Сергей Гагонин, Александр Гагонин


Внутренние стили китайского ушу



бет5/14
Дата30.04.2016
өлшемі3.08 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

3.4.4. Внутренние стили китайского ушу

В XVII—-XIX веках происходило качественное изменение всей системы китайских боевых искусств, сформировались в основном многие из известных сегодня стилей. В это же время происходило формирование и так называемых внутренних стилей, которые традиция связывает с уданским направлением ушу. К этой группе относятся тайцзицюань ("кулак Великого предела"), синъицюань ("кулак формы и воли") и багуачжан ("ладонь восьми триграмм"). Все они вышли из простых и эффективных стилей реального боя, но их внутреннее содержание оказалось намного глубже боевой сферы ушу. Мастер внутренних стилей не опережает противника и не одолевает его своим мастерством, он просто предваряет всякое действие и всякое усилие. Понятие усилия во внутренних стилях не связано с внешней силой, это особое чувствование противника, как самого себя, когда смотришь на своего соперника как бы изнутри него самого; это особое внутрителесное ощущение, которое позволяет понять сильные и слабые места противника, его положительные и отрицательные качества, направления его движений. "Усилие слышания" позволяет путем легких прикосновений к сопернику "услышать" не только его физическое движение, но и по малейшим пульсациям тела понять его замыслы. "Усилие понимания" заключается в том, чтобы даже вне прикосновения к противнику уловить его намерения, "приклеиться" к нему и следовать за каждым его жестом, за каждым помыслом.

Тайцзицюань создавался и развивался в рамках даосской традиции, и в основу его мифологической версии были положены легенды о древних алхимиках, создателях внутренней пилюли бессмертия, небожителях и магах. Самым легендарным из всех основателей тайцзицюань считается Чжан Саньфэн, при этом в традиции тайцзицюань сложился образ единой внеисторической личности, так как это имя носили два человека, но один их них жил в XIII веке, а другой — в XVI веке.

Автором основополагающего трактата "Рассуждения о тайцзицюань", а также составителем "Канона тайцзицюань" считается мастер Ван Цзунъюэ. Народная традиция считает его непосредственным учеником даоса Чжан Саньфэна, жившего в XVI веке, но этих людей разделяет, по меньшей мере, две сотни лет, поэтому более правдоподобна версия о том, что Ван Цзунъюэ представлял четвертое поколение учеников мастера Чэнь Вантина, который и является реальным создателем тайцзицюань.

Чэнь Вантин родился в деревне Чэньцзягоу в провинции Хэнань, где уже проживали восемь поколений рода Чэнь. В тридцатые годы XVII века он служил охранником в родном уезде. В его задачу входили отражение набегов местных бандитов, поддержание порядка и разрешение споров между жителями деревни. В 1641 году Чэнь Вантин покинул военную службу и удалился от людей, переосмысливая суть занятий боевыми искусствами и обратившись к поискам духовно-мистического истока жизни. Ему удалось соединить даосскую теорию "вскармливания жизненности" через управление ци с приемами кулачного искусства. Ранний вариант стиля, созданного Чэнь Вантином, мало напоминал современный вид тайцзицюань. Боевому аспекту уделялось гораздо больше внимания, чем установлению гармоничной циркуляции ци. За основу Чэнь взял наиболее эффективную и распространенную в то время систему, разработанную в XVI веке генералом Ци Цзигуаном и состоявшую из тридцати двух базовых приемов кулачного искусства. Таким образом, в основу одного из первых внутренних стилей были положены базовые приемы и принципы внешних стилей, даосское искусство было лишь приложением к приемам высокоразвитого армейского ушу. Из тридцати двух приемов Чэнь Вантин выбрал двадцать девять и составил из них пять базовых комплексов тайцзицюань. В процессе занятий ставилась цель достижения предельной стадии внутренних трансформаций — Великого предела (Тайцзи). Военно-прикладная и мистико-ритуальная стороны ушу гармонично слились, и боевая форма движений стала оболочкой для духовно-философского учения о предельном состоянии духа в момент практики тайцзицюань.

Из пяти базовых и двух особых таолу, введенных в практику Чэнь Вантином, к сегодняшнему дню остались только два. Они изменились: увеличилось количество плавных, медленных движений, возросла их техническая сложность, в частности, стали употребляться многократные повторы вращения кистью, поясницей, всем корпусом, что позволяло в большей степени индуцировать ток ци внутри организма. Стиль чэнь тайцзицюань иначе называется "старой ветвью".

В течение полутора столетий стиль не выходил за пределы семьи Чэней, и первым посторонним человеком, которому удалось к нему приобщиться, стал Ян Лучань, принятый слугой в дом внука Чэнь Вантина — Чэнь Чансина. Впоследствии Ян Лучань стал создателем нового стиля, в котором медленное превалировало над быстрым, использовался более растянутый выброс силы, характер движений был преимущественно плавным. Ян Лучань впервые вынес тайцзицюань на суд аристократии и придал своей школе светский характер. Для него сохранение здоровья посредством занятий тайцзицюань, обретение чистоты духа имели не менее важное значение, чем боевой аспект. Стиль ян тайцзицюань был ориентирован на особое духовное восприятие собственного тела.

Стиль, созданный Ян Лучанем, получил название "большой ветви" тайцзицюань. Основным партнером Ян Лучаня в парной работе был его сын Ян Цзяньхоу, умевший просто и доступно объяснить как смысл движений, так и философские основы тайцзицюань. Его направление стало называться "средней ветвью" тайцзицюань. Для этой ветви были характерны округлые, дугообразные движения, исключались резкие, взрывные выбросы силы, передергивания корпусом и поясницей, отчего геометрия движений стала проще, а дыхание плавным и размеренным. Таким образом, школа ян все дальше отходила от своего первоисточника — школы чэнь. Последовательность движений в комплексах осталась той же самой, но их характер и принципы значительно изменились.

Окончательную форму школа ян тайцзицюань приобрела благодаря усилиям сына Ян Цзяньхоу — Ян Чэнфу, направление развитое которым так же, как и направление его деда Ян Лучаня, называлось "большой ветвью", но отличалось от него по форме. Ян Чэнфу предпринял громадную работу по сведению воедино принципов тайцзицюань. Его труд "10 важнейших требований в трактовке тайцзицюань" до сих пор считается каноном тренировки, в него заложена важнейшая мысль: "Внешнее и внутреннее взаимосочетаются — тренировка в тайцзицюань заключена в упражнениях духа ... Так называемое "раскрытие" — это не только разведение рук и ног, но сердце и воля также должны раскрываться. Так называемое "соединение" заключено не только в том, что руки и ноги должны сдвигаться, но дух и воля также должны соединяться в гармонии, если сумеешь сочетать воедино внутреннее и внешнее, то станешь целостен и неразрывен". Ян Чэнфу видел в каждом приеме тайцзицюань стимул для внутреннего движения, то есть плавная непрерывность движений комплекса переносилась на цельность и неразрывность природы человека. "Большая ветвь" Ян Чэнфу и сегодня считается классической для стиля ян тайцзицюань.

Одним из первых учеников Ян Лучаня был У Юйсян. Отдельного стиля ян тогда еще не существовало, и У Юйсян изучал "старую ветвь" стиля чэнь, овладев ее полным комплексом за два года. Оказавшись в провинции Хэнань У Юйсян повстречал там Чэнь Ципина и с его помощью овладел "новой ветвью" стиля чэнь. В результате было создано принципиально новое направление в тайцзицюань, названное "малой ветвью" (иначе — "первым" стилем у). Основополагающим принципом стало не управление циркуляцией ци, а обретение запредельного спокойствия духа, в котором и заключается секрет рождения волевого импульса, творческого посыла к любой деятельности или мысли. Боевое мастерство достигалось в первую очередь за счет внутреннего энергетического усилия, а не просто за счет рационального блока или удара. Именно в этой школе существовала глубокая теория тайцзицюань как внутреннего стиля, направленная не столько на боевую практику и оздоровление, сколько на внутренние осмысление вселенских процессов.

Средний сын Ян Лучаня — Ян Баньхоу, отличавшийся невыдержанным характером, был отдан в обучение У Юйсяну, чтобы тот обучил его гражданским дисциплинам. Но У Юйсян показал Ян Баньхоу свою ветвь тайцзицюань, считая, что в будущем это принесет свои плоды. После этого и Ян Лучань стал обучать сына своей школе. В результате на основе "малой ветви" стиля у ("первого") и "старой ветви" стиля Чэнь, переданной Ян Лучанем, сформировался характерный облик школы, преподаваемой Ян Баньхоу. Это направление было предельно боевым, однако его эффективность заключалась не столько в силе удара или быстроте передвижений, сколько в особом умении "прилипнуть" к конечностям соперника, плавно следовать его движениям, обращая силу нападающего против него самого.

Учеником Ян Лучаня и Ян Баньхоу был маньчжур Цюань Ю, который считается создателем стиля у тайцзицюань ("второго"). Окончательное формирование стиля связано с именем сына Цюань Ю, принявшего китайское имя У Цзянцюань. Движения стали еще более плавными, предельно собранными, были исключены прыжки, притопывания, резкие движения, еще присутствовавшие тогда в стиле ян. Базовые принципы и последовательность движений остались прежними, но изменились формы стоек и некоторые приемы. Движения в стиле у узкие, очень собранные, при толчках и ударах руки в локтях никогда полностью не выпрямляются. Многие технические действия выполняются с небольшим наклоном корпуса вперед, что обусловливается в основном боевой необходимостью включать в удар импульс всего тела (другие стили тайцзицюань предписывают держать корпус прямо).

Одним из учеников У Юйсяна был Ли Еюй, который развил теорию стиля у тайцзицюань ("первого") как внутреннего стиля. В своем "Каноне тайцзицюань" он выделил такие ключевые моменты, как спокойное сердце, подвижное тело, густое ци, использование цельного усилия и сконцентрированный дух. Лучшим учеником Ли Еюя был Хао Хэ, который в течение двух лет перенимал стиль, а затем еще около шести лет совершенствовал его, доводя до идеальной формы. Благодаря трудам Хао Хэ "первый" стиль у стали называть стилем у-хао тайцзицюань.

В 1911 году пожилой Хао Хэ, приехавший в Пекин, тяжело заболел, и опытные медики признали его безнадежным. Но Хао Хэ выходил знаменитый мастер ушу Сунь Лутан, и в благодарность за лечение ему были переданы все секреты стиля. Переработав старый комплекс, Сунь Лутан создал собственное направление — стиль сунь тайцзицюань, основанный на принципе "открытия-закрытия", то есть на сочетании движений назад и вперед, а также на концентрации и выбросе силы. За быстрые короткие передвижения стиль получил название "подвижного тайцзицюань".

Итак, первый из стилей тайцзицюань, стиль чэнь был создан в XVII веке, стили ян и у-хао в XIX веке, стиль у на рубеже XIX и XX веков и, наконец, стиль сунь в ХХ веке.

В общем история складывания стилей тайцзицюань выглядит следующим образом:

ЛЕГЕНДАРНЫЕ ПЕРВОПАТРИАРХИ

Чжан XIII век Саньфэн

XVI век

Ван Чжэннань



XVII век Ван Цзунъюэ

XVIII век

ЧЭНЬ

Чэнь Вантин (1600--1680) или



?--1719) "старая ветвь"

Чэнь Чансин (1771--1853) "старая ветвь"

Чэнь Цинпин (XIX век) "новая ветвь"

ЯН

Ян



Лучань (1799--1872) "большая ветвь"

Ян Цзяньхоу (1839/1842--1917) "средняя ветвь"

Ян Чэнфу (1883--1936) "большая ветвь"

У Юйсян (1812--1860) "малая ветвь"

У-ХАО

Ян Баньхоу (1837--1890/92) "малая ветвь"



Цюань Ю (1834--1902)

У

Цзянцюань



(1870--1943)

Ли Еной (XIX век)

ХаоХэ (1861--1920)

Сунь Лутан (1861--1932) СУНЬ

— передача стиля от отца к сыну

передача стиля от наставника к ученику

Стиль синъицюань вышел из обыкновенного боя с использованием копья и первоначально не предполагал никакого особого духовного начала. Но впоследствии в среде закрытых даосских школ особое символическое звучание приобрело взаимодополнение и взаимоотрицание пяти первостихий, положенное в основу теории синъицюань. Название "кулак формы и воли" понимается как символ единства внешнего и внутреннего в человеке .

Каждой из первостихий китайской натурфилософии (металлу, дереву, огню, воде, земле) соответствуют пять базовых ударов синъицюань — рубящий, прямой, буравящий, взрывающийся и отводящий. Любая атака — это короткий, резкий взрыв, направленный на выброс внутреннего усилия, поэтому внешне синъицюань выглядит жестким стилем. Пять первостихий связаны между собой взаимодополнением и взаимоотрицанием, это взаимодействие положено в основу теории атаки и защиты: линию взаимоотрицания используют для защиты, линию взаимодополнения — для развития атаки и перехода от одного приема к другому.

Реальным создателем стиля считается живший в XVII веке Цзи Цике по прозвищу Лунфэн. Он применил принципы боя с оружием к кулачному искусству и, отменно владея техникой копья, рассматривал руку как продолжение оружия, таким образом при ударе кулаком можно достичь такой же мощи, как и при ударе копьем. Другим источником боевого опыта Цзи Цикэ стало наблюдение за повадками и боевой тактикой животных. Сейчас в стиле используются движения двенадцати священных животных, а важнейший принцип синъицюань гласит, что нельзя слепо копировать движения животных, следует овладеть их внутренним настроем.

Впоследствии синъицюань разветвился на три основных направления — шаньсийское, хэбэйское и хэнаньское, но философско-духовное наполнение, связанное с теорией пяти первостихий (усин), он получил благодаря деятельности Ли Фэйюя (Ли Лонэна). Пять стихий постоянно переходят одна в другую и не имеют стабильной формы, так и один прием бесконечно сменяется другим. Таким образом, посредством синъицюань человек обретает чувство неразрывности с природным миром, со всеми вещами и явлениями.

Одним из самых величайших за всю историю китайского ушу мастеров был Сунь Лутан, который перенял тайные разделы синъицюань у ученика Ли Лонэна Го Юньшэня, обучался багуачжан и на основе совмещения тайцзицюань и синъицюань создал стиль сунь тайцзицюань. Его перу принадлежат труды "Учение синъицюань", "Учение багуачжан", "Учение тайцзицюань", "Истинное описание смысла кулачного искусства".

Основу багуачжан составил древнейший принцип символизации всевозможных природных трансформаций и изменений в человеке через восемь триграмм и 64 гексаграммы. Все передвижения в багуачжан осуществляются по кругу, причем боец постоянно переходит с одной окружности на другую, описывая таким образом "восьмерки".

Каждой части человеческого тела соответствует одна из восьми триграмм, то есть тело человека оказывается полностью вписанным в круг из восьми триграмм. Вся техника багуачжан основана на сложнейших вращениях ладонями и предплечьями, которые материализуют так называемое "буравящее усилие", спирально проходящее от ступней через все тело в кончики пальцев.

Каждая из восьми базовых форм в багуачжан состоит из восьми приемов, таким образом, шестьдесят четыре гексаграммы воплощены в виде шестидесяти четырех приемов.

Признанным патриархом багуачжан считается живший в XIX веке Дун Хайчуань, положивший в основу ведения поединка многочисленные вращения и изменения в позициях, что соответствовало даосским принципам реализации "небесного круга" на земле.

В данной главе прослежена история развития наиболее значимых стилей китайского ушу, так как даже простое перечисление всех нескольких сотен стилей было бы весьма затруднительно из-за не поддающегося учету количества модификаций.


3.4.5. Систематизация китайских боевых искусств

Практически все боевые искусства Востока генеалогически связаны с Китаем. Поэтому попытку их классификации следует начинать именно с классификации китайских боевых искусств, что является делом непростым, ибо единой классификации не существует даже в самом Китае, несмотря на тягу китайцев к упорядочиванию чего бы то ни было. Это связано с тем, что один и тот же стиль, развиваясь в разных районах Китая, в разных семейных школах приобретал индивидуальные характерные черты, в то же время будучи связан со своими аналогами по названию общими истоками .

Принято считать, что на сегодня в Китае существует свыше трехсот стилей и около шестисот типов оружия. Но, поскольку каждый стиль имеет множество разновидностей и семейных направлений, то их общее количество насчитывает несколько тысяч, причем они переплетены настолько, что разделить этот клубок хотя бы на несколько нитей весьма проблематично. Поэтому современная классификация ушу базируется на основе составляющих технических элементов:

1. Цюаньшу (искусство кулачного боя) — все стили и комплексы, выполняемые без оружия (шаолиньцюань, тайцзицюань, багуачжан, синъицюань, наньцюань, фаньцзыцюань и др.).

2. Цисе (упражнения с оружием):


  1. Короткое оружие (мечи дао и цзянь, ножи и иглы);

  2. Длинное оружие (копье, шест);

  3. Парное оружие (мечи, крюки, копья и т.д.);

  4. Гибкое оружие (девятизвенная цепь, трехзвенный цеп и т.д.).

3. Дуйлянь (парные упражнения) невооруженных или вооруженных партнеров, а также вооруженного партнера с невооруженным.

  1. Цзити бяоянь (групповые упражнения) — выступления нескольких человек, как правило, не имеющие прикладного значения и носящие показательный характер.

  2. Гунфан цзишу (боевые поединки) —-поединки, носящие спортивный характер, то есть ведущиеся по определенным правилам и, как следствие, имеющие ограничения по объему применяемого технического арсенала. Бои ведутся при этом в полный контакт и в защитном снаряжении:

5.1. Саньда в современном виде существует с 1979 года и включает в себя отдельно взятые и не связанные между собой комплексы различных стилей. Бои проводятся на помосте (лэйтай), что роднит саньда со средневековыми турнирами.

5.2. Туйшоу — раздел "толкающие руки" из стиля тайцзицюань. Приведенная выше классификация удобна для нужд физической культуры,

когда не ставится задача постижения духовных корней того или иного стиля. Однако, как показано ранее, использование только технического арсенала не является постижением ушу в полном объеме.

Для того чтобы классифицировать стили с учетом их происхождения и несомой ими истинной традиции, в Китае появилось еще несколько систем. Наиболее ранней из них (XIV век) является классификация всех стилей на "длинный кулак" (чанцюань) и "короткие удары" (дуаньда). Каждая группа объединяет сотни непохожих друг на друга стилей и направлений. Категория "длинного кулака" объединяет стили, технический арсенал которых предусматривает ведение боя на дальней и средней дистанции и практически полное выпрямление рук и ног при ударах. Категория "коротких ударов" группирует те стили, где практикуется ведение поединка на ближней дистанции, когда в момент удара рука остается сильно согнутой. Но, уже к началу ХХ века стили "длинного кулака" и "коротких ударов" настолько пересеклись и смешались друг с другом, что их разделение потеряло всякий смысл.

Существует классификация, подразделяющая стили ушу на "внутренние" и "внешние". К первым, главным образом, принадлежат три стиля — тайцзицюань, багуачжан и синъицюань. Их объединяет сложная философская база, опирающаяся на неоконфуцианскую концепцию развертывания Великого предела (тайцзи), принципы традиционной натурфилософии (например, усин — пять первостихий) и некоторые даосские каноны.

В современной литературе не существует единого взгляда на вопрос, по какому принципу следует подразделять стили на внешние и внутренние, так как главную трудность составляет выделение основного классифицирующего признака.

Ряд исследователей ушу полагают, что внутренние стили базируются на искусстве управления внутренней энергией ци, а внешние основаны на жестких методах ведения боя, использовании силового атакующего воздействия на противника, то есть физической, мускульной силы. В то же время известно, что такие внутренние стили как синъицюань или чэнь тайцзицюань базируются на резких прямолинейных движениях, требующих жесткого выброса силы, а мастера внешнего стиля шаолиньцюань значительную часть своих тренировок посвящали совершенствованию способов регуляции ци в организме и могли без всяких мускульных усилий легким толчком опрокинуть соперника.

Не решают проблему и те авторы, которые пытаются определить базовое философское направление для внутренних и внешних стилей. Так, стили "внутренней семьи" связывают с даосской теорией, а "внешнюю семью" — с чань-буддизмом. Но единой даосской теории как таковой не существует, и в основе внутренних стилей лежит неоконфуцианская концепция Беспредельного, Великого предела и развертывания Дао в мире, переплетенная с медитативной практикой чань-буддизма. Теория и практика внутренних стилей построены на принципах трансформации духа, то есть вхождения во взаимодействие внутренней энергии ци и семени — цзин во время исполнения комплексов. В этом случае внешние приемы по своей сути вторичны и являются проекцией внутренних трансформаций, происходящих в организме.

Внешние стили связывает с чань-буддийской традицией, пожалуй, только легенда о Бодхидхарме. Такие знаменитые стили, как тунбэйцюань ("стиль сквозной подготовки") или фаньцзыцюань ("крутящийся кулак"), а также ряд южных стилей никак не связаны ни с Шаолинем, ни с чань-буддизмом. Многие шаолиньские трактаты посвящены искусству управления ци, а одна из ключевых фраз шаолиньского канона гласит: "Прежде используй ци, а затем — физическую силу". Это дает основание связывать внешний стиль шаолиньцюань уже с даосской традицией.

С большой долей условности можно указать, что в основе внешних стилей лежит прямой поединок с соперником и имеют место жесткие методы ведения боя, а внутренние стили базируются на мягком ускользании от противника, тактическом преимуществе над ним, хотя налицо и техническое, методическое переплетение большинства стилей, относящихся к числу внутренних и внешних.

До XVII века структура боевых искусств еще не была жестко связана с какими-либо философскими принципами, и существовал определенный разрыв между кулачным искусством или способами ведения боя с оружием, с одной стороны, и внутренними практиками поиска методов продления жизни или "пестования изначальных свойств", с другой стороны. Это означает, что все стили изначально были внешними. Не случайно в современном тайцзицюань 29 приемов позаимствованы из классического комплекса, состоящего из 32 приемов, созданного в XVI веке генералом Ци Цзигуаном и относящегося к шаолиньскому (внешнему) направлению. Другие внутренние стили своими корнями также уходят во внешние. Это говорит о том, что бесполезно искать различия между ними в технических принципах, методиках или внешнем виде. Внутренние стили возникли позже внешних, и в них произошло соединение принципов воспитания внутренней природы человека и боевой тренировки. В багуачжан, синъицюань и тайцзицюань после XVII века такие отвлеченные философские принципы, как инь-ян, пять первостихий, восемь триграмм материализовались в формах кулачного искусства. Любое внешнее действие осуществлялось уже не само по себе, а являлось проекцией некого невидимого начала внутри человека. Само это начало понималось как следование небесным силам, реализующимся посредством Пути-Дао. Всякое движение, всякий комплекс, всякая тренировка оказались связаны с началами и принципами мироздания, заложенными во внутренней природе человека. Это и отличает любую внутреннюю школу от внешней. В то же время, если какой-либо из внутренних стилей преподавать на уровне общих принципов, форм, комплексов и движений, то он сразу же превращается во внешний. Таким образом, различие между внутренними и внешними стилями — это еще и вопрос преподавания.

Еще более формальным станет для внешнего наблюдателя разделение стилей ушу на внешние и внутренние. Если проанализировать китайский менталитет, в Китае внутреннее всегда ценилось и ценится выше, чем внешнее, поэтому для представителей любого стиля их направление всегда будет являться внутренним, а вопрос о том, в какой степени используется работа с ци или иные энергетические аспекты, не имеет никакого значения, так как нет ни одного стиля или направления, в которых не уделялось бы внимание вопросам психотренинга и единения человека с небесными силами. По сути дела, любое внешнее начало понимается как проекция некоего невидимого начала внутри человека, которое и является истинной реальностью.

Четвертая классификация подразделяет все стили и направления ушу по условным центрам их возникновения, к числу которых относятся Шаолинь, Уданские и Эмэйские горы. Однако общность названий (например, шаолиньцюань) или принадлежность к тому или иному региону (например, эмэйпай) отнюдь не означает единых корней и общей техники, так как почетное слово "шаолиньский", к примеру, повысит статус стиля в мире ушу и придаст ему характер истинности, но ни в коей мере не приблизит технический арсенал к подлинно шаолиньскому. Поэтому не существует чисто шаолиньского, чисто уданского или чисто эмэйского направлений как целостной системы с общими принципами, корнями, техническим арсеналом; можно говорить лишь об условном конгломерате стилей, школ и направлений. Признанные внутренними стилями тайцзицюань, синъицюань и багуачжан принято относить к уданскому направлению, но ведь все они географически возникли в разных местах и лишь затем были сведены к единому "священному" центру .

Не менее условный характер носит и пятая классификация — по течению рек, так как стили могут родниться внутренними чертами, смыслом передаваемого учения, но никак не географически, особенно, учитывая постоянную миграцию мастеров.

Подводя итог различным классификационным схемам китайских боевых искусств, можно прийти к выводу: ни одна из них в полной мере не отражает и не может отражать все разнообразие китайского ушу, но вместе с тем они дают понимание ушу как целостного функционирующего организма в рамках китайской цивилизации, ни одно направление не может рассматриваться в отрыве от общей, единой, многовековой линии развития, а выход любого из стилей за пределы Китая неизбежно тянул за собой шлейф духовных, нравственных и религиозно-философских традиций, постепенно приспособливаемых к новой среде обитания. Эти традиции, как будет показано далее, во многом видоизменяли и саму среду.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет