстана. В списках печального мартиролога представители более восьмидесяти национальностей. Исследование советского прошлого неизбежно ставит перед историками ряд вопросов, связанных с организацией и функционированием системы репрессий и подавления. Инструментами для проведения этой государственной политики, наряду с зависимыми от правящей коммунистической партии и до предела политизированными органами прокуратуры и суда, являлись специализированные карательные организации. К ним, прежде всего, относится тюремно-лагерная система, возникшая как неизбежное следствие расширяющегося террора.

Советская пенитенциарная система, главной и неотъемлемой частью которой являлось Главное управление лагерей (ГУЛАГ), служила исключительно интересам тоталитарного государства. В течение многих десятилетий она была фактически полностью исключена из сферы общественного внимания, поскольку вся ее деятельность протекала в обстановке строгой секретности.

Карагандинский лагерь (Карлаг) и его Спасское отделение, на базе которого был образован лагерь для военнопленных № 99 – наиболее яркий пример опыта советской системы по организации и функционированию лагерей. В этой связи представляется актуальным изучение истории Карлага, его охранных структур, осуществляющих охрану, режим и условия содержания заключенных.

Социально-экономическое, политическое и культурное развитие Центрального Казахстана происходило в 30-е годы в условиях обширной зоны концлагерей: Карлаг, Степлаг, Песчанлаг, АЛЖИР и др. – филиалов ГУЛАГА. Это был период ускоренной индустриализации края, когда здесь широко использовался труд тысяч заключенных, депортированных и раскулаченных.

В мае 1930 года было принято постановление СНК СССР «Об организации Казахского исправительно-трудового лагеря (КазИТЛАГ). Однако через год, 19 декабря 1931 года было принято другое решение: «Первое отделение «КазИТЛАГа» - совхоз «Гигант» реорганизовать в Карагандинский отдельный исправительно-трудовой лагерь ОГПУ, именуемый сокращенно «Карлаг ОГПУ», с непосредственным подчинением «ГУЛАГу» и местонахождением Управления лагеря в селе Долинское».

В одном из первых директивных документах сказано: «Карагандинский совхоз-гигант ОГПУ получает почетное и ответственное задание – освоить грандиозный район Центрального Казахстана».

Карлаг было отведено 120 000 га. пахотно-пригодных земель, 41 000 га. сенокосных площадей. Протяженность территории Карлага с севера на юг – 300 км. и с востока на запад – 200 км. Кроме того, вне этой территории имелись два отделения: Акмолинское отделение, расположенное в 350 км. от центра лагеря, и Балхашское отделение, расположенное в 650 км. от центра лагеря [2].

В 1932 г. территория Карагандинского лагеря находилась на стыке пяти районов: Нуринского, Тельманского, Карагандинского, Шетского, Жана-Аркинского. В 1939 г. Карлаг располагался в основном на территории Карагандинской и Акмолинской областей.

Административный центр Карлага находился в поселке Долинка, находящийся в 33 км. от Караганды. В центре Долинки размещался первый отдел – тюрьма в тюрьме, где заключенным добавляли срок, подвергали пыткам, производили расстрелы. В Карлаге работала выездная коллегия Карагандинского областного суда в составе трех лиц, называемая «тройкой». Приговоры исполнялись на местах. Расстрелянные брались на списочный учет с грифом «Умер», личные дела уничтожались.

Карагандинский исправительно-трудовой лагерь начал формироваться из представителей бывших политических партий, кулаков и баев, с одной стороны, и из проштрафившихся рабочих и крестьян – с другой. Карлаг сложился как маленькое государство, ставшее одним из крупных филиалов ГУЛАГ (Государственное Управление Лагерями) и являлся почти самостоятельным ведомством на огромной территории Казахстана. Основным направлением исправительно-трудовых лагерей стало массовое применение бесплатного труда заключенных и осуществление сталинской программы строительства социализма.

Неверны представления о том, что Карлаг был организован на пустом месте, то есть в необжитой голодной степи Центрального Казахстана. На всей отведенной лагерю огромной территории находилось 4000 казахских юрт с населением 80 тыс. человек, 1200 дворов немецкого, русского, украинского населения. После принудительного выселения местного населения, пустующие земли заняли многочисленные колонны заключенных [3]. Они растекались по всей территории лагеря: строили железную дорогу, бараки для заключенных, скотопомещения, казармы для военизированной охраны, жилье для начальствующего состава.

Одной из главных целей организации Карлага было создание крупной продовольственной базы для бурно развивающейся угольно-металлургической промышленности Центрального Казахстана: Карагандинского угольного бассейна, Джезказганского и Балхашского медеплавильного комбинатов. Для создания и развития этих отраслей промышленности необходима была рабочая сила.

В Карлаге был организован совхоз «Гигант», основными направлениями деятельности которого, были животноводство и земледелие. Сельское хозяйство лагеря оказалось более эффективным, чем в колхозах, что объяснялось непосильной работой заключенных по 14-15 часов в сутки. Совхоз «Гигант» был организован, как комплексное хозяйство, с мощной кормовой базой, развитым полеводством, товарным овощеводством и различными предприятиями по переработке первичной продукции с маслодельными и сыроваренными заводами, заводами по переработке овощей и другими подсобными предприятиями [4].

В Карлаге действовали 17 кирпичных кустарных заводов, стекольный завод по выпуску оконного стекла, ламповых стекол, 20 электростанций, 16 ремонтных-мастерских по ремонту тракторов и сельскохозяйственных машин, центральная деревообделочная мастерская, ремонтно-механический завод.

Здесь работали 18 мельниц, 13 просушек зерна,13 маслозаводов, 2 маслобойных завода, овощесушильный завод, 19 сушильных пунктов, 37 хлебопекарен и др. предприятия по производству ширпотреба [5].

Если в 1931 году территория Карлага составляла 53.000 га, то в 1941 г. - 1.780.650 га. В 1931 г. Карлаг имел 14 отделений, 64 участка, в 1941 г. уже 22 отделения, 159 участков, а в 1953 г. - 26 отделении, 192 лагерные точки [6]. Каждое отделение, в свою очередь, было распределено на ряд хозяйственных подразделений, именуемых участками, точками, фермами. В лагере было 106 животноводческих ферм, 7 огородных участков и 10 пахотных участков.

Управление Карлага подчинялось только ГУЛАГу ОГПУ (НКВД) в Москве. Республиканские и областные партийные и советские органы влияния на деятельность лагеря практически не имели. По существу, это было государство в государстве. Оно располагало реальной властью, орудием, транспортными средствами, содержало почту и телеграф.

Структура Карлага была довольно громоздкой и имела многочисленные отделы: административно-хозяйственный (АХО), учетно-распределительный (УРО), контрольно-плановый (КГТО), культурно-воспитательный (КВО), отдел кадров для вольнонаемных, снабжения, торговли, финансовый, транспортный, политотдел. Последний отдел Карлага ежемесячно отправлял в управление ГУЛАГа 17 видов отчетности, тем же занимался весь состав лагерной администрации.

Для охраны и обеспечения режима и условия содержания заключенных Карлага была сформирована военизированная охрана. Вся ее деятельность, протекавшая в обстановке строгой секретности, базировалась на внутриведомственных актах, приказах, распоряжениях, инструкциях ОГПУ-НКВД-МВД. Служба военизированной охраны Карагандинского лагеря была всецело подчинена интересам тоталитарного государства и обеспечивала как политические, так и экономические его потребности.

Военизированная охрана исправительно-трудовых лагерей осуществляла три основные функции: карательную, производственно-хозяйственную и воспитательную. Для обеспечения лагерного режима охрана Карлага использовала различные методы и формы работы оперативно-профилактического, законодательного, дисциплинарного и материально-технического характера. Ужесточение карательно-репрессивной политики советского государства в середине 1930-х гг. расширило нелегитимные методы ее реализации. ВОХР Карлага стала аппаратом подавления противников советского режима.

Перемены в кадровой политике ГУЛАГа были связаны с реализацией Постановления ЦК КПСС от 12 марта 1954 года «Об основных задачах Министерства внутренних дел» и от 10 июля 1954 года «О мерах улучшения работы исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД». 25 октября 1956 года военизированная охрана исправительно-трудовых лагерей была преобразована в конвойную охрану. Принципиально изменился порядок её комплектования.

За весь период существования Карлага в нем побывали более 1 миллиона заключенных.

К началу 50-х годов Карлаг насчитывал более двухсот лагерных отделений и пунктов в основном сельскохозяйственного назначения. Постепенно Карлаг становится обычным лагерем для уголовных преступников. До его ликвидации в 1959 году там из «политических» никого не осталось и нарицательное имя «карлаговец» стало синонимом закоренелого преступника.

В наши дни происходит переосмысления лагерной проблематики, это продиктовано необходимостью воспитания гражданственности и патриотизма у жителей Республики. Объективное изучение отечественной истории будет служить гарантом формирования общественного единства, идентичности Республики Казахстан, укрепления ее суверенитета, способствовать сохранению гражданского мира и национального согласия, патриотическому и интернациональному воспитанию подрастающего поколения в духе дружбы и братства, консолидации народа Казахстана для строительства демократического, правового общества.
Список литературы
1. Доклад Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева

на четвертой сессии Ассамблеи народов Казахстана (6 июня 1997 года).

2. Кузнецова Е. КарЛАГ: по обе стороны «колючки». – Сургут: Дефис, 2001. – 355 с.

3. Шубин А.М. Карлаг в 40-х годах. Из фондов Центрального архива МВД СССР // Советские архивы. – 1991. – № 6. – С. 30 – 38.

4. Шаймуханов Д.А., Шаймуханова С.Д. КарЛАГ. – Караганда, 1997. –175 с.

5. Дильманов С. Трудовое использование заключенных в сталинских лагерях в 30-50 годы // Высшая школа Казахстана. – 2001. – № 2. – С. 176 – 191.

6. Дик В. Карлаг: история судеб // О чем не говорили. – Алматы, 1990. – 254 с.

Тлеугабылова К.С.,

ст. преподаватель

кафедры истории Казахстана

Карагандинского государственного

технического университета

е-mail: kair_st@mail.ru



Центральный Казахстан – арсенал фронта Великой Отечественной войны
По замыслу фашистских стратегов, в соответствии с планом «Бар­баросса», территория Казахстана должна была стать в «Гросстуркестаном». В нее были включены Казахстан, Средняя Азия, Татария, Башкирия, Азербай­джан, Северный Кавказ, Крым, Синьцзян, северная часть Афганистана.

Начавшаяся агрессия фашизма всколыхнула всю страну, в том числе и казахстанцев. Ярким проявлением патриотизма народа явились массовые заявления трудящихся о добровольном вступлении в ряды защитников Ро­дины.

За годы войны в действующую армию было призвано 1 196 164 казахс­танца. Для работы в промышленности было мобилизовано 670 тыс. человек. Более 700 тысяч трудящихся Казахстана были призваны в трудовые колон­ны. Трудармейцы, в основном, участвовали в строительстве оборонных объектов, предприятий оборонного значения, железнодорожных узлов и электростанций. В Казахстане удельный вес людей, призванных в Трудовую армию, был очень высокий. Так, каждый четвертый житель республики привлекался к строительству оборонных и фронтовых объектов. Мобилизационный уровень республики был выше по сравнению с Германией, которая воевала на два фронта. Если немцы мобилизовали 12 % населения, то в Казахстане – 24 % [1, с. 325].

Как известно, начальный период войны был очень тяжелым. К концу 1941 г. СССР потерял значительную часть территорий, включая Украину, Белоруссию, европейскую часть России почти до границ Москвы, где были сосредоточены стратегические ресурсы и производство. В этих условиях неизмеримо возросла роль Казахстана. Война потребовала увеличения вы­пуска продукции черной и цветной металлургии, угольной и нефтяной про­мышленности, редких металлов.

В 1941–1942 гг. в республику было перебазировано 220 заводов и фабрик, цехов и артелей, в основном из Украины, Белоруссии, Молдавии, Москвы, Ленинграда, в том числе 54 завода и четыре фабрики легкой про­мышленности. В ходе войны были реэвакуированы 20 заводов, фабрик, мас­терских, конструкторских бюро. Основными районами размещения этих предприятий стали Алма-Ата, Уральск, Петропавловск, Чимкент, Семипа­латинск, Караганда, Актюбинск. Всего в 1941–1945 гг. в Казахстане появи­лось 460 предприятий, включая и эвакуированные. Республика стала давать 85 % свинца, 35 меди, 60 молибдена, 65 висмута, 79 полиметаллических руд. Шахтеры Караганды за годы войны выдали 34 млн тонн угля, на 39 % возросла добыча нефти [2, с. 56].

На фронтовой вахте одной из крупнейших союзных республик, ставшей в период военных испытаний важнейшей военно-промышленной базой в тылу, огромная роль отводилась индустриальному сердцу Казахстана - Карагандинской области. В условиях военного времени трудящиеся нашей области жили и работали под девизом: «Все для фронта! Все для Победы!»

Ускоренными темпами шло строительство новых про­мыслов и шахт в Караганде, Карсакпайского медеплавильного завода, руд­ников Восточного Конырата. Например, за 38 дней был построен и сдан в эксплуатацию Джездинский марганцевый рудник, поскольку вся добыча этого металла осталась в зоне оккупации, а без марганца невозможно изго­товление высоколегированной стали. В первый же день войны на шахтах, промышленных предприятиях, учреждениях Караганды прошли собрания рабочих и служащих. Выступая на митинге, начальник шахты N 44/45, старейший горняк Т. Кузембаев сказал: «Каждый из нас должен четко работать на своем посту и давать угля больше, чем давал раньше. Если понадобится, то мы готовы в любую минуту взять в руки оружие и идти на врага» [3, с. 70]. Как и все советские люди, трудящиеся Караганды выражали готовность отстоять честь, свободу и независимость общей Родины, сделать все для победы. «Работать за троих! Уголь - тоже оружие. В труде - как в бою!» - такими были лозунги карагандинцев.

Места горняков, призванных в ряды защитников общей Родины, в лавах занимали их отцы, жены, сыновья и дочери. В забои возвращались пенсионеры, работать на шахтах ускоренно обучалась молодежь и женщины. В числе первых пришла на шахту Мария Каримова, ставшая мастером по добыче угля, вслед на ней машинистами подъемных машин на шахте N I стали Рыспаева и Садуакасова. Советское информбюро сообщало в декабре 1941 года о том, что на шахте N 3-бис жены шахтеров Ж. Муканова и К. Кульжанова стали первыми женщинами-навалоотбойщиками. В течение первого года войны трестом «Карагандауголь» было подготовлено 3268 рабочих массовой квалификации, из которых 1354 были женщинами. Война вызвала необходимость резкого увеличения добычи угля. В 1941 г. в строй действующих было введено 3 новые шахты и 2 угольных разреза, в 1942 г. вступили в эксплуатацию 28 новых угольных горизонтов и 6 новых шахт. Добыча угля составила (млн. тонн): в 1941 г. - 7,2; 1942 г. - 7,0; 1943 г. - 9,7; 1944 г. - 10,9; 1945 г. - 11,3. Удельный вес Карагандинского угольного бассейна в угледобыче СССР увеличился с 3,8 % в 1940 г. до 7,6 % в 1945 г. Добыча коксующихся углей увеличилась в 2,3 раза [4, с. 305]. На 39 шахтах трудилось 43 тыс. человек, из них 35 тыс. работали в годы войны. Среди угольщиков бассейна более 12 тыс. были женщины, из них 7166 работали непосредственно на угледобывающих участках. Ряды горняков в годы войны пополнялись также и эвакуированными рабочими и специалистами. Из Донбасса и Подмосковья в Караганду прибыло свыше 10 тыс. рабочих и специалистов. В 1941 г. в Караганду был эвакуирован Ворошиловградский завод угольного машиностроения им. А.Я. Пархоменко, на его базе был построен завод, выпускающий оборудование для горной промышленности, продукция которого шла на шахты и рудники Карагандинской области, угольных бассейнов Сибири и Дальнего Востока. В 1942 г. началось строительство Ново-Карагандинского завода горно-шахтного оборудования и машиностроительного завода, реконструирована обогатительная фабрика.

Одну из шахт Караганды возглавил приехавший с донбассовцами А. Стаханов. Разностороннюю помощь инженерам и горным мастерам угольных шахт по внедрению новых механизмов в добыче угля, освоению новых шахтных машин и механизации трудоемких горных процессов оказал объединенный коллектив Московского и Днепропетровского горных институтов, эвакуированных в Караганду.

В годы войны Балхашский медеплавильный завод разместил на своих производственных площадях прокатный цех Кольчугинского завода цветного проката. Было положено начало разработке молибденовой руды. К концу войны промышленность Балхаша производила треть черновой меди, выплавляемой в стране. Трудящиеся Жезказгана освоили производство бумаги, взрывчатки, жидкого стекла, карбида, выпуск сложных запасных частей и оборудования. В 3 раза возросла добыча руды. На Жезказганском марганцевом руднике за годы войны добыча сырья превзошла добычу ряда стран Европы вместе взятых. Героически трудились труженики вступившего в строй накануне войны Балхашского медеплавильного завода. В грозные годы войны он разместил у себя оборудование Кольчугинского завода цветного проката. Было положено начало разработке молибденовой руды. Выплавка черновой меди за 1940-1945 гг. увеличилась на 203 %. Из каждых 100 т молибдена, добывавшегося в военные годы в бывшем СССР, 60 т давали горняки балхашского рудника «Восточный Конырат». К концу войны промышленность, размещенная в Балхаше, производила треть черновой меди, выплавляемой в СССР, значительную долю продукции из молибдена, цветного проката и вольфрама. Кроме этого, промышленность Жезказганского района освоила производство взрывчатки, стекла, карбида, сложных запасных частей и оборудования. Профессоры Ленинградского горного института Н.С. Грейснер, П.П. Асеев, И.Н. Масленицкий совместно с инженерно-техническими работниками Балхашского медеплавильного завода разработали новый способ промышленного извлечения молибдена из коныратских руд. Эти работы в 1942 г. были удостоены Государственной премии СССР. Всего же в период военных испытаний добыча руды была увеличена в 3 раза. Эвакуация в Караганду предприятий по выпуску горно-шахтного оборудования, строительство Казахского металлургического завода, первая сталь которого была получена 31.12. 1944 г., обусловили не только расширение военно-промышленной базы на востоке, но и становление новых для Казахстана отраслей индустрии - машиностроения, черной металлургии и химической промышленности. Кроме главной задачи, поставленной перед трудящимися Центрального Казахстана, - увеличения добычи угля и цветных металлов, дела и помыслы карагандинцев были направлены на всемерное увеличение помощи фронту. За годы войны были полностью выполнены планы по хлебопоставкам всех основных видов сельскохозяйственной продукции. Посевные площади выросли на 28 %, в 1944 г. прирост по зерновым культурам составил 30 %, по картофелю и овощам – 20 %. Поголовье общественного стада выросло на 133 951 голову, только в одном 1944 г. колхозы и совхозы области дали фронту 70 250 голов сверхпланового поголовья [5, с. 51].

В декабре 1944 г. в строй действующих предприятий вступил казахский металлургический завод в поселке Самарканд (ныне г. Темиртау), который произвел первую плавку стали в Казахстане. За 1942-1944 гг. тресты Карагандинского угольного бассейна 6 раз завоевывали переходящие Красные Знамена ГКО и неоднократно ВЦСПС, Наркомугля, ЦК КП(б) Казахстана. В области расширились на 32 % посевные площади за счет пустовавших земель, увеличились: урожайность – на 70 %, валовой сбор зерна – на 124 %, поголовье сельскохозяйственных животных – на 79,6 %. По итогам развития животноводства и производства сверхпланового зерна область и Осакаровский район были награждены переходящим Красным Знаменем Государственного комитета обороны [6, с. 67].

Увеличение добычи и отгрузки высококачественных коксующихся углей Магнитогорскому металлургическому заводу. Рост добычи угля был достигнут прежде всего самоотверженным и героическим трудом шахтеров. За годы войны ими было добыто 45 722 тыс. тонн угля, что в полтора раза больше, чем за все время существования угольной столицы Казахстана. Таков вклад карагандинцев в Победу.

Страна получала из Караганды не только уголь. Для нужд обороны здесь добывались медь, вольфрам, молибден. Механик 31-й шахты С. Макаров с группой рабочих создали угольный комбайн, для улучшения процесса производства. В 1945 г. началось его серийное производство. С. Макаров был удостоен Государственной премии СССР.

Горячий отклик получило у карагандинцев патриотическое движение сбора средств в фонд обороны. За первые 5 месяцев войны по г. Караганде было перечислено 1 904 995 рублей. В ходе воскресника 17 августа 1941 г. трудящиеся Карагандинской области перечислили в фонд обороны 451 175 руб. Для Красной армии за этот же период было направлено 13 130 грузовых, 107 специальных, 825 легковых автомашин, 57 мотоциклов, 1538 тракторов, 110 118 лошадей и 10 260 повозок. Причем, эта помощь из года в год увеличивалась. Факты свидетельствуют: на 21 декабря 1941 года казахстанцы направили в фонд обороны 52 млн. 354 тыс. рублей, в апреле 1942 года – 95 млн 315 тыс. Народ сдал безвозмездно 2970 кг золота, 372 серебра, 640 платины. У кого не было ценностей, жертвовали сельхозпродукты. Карагандинцы приняли активное участие в сборе теплых вещей для фронта. За 2,5 года было изготовлено 37 тыс. полушубков, курток, шаровар, 24 тысячи валенок, 10 543 единицы нательного белья и около 100 тысяч шапок, варежек, носков. На середину 1942 года на фронт было отправлено 1 млн 335 тыс. вещей различных наименований, в том числе 79 587 полушубков, 232 244 валенок, более 32 тыс. рукавиц и варежек, а также 1205 вагонов различных подарков: вяленое и тушеное мясо, колбаса, сало, масло, мясные и рыбные консервы, вино, водка, табак, папиросы, кондитерские изделия, сухари. В период месячника сбора продовольствия для бойцов Ленинградского фронта и города на Неве (май-июнь 1942 г.) было собрано и отправлено 20 вагонов с продовольствием. В 1942 - 43 гг. на фронт ушло 94 вагона с подарками. В 1944 г. было отправлено еще 10 вагонов с продовольствием и подарками. Всего жителями Центрального Казахстана было внесено 52 млн. рублей, значительное количество изделий из драгоценных металлов. Казахстанцы прославились активной работой по сбору средств на строительство танковых колонн «Шахтер Караганды», «Комсомол Караганды», «Железнодорожник Караганды», подводной лодки «Комсомолец Казахстана», самолета «Нуркен Абдиров», санитарного авиационного звена «Женщины Караганды». Люди были объединены одними помыслами, одним состраданием, одной целью – выстоять, поддерживая друг друга, и победить любой ценой [7, с. 83].



Максимальная и всемерная помощь жителями Центрального Казахстана была оказана освобожденному Донбассу в скорейшем восстановлении шахт. Так, в 1943 г. и зимой 1944 года было отправлено 17 вагонов с горно-шахтным оборудованием, техникой и продовольствием. Трудящиеся Карагандинской области неоднократно перечисляли свои однодневные заработки в фонд восстановления Сталинграда, Харькова и других освобожденных районов. По инициативе работниц шахты им. Кирова по всей республике было собрано 1 млн. 367 тыс. рублей на строительство детского дома в Донбассе. В г. Чистякове (Торез) построен детский дом на 150 мест, носящий и поныне имя женщин-патриоток Караганды. Эта память военных лет – символ братства и дружбы горняков Караганды и Донбасса, трудящихся Казахстана и Украины.

Тема защиты Родины в литературе и искусстве, вызывавшая патриотический прилив чувств и укреплявшее веру в Победу, - была основной в духовной жизни карагандинцев. Работали концертные бригады по обслуживанию госпиталей, призывных пунктов, полевых станов и шахт. Вместе с казахстанцами в культурной жизни Караганды участвовали эвакуированные коллективы Киевского драмтеатра имени Леси Украинки и Московский камерный театр. С 13 июля по 14 августа 1943 года в Караганде прошел айтыс акынов, в котором приняли участие Доскей Алимбаев, Шашубай Кошкарбаев, Кайып Айнабеков и другие известные всей республике народные певцы и композиторы. В 1943 - 1945 гг. состязания народных певцов Сары-Арки прошли также в Балхаше, Жезказгане, Конырате, во многих районных центрах. Духовный облик защитников Родины характеризуют публицистические статьи нашего земляка, военкора Баубека Булкышева, создавшего ряд ярких статей «Письмо сыну Востока», «О жизни и смерти». Поэма «Сказание о смерти поэта» К. Аманжолова, которую Н. Тихонов назвал «жемчужиной казахской поэзии», является одной из ярких поэм, созданных казахской литературой в годы войны. Произведения, созданные нашими известными земляками, вошли в число работ, составивших духовный арсенал сражающегося народа. Так, мелодии произведений Таттимбета были использованы в симфониях Е. Брусиловского «Сары-Арка» [8, с. 111].

В своем выступлении, посвященном 65-годовщине Великой Победы, Президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев отметил: «Беспримерное мужество и упорство проявляли и в тылу. В республику были эвакуированы десятки военных заводов, на которых работали не только мужчины, но и женщины и дети. Казахстан сыграл, огромную роль в обеспечении Победы» [9, с. 493].
Список литературы
1. История Казахстана с древнейших времен до наших дней: / очерк. Алматы: 1993. - 415 с.

2. Козыбаев М. Казахстан – арсенал фронта. - Алма-Ата, 1982. – 240 с.



3. Артыкбаев Ж.О. История Казахстана. - Астана: 2004. – 159 с.

4. Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия / Гл. ред. М.М. Козлов. М.: Советская энциклопедия, 1985. – 801 с.

5. Жумашев Р.М. История Казахстана с древнейших времен до наших дней. Караганда: - 2003. – 115 с.



6. Артыкбаев Ж.О. История Казахстана. Астана, 2004. – 159 с.

7. Могильницкий В.М. Люди победы [художественно-документальное издание]. Караганда: Гласир, - 2010. - 220 с.

8. Козыбаев М. Казахстан – арсенал фронта. Алма-Ата, 1982. - 240 с.

9. Казахстанцы в Великой Отечественной войне // под ред. д.и.н .профессора Б.Г. Аягана. Историко-документальное исследование. Алматы, 2010-640 с.




1   2   3   4   5   6   7   8   9


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет