Сидни Шелдон Интриганка



жүктеу 4.83 Mb.
бет16/28
Дата02.05.2016
өлшемі4.83 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   28
: download -> version
version -> Оқушылардың орта буынға бейімделуі барысында жүргізген жұмыстар туралы анықтама. қазан 2014ж
version -> Қазақстан тарихы бойынша Ұбт шпаргалкалары а а. Иманов көтерiлiс отрядтарын қаруландыру үшiн – қару-жарақ шығаруды ұйымдастырды
version -> Дома на окне пылился светильник со сломанным абажуром
version -> Қыс Қыстың ақ бояуы Көрпеге жер оранды Балалар ойнап далада Сырғанаққа тояды Ақ мамық қарды жер Балалар ойнап күлуде Мұзайдында сырғанап Астана
version -> Абай Құнанбайұлы
version -> Mұхтар Омарханұлы Әуезов
version -> Сабақ Қазақтың ұлттық ою түрімен құрлық суын бейнелеу
version -> Қазақ әдебиеті пәнінің негізгі мектепте оқытылу нысаны қазақ әдебиетінің үлгілері Басқа ұлт өкілдерінің қазақ халқының мәдениетін, әдебиетін, өнерін, тілін т б

КНИГА ПЯТАЯ
ИВ И АЛЕКСАНДРА
1950-1975 ГОДЫ




Глава 23

Кейт медленно выздоравливала. Она приехала в Дарк Харбор и там проводила целые дни, веря в целительную силу морской воды и солнца.

Тони перевели в частную психиатрическую лечебницу, где он мог получить самый лучший медицинский уход. Кейт вызвала психиатров из Парижа, Вены и Берлина, но приговор был окончательным: ее сын навсегда останется параноиком и шизофреником, одержимым манией убийства.

– Он не реагирует на медикаменты и лечение, буйствует. Приходится ограничивать его свободу.

– Как это, ограничивать? – переспросила Кейт.

– Он в палате, обитой войлоком, и большую часть времени мы вынуждены держать его в смирительной рубашке.

– Это необходимо?

– Иначе, миссис Блэкуэлл, он убьет каждого, кто подойдет. Кейт прикрыла глаза от боли. Они говорили не о ее добром милом мальчике. Этот незнакомец, одержимый, опасный маньяк – ее Тони?

– Неужели ничего нельзя сделать?

– Он невменяем. Приходится держать его на наркотиках, но как только действие ослабевает, он вновь впадает в буйство. Нельзя бесконечно продолжать подобное лечение.

Кейт внезапно выпрямилась во весь рост:

– Что вы предлагаете, доктор?

– В подобных случаях удаление небольшой части мозга дает поразительные результаты. Кейт судорожно сглотнула:

– Лоботомия?

– Совершенно верно. Ваш сын сможет нормально функционировать во всех отношениях, за исключением того, что не будет испытывать сильных отрицательных эмоций…

Кейт, похолодев, молча выслушала до конца. Герр Моррис, молодой доктор из клиники Меннингера, нарушил неловкое молчание:

– Я знаю, это, должно быть, очень трудно для вас, миссис Блэкуэлл. Может, вы хотите обдумать…

– Если нет другого способа прекратить его мучения, – сказала Кейт, – делайте операцию.


Фредерик Хоффман решил забрать внучек в Германию и специально прилетел за ними из Мюнхена. Кейт показалось, что со дня смерти Мериэн он постарел на двадцать лет. Ей было жаль Хоффмана, но отдать детей Тони?!

– Им нужна женская забота, Фредерик. Мериэн сама пожелала бы, чтобы они воспитывались здесь. Вы можете приезжать в любое время и навещать их.

В конце концов ей удалось уговорить Фредерика.

Близнецов перевезли в дом Кейт, где одна из комнат была отведена под детскую. Кейт лично беседовала со всеми кандидатками и наконец нашла гувернантку, молодую француженку Соланж Дюна.

Старшую назвали Ив, младшую Александрой. Они были неразличимо похожи, словно зеркальное отражение друг друга. Кейт не переставала поражаться чуду, созданному Мериэн и Тони. Малышки были сообразительны, хорошо развивались, хотя Ив с первых недель казалась взрослее Александры, первая начала ползать, говорить и ходить. Александра быстро следовала примеру сестры, но всегда была второй. Она обожала Ив и старалась во всем ей подражать.

Кейт старалась как можно больше времени проводить с девочками: в их обществе она молодела. И она снова позволила себе помечтать.

«Когда-нибудь, в один прекрасный день, я состарюсь и захочу уйти на покой…»

Кейт торжественно отпраздновала первый день рождения малышек. Каждой испекли свой торт, они получили десятки подарков от друзей дома, служащих компании и прислуги. Не успела Кейт оглянуться, как девочкам исполнилось два года. Трудно поверить, как быстро растут дети! С каждым днем все больше проявлялись различия в их характере: Ив была сильнее, отчаянней Александры. Робкая, застенчивая Александра старалась во всем подражать сестре. Кейт часто благословляла судьбу за то, что потерявшие родителей внучки могут по крайней мере быть опорой и поддержкой друг другу.

Вечером, накануне того дня, когда девочкам исполнилось пять лет, Ив попыталась убить Александру.

В Библии сказано:

"…Сыновья в утробе ее стали биться… Господь сказал ей: два племени во чреве твоем и два различных народа произойдут из утробы твоей. Один народ сделается сильнее другого и больший будет служить меньшему…”5.

Но Ив не имела ни малейшего желания служить младшей сестре. Ив ненавидела Александру с тех пор, как помнила себя. Она впадала в молчаливую ярость, когда кто-то брал сестру на руки, ласкал или дарил подарки. Ив чувствовала себя обманутой, обойденной. Она хотела получить все – любовь и прекрасные вещи, окружавшие ее, и не выносила Александру за то, что та похожа на нее, одевается точно так же, крадет часть внимания бабушки, принадлежащую только ей. Даже день рождения был один на двоих. Александра обожала Ив, а та презирала ее за это. Александра была щедра, благородна, всегда готова поделиться игрушками или куклами, что наполняло Ив еще большим отвращением. Она ни в чем не испытывала недостатка, но требовала еще и еще, желала заполучить все, принадлежащее Александре. По вечерам девочки под бдительным оком Соланж Дюна обязательно произносили вслух молитву, но Ив всегда добавляла еще одну, про себя, умоляя Бога насмерть сразить Александру. Время шло, а желание Ив не исполнялось.

И тогда она решила, что сама позаботится обо всем. До дня рождения оставалось совсем немного, но Ив была невыносима мысль о том, что придется снова делить с сестрой праздник. Александра крадет ее друзей, ее подарки? Значит, нужно поскорее убить сестру.

Накануне дня рождения Ив лежала в постели, сгорая от возбуждения. Дождавшись, пока все уснули, она подошла к Александре.

– Алекс, – прошептала она, – давай спустимся в кухню, посмотрим именинные торты.

– Но все спят, – пробормотала Александра, не открывая глаз.

– Мы никого не разбудим.

– Мадемуазель Дюна это не понравится. Почему не подождать до утра?

– Потому что я хочу посмотреть сейчас. Идешь со мной или нет?

Александра потрясла головой, чтобы прогнать остатки сна. Ей совсем не хотелось вылезать из теплой кровати, спускаться вниз, но как обидеть сестру?

– Хорошо, пойдем, – согласилась она, надевая шлепанцы. На обеих девочках были розовые нейлоновые ночные сорочки.

– Тише, – велела Ив. – Не шуми.

– Не буду, – пообещала Александра.

Они на цыпочках вышли из спальни, направились по длинному коридору мимо спальни мадемуазель Дюна, вниз по крутым ступенькам задней лестницы, ведущей в кухню, огромную комнату с двумя большими газовыми плитами, шестью печами, тремя холодильниками и гигантской морозильной камерой.

Ив отыскала в холодильнике два именинных торта, испеченных поварихой миссис Тайлер. На одном надпись: “С днем рождения, Александра”, на другом – “С днем рождения, Ив”.

"На следующий год, – радостно подумала Ив, – будет всего один торт”.

Вынув торт Александры, она положила его на большую колоду для рубки мяса в центре кухни, открыла ящик стола и вынула пачку разноцветных свечей.

– Что ты делаешь? – удивилась Алесандра.

– Хочу посмотреть, как он выглядит с зажженными свечами, – объяснила Ив, начиная втыкать свечи в глазурь.

– Не нужно, Ив. Ты испортишь торт. Миссис Тайлер рассердится.

Ив выдвинула другой ящик и достала две большие коробки кухонных спичек.

– Пойдем, поможешь мне.

– Я хочу спать.

– Ладно! – разозлилась Ив. – Беги в спальню, трусливая мышь! Я сама справлюсь. Александра поколебалась:

– Что я должна делать? Ив вручила ей коробку:

– Зажги свечки!

Александра боялась огня. Обеих девочек без конца предупреждали, чтобы те не смели играть со спичками, рассказывали ужасные истории о непослушных детях. Но она не хотела идти наперекор Ив и покорно начала зажигать свечи. Ив зорко наблюдала за сестрой.

– Глупенькая, нужно было начинать с противоположной стороны! – воскликнула она.

Александра, стоя спиной к Ив, нагнулась над тортом, чтобы дотянуться до оставшихся свечек. Та быстро зажгла спичку и поднесла к коробке. Спички взорвались. Ив тут же уронила их у ног Александры так, что длинную сорочку мгновенно охватило огнем. Александра не сразу поняла, что произошло, и только почувствовав ужасную боль в ногах, опустила глаза и закричала:

– Помогите! Помогите!

Ив, как зачарованная, уставилась на пылающую ткань, пораженная неожиданным успехом своего плана. Окаменевшая от ужаса Александра приросла к полу.

– Не двигайся! – велела Ив. – Сейчас принесу ведерко с водой!

И с колотящимся от боязливой надежды сердцем побежала в буфетную.

Александра осталась в живых благодаря фильму ужасов. Миссис Тайлер, повариху Блэкуэллов, пригласил в кино сержант полиции, с которым она время от времени проводила несколько приятных часов в постели. Но именно в этот день на экране без конца мелькали изувеченные тела и трупы: миссис Тайлер наконец не выдержала и, не досмотрев, как бандит обезглавливает жертву, поднялась:

– Для тебя все это, должно быть, привычно, Ричард, но с меня довольно.

Сержант Ричард Доуэрти неохотно последовал за дамой. Парочка оказалась у особняка Блэкуэллов на час раньше, чем предполагала, и когда миссис Тайлер открыла дверь черного хода, они услыхали вопли Александры и помчались на кухню. К счастью, ни миссис Тайлер, ни сержант не растерялись. Доуэрти бросился к девочке, сорвал с нее пылающую рубашку. Ноги и бедра были обожжены, но огонь не успел коснуться волос и верхней части тела. Александра, потеряв сознание, упала. Миссис Тайлер вылила на горящий пол кувшин воды.

– Вызови “скорую”, – велел сержант. – Миссис Блэкуэлл дома?

– Должно быть, наверху, спит.

– Разбуди.

Миссис Тайлер только успела позвонить в “скорую”, как из буфетной донесся крик: Ив, истерически рыдая, вбежала с кастрюлей воды.

– Александра умерла? – вопила она. – Где Александра? Миссис Тайлер, утешая, обняла девочку.

– Нет, дорогая. С ней все в порядке. Скоро выздоровеет!

– Это я виновата, – всхлипывала Ив. – Она хотела зажечь свечи на торте. Нельзя было ей позволять. Миссис Тайлер погладила Ив по спине:

– Не плачь, милая. Ты здесь ни при чем.

– Я с-случайно уронила с-спички, и Алекс загорелась. Это было ужасно!

Сержант Доуэрти взглянул на Ив и сочувственно вздохнул:

– Бедный ребенок!
– У Александры ожоги второй степени на ногах и спине, – сказал Кейт доктор Харли, – но она поправится. Лекарства у нас великолепные. Какое счастье, что они вовремя подоспели! Могла произойти ужасная трагедия.

– Знаю, – кивнула Кейт.

Она видела ожоги Александры и до сих пор не могла прийти в себя. Но, поколебавшись минуту, все же сказала:

– Джон, знаете, меня больше беспокоит Ив.

– Она тоже обожглась?

– Нет, физически Ив здорова, но бедная девочка винит себя за то, что случилось. У нее каждую ночь кошмары! Приходится сидеть с ней, пока не уснет. Боюсь нанести ей еще большую душевную травму. Ив так чувствительна!

– Дети очень быстро забывают подобные вещи, Кейт. Если возникнут какие-нибудь проблемы, дайте знать, я порекомендую хорошего детского врача.

– Спасибо, – с облегчением сказала Кейт.

Ив и вправду была ужасно расстроена. Праздник отменили. Опять все из-за Александры!

Сестра быстро поправлялась, шрамов не осталось. Чувство вины совершенно не мучило Ив, ведь Кейт заверила ее:

– Несчастный случай с каждым может случиться, дорогая. Нельзя же себя винить.

Ив не знала, что такое угрызения совести. Принесло же не вовремя миссис Тайлер! Испортила такой прекрасный план!


Санаторий, где постоянно жил Тони, находился в прекрасной лесной местности, в Коннектикуте. Кейт ездила туда каждый месяц. Лоботомия дала превосходные результаты – Тони больше не буйствовал, никого не пытался убить. Он узнавал Кейт, всегда вежливо спрашивал о дочерях, но никогда не выражал желания их увидеть. Он вообще ничем не интересовался, хотя казалось, был полностью доволен жизнью. Не счастлив. Именно доволен. Но хотел ли он чего-нибудь?

Кейт спросила как-то мистера Бергера, заведующего лечебницей:

– Неужели Тони целый день ничем не занят?

– Ну что вы, миссис Блэкуэлл. Он часами рисует. Ее сын, у ног которого мог лежать весь мир, сидит и тупо мажет красками холст. Кейт изо всех сил старалась не думать о бессмысленно растраченной жизни Тони, навсегда потухшем разуме.

– Что он рисует?

Мистер Бергер смущенно кашлянул:

– Невозможно понять, миссис Блэкуэлл.



1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   28


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет