Сценарий а с чего все начиналось? Хорошо начиналось. Все были равны и свободны. Люди, которые жили и охотились сообща, назывались Род. Оттуда и пошли эти слова: родители, родина, родной



жүктеу 373.59 Kb.
бет1/3
Дата27.04.2016
өлшемі373.59 Kb.
түріСценарий
  1   2   3
: files
files -> Шығыс Қазақстан облысындағы мұрағат ісі дамуының 2013 жылдың негізгі бағыттарын орындау туралы есеп
files -> Анықтама-ұсыныс үлгісі оқу орнының бланкісінде басылады. Шығу n күні 20 ж
files -> «Шалғайдағы ауылдық елді мекендерде тұратын балаларды жалпы білім беру ұйымдарына және үйлеріне кері тегін тасымалдауды ұсыну үшін құжаттар қабылдау» мемлекеттік қызмет стандарты
files -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
files -> Регламенті Жалпы ережелер 1 «Мұрағаттық анықтама беру»
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының басшысы А. Шаймарданов
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының бастығы А. Шаймарданов
files -> Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының 2012 жылға арналған операциялық жоспары
files -> Тарбағатай ауданының ішкі саясат бөлімі 2011 жылдың 6 айында атқарылған жұмыс қорытындысы туралы І. АҚпараттық насихат жұмыстары
Володин Александр Моисеевич

(1919–2001)

Две стрелы

Сценарий
А с чего все начиналось? Хорошо начиналось. Все были равны и свободны. Люди, которые жили и охотились сообща, назывались - Род. Оттуда и пошли эти слова: родители, родина, родной...

Но вот первые трещины стали рассекать этот род человеческий. А как, спросите?

А примерно вот как...

Двенадцатое тысячелетие до нашей эры.

Люди уже существовали. Они уже изобрели лук со стрелами, для чего потребовались изощренные силы ума.

Они сидели вокруг костра, над которым дымился большой, на всех, глиняный котел.

Звезды висели над ними, держась неизвестно на чем.

Человек Боя пророкотал голосом более низким, чем у него был на самом деле:

- Я предлагаю сегодня в знак почета лучшие куски мяса вручить охотникам. Сначала им, а нам потом.

Люди зашумели. Не все поняли, что означают эти слова. Переспрашивали друг друга, объясняли друг другу:

- Как он сказал? Только охотникам?

- Не только охотникам, сначала охотникам! Сначала охотникам, а потом уже всем осталь-ным.

- Сначала им, а потом нам.

- А почему нам потом?

- Потому что им в знак почета.

- А если нам не останется?

Красноречивый Человек поднялся и красноречиво сказал:

- Хочу внести уточнение. Да, я бы так и сказал: именно уточнение, не более того.

- Внеси уточнение, - разрешил Глава Рода.

- Человек Боя верно сказал: охотникам почет и уважение. Однако у некоторых может сложиться неверное впечатление. Получается, что например я, пока охотники охотились,бездельничал. Я и рад бы был молча уложить увесистого кабана, но не тут-то было. Мое оружие - слово. И люди подтвердили:

- Твое оружие - слово.

- Твое слово разит, как стрела.

- А помнишь, как ты словом почти совсем остановил дождь?

- Совсем, совсем остановил дождь! Красноречивый скромно согласился:

- Было, было. Сначала почти что, а потом уж совсем. И сел, удовлетворенный.

- Ну тогда и мне, Глава, разреши сказать в свое оправдание, - сказал Ходок.

- Скажи, - разрешил Глава. Женщины возмутились:

- Да в чем ему оправдываться! Он хорошо исполнял свой долг!

- Хорошо исполнял, хорошо!

- Пока охотники охотились, он хорошо заботился о нас.

- Никого не обидел, никого! Человек Боя сказал убедительно:

- Тебя, Ходок, и тебя, Красноречивый, мое предложение не касается. Вы получите мясо в числе первых.

Тогда-то из лиловых каменных коридоров выбежал кто-то (теперь уж и забыто, кто) и крикнул:

- Скорпионы убили Длинного! Люди опомнились не сразу.

- Где убили?

- Когда убили?

- Скорпионы убили...

- Убили Длинного!..

Люди держали тело Длинного высоко на кабаньей шкуре. Они напутствовали его прощальным словом. Глава сказал печально:

Ничего, Длинный,

там, куда ты идешь,

будет еще сочнее трава,

будут еще красивее деревья,

будет еще теплее озеро...

И люди подтвердили:

- Ничего, Длинный, ты будешь там счастливый человек, там тебе будет еще лучше, чем здесь... Красноречивый произнес красноречиво:

Учитель мой!

Ты и там будешь красноречивее всех.

И каждое твое слово будет к месту.

И сам ты будешь радоваться, слушая себя...

Люди подтвердили:

- Ты и там будешь умнее всех. Все будут удивляться твоему уму.

Ходок воскликнул вдохновенно:

Тебя и там будут любить женщины,

и все они будут о тебе заботиться.

Чтобы тебе было сладко

с последней из всех,

как с первой из всех!

- Хороших тебе женщин, Длинный!

- Красивых женщин, лучше нас! - пожелали женщины. Человек Боя проговорил мужественно:

Если же ты там встретишь

кого-либо из племени Скорпионов,

ты сразишь его одним ударом.

Другого пускай не потребуется.

Люди все же внесли поправку:

- Но врагов у тебя там не будет, Длинный! Только друзья у тебя будут. Только друзья.

Длинного положили в углубление, вырытое у самого озера, в такой позе, как если бы он спал на боку. Это был тощий, немолодой уже человек. Рядом с ним положили копье и кусок мяса на первое время, пока он не освоится в Стране Предков.

Юноши колотили в барабаны, дули в свистульки из птичьих когтей. Мужчины в наголовниках представляли предков, которые пришли встретить Длинного и забрать с собой. Женщины плакали. Более других стенала его вдова.

Глава, хромой и кривой старик, присел на камень, усадил рядом с собой Ушастого. Он совсем еще молод и действительно несколько лопоух.

- Хорошее погребение, - сказал Глава.

- Неплохое, - отвечал Ушастый.

- Хороший был человек.

- Неплохой.

- Я говорю, он был хороший человек, а ты говоришь - неплохой. Почему?

- Потому что он отговаривал меня жениться на Черепашке.

- Зачем же Длинный тебя отговаривал?

- Он хотел, чтобы я взял себе его жену. Она ему надоела.

- Похоже на правду. Значит, ты его не любил.

- По правде говоря, не любил.

- Как ты думаешь, кто его убил? - вдруг спросил Глава.

- Наверное, кто-нибудь из племени Скорпионов. Две стрелы в спину - их обычай.

- Но вот поговаривают, что стрелы-то были наши. Ты не знаешь, у кого из наших стрелы с совиными перьями?

- Совиные перья только у меня. Больше ни у кого нет такого оперенья.

Глава уставился на Ушастого своим единственным глазом.

- В том-то и дело.

- В чем? - не понял Ушастый.

- Значит, стрелы были твои.

- Если совиные перья, - значит, мои.

- Что же получается?

- А что получается?

- Можно подумать, что ты его и убил.

- Я?

- Я не говорю, что именно ты убил. Я говорю, что так можно подумать. Стрелы-то были твои.



- Ну и что?

- Значит, если ты не убивал, ты должен это доказать.

- Что доказать?

- Что ты его не убивал.

- Я же знаю, убивал я, или нет!

- Это верно...

Озеро катило и катило мелкие волны точно так, как делает это сейчас.

- А может быть, твои стрелы использовал кто-либо другой? - спросил Глава.

- Зачем? У каждого есть свои стрелы.

- Постой, ты же знаешь, сколько у тебя должно быть стрел. Принеси-ка свой колчан. Ушастый сказал не сразу:

- У меня нет колчана.

Глава опять взглянул на него внимательно.

- Нет колчана? То есть как нет? Почему нет?

- Я его потерял, - не сразу признался Ушастый. Глава отвел взгляд, промолчал.

- Потерял колчан. Когда? - Ушастый отвечал все так же с трудом.

- Когда охотились, мы встретились со Скорпионами. Вот в этом бою я его и потерял.

- Потерял в бою колчан. И молчишь.

- Мне было стыдно. Я все собираюсь, и все не могу.

- Почему же сейчас не стыдно?

- И сейчас стыдно. Но если оказывается, что моими стрелами убили человека...

Глава рода встал с камня и заковылял по берегу. Казалось, что одну ногу он с трудом вытаскивает из песка. Ушастый медленно шел рядом с ним.

- Но с другой стороны, - сказал Глава, - твои стрелы вполне могли подобрать Скорпионы.

- Конечно, могли.

- И они вполне могли убить Длинного. Нарочно твоими стрелами.

Глава к чему-то вроде бы клонил. Но Ушастый не мог понять - к чему.

- А зачем моими стрелами?

- А затем, чтобы замести следы, чтобы никто не догадался.

Ушастый пришел в сильное возбуждение.

- Чтобы замести следы! Чтобы никто не догадался! Как тебе это пришло в голову? Мне бы это никогда не пришло в голову!

- Во всяком случае так могло случиться. И тогда ты ни в чем не виноват.

- Я же тебе сразу это сказал! - воскликнул Ушастый.

- А теперь ты должен рассказать это всем. И тогда не будет кривотолков. Ушастый поник.

- Всем говорить не надо. Если все узнают, что я потерял свой колчан, надо мной будут смеяться.

- Но иначе мы не сможем доказать, что ты не виноват! Как ты оправдаешься, если тебе скажут: "Стрелы-то были твои". Что ты на это ответишь?

- Не знаю.

- Тогда тебе скажут: "Значит, ты убил".

- А я скажу: "Я не убивал".

- А они скажут: " Почему же тогда стрелы оказались твои?"

Они не сразу заметили, что их слушает вдова Длинного. Она молча стояла, прислонясь к стволу дерева. Из разрезов шкуры были видны обнаженные части тела, которые требовали внимания к себе.

Глава в замешательстве сказал:

- Ты здесь.

- Как видишь, - отвечала вдова. Контральто ее тоже требовало внимания.

- А почему ты не рыдаешь?

- Я уже рыдала. А теперь я могу выбрать себе мужа по вкусу.

- Кого-нибудь приглядела?

- Приглядела.

- Кому же это так повезло?

Вдова показала на Ушастого.

- Ему.

Ушастый насторожился.



- Я пока не думаю жениться.

- Пора бы и подумать, - колоратурно произнесла вдова.

- Если и подумаю, так не о тебе.

- Зачем же ты убил моего мужа?

- Я его не убивал! Не убивал я его!

- А я ведь за вами давно уже иду. Кое-что слышала.

- Слышала, да ничего не поняла, - сказал Глава. - Речь шла совсем о другом.

- Нет уж. Что нужно, я поняла. Вот убийца. Его стрелы? Значит, он и убийца. Правды не утаишь! Правда все равно всплывет!

- Помолчи! - сказал Глава. Вдова закричала:

- Убийца! Захочу - все узнают. - И тихо добавила: - Захочу, никто не узнает.

- Но ведь ты не станешь губить человека, который тебе нравится.

- Может быть и не стану. Зависит от него. - Глава обнял обоих за плечи и повел подальше от селения.

- Что делать? Он не хочет жениться на тебе. - Вдова снова завопила:

- Убийца! Убил моего мужа! Что он тебе сделал? -Тогда Глава обратился к Ушастому:

- А может быть, вы как-нибудь договоритесь? Видишь, она выбрала тебя. Значит, она тебя любит.

- Не могу, - взмолился Ушастый. Вдова обиженно сказала:

- Ну почему? -Ушастый терзался.

- Против тебя я ничего не имею...

- Зачем же дело стало?

- Не знаю...

- А я тебе объясню. Ты думаешь, что у женщины главное - смазливое личико. А это не так. Кроме лица есть и многое другое.

- Я понимаю...

- Ну?.. Ушастый молчал.

- Как ты можешь оставить меня в одиночестве? Женщину, у которой убит муж! - Ушастый разозлился.

- У многих женщин убивали мужей. Но никто из них не требовал, чтобы я на них женился.

- Тех мужей убивали другие люди, а моего мужа убил ты. А знаешь, что за это? Кровь за кровь! - Глава мягко проговорил:

- Если ты будешь молчать о том, что здесь слышала, я думаю, что он на тебе женится.

- А он вот не хочет!

Глава подтолкнул Ушастого к женщине.

- Но он еще не пригляделся к тебе. Когда он приглядится получше, я думаю, что он оценит тебя. Тем более, что другого выхода нет. Верно, Ушастый?

- Верно...

- Видишь, женщина, все уладится. Так?

- Так, - сказал Ушастый.

- Вот и хорошо. Поцелуй ее.

Ушастый подошел близко к вдове Длинного, но в последнее мгновенье отшатнулся. Вдова оскорбилась еще больше.

- Ну вот, ну вот...

Глава был недоволен Ушастым:

- Ну что такое?

- Не хочу я на ней жениться!

- Но ты же сказал, что согласен.

- Я сказал, что я согласен, что другого выхода нет.

- Другого и нет. Значит, надо жениться.

- Но я не хочу!

- А жить ты хочешь?

- Какое это имеет отношение одно к другому?

- А вот это ты увидишь.

Вдова шла по селению и пронзительно, на две ноты, кричала:

- Со-вет! Со-вет!

Люди, быстро забывшие торжественно-печальное настроение, старые неторопливо, ребятня - бегом, собирались на совет.

Усаживались вокруг Главы.

- Тихо, тихо, успокоились, - сказал он. - Детей держите при себе, чтобы не бегали. Что там за возня?

- Она толкается, - пожаловалась женщина.

- А что она расселась! - откликнулась другая. - Вон как она сидит, а вот как я!

- Надо поднять руку и сказать мне, а не толкаться. Ну вот, все уселись? Ждать никого не будем. Начинаем совет. Вопрос один: что нам делать? Убит наш сородич. Поражен двумя стрелами в спину. Кто убил его?

- Скорпионы! - воинственно вскричали молодые, воинственные. - Кровная месть!

- Разумеется, разумеется... Но все зависит от того, как его убили. С какой целью. А вдруг это произошло случайно? Неумелый охотник целился в оленя, но промахнулся и дажене знает, что попал в человека.

Но воинственные снова закричали:

- Знает, знает!

- Все знает!

- Согласен. Может быть, он и знает об этом. Но может быть, он горько оплакивает свой промах. Но воинственные кричали:

- Пускай оплакивает свою жизнь!

- Кровная месть! Кровная месть!

И начали танец войны. Они взлетали, прогибались, словно застигнутые невидимой стрелой, падали замертво и снова поднимались, чтобы ринуться на врага. Под гром барабанов и трещоток воины свершали бесноватый танец.

- Коли его в голову! - зарокотал Человек Боя. - Коли его в печень! Коли его в сердце!

И запрыгал на согнутых ногах. И издал показательный вопль, и все разом его повторили. Тогда он простер перед собой руки и остановил танец. Он был жесток и прост. По лицу его пробежала легкая судорога, результат боевой контузии.

- Я Человек Боя. Когда придет время, я первый начну танец войны. Но чего-то я не понимаю. Может быть, я пролил слишком много вражеской крови, может быть, я стал слишком мудр... Кто-то, помнится, мне говорил... Долгоносик, да ты же мне и говорил! Когда ты натолкнулся на труп, ты увидел, что стрелы были наши. Ты даже узнал, чьи?

Долгоносик молчал.

- Ты не хочешь подвести своего друга. Это хорошо. Но тогда ты подводишь нас всех! Долгоносик молчал.

- Говори, чьи были стрелы. Не то я скажу. Какая разница!

Долгоносик, не глядя, показал на Ушастого.

- Его стрелы

Все, разом ахнув, обернулись к Ушастому.

- А ты сидишь и молчишь, Ушастый, - укорил его Человек Боя. - А из-за тебя чуть-чуть не началась война.

- Меня сделал вдовой, мало? - в слезах воскликнула вдова. - Хочешь и других сделать вдовами?.. А ведь еще не поздно искупить свою вину. Женись на мне, я попрошу, и тебя простят.

- Ты встань, встань, Ушастый - сказал Человек Боя. Ушастый встал.

- Да, это мои стрелы. - Человек Боя удивился:

- За что же ты его убил?

- Я его не убивал.

- Кто же его убил?

- Не знаю!

- Он, он убил! - сквозь слезы проговорила вдова. - Пусть он женится на мне, тогда вы его простите.

- Я его не убивал! Я не мог его убить! У меня и стрел не было!

Человек Боя еще больше удивился.

- Где же были твои стрелы?

- Это позор, я знаю. Но раз меня в чем-то подозревают... Я потерял колчан во время боя со Скорпионами.

Девушки захихикали. Воинственные захохотали. Ушастый стоял, опустив голову, не глядя ни на кого.

Человек Боя обратился к нему мягко.

- Не ври, Ушастый. Может быть, я слишком много на себя беру, воображаю, что мне дают какие-то права эти рубцы и раны, но я попросту скажу: не терял ты, Ушастый, свой колчан. Хотя и мог потерять, это на тебя похоже. Но на этот раз - не терял. А припрятал стрелы в своем доме или где-нибудь неподалеку.

- Зачем мне было прятать свои стрелы?

- А затем, чтобы отвести от себя подозрение.

- Это нетрудно проверить, - сказал Глава. - Их же можно поискать и найти. Кто возьмется поискать стрелы?

- Я возьмусь!

- Я возьмусь!

- Какая разница, - рокотал Человек Боя, - пускай хотя бы Долгоносик и сходит.

- Давай, Долгоносик, поищи, - сказал Глава.

- Перерыв! Перерыв! - требовали люди. Они устали так долго сидеть.

- Перерыва не будет, - возразил Глава. - Вопрос серьезный.

Вскоре, уж очень даже скоро, вернулся Долгоносик. Он держал в руках колчан со стрелами.

- Принес, принес! - закричали дети.

- Принес, принес! - закричали женщины.

- Принес, принес! - закричали юноши.

- Принес, принес! - закричали все. Глава сказал с сомнением:

- Быстро ты нашел. Человек Боя усмехнулся:

- Значит, плохо было спрятано. Глава спросил Ушастого:

- Твой колчан?

- Мой...


- Ты же говорил мне, что потерял его во время боя.

- Я его потерял...

- Долгоносик, где ты его нашел?

- За домом. Он был завален ветками.

- Ушастый, ты прятал его за домом?

- Я ничего не прятал! Я потерял его! Вдова сквозь слезы улыбнулась:

- Видите, какой бестолковый? Ему надо жениться на умной женщине. Пускай женится на мне, и тогда он больше не допустит таких поступков.

- Почему именно на тебе! - взволнованно возразила Черепашка. - Он может жениться на ком-нибудь другом!

- А ты вообще замолкни, - пресекла ее вдова. - Мала еще.

Черепашка бросилась было на вдову, но ее уняли.

- У других он не убивал мужа, а у меня убил.

- Кто его убил, еще неизвестно! - вскричал Ушастый.

- Известно, милый, известно, пророкотал Человек Боя. - Ты убил.

- А мне известно, что я не убивал. Я же лучше знаю!

- Тогда кто же, по-твоему, его убил?

- Вот в этом-то и надо разобраться! Человек Боя обвел взглядом присутствующих.

- Ну что же, давай разбираться. Будем сидеть до ночи. Кто же возьмется в этом разобраться?

Было тихо. Посвистывали птицы. Погромыхивало море. Члены совета размышляли вслух и подолгу молчали, обдумывая сказанное.

- Но ведь стрелы-то Ушастого? Он же это признает?

- Как же это могут быть его стрелы, если он не стрелял?

- Значит, он стрелял.

- Но он же говорит, что не стрелял.

- Но ведь стрелы оказались его! Тогда Ушастый поднялся.

- Если никто не хочет, я могу разобраться сам! Глава в замешательстве проговорил:

- Как ты можешь разобраться сам, если ты сам в этом замешан?

- Я замешан, значит, я буду больше стараться.

- А что, разбирайся! - загоготал Человек Боя. - Пускай разбирается, а?

- Что же, попробуй, Ушастый, разбирайся, - согласился Глава.

- Спасибо.

Ушастый задумался, затем обратился к совету:

- Не знает, кто-либо из вас, кто убил Длинного?

Люди с готовностью ответили:

- Не знаем!

- Не знаем!

- Никто не знает? А, может быть, вы слышали какие-нибудь разговоры? Кто-нибудь грозился его убить?

- Не слышали!

- Не слышали!

Ушастый несколько упал духом.

- Значит, никто не грозился.

- У вдовы спроси, - для смеха предложил Долгоносик. - Может быть, она и убила?

- Как это, была его жена и вдруг сама убила?

- Да ведь всем известно, что он ей надоел.

- Мало ли кто кому надоел. Это еще не причина.

- А ты, спроси, спроси. Ушастый был смущен.

- Ты не обижайся, но я должен спросить. Ты не убивала своего мужа?

- Вот это да! Я из лука-то стрелять не умею!

- Видишь, Долгоносик, она из лука стрелять не умеет.

- А ты дай ей лук, пусть попробует! - предложил Долгоносик.

Ушастый обратился к Главе рода.

- Может быть, правда, проверить?

- Кто-нибудь, дайте ей лук, - согласился Глава. Вдове дали лук.

- Попробуй-ка попасть в то дерево. Женщины азартно советовали ей:

- Правую ногу вперед!

- Не слушай ее, у нее муж левша. Левую ногу вперед!

- Локоть не заваливай!

- Ты не дыши. Сначала перестань дышать, потом стреляй.

- Тихо, бабы!

- Только не стойте близко, - попросила Вдова. Она натянула тетиву, стрела, трепеща опереньем, вонзилась в ствол. Женщины торжествовали. Вдова растерялась.

- Это случайно! Я даже не хотела попасть, а вот попала!

- Видишь, - сказал Долгоносик. - Она свободно могла убить своего мужа!

- Когда ты видела мужа в последний раз? - спросил Ушастый.

- Вчера, когда солнце уже коснулось песчаного холма.

- А почему ты запомнила это время? Вдова немного смутилась.

- Как раз тогда я собиралась выйти из дома. По своим делам.

- А по каким делам?

- А это никого не касается.

- Глава, вели ей отвечать.

- Ходок ждал меня в это время.

- Так ты пошла к нему именно в то время, когда солнце садилось. Значит, тогда твой муж был еще жив?

- Конечно, жив. Ведь ты тогда еще не убил его!

- А я и не убивал его.

- Кто же убил?

- Сейчас речь не обо мне, а о тебе. Глава, скажи ей!

- Сейчас речь идет о тебе, Вдова, - подтвердил Глава.

- Что делал твой муж Длинный, когда ты уходила из дому? - спросил ее Ушастый.

- Ругался.

- Как?

- Он сказал "потаскуха" и бросил в меня плетеный кувшин.



- А ты?

- А я бросила в него тыкву.

- И тогда ты пошла к Ходоку. А когда ты ушла от Ходока?

- Я ушла от него, когда солнце опустилось за песчаный холм. А какое это имеет значение?

- Когда солнце опустилось за холм. То есть, когда Длинного нашли убитым. Получается, что его убили именно тогда, когда ты была у Ходока. Значит, ты не виновата.

Долгоносик, пораженный, воскликнул:

- А ведь правильно! Именно в это время. Слушаю и думаю: при чем солнце, при чем песчаный холм, при чем все? А оказывается, вот что! Солнце потаскуха - тыква - Ходок - и доказал!

Но Ушастый был растерян.

- А кто убил - по-прежнему неизвестно.

- У тебя все? - нетерпеливо спросил Человек Боя.

- Нет, не все.

- Что еще?

- Сейчас подумаю.

- Побыстрей, люди ждут. Ушастый снова обернулся к Вдове.

- Скажи, твой муж в ссоре с Ходоком?

- Да уж конечно. Дружбы не было.

- А как по-твоему, не мог ли его случайно убить Ходок?

- Не мог


- Почему?

- В это время мы с Ходоком как раз были вместе.

Черепашка сказала негромко, но ее было слышно всем.

- Они не были вместе. Я сидела возле своего дома и плела сеть. Мне было все видно. Как только она пришла, Ходок сразу же ушел, а она осталась.

Это возмутило женщин.

- Вот это да!

- Позвал женщину к себе, а сам ушел!

- Если бы он так со мной поступил, я бы ни за что не осталась!

- Она хоть сказала ему что-нибудь на это? - Черепашка уточнила:

- Она крикнула: "Как не стыдно, оглоед несчастный!" Я плела сеть, и мне все было слышно.

- А он что сказал?

- Он сказал: "Если ты торопишься, можешь убираться". И ушел.

Ушастый вскричал:

- Я все понял! Большой ходок! Ходок! Ходок! Я напал на след! Ходок, где ты?

Ходок встал. Он слегка поклонился женщинам и обаятельно улыбнулся.

- Ходок, я должен задать тебе несколько вопросов.

- Я отвечу. Но лишь в том случае, если это не заденет честь женщины.

- Говорят, что ты оставил Вдову в своем доме и куда-то ушел. Это верно?

- Я не мог бы себе этого позволить.

- Но люди видели, что ты куда-то ушел.

- То есть да. Я уходил. На время.

- Куда ты уходил?

- Я пошел к ее мужу.

- Зачем?


- Мне надо было с ним поговорить.

- Почему ты пошел к нему именно в это время? Ведь у тебя в доме была женщина.

- Я хотел поговорить с ним наедине, без его жены.

- О чем вы говорили?

- Это не имеет значения. Ушастый обратился к Вдове:

- Ты дождалась Ходока?

- Дождалась, но только для того, чтобы плюнуть ему в лицо.

- Ты поинтересовалась, о чем он говорил с твоим мужем?

- Он сказал, что сделал моему дурню выгодное предложение, но тот отказался.

- От чего он отказался, Ходок? Ходока это уже раздражало.

- Не помню, что я ей сболтнул. Знаете, эти разговоры, когда спать охота. Тут женщины нас и ловят. Они разгулялись, им пришло время все выяснять, а тебе пора спать. Вот и брякнешь что попало.

- Что ты брякнул на этот раз?

- Не помню!

- Ты сказал, что сделал ее мужу какое-то предложение.

- Что ты ко мне привязался? Женщины вступились за него.

- Не приставай к человеку!



  1   2   3


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет