Сидни Шелдон Интриганка



жүктеу 4.83 Mb.
бет17/28
Дата02.05.2016
өлшемі4.83 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   28
: download -> version
version -> Оқушылардың орта буынға бейімделуі барысында жүргізген жұмыстар туралы анықтама. қазан 2014ж
version -> Қазақстан тарихы бойынша Ұбт шпаргалкалары а а. Иманов көтерiлiс отрядтарын қаруландыру үшiн – қару-жарақ шығаруды ұйымдастырды
version -> Дома на окне пылился светильник со сломанным абажуром
version -> Қыс Қыстың ақ бояуы Көрпеге жер оранды Балалар ойнап далада Сырғанаққа тояды Ақ мамық қарды жер Балалар ойнап күлуде Мұзайдында сырғанап Астана
version -> Абай Құнанбайұлы
version -> Mұхтар Омарханұлы Әуезов
version -> Сабақ Қазақтың ұлттық ою түрімен құрлық суын бейнелеу
version -> Қазақ әдебиеті пәнінің негізгі мектепте оқытылу нысаны қазақ әдебиетінің үлгілері Басқа ұлт өкілдерінің қазақ халқының мәдениетін, әдебиетін, өнерін, тілін т б

Глава 24

Последующие два года Кейт провела в непрестанной тревоге за Александру. С ней беспрерывно что-то случалось. Неприятности сыпались как из мешка. Девочки проводили летние каникулы в поместье Блэкуэллов на Багамеких островах, и там Александра едва не утонула, когда играла в бассейне с Ив; к счастью, садовник подоспел вовремя. Год спустя, когда обе сестры отправились на прогулку в горы, Александра умудрилась поскользнуться у самого обрыва и спаслась только потому, что ухватилась за куст, росший на крутом склоне.

– Прошу тебя, последи за сестрой, – велела Кейт Ив. – Она не то, что ты, вечно попадает в беду.

– Знаю, – серьезно кивнула Ив. – Я ее не оставлю, бабушка.

Кейт любила обеих внучек, но по-разному. Им было уже семь, обе необыкновенно красивы, с длинными мягкими светлыми волосами, точеными личиками и глазами Мак-Грегоров. Похожие как две капли воды, но такие разные! Кротость Александры напоминала Кейт о Тони, Ив же больше походила на нее – такая же сильная, упорная, уверенная в себе.

В школу их возили на фамильном “роллс-ройсе”. Александра всегда смущалась, что одноклассники увидят автомобиль и шофера; Ив была на седьмом небе.

Кейт еженедельно давала девочкам деньги на карманные расходы, но требовала, чтобы те записывали, на что их потратили. Ив, как правило, оставалась без гроша и постоянно брала взаймы у Александры, подделывая цифры в расходной книге, чтобы бабушка не узнала. Но Кейт, как всегда, все было известно, и она едва сдерживала улыбку. Всего семь лет и такой способный бухгалтер.

Сначала Кейт втайне мечтала, что Тони когда-нибудь поправится, покинет лечебницу и вновь станет работать в “Крюгер-Брент”. Но время шло, а мечты так и оставались мечтами. Ей тактично дали понять, что, хотя Тони разрешат приезжать ненадолго (всегда в сопровождении санитара), он никогда не сможет вести жизнь нормального человека.

Шел 1962 год; компания процветала и расширялась: необходимость в способных руководителях все росла. Кейт отпраздновала свое семидесятилетие. Волосы ее совершенно поседели, хотя фигура и осанка оставались прежними. Но Кейт сознавала: уже недалек тот день, когда придется уйти на покой. Необходимо быть готовой. Нужно сохранить компанию – опору благополучия семьи. Брэд Роджерс – прекрасный работник. Значит, придется ждать, пока близнецы не подрастут настолько, что смогут взять в руки бразды правления. Кейт вспомнила слова Сесила Родса:

"Так мало сделано – так много еще предстоит сделать”.

Девочкам было уже двенадцать: еще немного и станут совсем взрослыми. Кейт всегда старалась проводить с внучками как можно больше времени, но теперь уделяла им особое внимание: предстояло принять важное решение.

На Пасху они все вместе вылетели самолетом компании в Дарк Харбор. Девочки успели побывать почти во всех семейных поместьях, кроме йоганнесбургского, но Дарк Харбор оставался самым любимым местом, где можно на свободе побегать, поплавать, покататься на водных лыжах. Ив попросила разрешения пригласить, как обычно, несколько подруг, но на этот раз Кейт не согласилась. Бабушка, эта таинственная властная женщина, от которой зависело все, и перед которой трепетали слуги и подчиненные, пожелала провести эти дни только с внучками.

Девочки поняли, что должно произойти нечто важное: бабушка не отходила от них, брала на прогулки, на пляж, кататься верхом и на яхте.

Сестры по-прежнему были похожи как две капли воды, но Кейт больше интересовали различия в их характере. Сидя на веранде и наблюдая, как внучки играют в теннис, она сделала окончательные выводы. Ив была прирожденным лидером, Александра навсегда останется ведомой; Ив упорствует в достижении цели, Александра – более гибкая, послушная, Ив – природная спортсменка, с Александрой по-прежнему вечно что-то случается. Только на днях, когда девочки катались на небольшой парусной шлюпке, а Ив была у руля, ветер внезапно изменил направление, парус развернулся; Александра, не успев уклониться, получила удар по голове, свалилась за борт и едва не утонула. Команда другой лодки, случайно оказавшейся поблизости, помогла Ив вытащить сестру. Кейт все задавалась вопросом: неужели Александра такая, потому что родилась на три минуты позже? Но теперь причины уже неважны. Кейт наконец приняла решение. Больше нет сомнений: она ставит свои деньги на Ив, и сумма достаточно велика – десять миллиардов долларов. Нужно найти ей подходящего мужа, а когда Кейт отойдет от дел, Ив будет управлять “Крюгер-Брент”. Что касается Александры, она сможет спокойно жить, наслаждаясь богатством и занимаясь делами многочисленных благотворительных фондов и учреждений, основанных Кейт. Да-да, это именно то, что нужно Александре. Такая добрая милая девочка!

Первым шагом в осуществлении планов Кейт было найти для Ив подходящую школу. Она выбрала “Брайаркрест”, превосходное учебное заведение в Южной Каролине.

– Обе мои внучки – прекрасные девочки, – сообщила Кейт миссис Чендлер, директрисе, – но вы увидите, что Ив сообразительнее. Она очень способна, и я хочу надеяться, что вы уделите ей как можно больше внимания.

– Всем нашим ученикам уделяется одинаковое внимание, миссис Блэкуэлл. Но вы упомянули только Ив. Как насчет Александры?

– Александра? Милый ребенок! Двумя уничижительными словами расправившись со второй внучкой, Кейт поднялась:

– Я буду постоянно справляться об их успехах. И директриса каким-то странным образом поняла: она только что получила предостережение. Обе девочки были в восторге от новой школы, особенно Ив. Она наслаждалась свободой, возможностью уехать из дома, подальше от строгого надзора бабушки и наставлений Соланж Дюна. Режим в “Брайаркрест” был строгим, но Ив это не беспокоило, она давно уже привыкла обходить самые жесткие правила. Единственное, что раздражало, – присутствие Александры. Услыхав, что их отправляют в школу, она умоляюще попросила:

– Можно я поеду одна? Ну, пожалуйста, бабушка.

– Нет, дорогая, – ответила Кейт. – Думаю, лучше, если Александра будет с тобой.

– Как скажешь, бабушка, – скрывая поднявшуюся злобу, согласилась Ив.

В присутствии Кейт она всегда старалась быть вежливой и любящей девочкой, прекрасно зная, на чьей стороне сила. Отец – психопат, запертый в лечебнице, мать умерла. Все деньги в руках у бабки. Ив знала, что они богаты, хотя не имела представления, сколько денег у семьи. Достаточно, чтобы купить все прекрасные вещи, которые она хотела. Ив так любила наряды и драгоценности. Только одно препятствие стояло на пути: Александра.

Одним из самых любимых занятий близнецов было ежеутреннее посещение класса верховой езды. У большинства девочек были собственные лошади, и Кейт ко дню рождения подарила внучкам двух кобылок. Джером Дэвис, берейтор, терпеливо обучал близнецов всем премудростям верховой езды и скачек с препятствиями. Некоторые из его прежних учеников выигрывали золотые медали на соревнованиях мирового класса, а Джером мог безошибочно распознать прирожденного наездника.

Новенькая, Ив Блэкуэлл, была именно такой. Она не задумывалась о том, что делает, нужно ли натянуть поводья или привстать в седле. Ив словно сливалась со своей лошадью, и когда прекрасное животное взвивалось над барьером, золотые волосы девочки полоскались по ветру, словно блестящий флаг. Зрелище было поистине великолепным. Глядя на нее, Дэвис восхищенно думал, что уж эту ничто в мире не остановит.

Томми, молодому груму, больше нравилась Александра. Мистер Дэвис наблюдал, как Александра в ожидании своей очереди седлает коня. Сестры носили на рукавах ленточки разного цвета, чтобы их было легче различить. Ив помогала Александре затянуть подпругу, Томми возился с другой лошадью. В это время Дэвиса позвали к телефону, поэтому никто не мог сказать, что же произошло на самом деле.

Насколько понял Джером Дэвис из рассказанного, Александра села на лошадь, объехала манеж и приготовилась к первому прыжку, но конь неожиданно начал брыкаться, встал на дыбы, и Александра, падая, ударилась о стену и потеряла сознание, только по чистой случайности не получив удар копытом в голову. Томми донес Александру до лазарета, где школьный доктор нашел у девочки небольшое сотрясение мозга.

– Сломанных костей нет, ничего серьезного, – объявил он. – К завтрашнему утру все будет в порядке, снова сможет скакать на лошади.

– Но она чуть не погибла! – завопила Ив.

Она отказалась отходить от сестры. Миссис Чендлер подумала, что подобную привязанность редко можно встретить в наши дни. Поистине трогательное зрелище!

Когда мистер Дэвис зашел в загон, чтобы расседлать лошадь Александры, он заметил на попоне пятна крови. Подняв ее, берейтор обнаружил большой кусок металла от пивной банки с рваными краями, глубоко вонзившимися в спину животного под давлением седла. Он тут же доложил обо всем миссис Чендлер, которая немедленно велела расследовать, как могло такое случиться. Допросили всех девочек, бывших тогда в манеже.

– Я уверена, – заявила миссис Чендлер, – тот, кто совершил это, думал всего-навсего пошутить. Но последствия могли быть крайне серьезными. Я желаю знать имя виновного.

Когда никто не сознался, директриса начала вызывать каждого в кабинет, но девочки утверждали, что ничего не видели. Когда настала очередь Ив, она повела себя как-то странно.

– Ты не знаешь, кто мог это сделать? – спросила миссис Чендлер.

Ив опустила глаза.

– Я бы предпочла не говорить об этом, – пробормотала она.

– Так, значит, ты все-таки заметила что-то?

– Пожалуйста, миссис Чендлер…

– Ив, Александра могла быть серьезно ранена. Девочку, которая сделала такое, нужно наказать.

– Девочки не виноваты.

– Что ты хочешь сказать?

– Это был Томми.

– Грум?

– Да, мэм. Я его видела. Просто думала, что он затягивает подпругу. Уверена, Томми не хотел ничего дурного. Александра вечно им помыкает. Может, решил ее проучить? О, миссис Чендлер, зачем вы заставили меня все рассказать?! Теперь из-за меня Томми попадет в беду!



Несчастная девочка была, казалось, на грани истерики. Миссис Чендлер встала и, обойдя вокруг стола, прижала к себе Ив.

– Ничего, все в порядке. Ив, ты верно поступила. Не думай больше об этом, иди в свою комнату.

На следующее утро, когда девочки вновь пришли на манеж, их встретил новый грум.

Через несколько дней в школе произошла еще одна неприятность. Нескольких девочек поймали за курением марихуаны, и одна из них обвинила Ив в том, что именно она доставляет наркотик в школу и продает. Ив гневно отрицала это. Миссис Чендлер обыскала комнату девочек и нашла спрятанную в шкафчике Александры марихуану.

– Все равно не верю, что она это сделала, – стояла на своем Ив. – Кто-то ей подложил марихуану. Я это точно знаю.

Директриса обо всем сообщила Кейт, и та долго восхищалась преданностью Ив сестре. Настоящая Мак-Грегор!

В день, когда девочкам исполнилось пятнадцать, Кейт дала в их честь роскошный бал. Пора уже вывозить Ив в свет, пусть молодые люди познакомятся с внучкой! Именно поэтому всем юношам из хороших семей в округе были посланы приглашения.

Почти все они находились в том возрасте, когда девочками еще не интересуются, но Кейт лично проследила за тем, чтобы молодые люди перезнакомились и подружились. Может, именно один из этих мальчиков окажется когда-нибудь мужем Ив и поможет обеспечить будущее “Крюгер-Брент Лимитед”.

Александре не нравились шумные сборища, но, не желая огорчать бабушку, она была вынуждена притворяться, что веселится. Ив же, наоборот, обожала вечеринки. Она любила наряжаться, наслаждалась знаками внимания поклонников. Александра предпочитала чтение и занятия живописью. Она часами разглядывала висевшие в Дарк Харбор картины отца, жалея о том, что совсем не знала его до болезни. Отец появлялся в доме всегда в сопровождении санитара, но достучаться до него было невозможно: Александра видела перед собой вежливого приветливого незнакомца, всегда готового угодить, но которому нечего было сказать дочерям. Дедушка Фредерик Хоффман жил в Германии, но был тяжело болен, и близнецы редко его видели.

На второй год пребывания в школе Ив забеременела. Несколько недель девочка плохо себя чувствовала и даже пропускала занятия по утрам. Узнав, что Ив часто тошнит, наставница послала ее в лазарет на обследование, после чего доктор сразу же вызвал миссис Чендлер.

– Ив беременна! – объявил он.

– Но… вы ошибаетесь! Как это могло случиться?

– Как всегда случается в подобных случаях, – мягко объяснил доктор.

– Но она еще совсем ребенок!

– Этот ребенок скоро будет матерью, только и всего! Ив храбро отказалась отвечать, несмотря на все допросы.

– Никого не хочу впутывать в эту историю! – повторяла она.

Именно такого ответа и ожидала миссис Чендлер от Ив.

– Ив, дорогая, ты должна сказать, как это произошло! Наконец Ив не выдержала и разразилась слезами:

– Меня изнасиловали, – всхлипывала она. Потрясенная миссис Чендлер прижала девочку к себе и потребовала:

– Кто он?!

– Мистер Паркинсон.

Учитель английского языка.

Не стой перед ней Ив, честность которой была общеизвестна, миссис Чендлер никогда бы не поверила. Джозеф Паркинсон, тихий, спокойный человек, женатый, с тремя детьми, работал в школе уже восемь лет и был последним, кого могла заподозрить миссис Чендлер. Она вызвала Паркинсона в кабинет и, едва взглянув на учителя, поняла: Ив сказала правду. Он сел на край стула; лицо нервно передергивалось.

– Знаете, почему я послала за вами, мистер Паркинсон?

– Д-думаю, да.

– Это касается Ив.

– Да. Я… так и предполагал.

– Она говорит, вы ее изнасиловали.

Паркинсон ошеломленно уставился на директрису.

– Изнасиловал?! Господи! Если кого и изнасиловали, так это меня! – вскочил он, даже не замечая, что употребляет неверные обороты.

– Да понимаете вы, о чем говорите? – с отвращением спросила миссис Чендлер. – Ребенок…

– Какой она ребенок?! – злобно возопил учитель. – Это дьявол!

Он вытер катившийся по лбу пот:

– Весь семестр сидела на первой парте, с задранной до колен юбкой, а после занятий приставала с кучей бессмысленных вопросов и терлась об меня, как кошка. Я и не собирался принимать ее всерьез. Но месяца полтора назад девочка пришла ко мне домой, когда жены и детей не было и…

Голос его оборвался:

– О Иисусе! Я не смог устоять!

И Паркинсон разразился рыданиями.

Ив привели в кабинет. Она держалась спокойно, невозмутимо. Взглянула мистеру Паркинсону в глаза, и тот, не выдержав, отвернулся первым. В кабинете сидели миссис Чендлер, ее заместительницы и шеф полиции маленького городка, где располагалась школа.

Шеф полиции мягко спросил:

– Ив, ты не хочешь рассказать, что случилось?

– Да, сэр, – не повышая голоса, ответила Ив. – Мистер Паркинсон сказал, что хочет поговорить о моем сочинении. Попросил прийти к нему в воскресенье днем. Потом предложил кое-что показать в спальне, и я пошла с ним наверх. Он бросил меня на постель и…

– Это ложь! – завопил Паркинсон. – Все было совсем не так! Вовсе не так!

Пришлось послать за Кейт и все ей объяснить. Решено было в общих интересах замять дело. Мистера Паркинсона уволили и дали сорок восемь часов на то, чтобы покинуть штат. Кейт договорилась, что Ив сделает аборт в частной клинике. Потом без излишнего шума выкупила закладные школы у местного банка и лишила директрису права собственности за просроченные долги. Узнав об этом, Ив вздохнула:

– Мне очень жаль, бабушка. Это и вправду была хорошая школа.

Через несколько недель, когда Ив оправилась после операции, девочек послали в “Институт Фервуд”, швейцарскую школу, недалеко от Лозанны.



1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   28


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет