Сборник летописей городов, сёл и деревень Урала и Зауралья. Печатный орган Южно-Уральского Регионального Отделения



жүктеу 135.24 Kb.
Дата27.04.2016
өлшемі135.24 Kb.
түріСборник
: soyuznaya mysl
soyuznaya mysl -> Сборник летописей городов, сёл и деревень Урала и Зауралья. Печатный орган Южно-Уральского Регионального Отделения

Газета № 26 (361) от 07 ноября 2013 года






Сборник летописей городов, сёл и деревень Урала и Зауралья.

Печатный орган Южно-Уральского Регионального Отделения

Межрегиональной Ассоциации генеалогов-любителей

При использовании информации ссылка на сайт  http://www.uralgenealogy.ru/

обязательна.

Часть 1.

Мысли о возрождении казачества как этноса.

Гражданская война и её трагические последствия для Оренбургского казачьего войска. Кто виноват и что делать? - Извечный русский вопрос.
Лев Молчанов (Чесма)
Гражданская война, начавшаяся в нашей стране весной и летом 1918 года и закончившаяся на окраинах бывшей Российской империи только к середине 1922 года, навсегда покончила с царской Россией. Нет смысла говорить об этих масштабных потрясениях. Рухнул целый мир! В небытие ушла великая империя, которая потянула за собой и другие. История не терпит сослагательного наклонения. Следует только подвести некоторые итоги случившимся грандиозным сдвигам, потрясшим весь мир.

В 1920 году Русская белая армия эвакуировалась из портов Керчи, Севастополя, Феодосии, Евпатории. Последние суда отплыли от берега

17 ноября 1920 года. Из Крыма ушло 146 тысяч офицеров, чиновников, казаков, гражданских лиц. 126 переполненных судов не смогли взять на свои борта больше ни одного человека. Оставшиеся на причалах сдались в плен, на милость победителям, поверив опубликованному в газете «Правда» 30 мая 1920 года Призыву «Ко всем бывшим офицерам, где бы они не находились». В нём, в частности, говорилось: «В этот критический исторический момент нашей народной жизни мы, ваши старшие товарищи, обращаемся к вашим чувствам любви и преданности к Родине и взываем к вам с настоятельной просьбой забыть все обиды, кто бы и где бы их вам не принёс, и добровольно идти с полным самоотвержением и охотой в Красную Армию, на фронт или в тыл, куда бы правительство Советской Рабоче-Крестьянской России вас не назначило, и служить там не за страх, а за совесть, дабы своей честной службой, не жалея жизни, отстоять во что бы то ни стало дорогую нам Россию и не допустить её расхищения, ибо в последнем случае она безвозвратно может пропасть, и тогда наши потомки будут нас справедливо проклинать и правильно обвинять за то, что мы из-за эгоистических чувств классовой борьбы не использовали своих боевых знаний и опыта, забыли свой родной русский народ и загубили свою матушку-Россию».

Призыв подписан Алексеем Алексеевичем Брусиловым, председателем Особого совещания при Реввоенсовете Республики. ( Справка: Брусилов Алексей Алексеевич – бывший Верховный Главнокомандующий русской армии, лучший полководец Первой мировой войны).

Летом 1920 года Владимир Ильич Ленин специальной шифрованной телеграммой приказал Реввоенсовету Республики подготовить авторитетное обращение – манифест для офицеров Врангелевской армии с гарантией полной безопасности в случае перехода на нашу сторону. Подписи под этим документом: председатель ВЦИК М. И. Калинин, председатель Особого совещания при Главкоме А. А. Брусилов. Манифест стал ещё одним поводом поверить Советской власти и сложить оружие. Да и деваться было уже некуда. Последние суда уходили в открытое море. Генерал Брусилов предлагал из пленных сформировать офицерские эскадроны и целые полки и отправить их в Среднюю Азию против басмачей. Этим достигались две цели: недавние белогвардейцы доказали бы лояльность новой власти, начали бы служить ей. Да и с басмачеством было бы разом покончено, профессионалы быстро бы посшибали их с сёдел. Но нет. Не послали закалённых воинов в Среднюю Азию. Побоялись, что с новой силой начнёт полыхать Гражданская война на южных границах в случае перехода офицеров к басмачам. С офицерами поступили проще. Примитивно и варварски. Не прислушались к мнению Брусилова. Их всех уничтожили в Крыму. По примерным подсчётам от 50 до 80 тысяч человек. Целую армию! Цвет российского воинства, прошедшего две кровопролитнейшие войны и выжившего в них! Готовый костяк командных кадров, которых потом так не хватало в Великой Отечественной войне! Через 21 год это бездумное решение большевиков аукнется России большой кровью, временной потерей части территории, неисчислимыми бедами и страданиями всего населения.

А у нас на Урале было куда отступать белым войскам. Позади белых армий громадные просторы Сибири, Дальнего Востока, вся Средняя Азия. Поэтому, отбиваясь и контратакуя, Александр Ильич Дутов медленно отступал в Среднюю Азию, уводя с собой около 35 тысяч казаков. Многие из них сумели погрузить свои семьи в эшелоны и ушли с ним, увозя с собой даже часть имущества. Примерно столько же тысяч казаков ушли с Александром Васильевичем Колчаком. Оставшиеся, не поддерживающие и не признающие Советскую власть, сложили оружие и вынужденно сменили место жительства. Многие из них растворились в необъятных просторах Сибири, Дальнего Востока и в Центральной России. Или сменили место жительства подальше от своих родных станиц, пусть даже в черте Оренбургского казачьего войска. Кто не ушёл с А.И. Дутовым и А.В. Колчаком, не скрылся, не уехал в дальние края, попал под беспощадный молот репрессий 1937-1940 годов.

А и было от чего бежать, куда глаза глядят! Ведь основная масса Оренбургского казачества не приняла новую Советскую власть и с оружием в руках защищало старые порядки. Это они свергли Советскую власть вместе с восставшими чехословацкими легионерами в Челябинске, Троицке и на всём Южном Урале. Это от них с боями уходили за 1500 километров отряды Николая Дмитриевича Каширина, Василия Константиновича Блюхера, Александра Ермолаевича Карташова, прорываясь в центр России на соединение с частями Красной гвардии.

Ещё дремала Центральная Россия, равнодушно принимая новую власть, пришедшую на смену Временному правительству. А у нас на Урале уже с апреля 1918 года на территории Оренбургского казачьего войска начался обоюдный террор. Без суда и следствия в ответ на партизанские вылазки казачьих отрядов красногвардейские отряды, дружинники и ревкомовцы начали стрелять казаков, офицеров, чиновников. Многие станицы и посёлки подвергались артиллерийскому обстрелу и сожжению. Но до начала лета всё же сохранялось зыбкое равновесие – казаки со своим укладом по станицам, Красная гвардия в городах, рабочих посёлках и вдоль железной дороги. С восстанием чехословацкого корпуса в конце мая 1918 года положение резко изменилось. После непродолжительной борьбы Советская власть на Южном Урале пала. Прошёл ещё один год Великой смуты. Чаши весов истории колебались то в сторону белых, которые успешно наступали на Восточном фронте, то в сторону красных, имевших успехи на Юге России.

По настоянию Льва Давыдовича Троцкого ЦК РКП(б) весной 1919 года принял резолюцию о полном уничтожении Донского казачьего войска. К этому времени весь Урал был под властью А. В. Колчака и А. И. Дутова. Поэтому массовые расстрелы и репрессии целых станиц Оренбургское казачье войско миновали. Но когда Красная армия развила наступление на Восточном фронте и белые войска стали повсеместно отступать, рука Льва Троцкого дотянулась и до Оренбургского казачьего войска. Расказачивание началось и здесь. Как сословие казачество упразднялось, носить форму запрещалось, вся система управления уничтожалась. Церковь ещё ранее была отделена от государства. И если подвести черту – к 1926 году, благодаря этим революционным экспериментам, во всех сферах жизни на всей территории бывшей Российской империи Родину навсегда покинули 1160 тысяч не самых худших граждан. Самые предприимчивые, хозяйственные, грамотные, воспитанные: «белая кость» – офицерский корпус, дворянство, казаки, купечество, интеллигенция, зажиточные крестьяне, которых впоследствии прозвали «кулаками», мещане. Реками, ручьями, капельками бежали, стекали, просачивались через афганскую границу недовольные новой властью и не желающие жить в такой стране. С оружием в руках, с боями, прорывались в Китай, уходили в Польшу, Финляндию, Прибалтику и на Дальний Восток.

Только в Китае и на Дальнем Востоке насчитывалось к 1926 году 115-120 тысяч колонистов. К этому времени пределы Советской России только официально покинули 382 тысячи белоэмигрантов. В результате разгрома всех белых войск на Юге и Востоке и исхода большого количества казаков из посёлков и станиц Оренбургского казачьего войска, после окончательного установления Советской власти на Урале, большевики окончательно ликвидировали Оренбургское казачье войско как политическую и административную единицу. Вместо поселковых и станичных правлений были образованы сельсоветы и райсоветы. Школы стали не казачьи и церковно-приходские, а советские – государственные. Газеты, издательства Оренбургского казачьего войска были закрыты. Большая часть интеллигенции, дворянства, чиновничества, купцов и промышленников, ушла за границу или они были вынуждены скрывать своё происхождение, знания и культуру.

Лозунг: «Мы должны создать свою рабочее-крестьянскую интеллигенцию» набирал обороты. В 30-40 годы двадцатого века родился термин – «интеллигент в первом поколении». А пока, на заре Советской власти, широко применялся и использовался труд и знания специалистов разных профилей царской России.

Их называли «временными попутчиками и союзниками». В основном, «за глаза» и в секретных документах, решениях и директивах Центрального комитета ВКПб). По мере «выращивания» рабоче-крестьянских кадров они постепенно увольнялись и многие из них заканчивали свою жизнь в тюрьмах и лагерях, как «враги народа», троцкисты, оппортунисты, «наймиты и шпионы капиталистических стран». Метла «красного террора» и репрессий так чисто вымела область Оренбургского казачьего войска, что к 1960 году на территории Войска не стало ни станиц, ни казачьих посёлков – ничего, что напоминало бы прошлое. Даже форму боялись надеть казаки, не говоря о наградах. К началу двадцать первого века, после всех перестроек и развала СССР можно окончательно подвести черту под громким названием – «Оренбургское казачье войско».

Призрачные контуры Оренбургского казачьего войска налицо. Форма, награды, шашки, нагайки, атаманы, сходы, заседания, встречи, станичные правления и отделы – всё это есть. Хоры и песни не сумела уничтожить Советская власть, да и не стремилась к этому. Эта часть культуры казачества живёт и процветает. Газеты, если и есть, то только не у нас в глубинке. К нам они доставлялись от случая к случаю, в основном во время предвыборной борьбы кандидатов, которые хотели бы получить казачьи голоса, чтобы заручившись ими, попасть в республиканские и Всероссийские органы власти. Сесть в Москве в Думе или в Правительстве и тут же забыть о своих предвыборных обещаниях. Литература о казачестве почти вся из советского времени. Сразу вспоминается «Разгром» Фадеева, «Чапаев» Дмитрия Фурманова, «Тихий Дон», «Поднятая целина», «Донские рассказы» Михаила Шолохова, «Даурия» Константина Седых, «Казаки», «Ледовый поход», «Испытание» Дмитрия Петрова (Бирюка) и многое другое.

В последнее десятилетие появляется много книг по краеведению и истории об Оренбургском казачьем войске. Это книги и исследования Семёновых, В. И. Завершинского, А.В. Шалагина, Ю. Я. Козлова и других. Но нет, или почти нет литературы художественной, той, которая по новому бы взглянула на события 20 века и роли Оренбургского казачества в них. А такая литература нужна. И нам, и подрастающему поколению, чтобы не росла молодёжь «Иванами, не помнящими родства». Чтобы помнили и знали свою историю! Гордились своими земляками – героями! Почитали и любили свою землю! Поэтому давно уже назрела необходимость в организации конкурса, литературного фестиваля или литературной премии по образу Южно – Уральской литературной премии, созданной Общественным движением «За Возрождение Урала». Эта премия, созданная в 2012 году, проводится второй раз и охватила уже громадный регион – фактически весь Южный Урал, Башкирию, Северный Казахстан, Екатеринбург. В ней приняли участие писатели и поэты Челябинской и Курганской области, Северного Казахстана, Башкирии, Екатеринбурга , Москвы. По значимости и количеству участников она догнала Бажовскую премию, которая проводится в городе Екатеринбурге уже 14-й раз.

Казачеству и лицам, заинтересованным в возрождении казачества как этноса нужно создать литературную премию Оренбургского казачьего войска. Премию, в которой бы участвовали писатели и поэты, драматурги и краеведы разных возрастов и разных политических взглядов на события грозного двадцатого века. Премию, поддерживающую писателей, повествующих о славных делах наших предков – героев Первой мировой войны.

В далёком, тяжёлом для нашей Родины 1943-м году, в Советской Армии, воевавшей с фашистами, снова ввели погоны и офицерские звания. Как в царской России. В это же время Верховный Главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин разрешил носить ветеранам Первой Мировой войны Георгиевские кресты. И когда выбивался в тяжёлом бою комсостав, звучала команда: «Коммунисты, вперёд!», а затем «Георгиевские кавалеры, вперёд!». И поднимались в атаку убелённые сединой ветераны с Георгиевскими крестами на груди вперемежку с советскими медалями и орденами. Сейчас мало кто об этом знает. Но так было.

Владимир Владимирович Путин в одном из своих публичных выступлений с горечью заметил, что у нас в стране совсем забыли о героях Первой Мировой войны. Совсем скоро в 2014 году исполнится столетие со времени начала Первой мировой войны.

И у нас, в Челябинской области, на Южном Урале, в более широком географическом охвате – на всём Урале есть уникальная возможность на базе ЧГАКИ и МАГУ, других художественных вузах и училищах развернуть работу по поводу увековечивания памяти Георгиевских кавалеров – наших земляков. Российским властям в содружестве с казачеством нужно принять решение и создать социальный заказ на выполнение художественных работ по увековечиванию памяти героев Первой Мировой войны.

И тогда Союзы художников Урала, худграфы, художественные училища со своими дипломниками, их учителями и наставниками могут включиться в эту интересную работу. Работы художников, преподавательского состава художественных факультетов и кафедр вузов, художественных училищ и их выпускников в виде монументов, конных статуй, бюстов, рельефов могли бы украсить площади наших городов, бывших станиц, посёлков и хуторов, где когда-то жили эти герои, забытые почти на сто лет и где сейчас живут их родные, внуки и правнуки, станичники и посельщики. На выставках, в выставочных залах, картинных галереях и музеях встречали бы посетителей работы художников и дипломников о героях 1914-1922 годов в виде графических листов или целых серий, живописных полотен, станковых скульптур, рельефов. Впоследствии эти произведения искусства вполне могут быть куплены отдельными меценатами, любителями истории, казачьими станичными атаманами для украшения станичных правлений и других общественных и присутственных мест в наших районах и городах. Такие картины, рисунки, офорты и другие виды графики и станковой скульптуры могли бы украсить коридоры, холлы и учебные помещения кадетских классов и школ всего Урала, залы музеев в городе Верхнеуральске, Магнитогорске, Карталах, Варне, Чесме, Париже, Троицке, Челябинске и в других городах и рабочих центрах, расположенных на землях Оренбургского казачьего войска. Деньги на эти цели всегда найдутся, если будет социальный заказ и соответствующие решения областных и республиканских властей.
Заканчивая обзор о судьбе Оренбургского казачьего войска, хочу заметить: казачья культура и образ жизни – это не только песни, хоры и пляски, не только джигитовка, форма, нагайки и шашки, не только награды, погоны и звания, возрождение отделов, станиц, правлений, сходов и съездов. Не только восстановление порушенных и возведение новых церквей. Не только кадетские классы и вечные вопросы о земле, льготах и правах на эту землю. Это ещё поэзия и литература, краеведение, история казачества, изобразительное, станковое и монументальное искусство, поставленное на службу великой цели – возрождения казачества как этноса.

10 апреля – 8 мая 2013 года.
Часть 2.Возвращаясь к напечатанному…

Отклики на публикацию «Великопетровским казакам посвящается…»

См.: «Союзную мысль» №24/2013:

От Козлова Ю.Я. Письмо первое:

«… Прочитал номер газеты, посвящённый истории ст. Великопетровской  с информацией  о ведущейся подготовительной работе по установлению памятника казакам станицы, погибшим в годы русско-германской (1 Мировой) войны. Номер замечательный! Спасибо всем, кто участвовал в его подготовке и выпуске.

Уверен, что памятник в с. Великопетровском будет.

Занимаясь изучением сохранившихся в архивах документов по участию казаков 2 отдела ОКВ, я стремился не просто проследить боевой путь казачьих полков сформированных из казаков этого отдела, а отыскать сведения о погибших, пропавших без вести  в боях, умерших от ранений, казаках. Ведь их имена, как и имена сотен тысяч солдат и офицеров русской армии, той, далёкой войны, были на многие десятилетия преданы забвению.  Удалось установить имена 187 казаков из числа потерь 1, 5, 10 и 16 полков ОКВ. Среди них есть и казаки из ст. Великопетровской,  имена которых должны быть увековечены на памятной плите.

 1. Алексеев Иван, 1 ОКП, ст. Велико-Петровская, п. Парижский, убит в бою с австрийцами на высоте 1129 в Карпатах 23.06.1916 г. Похоронен на братском кладбище д. Фундул-Молдова.

 2. Аплеев Мутагир, 1 ОКП, Георгиевский кавалер, ГК 4 ст., ст. Велико-Петровская, п. Варшавский, пропал без вести в бою 29.11. 1915 г.

 3. Афанасьев Михаил Алексеевич, 5 ОКП, ст. Велико-Петровская, пропал без вести во время боя у д. Горная Тайница 16.08.1915 г.

 4. Васильев Павел, 1 ОКП, Георгиевский кавалер, ГК 3 ст., ГК 4 ст., ст. Велико-Петровская, п. Татищевский,  убит в бою у д.д. Малинцы и Шировцы 17.03.1915 г.

 5. Киржацкий Илья, 1 ОКП, Георгиевский кавалер, ГК 4 ст., ст. Велико-Петровская, убит на высоте 1056 в Карпатах 26.06.1916 г. Похоронен у подножия этой высоты.

 6. Кутуков Павел, 1 ОКП, ст. Велико-Петровская, пропал без вести в бою при д. Остравице 31.06.1916 г.

 7. Молчанов Иван, 1 ОКП, ст. Велико-Петровская, п. Парижский, убит в бою с австрийцами на высоте 1129 в Карпатах 23.06.1916 г. Похоронен на братском кладбище д. Фундул-Молдова.

 8. Мохнаткин Дмитрий, 1 ОКП, Георгиевский кавалер, ГК 3 ст., ГК 4 ст., ст. Велико-Петровская, убит в бою у д.д. Малинцы и Шировцы 17.03.1915 г.

 9. Проскуряков Афанасий, 1 ОКП, Георгиевский кавалер, ГК 4 ст., ст. Велико-Петровская, пропал без вести в бою 21.09.1914 г.

 10. Тимеев Кузьма, 1 ОКП, ст. Велико-Петровская, п. Парижский, убит в бою под д.д. Маниловка и Ярославице 8.08.1914 г.

 11. Фёдоров Семён, 1 ОКП, Георгиевский кавалер, ГК 3 ст., ГК 4 ст., ст. Велико-Петровская,  убит в бою с австрийцами на высоте 1129  в Карпатах 23.06.1916 г. Похоронен на братском кладбище д. Фундул-Молдова.

 ***


Владимир Выдрин, изучая документы 15 полка, установил имена погибших казаков из ст. Великопетровской. Это:Колобынцев Логин Тимофеевич,   Михайлов Михаил, Вязьмитинов Иван,  Гречущев Иван Леонтьевич.

С тем, чтобы получить возможные дополнительные сведения о потерях казаков 2 отдела, необходимо обратиться к изучению документов 9 полка.

 С уважением, Ю.Я. Козлов»

Благодарим Вас, Юрий Яковлевич, за поддержку и ценную информацию!

См. статью о краеведе Ю. Я. Козлове: http://www.mediazavod.ru/articles/120354



Письмо второе:



Секвестирование бюджета – «сокращениие, ограничение, урезание»

А между тем…

Космическому «визитеру» установят памятник в Челябинске


См.:http://pravmin74.ru/novosti/kosmicheskomu-viziteru-ustanovyat-pamyatnik-v-chelyabinske

А нам остаётся вспомнить исторический опыт…



Историческая справка: Кружечные сборы, скорее всего, берут начало из практики пожертвований денег прихожанами в церковные кружки. Такого рода «не публичность», позволяет  дарующему самостоятельно определяться с суммой пожертвования. С другой стороны, вскрытие кружки уполномоченным лицом после окончания сборов давало возможность избежать утечки средств, поэтому к процессу можно было привлекать даже детей.
http://www.omsklogo.ru/reklama/before-revolution/479-1916-war-red-cross.html

Надеемся в ближайшем номере опубликовать номер счёта

для сбора пожертвований на памятник казакам-героям

Первой мировой войны.
С уважением, редакторы газеты «Союзная мысль» –

Людмила Новожилова, Ольга Щеткова.

При использовании информации ссылка на сайт  http://www.uralgenealogy.ru/ обязательна.
***************************************************

Электронные версии газеты «Союзная мысль» выходят с 04 ноября 2009 года два раза в месяц (плюс дополнительные и экстренные выпуски) на сайте Южно-Уральской Ассоциации генеалогов-любителей http://www.uralgenealogy.ru/ и распространяются авторами статей по краеведению и генеалогии, опубликованных на данном сайте, и постоянными читателями во всех уголках России и за рубежом.

С октября 2012 года все электронные выпуски газеты «Союзная мысль» переводятся в бумажные носители и сдаются в архив города Челябинска – ГУ ОГАЧО – в личный фонд О.А. Щетковой «Летописи городов, сёл и деревень Урала и Зауралья». Ознакомиться с данным фондом Вы сможете примерно через год, когда закончится его формирование.

Идёт сбор летописей городов, сёл и деревень Урала и Зауралья, мемуаров и воспоминаний от населения. Писать на электронный адрес Щетковой Ольге:

E-mail:loo_chetkova@mail.ru



©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет