Сидни Шелдон Интриганка



жүктеу 4.83 Mb.
бет27/28
Дата02.05.2016
өлшемі4.83 Mb.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28
: download -> version
version -> Оқушылардың орта буынға бейімделуі барысында жүргізген жұмыстар туралы анықтама. қазан 2014ж
version -> Қазақстан тарихы бойынша Ұбт шпаргалкалары а а. Иманов көтерiлiс отрядтарын қаруландыру үшiн – қару-жарақ шығаруды ұйымдастырды
version -> Дома на окне пылился светильник со сломанным абажуром
version -> Қыс Қыстың ақ бояуы Көрпеге жер оранды Балалар ойнап далада Сырғанаққа тояды Ақ мамық қарды жер Балалар ойнап күлуде Мұзайдында сырғанап Астана
version -> Абай Құнанбайұлы
version -> Mұхтар Омарханұлы Әуезов
version -> Сабақ Қазақтың ұлттық ою түрімен құрлық суын бейнелеу
version -> Қазақ әдебиеті пәнінің негізгі мектепте оқытылу нысаны қазақ әдебиетінің үлгілері Басқа ұлт өкілдерінің қазақ халқының мәдениетін, әдебиетін, өнерін, тілін т б

Глава 34

Александра добралась до Дарк Харбор только к десяти вечера. Несколько раз она пыталась дозвониться до Джорджа, но никто не отвечал. Александра надеялась, что муж не рассердится за такой поздний приезд. С самого начала все шло наперекосяк. Днем, когда Александра почти уже вышла из дому, чтобы лететь на свидание с Джорджем, зазвонил телефон. Решив не брать трубку, она поспешила к автомобилю, но следом выбежала горничная:

– Миссис Меллис! Это ваша сестра. Что-то срочное. Пришлось вернуться.

– Дорогая, я в Вашингтоне, – объявила Ив. – У меня ужасные неприятности. Необходимо срочно увидеться с тобой.

– Конечно, – не задумываясь, ответила Александра. – Сейчас я уезжаю к Джорджу, в Дарк Харбор, но в понедельник к утру вернусь.

– Слишком поздно! – с отчаянием прошептала Ив. – Умоляю, приезжай в аэропорт Ла Гуардиа. Я прилечу пятичасовым рейсом.

– Я бы рада, Ив, но Джордж…

– Алекс, мне очень нужно. Ждать нельзя. Но, если ты занята, тогда конечно…

– Подожди! Хорошо, немедленно приеду.

– Спасибо, дорогая. Я знала, что смогу на тебя рассчитывать.

Ив так редко просила ее о чем-либо, что Александра просто не могла отказать. Ну что ж, придется вылететь на остров следующим рейсом.

Она позвонила Джорджу на работу, предупредить, что задерживается, но его не было. Объяснив все секретарше, Александра села в такси и едва успела в аэропорт Ла Гуардиа. Напрасно искала она Ив в потоке прибывших пассажиров. Прождав сестру два часа и не зная, где ее искать, Александра в полной растерянности решила все-таки отправиться на остров. Подойдя к Сидар-Хилл-Хаус, она заметила, что в окнах темно. Странно, ведь Джордж уже давно должен был приехать. Александра прошлась по всем комнатам, зажгла свет. Ни души. Она позвонила в Нью-Йорк. Трубку сняла горничная.

– Мистер Меллис у себя?

– Нет, миссис Меллис. Он сказал, что вы оба уезжаете на уик-энд.

– Спасибо, Мэри. Должно быть, его на службе задержали. Несомненно, тут какая-то причина. Скорее всего, в последнюю минуту обнаружилось какое-то спешное дело, и партнеры, как обычно, попросили Джорджа все уладить. Он, конечно, должен приехать с минуты на минуту. Александра набрала номер сестры:

– Ив! Что случилось? Где ты была?

– Что с тобой случилось? Я ждала в аэропорту Кеннеди, а когда ты так и не появилась…

– Кеннеди?

– Ты ведь говорила Ла Гуардиа!

– Нет, дорогая, Кеннеди.

– Но…

Какое это теперь имело значение!



– Прости, – вздохнула Александра. – Я, должно быть, ослышалась. С тобой все в порядке?

– Сейчас уже да. Понимаешь, у меня роман с одним человеком. Видный политик в Вашингтоне, но безумно ревнив и… – Ив рассмеялась:

– Но это, конечно, не телефонный разговор. Боюсь, у нас отключат связь, если услышат подробности. Лучше встретимся в понедельник, и я тебе расскажу.

– Хорошо, – с облегчением сказала Александра. Хоть здесь все в порядке!

– Желаю хорошего отдыха, Алекс, – сказала Ив. – Как Джордж?

– Его еще нет, – ответила Александра, пытаясь скрыть беспокойство. – Наверное, дела задержали и не успел позвонить.

– Не переживай, скоро объявится. Спокойной ночи, дорогая.

– Спокойной ночи, Ив.

Александра повесила трубку, думая, как было бы прекрасно, повстречай Ив такого же идеального человека, как Джордж.

Поглядев на часы, она обнаружила, что уже одиннадцать. К этому времени Джордж обязательно должен был позвонить! Она набрала номер брокерской фирмы. Никто не отвечал. Связалась с его клубом. Нет, они не видели мистера Меллиса. Прошел час. Александра не находила себе места от волнения. Время тянулось бесконечно. Джорджа все не было. Александра в панике металась по комнатам, не зная, что делать. Может, Джордж задержался с клиентом и не может прервать совещание? А вдруг мужу пришлось вылететь в другой город и он не успел позвонить? Должно же быть какое-то простое объяснений! Если сообщить в полицию, а Джордж сразу же приедет, она будет чувствовать себя последней дурой.

В два часа ночи она все-таки позвонила в полицию. На острове Айлсборо не было участка. Ближайшее отделение находилось в Уолдо Кантри.

Отозвался сонный голос:

– Отделение полиции Уолдо Кантри. Сержант Лэмберт.

– Это миссис Джордж Меллис. Я живу в Сидар-Хилл-Хаус.

– Да, миссис Меллис? – мгновенно оживился говоривший. – Чем могу помочь?

– По правде говоря, сама не знаю, – нерешительно начала Александра. – Мы с мужем должны были встретиться сегодня вечером, но его до сих пор нет. Я очень во…

– Понятно, – многозначительно протянул сержант. Уж ему-то были известны по крайней мере три причины, из-за которых мужья могли отсутствовать дома в неурочный час: блондинки, брюнетки и рыженькие.

Но вслух он лишь тактично заметил:

– Возможно, его задержали дела.

– Но он обычно звонит.

– Ну, всякое бывает, миссис Меллис. Иногда человек попадает в такую ситуацию, когда просто не может добраться до телефона. Уверен, что все будет в порядке.

Теперь она и в самом деле чувствовала себя дурой! Ну, конечно, полиция ничего не будет предпринимать! Александра читала где-то, что полиция начинает поиски, только если человек отсутствует не менее суток, но Джордж ведь вовсе не пропал, он просто опаздывает!

– Ну, конечно, – сказала Александра в трубку. – Простите, что побеспокоила.

– Ничего страшного, миссис Меллис. Бьюсь об заклад, ваш муж появится в семь часов, с первым паромом.

Джорджа не оказалось ни на семичасовом пароме, ни на следующих.

Александра снова позвонила в Нью-Йорк. Муж не появлялся.

Предчувствие ужасного несчастья охватило Александру. Джордж попал в аварию и теперь лежит где-то в больнице, раненый или умирающий. Если бы только не получилось этой путаницы с Ив! Может, Джордж приезжал сюда и, увидев, что жены нет, куда-то ушел. Но в таком случае почему не оставил записку? А что если он спугнул грабителей, и те напали на него или похитили? Александра снова обошла все комнаты, пытаясь найти следы борьбы. Но все было в порядке. Вышла к причалу. “Корсар” стоял на месте, надежно пришвартованный.

Александра решила опять позвонить в полицию. Дежурил лейтенант Филипп Ингрэм, двадцать лет тянувший нелегкую лямку службы. Он уже знал, что Джорджа Меллиса всю ночь не было дома. В участке только о нем говорили, отпуская при этом вольные шуточки.

И теперь Ингрэм спросил Александру:

– Ваш муж все еще не пришел? Ну что ж, придется мне самому все осмотреть.

Лейтенант знал, что зря потратит время. Должно быть, парень неплохо поразвлекался этой ночью! Но когда звонят Блэкуэллы, все должны стоять на ушах! Так или иначе, миссис Меллис женщина порядочная. За эти годы он встречал ее несколько раз.

– Вернусь через час-полтора, – сказал Ингрэм дежурному сержанту.


Лейтенант выслушал рассказ Александры, прошелся по дому, обследовал причал и пришел к выводу, что дело неладно.

Джордж Меллис должен был вчера вечером встретиться с женой в Дарк Харбор, но не приехал. Хотя в служебные обязанности лейтенанта Ингрэма не входил розыск пропавших мужей, все же совсем не вредно помочь семейству Блэкуэлл. Ингрэм позвонил в аэропорт острова и на пристань в Линкольнвилл, чтобы узнать, не видели ли они Меллиса. Но тот не пользовался никакими видами транспорта.

– Он не приезжал в Дарк Харбор, – сообщил Александре лейтенант.

Что же теперь? Где этот парень? Исчез с лица земли? Но Ингрэм был убежден, что ни один мужчина в здравом уме не сможет добровольно покинуть такую женщину, как Александра.

– Мы проверим больницы и мор… – лейтенант осекся, – и другие места. Сейчас разошлю ориентировку по всем полицейским участкам.

Александра пыталась не выказать волнения, но Ингрэм видел, каких усилий ей это стоило.

– Спасибо, лейтенант. Не могу выразить, как я благодарна вам за помощь.

– Это мой долг, – ответил полицейский.

Возвратившись в участок, он начал обзванивать больницы и морги. Джордж Меллис нигде не значился. В сводках несчастных случаев его имя не упоминалось. Тогда Ингрэм решил позвонить приятелю-репортеру и разослать объявление о розыске.

Дневные газеты пестрели заголовками:

«Муж наследницы состояния Блэкуэллов пропал без вести!»

Питер Темплтон услыхал эту новость от детектива Паппаса:

– Питер, помнишь, ты как-то просил меня узнать кое-что о Джордже Меллисе?

– Да…


– Он испарился.

– Что?!


– Исчез, смылся, пропал!

Ник переждал, пока Питер пытался осмыслить происходящее.

– Взял с собой хоть что-нибудь? Деньги, вещи, паспорт?

– Ничего. Если верить полученному из Мэна сообщению, просто растворился в пространстве. Ты ему мозги промывал, значит, должен иметь представление, с чего бы это наш приятель вздумал выкинуть такую штуку.

– Честное слово, Ник, даже в голову не приходило, – искренне ответил Питер.

– Если сообразишь что-нибудь, дай мне знать. Боюсь, все это дурно пахнет.

– Хорошо, Ник, – пообещал Питер, – обязательно. Через полчаса Питеру позвонила Александра Меллис, и доктор отчетливо расслышал панические нотки в голосе женщины:

– Я… Джордж пропал, и никто не знает, что с ним случилось. Я так надеялась, а вдруг он сказал вам что-то, и в руках полиции окажется хоть какая-то ниточка…

Она растерянно замолчала.

– Мне очень жаль, миссис Меллис. Ничего определенного сказать не могу. И ничего не знаю, как и остальные.

– Простите…

Питеру так хотелось утешить ее хоть чем-нибудь.

– Если я вспомню какие-то подробности, немедленно перезвоню. Где вы сейчас?

– В Дарк Харбор, но к вечеру возвращусь в Нью-Йорк. Поживу пока у бабушки.

Александре была невыносима мысль остаться одной в пустом доме. Несколько раз за утро она говорила с Кейт.

– Дорогая, я уверена, что беспокоиться не о чем, – утешала Кейт. – Джордж скорее всего уехал по делам и забыл сказать тебе.

Но ни та, ни другая не верили этому.
Ив смотрела репортаж об исчезновении Меллиса по телевизору.

На экране мелькали фотографии Сидар-Хилл-Хаус, снимки Александры и Джорджа после свадебной церемонии и еще одно фото: крупным планом лицо уставившегося в небо Меллиса, глаза широко открыты, брови чуть нахмурены. Как ни странно, это напоминало Ив об удивлении, проступившем во взгляде Джорджа за несколько мгновений до смерти.

Телекомментатор все не умолкал:

– До сих пор не поступало никаких сведений о похищении и требований выкупа. Полиция предполагает, что Джордж Меллис стал жертвой несчастного случая и не может дать о себе знать в результате потери памяти.

Они никогда не найдут его! Тело Джорджа смыло приливом в океан. Бедняга! Он так тщательно выполнял указания Ив! Но только она изменила план: полетела в Мэн, взяла напрокат лодку “для приятеля”, отвезла в бухту Пилбрук, потом взяла напрокат еще одну лодку и добралась до Дарк Харбор, где и подождала Джорджа. Тот до самого конца так ничего и не заподозрил. Ив тщательно вымыла палубу, прежде чем вновь пришвартовать яхту. После этого осталось самое несложное: возвратить суденышки владельцам, вылететь в Нью-Йорк и вовремя ответить на звонок Александры.

Безупречно совершенное преступление.

Полиции придется вынести вердикт о таинственном исчезновении.

Диктор перешел к другим новостям. Ив выключила телевизор. Пора собираться. Она не хотела опаздывать на свидание с Рори Маккенной.

На следующий день в шесть утра рыбаки вытащили тело Джорджа Меллиса, прижатое течением к волнорезу у входа в бухту Пинебскот. В утреннем выпуске новостей было объявлено, что смерть последовала в результате несчастного случая, но с поступлением новой информации тон сообщений начал меняться. После вскрытия тела оказалось, что раны, которые врачи при поверхностном осмотре посчитали следами акульих зубов, были нанесены ножом. И снова заголовки вечерних газет кричали:

«Неразгаданная смерть Джорджа Меллиса. Кто убил миллионера?»

«Тело найдено в маленькой бухте!»
Лейтенант Ингрэм изучал карты приливных течений за предыдущий вечер. Закончив, он недоуменно хмурясь, откинулся в кресле. Тело Меллиса обязательно вынесло бы в открытое море, не зацепись оно за волнорез. Смущало лейтенанта именно то, что труп вынесло течением, идущим в направлении от Дарк Харбор. Именно оттуда, где Меллис вовсе не должен был находиться.

Детектив Ник Паппас специально вылетел в Мэн, чтобы поговорить с лейтенантом Ингрэмом.

– Думаю, мой отдел может помочь вам в расследовании, – сказал Ник. – У нас есть кое-какая информация, касающаяся Джорджа Меллиса. Конечно, я знаю, это не входит в ваши полномочия, но, если понадобится наше сотрудничество, будем рады дать вам сведения, лейтенант.

Прослужив двадцать лет в участке Уолдо Каунти, лейтенант Ингрэм ни разу не столкнулся с настоящим уголовным преступлением. Самым нашумевшим делом в маленьком местечке был случай, когда пьяный турист сбил выстрелом голову лося, висевшую на стене антикварной лавчонки. Убийство Джорджа Меллиса стало сенсацией, подхваченной всеми газетами, и лейтенант почувствовал, что наконец настал его час. Улыбнись Ингрэму удача, и его могли бы перевести в Нью-йоркский департамент полиции, в самую гущу событий, и даже назначить детективом! Именно поэтому он, нерешительно поглядев на Паппаса, пробормотал:

–…Не знаю, право…

Словно прочитав мысли собеседника, Паппас добавил:

– Нам от вас ничего не надо, но дело это темное, на полицию будут давить со всех сторон, и чем скорее найдем убийцу, тем лучше для нас самих. Я бы мог прямо сейчас кое-что выложить о прошлом Меллиса.

Лейтенант Ингрэм наконец решил, что терять ему нечего:

– Ну что ж, по рукам!
Харли накачал Александру снотворным, уложил в постель, но измученный ум отказывался воспринимать правду.

«Этого просто не может быть! Кому понадобилось убивать Джорджа, ведь врагов у него не было! Полицейские твердили что-то о ножевых ранениях, но это ложь! Должно быть, произошел несчастный случай… Ужасная беда… Никому не нужна смерть Джорджа… Никто не мог убить его… Никто не мог… Никто…»

Опиум, который дал доктор Харли, наконец-то подействовал. Она заснула.

Известие о том, что тело Джорджа Меллиса найдено, потрясло Ив. Но обдумав, все хорошенько, она немного упокоилась. Может, это и к лучшему. Теперь заподозрят Александру, ведь именно она была на острове!

Кейт, безмерно потрясенная ужасной новостью, молча сидела рядом с Ив в гостиной на диване.

– Не могу представить, кому понадобилось убивать его? – спросила она наконец. Ив вздохнула:

– Не знаю, бабушка. Просто не понимаю – сердце разрывается, как подумаю о бедняжке Алекс.

Лейтенант Филипп Ингрэм допрашивал матроса с парома Линкольнвилл – Айлсборо.

– Вы уверены, что ни мистер, ни миссис Меллис не прибыли в пятницу полуденным паромом?

– Во всяком случае, не в мою смену, Фил. Я спрашивал у парня утренней смены, тот их тоже не видел. Может, прилетели самолетом?

– Еще вопрос, Лью. Никто чужой не переправлялся сюда?

– Черта с два, ты не хуже меня знаешь, что в это время года, кроме своих, здесь никого не бывает. Летом еще заглядывают иногда туристы, но в ноябре?! Не дождешься!

Лейтенант Ингрэм отправился к управляющему аэропортом Айлсборо.

– Нет, Фил. Меллиса в пятницу здесь не было, уж это точно. Должно быть, переправился на пароме.

– Лью клянется, что не видел его.

– Но не мог же он просто переплыть залив?!

– А миссис Меллис?

– Это другое дело. Прилетела в своем “Бичкрафте” часов в десять вечера. Я велел своему сыну Чарли отвезти ее в Сидар Хилл.

– В каком она была настроении, как считаете?

– Странно, что вы об этом спросили. Дергалась, словно кошка на раскаленной крыше. Даже мой парнишка заметил это. Обычно она такая спокойная, каждому приветливое слово скажет. Но в тот вечер так спешила, будто за ней черти гнались.

– В тот день или вечером какие-нибудь неизвестные вам пассажиры были?

– Нет, – покачал головой управляющий, – только свои. Час спустя Ингрэм уже разговаривал по телефону с Ником Паппасом.

– Ничего определенного, – объяснил он, – скорее, все еще больше запуталось. В пятницу миссис Меллис прилетела в аэропорт Айлсборо на личном самолете одна, без мужа. Того не было ни на пароме, ни в аэропорту. Никаких доказательств того, что он вообще был в ту ночь на острове.

– Если не считать прилива.

– Ну да.

– Убийца, скорее всего, выбросил Меллиса за борт в уверенности, что тело снесет в море течением, – задумчиво сказал Ник. – Кстати, вы осматривали “Корсар”?

– Довольно поверхностно. Никаких следов борьбы или пятен крови.

– Я бы хотел привезти туда судебно-медицинского эксперта. Не возражаете?

– Нет, если вы все еще помните о нашей договоренности.

– Конечно, помню. До завтра.

На следующее утро Ник с экспертами прибыл в Айлсборо. Ингрэм лично проводил их к причалу Блэкуэллов, где был пришвартован “Корсар”. Через два часа эксперт отвел Паппаса в сторону:

– Похоже, мы попали в самую точку, Ник. На обратной стороне поручня пятна крови.

Лаборатория подтвердила, что Джордж Меллис имел идентичную группу крови.
В полицейском участке самого злачного района Манхэттена бурлила еще более активная, чем обычно, деятельность. Ночью проводилась облава на торговцев наркотиками, и клетка для заключенных была переполнена; камеры ломились от проституток, пьяниц, насильников.

Шум и невыносимая вонь оглушили Питера Темплтона, пробиравшегося в сопровождении полицейского через эти джунгли к кабинету Ника Паппаса.

– Привет, Питер! Хорошо, что выбрал время зайти. Накануне Паппас сказал по телефону:

– Скрываешься от меня, приятель? Жду тебя завтра к шести или велю привести под конвоем!

Дождавшись, пока они остались наедине, Питер спросил:

– В чем дело, Ник? Что тебя тревожит?

– Сейчас объясню: слишком умный убийца! Что мы смогли обнаружить? Мертвеца, который в последний час жизни исчез с острова, куда так и не приезжал.

– Но это бессмысленно!

– Кому говоришь, дружище! Паромщик и парень в аэропорту утверждают, что в глаза не видели Меллиса в ту ночь. Если паром и самолет исключены, остается только моторная лодка. Мы проверяли всех владельцев в этом районе. Нуль!

– Может, Меллис вообще не был в Дарк Харбор?!

– Эксперты утверждают обратное. Они нашли доказательство того, что Меллис был в доме и сменил костюм на одежду, в которой его и нашли.

– Меллиса убили в доме?

– На яхте Блэкуэллов. Труп бросили за борт. Тот, кто сделал это, решил, что тело унесет течением.

– Но как…

Ник Паппас поднял мускулистую ручищу:

– Моя очередь. Меллис был твоим пациентом, должно быть, откровенничал насчет своей семейной жизни. Как насчет его жены?

– А что она имеет общего со всем этим?

– Все. Эта дамочка значится у меня в списке подозреваемых под номерами первым, вторым и третьим сразу.

– Ты спятил!

– Эй, а я думал, чистильщики мозгов таких слов не употребляют!

– Ник, но почему ты считаешь, что Александра Меллис убила мужа?

– Была там в ночь убийства, и, кроме того, только у нее есть повод для преступления. Приехала в Дарк Харбор очень поздно, с какой-то отговоркой, что задержалась будто из-за того, что перепутала аэропорт, где должна была встретить сестру.

– А что говорит сестра?

– Слушай, прекрати донимать меня расспросами! Какого дьявола, по-твоему, она должна говорить?! Они близнецы, пойми! Мы знаем, что Джордж Меллис был в ту ночь в Дарк Харбор, а жена клянется, что не видела его. Дом, конечно, большой, но не настолько же! Далее, миссис Меллис отпустила на уик-энд всех слуг. Когда я спросил, почему, она объяснила, что это была идея Джорджа. Ну а Джордж, конечно, уже ничего не скажет.

Питер глубоко задумался:

– Говоришь, у нее была причина? Какая?

– У тебя короткая память. Вспомни, кто заварил все это дело? Кто просил все выяснить про Меллиса? Леди была замужем за психопатом, получавшим сексуальное наслаждение от издевательств над проститутками и вообще над всеми, до кого мог добраться. Возможно, и ее избивал. Скажем, дамочка решила, что не желает больше терпеть. Потребовала развода. Меллис отказался. И верно, последним дураком нужно быть, чтобы добровольно с такими денежками распроститься! Она не осмеливается обратиться в суд: боится скандала – газеты тут же набросятся, как волки на добычу. Выбора не было, только убийство.

Ник откинулся в кресле.

– Что тебе нужно от меня? – спросил Питер.

– Информацию. Десять дней назад ты обедал вместе с женой Меллиса.

Паппас нажал кнопку магнитофона:

– Все показания будут записываться, Темплтон. Расскажи все о той встрече. Как вела себя Александра Меллис? Нервничала? Злилась? Рыдала?

– Ник, поверь, никогда не видел более жизнерадостной, счастливой женщины.

Паппас, резанув взглядом Питера, выключил магнитофон:

– Не морочь мне голову, друг мой! Сегодня утром я был у доктора Харли. Александра Меллис последнее время постоянно говорила о самоубийстве, и Харли даже выписывал ей какие-то лекарства. Попробуй сказать, что это неправда!
Разговор с лейтенантом Паппасом сильно обеспокоил Джона Харли. Детектив сразу перешел к делу.

– Жаловалась ли за последнее время миссис Меллис на какие-нибудь недомогания?

– Извините, – покачал головой доктор, – боюсь, это профессиональная тайна, которую я не вправе раскрыть.

– Прекрасно, доктор, понимаю. Старые друзья, все такое, и, конечно, вы были бы рады замять дело. Паппас поднялся:

– Речь идет об убийстве. Через час я буду у вас с разрешением прокурора на ознакомление с историями болезни и, когда найду все, что мне нужно, не откажу себе в удовольствии побеседовать с репортерами.

Джон молча смотрел на полицейского.

– Сделаете так, как предлагаю я, или будете упрямиться? Обещаю, никому ни слова. Ну?

– Садитесь! – велел Харли. Паппас послушно сел.

– У Александры последнее время не все ладно с психикой.

– Что вы имеете в виду?

– Сильная депрессия. Навязчивые суицидальные мысли. Говорит, что хочет покончить с собой.

– Каким образом? Что-нибудь упоминала о кинжале?

– Нет. Рассказала, что постоянно видит во сне, будто тонет.

Я выписал велбутрин, но она пришла и сказала, что улучшения нет. Тогда я предложил номифензин. Не знаю, помог ли он Александре.

Ник Паппас молча посидел, что-то соображая. Наконец он поднял глаза:

– Что-нибудь еще?

– Это все, что я знаю, лейтенант.

Но Джон сказал неправду и теперь мучился сомнениями. Он намеренно утаил правду о зверском избиении Ив Джорджем Меллисом, частью из-за того, что в свое время обязан был сообщить обо всем полиции. Но не сделал этого, в основном, из желания защитить семью Блэкуэллов. Джон не имел никакого представления, есть ли какая-нибудь связь между нападением на Ив и убийством Меллиса, но какое-то шестое чувство подсказывало, что лучше и не пытаться узнать правду. Харли намеревался сделать все, от него зависящее, чтобы не дать в обиду Кейт Блэкуэлл.

Через четверть часа после того, как Харли принял окончательное решение, вошла сестра:

– Мистер Кит Уэбстер на второй линии, доктор. Казалось, уснувшая на секунду совесть вновь пробудилась.

– Джон, – сказал Кит, – я бы хотел заехать к вам. Нужно поговорить. Вы свободны?

– Освобожусь. Когда?

– Часам к пяти.

– Прекрасно, Кит. До встречи.

Значит, спустить дело на тормозах вряд ли удастся.

Ровно в пять доктор Харли ввел в кабинет Кита Уэбстера.

– Хотите чего-нибудь, Кит?

– Нет, спасибо, я не пью. Простите, что вот так врываюсь. Джону Харли казалось, что каждый раз, когда он видит Уэбстера, тот постоянно за что-то извиняется. Такой застенчивый, милый коротышка, никогда не обижается, рад всем угодить, в точности как щенок, ожидающий, пока его погладят.

Трудно поверить, что за этой унылой невыразительной внешностью скрываются блестящие способности и острый ум.

– Чем могу помочь, Кит?

Уэбстер набрал в грудь побольше воздуха:

– Это… ну хочу спросить… тот случай… когда Меллис чуть не убил Ив Блэкуэлл.

– И что же?

– Вы же помните, она едва не погибла.

– Да.

– Полиция так ничего и не узнала. Теперь, когда произошло несчастье… убийство Меллиса и все такое, не могу решить, стоит ли все рассказать следователю.



Вот оно. Выхода, кажется, нет.

– Делайте, как считаете нужным, Кит.

– Знаю, – мрачно кивнул Уэбстер. – Просто не могу перенести даже мысли о том, чтобы причинить вред Ив Блэкуэлл. Она такая необычная девушка!

– Вы правы, – осторожно согласился Джон.

– Единственное, что меня беспокоит, – вздохнул Уэбстер, – что если я промолчу, а полиция обо всем узнает? Тогда мое дело плохо.

"Наше дело”, – мысленно поправил Харли. И тут его осенило.

– Вряд ли следствие это обнаружит, – небрежно заметил он. – Ив, естественно, будет молчать, да и вы великолепно поработали над ее лицом. Если не считать этого крошечного шрама, никто в жизни не поверит, как ее изуродовали.

Кит Уэбстер недоуменно моргнул:

– Какой шрам?

– Красноватый рубец на лбу. Ив сказала, через месяц-другой вы собираетесь его удалить.

Доктор Уэбстер замигал еще чаще, и Харли подумал, что это, должно быть, нечто вроде нервного тика.

– Я не… Когда вы в последний раз видели Ив?

– Дней десять назад. Приходила, чтобы рассказать, как ее беспокоит здоровье сестры. Собственно говоря, только по этому шраму я и смог отличить Ив от Александры. Понимаете, они двойняшки и похожи друг на друга, как две горошины.

Кит медленно кивнул:

– Да, я видел фотографии сестры Ив в газетах. Удивительное сходство. Говорите, теперь их можно различить только по шраму на лбу Ив?

– Совершенно верно.

Доктор Уэбстер долго молча сидел, закусив губу. Наконец он поднялся:

– Может, не стоит идти в полицию прямо сейчас? Я бы хотел еще раз все обдумать.

– Откровенно говоря, по-моему, вы правы, Кит. Обе они красивы и молоды, а репортеры к тому же еще намекают, что следователь подозревает Александру и вот-вот предъявит обвинение в убийстве Джорджа. Это невозможно. Помню, когда они были совсем маленькими…

Но доктор Уэбстер уже не слушал.

Выйдя от Джона Харли, Кит задумчиво побрел по улице. О каком шраме идет речь? После операции не осталось ни малейших следов! Все же Харли видел красный рубец. Может, он появился у Ив позже, в результате другого несчастного случая? Но почему она солгала? Во всем этом не было никакого смысла.

Уэбстер еще и еще раз перебирал в памяти разговор с Джоном, останавливаясь на каждой подробности, и наконец, поняв кое-что, подумал:

«Если я прав, вся моя жизнь может измениться…»

Наутро он снова позвонил Харли:

– Джон, извините, что беспокою так рано. Вы сказали, что Ив Блэкуэлл приходила поговорить о своей сестре, Александре.

– Именно.

– А после визита Ив Александра тоже была?

– Да. Насколько я помню, появилась на следующее утро. А почему вас это интересует?

– Из чистого любопытства. Не можете ли сказать, на что жаловалась Александра?

– Глубокая депрессия. Ив пыталась ей помочь. Муж Александры избил Ив чуть не до смерти. И теперь он убит, а в преступлении подозревают Александру.


Кит Уэбстер никогда не обманывался насчет своих умственных способностей. В школе ему приходилось работать в два раза больше остальных, чтобы получить хотя бы удовлетворительную оценку. Маленький Кит служил постоянной мишенью для шуток. Спортсмен из него тоже был никудышний, а со сверстниками он не смог найти общего языка. Можно сказать, для них он вообще не существовал. Никто не был удивлен больше, чем родственники, когда Кита приняли в медицинский колледж. Узнав о его решении стать хирургом, наставники и профессора меньше всего ожидали, что из незадачливого студента получится блестящий врач. Они ошиблись. Из невзрачной куколки вышла ослепительная бабочка, гениальный скульптор, творивший чудеса искусными пальцами волшебника, только вместо холодной глины материалом служила живая плоть. Прошло совсем немного времени, и слава о Ките Уэбстере разнеслась по городу. Однако никакие удачи не смогли стереть из памяти перенесенных в детстве унижений. В душе он по-прежнему оставался маленьким мальчиком, всеми презираемым, над которым насмехались девушки.

К тому времени, когда Кит наконец дозвонился до Ив, руки были мокры от пота. Послышался низкий чувственный голос:

– Рори?

– Нет. Это Кит Уэбстер.



– А, вы! Привет! – совсем по-другому, сухо, безразлично, ответила Ив.

– Как поживаете? – пробормотал он.

– Прекрасно.

Кит кожей ощущал ее нетерпение:

– Я… мне нужно поговорить с вами.

– Я никого не принимаю. Если вы читаете газеты, должны знать, что моего зятя убили. Я в трауре. Кит нервно вытер ладони о брюки:

– Именно по этому поводу я и хочу увидеться с вами, Ив. Нужно поделиться кое-какой информацией.

– Информацией? Какого рода?

– Мне бы не хотелось обсуждать это по телефону. Кит слышал, как щелкают шестерни в мозгу Ив.

– Ну, хорошо. Когда?

– Сейчас, если вам удобно.

Ровно через тридцать минут Кит оказался у квартиры Ив. Открыла сама хозяйка:

– Я очень занята. Что вас ко мне привело?

– Вот, – извиняющимся тоном промямлил Кит Уэбстер. Открыв большой конверт из грубой бумаги, он вынул фотографию и неуверенно протянул Ив. Со снимка смотрело ее собственное лицо.

– Ну и что? – недоуменно пожала плечами девушка.

– Это ваше фото…

– Вижу, – резко оборвала она. – Дальше!

– Сделано после операции.

– И?

– Как видите, никакого шрама на лбу. Лицо Ив мгновенно изменилось.



– Садитесь, Кит.

Он неловко уселся на самый краешек дивана, не сводя с нее глаз. Много красивых женщин приходило к Уэбстеру за помощью, но Ив будто околдовала его. Такой необыкновенной девушки он никогда не встречал.

– Думаю, вам лучше рассказать все начистоту.

Он начал говорить о своем визите к доктору Харли, о таинственном шраме, о своих подозрениях.

И все это время Кит по-прежнему вглядывался в Ив. Но глаза девушки оставались бесстрастными.

Выслушав Уэбстера, Ив пожала плечами:

– Не знаю, что вы тут напридумывали, но, по-моему, зря тратите время. А насчет шрама… я просто разыграла сестру, вот и все. Ну, а теперь, если вы сказали все, до свидания, у меня много дел.

Но Уэбстер не двинулся с места.

– Простите, что доставляю столько беспокойства, но я подумал, что обязан поговорить с вами, прежде чем отправиться в полицию.

Только теперь Ив встревожилась:

– Не понимаю, зачем вам понадобилось полиция?

– К сожалению, я должен сообщить о том, как Джордж Меллис зверски избил вас незадолго до смерти. И потом эта история со шрамом… Сам я ничего не понимаю, но уверен, что вы все сможете объяснить следователю.

И тут впервые сердце Ив сжалось от страха. Этот глупый ничтожный человечек и представить не мог, что произошло на самом деле, но одного его слова будет достаточно, чтобы следователь начал задавать вопросы. Джордж Меллис был в ее квартире частым гостем. Полиция, возможно, найдет свидетелей, которые его видели. Она солгала, заявив, что в ночь убийства находилась в Вашингтоне. – Алиби у Ив не было. Если ищейки узнают, что Джордж чуть не убил ее, мотив преступления найден. Правда выплывет наружу. Необходимо во что бы то ни стало заткнуть рот Уэбстеру.

– Что вам нужно? Денег?

– Нет! – с негодованием воскликнул Кит.

– Что же тогда?

Уэбстер с красным от смущения лицом уставился в пол:

– Я… вы так нравитесь мне, Ив. Не знаю, смогу ли перенести, если с вами случится что-нибудь. Ив выдавила улыбку:

– Не волнуйтесь, Кит, что со мной может случиться! Я ничего дурного не сделала. Поверьте, все это не имеет никакого отношения к убийству Меллиса.

И, взяв Кита за руку, добавила:

– Буду очень признательна, если вы вообще забудете о том, что сейчас говорили. Хорошо?

Он накрыл ее пальцы своей ладонью, крепко стиснул:

– Мне бы очень хотелось, Ив, правда. Но коронер будет производить следствие. Я доктор и, боюсь, обязан там присутствовать и давать показания. Придется рассказать обо всем, что мне известно.

Он увидел тревожное выражение в глазах девушки.

– Но вы вовсе не должны делать этого. Кит погладил ее руку:

– К сожалению, должен, Ив. Как врач и как честный человек. Только одно обстоятельство может мне воспрепятствовать.

– Какое же?

И тут он просиял, поняв, наконец, что победил. Девушка в его власти.

Голос Кита становился все мягче, все тише:

– Мужа нельзя заставить свидетельствовать против собственной жены.



Глава 35

Они поженились за два дня до коронерского следствия. Брак был заключен в конторе судьи. Присутствовали только новобрачные и свидетели. При одной мысли о том, что придется жить с Уэбстером, у Ив от брезгливости ползли мурашки по коже. Но выбора не было.

Подумать только, этот глупец вообразил, что она собирается остаться его женой навсегда! Но как только вся суматоха уляжется, Ив немедленно добьется аннулирования этой смехотворной пародии на брак! И конец безумию!
Лейтенант Паппас попал в трудное положение. Он был убежден, что знает, кто убил Джорджа Меллиса, но ничего не сумел доказать. Ни один человек не осмеливался слова сказать против семьи Блэкуэллов, и Паппас никак не мог пробить эту стену молчания. Он посоветовался с начальством, капитаном Хэролдом Коном, умудренным жизнью и тяжелой службой “копом”, выбившимся в люди из самых низов.

Внимательно выслушав подчиненного, Кон сказал:

– Все это сплошной дым, Ник. У тебя нет никаких улик, даже косвенных. В суде просто высмеют.

– Знаю, – вздохнул Паппас, – но все же я прав. Подумав немного, он вскочил.

– Слушай, а что если потолковать с Кейт Блэкуэлл?

– Господи?! Зачем еще?

– Так, попробую кое-что выудить. Она глава семейства, значит, знает и может выдать такое, о чем сама не подозревает.

– Только смотри, поосторожнее!

– Обещаю.

– И полегче, Ник. Не забудь, она уже немолода.

– На это и рассчитываю, – вздохнул детектив Паппас. Они встретились в этот же день, в офисе Кейт. По лицу Кейт Ник предположил, что ей было уже за восемьдесят, но для своего возраста пожилая дама держалась на редкость хорошо. Ни малейших признаков печали и огорчения. Кейт старалась не показывать, как она взволнована и обеспокоена; ведь имя Блэкуэллов стало предметом досужих сплетен и публичного скандала.

– Секретарь сказал, что вы хотели срочно видеть меня, лейтенант.

– Да, мэм. Завтра коронер проводит следствие по делу о смерти Джорджа Меллиса. У меня есть причины думать, что ваша внучка замешана в убийстве.

Кейт на мгновение окаменела.

– Никогда этому не поверю.

– Пожалуйста, выслушайте, миссис Блэкуэлл. Расследование каждого преступления начинается с установления причины или мотива. Джордж Меллис был авантюристом, охотником за приданым и садистом-маньяком.

Ник заметил, как расширились зрачки старухи, но все-таки упрямо продолжал.

– Он женился на вашей внучке и, внезапно поняв, что разбогател, дал себе волю. Думаю, он безжалостно избивал Александру и, когда та заявила, что желает уйти от него, отказался дать развод. Значит, избавиться от мужа она могла, только убив его.

Кейт молча, смертельно побледнев, смотрела на детектива.

– Я начал искать доказательства и узнал, что Джордж Меллис перед тем, как исчезнуть, побывал в Дарк Харбор. Туда с материка можно добраться либо самолетом, либо паромом. Как утверждает местная полиция, Меллиса не было ни в аэропорту, ни на пристани. Я не верю в чудеса и не думаю, что Меллис мог, как Иисус, ходить по водам. Оставалась единственная возможность – он нанял где-то на побережье моторную лодку. Я проверил все места, где сдаются напрокат суда, и наткнулся на Джилки Харбор. В день убийства Меллиса какая-то женщина наняла там катер, сказав, что это для приятеля, который подъедет позже. Заплатила наличными, но пришлось подписать квитанцию. Лодка взята на имя Соланж Дюна. Вам это говорит о чем-то?

– Да. Она… это гувернантка, которая смотрела в детстве за близнецами. Возвратилась во Францию, и довольно давно. Паппас удовлетворенно кивнул:

– Чуть ниже по течению эта женщина взяла напрокат еще одну лодку, уехала на ней и возвратила через три часа. И на этот раз квитанция была подписана Соланж Дюна. Я показал фотографию Александры кассирам в прокатных пунктах, и те считают, что это была именно она, хотя полной уверенности нет – женщина, нанявшая обе лодки, была брюнеткой.

– В таком случае почему вы считаете?..

– Она носила парик.

– Тем не менее, – сухо объявила Кейт, – я не верю, что Александра могла убить мужа.

– И я тоже, миссис Блэкуэлл, – согласился Паппас. – Это была ее сестра Ив.

Кейт застыла на месте, как каменное изваяние.

– Александра не могла это сделать. Я с точностью до получаса проверил, где она могла быть в тот день. Первую половину дня она провела в Нью-Йорке вместе с подругой, потом вылетела на остров. Александра никак не успела бы нанять две лодки, да еще в разных местах. Значит, остается ее двойник, воспользовавшийся именем Дюна. Кто же, кроме Ив, мог это сделать? Я попытался выяснить, был ли у нее мотив. Показал фото Меллиса жильцам ее дома, и оказалось, что Меллис был там частым посетителем. Управляющий заявил, что как-то ночью, когда Меллис был в квартире Ив, ее нашли избитой чуть не до полусмерти. Вы знали об этом?

– Нет, – прошептала Кейт.

– Это сделал Меллис. На него похоже. Вот вам и мотив – месть.

Ив выманила его из дому в Дарк Харбор и там прикончила. Он взглянул на Кейт и почувствовал угрызения совести за то, что пытается перехитрить старую женщину.

– Ив утверждает, что она весь день провела в Вашингтоне. Дала водителю такси, который вез ее в аэропорт, стодолларовую банкноту, чтобы тот получше ее запомнил, а кроме того подняла страшный шум, что опоздала на самолет. Не думаю, что она вообще собиралась в Вашингтон. Скорее всего, купила черный парик, добралась до Мэна самолетом частной авиакомпании и взяла напрокат обе лодки. Потом убила Меллиса, бросила тело за борт, пришвартовала яхту и отвела вторую лодку к станции проката, которая к тому времени уже закрылась.

Кейт долго глядела на собеседника и наконец медленно произнесла:

– У вас нет ни одной прямой улики, не так ли?

– Совершенно верно.

Паппас собрал все силы для удара:

– Мне действительно необходимы показания свидетелей, доказательства, которые можно предъявить следствию.

Кейт долго молчала, по-видимому решая, что делать, и наконец кивнула:

– Думаю, лейтенант, что располагаю нужной для следствия информацией.

Сердце Паппаса учащенно забилось. Он рисковал многим, но, кажется, выиграл. Старушка вот-вот расколется. Ник, сам того не сознавая, резко подался вперед.

– Слушаю, миссис Блэкуэлл!

– В день убийства Джорджа Меллиса, – спокойно и отчетливо объявила Кейт, – я и моя внучка Ив были в Вашингтоне вместе, лейтенант.

И, заметив ошеломленное выражение на лице Паппаса, подумала:

«Ты, глупец! Неужели в самом деле решил, что я брошу свою семью на съедение тебе подобным! Позволю стирать на людях грязное белье! Дам возможность газетам протащить через скандал имя Блэкуэллов! Нет! Я сама накажу Ив! Своими руками!»

Вердикт коронера гласил:

"Смерть от руки неизвестного убийцы или неизвестных убийц”.

К удивлению и благодарности Александры Питер Темплтон появился в здании окружного суда и сидел рядом, пока шло следствие.

– Я здесь только как средство моральной поддержки, – пояснил он.

Питеру показалось, что Александра прекрасно держится, хотя темные круги под глазами и осунувшееся лицо выдавали, сколько ей пришлось перенести.

Во время перерыва он пригласил Александру в “Лобстер Таунд”, уютный ресторанчик с видом на линкольнскую бухту.

– Когда все это кончится, – посоветовал Питер, – Думаю, вам лучше бы отправиться куда-нибудь подальше отсюда.

– Вы правы. Ив пригласила меня в морской круиз. Глаза Александры потемнели от боли:

– Я все еще не могу поверить, что Джорджа нет в живых. Понимаю, что погиб, но не в силах осознать.

– Это защитная реакция организма на шок. Придется жить так, пока боль не притупится.

– Какая бессмысленная смерть… Он был таким прекрасным человеком!

Александра беспомощно вздохнула:

– Вы проводили с Джорджем много времени. Он говорил с вами. Ведь правда, лучше его на свете не было?

– Да, – выдавил Питер, – необыкновенный человек…


– Я желаю аннулировать брак! – объявила Ив. Кит Уэбстер изумленно захлопал глазами:

– Но почему? Что случилось?

– Ах, оставь, Кит! Неужели ты и в самом деле поверил, что я останусь с тобой!

– Конечно! Ведь ты моя жена, Ив.

– Что тебе нужно? Деньги Блэкуэллов?

– Никаких денег, дорогая! У меня своих много. Я могу дать тебе все, что захочешь.

– Я уже сказала, чего хочу. Немедленно покончить с этой комедией.

Кит с сожалением покачал головой:

– Боюсь, что не могу на это согласиться.

– Тогда мне придется подать на развод.

– Не советовал бы. Видишь ли, Ив, все осталось по-прежнему. Пока полиция не нашла убийцу, дело не могут закрыть, в подобных случаях не существует ограничений в сроках. Если ты разведешься со мной…

Он беспомощно поднял руки.

– Ты говоришь так, словно это я убила его.

– Именно так, Ив.

– Откуда тебе знать? – презрительно бросила она.

– Иначе ты не вышла бы замуж за меня.

– Ублюдок! – с отвращением выплюнула Ив. – Как ты можешь?!

– Очень просто. Я люблю тебя.

– А я тебя ненавижу! Понимаешь? Меня тошнит от твоего вида!

– Я так люблю тебя… – печально улыбнулся Кит. Пришлось отменить круиз.

– Уезжаю в свадебное путешествие на Барбадос, – сказала Ив сестре.

Поездку на Барбадос предложил Кит.

– Не поеду, – твердо заявила Ив. При мысли о том, что придется целый месяц провести наедине с мужем, она кривилась от омерзения.

– Но что скажут люди, если мы останемся? – смущенно возразил он. – Нельзя же допустить, чтобы нашими делами заинтересовались, правда, дорогая?


У Александры постепенно вошло в привычку обедать с Питером Темплтоном раз в неделю, вначале просто потому, что он был единственным человеком, с кем можно было часами говорить о Джордже, но через несколько месяцев Александра призналась себе, что с нетерпением ждет этих встреч. В Питере чувствовалась какая-то надежность, в которой так отчаянно нуждалась Александра, он был внимателен к ней, неизменно доброжелателен и чуток, старался отвлечь от грустных мыслей.

– Когда я только начинал, – рассказывал он Александре, – пришлось идти по вызову. Стояли морозы, а пациент оказался дряхлым стариком, к тому же ужасно кашлял. Я решил согреть стетоскоп и положил его на радиатор, пока осматривал горло и глаза старика: стетоскоп, наверное, раскалился, потому что, когда приложил его к груди пациента, тот взвился, как ошпаренный кот. Кашель прошел, но ожог остался еще недели на две.

Александра рассмеялась, впервые за все эти месяцы.

– Мы встретимся на следующей неделе? – спросил Питер.

– Да, конечно.
Медовый месяц прошел гораздо приятнее, чем ожидала Ив. Бледная тонкая кожа Кита мгновенно покрывалась ожогами, и он почти не бывал на солнце, но Ив проводила на пляже все дни, сначала одна, потом в окружении многочисленных поклонников всех рангов – спасателей, бездельников, болтающихся у моря целыми днями, богатых туристов и плейбоев. Ив наслаждалась, ощущая себя на пиру жизни, и выбирала каждый день новое блюдо. Но самое большое удовольствие доставляло сознание того, что в этот момент муж ждет ее наверху в номере.

Не было того, чего бы он не сделал для жены – суетился, угождал, бегал, служил на посылках, словно комнатная собачка, ожидающая, пока ее погладят.

Если Ив выражала желание, оно немедленно исполнялось. Она делала все, чтобы заставить мужа обозлиться, потерять терпение, оставить ее. Бесполезно. Ничто не могло поколебать его любви. К счастью для Ив, не выносившей прикосновения Кита, он не был страстным человеком, и ей не так уж часто приходилось исполнять супружеский долг.
Кейт Блэкуэлл глядела в зеркало и думала, что годы наконец взяли над ней верх. Правда, жизнь ее была такой интересной и насыщенной! Теперь пора передать "Крюгер-Брент” в надежные руки. Но кто сможет стать ее преемником? Все это время она боролась и отстаивала компанию. И для чего? Чтобы явились какие-нибудь чужаки и захапали все? Черта с два! Нельзя допустить, чтобы это случилось!
Через неделю после приезда Кит извиняющимся тоном объявил:

– Боюсь, мне придется начать работать, дорогая. Очень уж много операций запланировано. Как ты будешь тут одна без меня, целыми днями?

Ив с трудом удержалась от ехидной усмешки:

– Ничего, попытаюсь.

Кит уходил рано утром, задолго до того, как просыпалась Ив. Спустившись в кухню, она неизменно находила приготовленный завтрак и свежесваренный кофе. Уэбстер открыл банковский счет на имя жены, куда регулярно поступали огромные суммы. Ив, не задумываясь, тратила деньги, зная, что Кит рад во всем ей угодить, покупала дорогие вещи и драгоценности для Рори, с которым проводила все время. Актер почти не работал.

– Не могу же я хвататься за любую работу! – жаловался он Ив, – необходимо оберегать свой имидж.

– Понимаю, дорогой.

– Неужели? Ты ведь ни хрена не смыслишь в шоу-бизнесе. Родилась с серебряной ложкой в заднице!

И тогда Ив спешила утешить разъяренного любовника новыми подарками, оплачивала квартиру Рори, покупала одежду, обувь, водила по дорогим ресторанам, где тот мог встречаться с известными продюсерами. Ей хотелось быть с ним все двадцать четыре часа в сутки, но необходимость вынуждала возвращаться к мужу. Приезжая домой в семь или восемь часов вечера, Ив всегда обнаруживала Кита на кухне, где он, надев передник, готовил ее любимые блюда и никогда не спрашивал, почему задерживается жена.
Весь год Александра и Питер Темплтон встречались все чаще. Вскоре они уже не могли обойтись друг без друга. Питер сопровождал Александру, когда та ездила навещать отца в санаторий, и от одного его присутствия боль унималась, затихала.

Как-то раз, заехав за Александрой, Темплтон встретился с Кейт.

– Значит, вы доктор, – усмехнулась старуха, – я успела схоронить дюжину докторов, а сама жива и здорова. Что-нибудь понимаете в бизнесе?

– Не очень, миссис Блэкуэлл.

– Член корпорации?

– Нет.


– Черт побери! – фыркнула Кейт, – ничего-то вы не знаете! Прежде всего нужен хороший специалист по налоговому обложению. Я пошлю вас к своему. Потом введем вас в корпорацию и…

– Благодарю, миссис Блэкуэлл, мне и так неплохо живется.

– Мой муж тоже был упрямцем, – кивнула Кейт. – Александра, пригласи его к ужину. Может, удастся вбить в него хоть чуточку здравого смысла!

Выйдя на улицу, Питер заметил:

– Твоей бабушке я не очень-то понравился!

– Наоборот, – засмеялась Александра. – Слышал бы ты, как она говорит с теми, кто ей действительно не нравится!

– Интересно, как бы она чувствовала себя, узнав, что я хочу жениться на тебе, Алекс.

Лицо Александры просияло:

– В точности, как я – великолепно!

Кейт с большим интересом наблюдала за развитием отношений между Александрой и Питером Темплтоном. Старухе понравился молодой доктор, и она решила, что он будет хорошим мужем для внучки. Но она всегда была в душе игроком, и теперь, сидя у камина, решила бросить вызов обоим:

– Должна сказать, – солгала Кейт, – что ваше решение было для меня полнейшей неожиданностью. Всегда считала, что Александра выйдет замуж за делового человека, который возьмет в свои руки управление компанией.

– Но это не сделка, миссис Блэкуэлл. Мы с Александрой любим друг друга.

– С другой стороны, – продолжала Кейт, как бы не слыша, – вы психиатр и должны разбираться в людях и мотивах их поступков. Возможно, из вас и выйдет настоящий бизнесмен. Может, попробуете заняться делами компании? Вы сумеете…

– Нет, – твердо объявил Питер. – Я доктор и бизнесом не интересуюсь.

– Это не бизнес! – потеряв терпение, рявкнула Кейт. – Мы здесь не о бакалейной лавке толкуем! Вы собираетесь войти в нашу семью, и мне необходим кто-нибудь, чтобы…

– Сожалею, – спокойно перебил Питер, – но я не желаю ничего общего иметь с “Крюгер-Брент”. Придется вам поискать подходящую кандидатуру.

– А ты что скажешь?! – обратилась Кейт к Александре.

– Для меня главное, чтобы Питер был счастлив, бабушка.

– Какая черная неблагодарность, – процедила Кейт. – Эгоисты, оба вы мерзкие эгоисты! И вздохнула:

– Ну, ладно. Кто знает, может, когда-нибудь вы и передумаете.

И тут же с невинным видом добавила:

– Вы собираетесь иметь детей?

– Это наше личное дело, – засмеялся Питер, – почему-то я чувствую, что вы большая интриганка, миссис Блэкуэлл, и любите подчинять людей своей воле, но с нами это не пройдет. Я и Александра хотим жить собственной жизнью, а дети… если у нас будут дети, наверняка пойдут дорогами, которые выберут сами.

Кейт мило улыбнулась:

– Таким вас я себе и представляла, Питер. Поверьте, я давно взяла себе за правило никогда не вмешиваться в дела других людей.

Два месяца спустя, когда новобрачные возвратились из свадебного путешествия, Александра ждала ребенка. Услышав новость, Кейт была на седьмом небе. Конечно, у внучки родится мальчик. И однажды…


Ив лежала в постели, наблюдая, как обнаженный Рори выходит из ванной. Какое прекрасное тело, стройное и мускулистое! В постели ему не было равных. Ив не могла насытиться своим любовником, и хотя подозревала, что тот вовсе не собирается хранить ей верность, смертельно боялась обидеть Рори.

Подойдя ближе, он сел на край кровати, провел пальцами под глазами Ив:

– Эй, бэби, да у тебя морщинки появились! Очень мило! Такая симпатичная мордашка!

Каждое слово было как удар ножом в сердце, напоминанием о разнице в возрасте, о том, что ей уже двадцать пять. Они снова занялись любовью, но Ив впервые ничего не почувствовала – мысли ее были заняты другим.

Дома она появилась только около девяти часов вечера. Кит ставил жаровню в духовку. Увидев жену, он поспешно поднялся, поцеловал ее в щеку:

– Здравствуй, дорогая. Я приготовил твои любимые блюда. Сегодня у нас…

– Кит, я хочу, чтобы ты удалил эти морщинки. Уэбстер часто замигал:

– Какие морщинки?

– Вот здесь, под глазами.

– Солнышко, это просто гусиные лапки, лицо ведь не остается неподвижным: ты смеешься, плачешь, разговариваешь, а потом, мне они нравятся.

– Мне, мне они не нравятся. Ненавижу! – завопила она.

– Поверь, Ив, это вовсе не…

– Ради господа Бога, избавь меня от морщин. Ведь это твоя работа, не так ли?

– Да, но… Хорошо, хорошо, – поспешно согласился Уэбстер, – если тебе этого так хочется, дорогая.

– Когда?

– Недель через шесть. У меня чрезвычайно напряженный график…

– Я не твоя дерьмовая пациентка! – отрезала Ив. – Я твоя жена! И желаю, чтобы ты сделал операцию сейчас! Завтра же!

– Но клиника по субботам закрыта!

– Тогда открой ее.

Боже, как он глуп! Ив не могла дождаться, пока избавится от него! Но время придет! Рано или поздно она будет свободна. Недолго осталось ждать!

– Пойдем-ка в другую комнату.

Кит провел жену в гардеробную, усадил на стул, под мощную лампу и внимательно осмотрел лицо. В одну секунду из глуповатого недотепы Кит превратился в блестящего хирурга;

Ив сразу же ощутила перемену и вспомнила, как чудесно преобразилось ее лицо после операции. Кит не придавал особого значения едва заметным морщинкам, но тут он ошибался. Избавиться от них стало для Ив жизненной необходимостью. Она не могла смириться с мыслью, что потеряет Рори. Кит выключил лампу.

– Никаких проблем, – заверил он. – Завтра же утром сделаю.

Назавтра они отправились в клинику.

– Обычно мне ассистирует сестра, – пояснил Кит, – но для такого незначительного вмешательства она не понадобится.

– Кстати, мог бы сделать что-нибудь и с этим! – Ив потянула за складку кожи на шее.

– Все, что пожелаешь, дорогая. Сейчас сделаю укол снотворного, чтобы ты не чувствовала боли. Не хочу, чтобы моя любимая страдала!

Ив наблюдала, как муж отломил кончик ампулы, втянул жидкость шприцем и ловко сделал укол. Она бы не возражала против боли – ведь все это для Рори, ее милого Рори… Она вспомнила об упругом теле любовника, о выражении глаз, когда тот хотел ее…

Веки Ив сомкнулись. Спать, спать…

Она очнулась в больничной палате. Рядом на стуле сидел Кит.

– Ну, как все прошло? – хрипловатым со сна голосом пробормотала Ив.

– Превосходно, – улыбнулся муж. Ив кивнула и опять провалилась во тьму. Когда она проснулась во второй раз, Кит по-прежнему был рядом:

– Оставим повязки на несколько дней. Наверное, лучше полежать здесь, чтобы за тобой был хороший уход.

Муж приходил каждый день, осматривал ее, ободряюще кивал:

– Превосходно!

– Когда мне дадут зеркало?

– Все должно зажить к пятнице, – заверил Кит. Ив велела старшей медсестре установить у постели личный телефон. Рори был первым, кому она позвонила.

– Привет, бэби, где тебя носило? – спросил он. – Я тебя хочу!

– И я тебя, дорогой. Сижу во Флориде, на этом проклятом медицинском конгрессе, но на следующей неделе обязательно вернусь.

– Да уж, неплохо бы.

– Скучал по мне?

– Безумно!

Ив показалось, что она слышит еще чей-то голос.

– У тебя кто-то есть?

– Точно. Маленькая уютная оргия. Рори иногда любил покутить.

– Ну все, мне пора! – поспешно сказал он.

Трубку повесили.

Ив позвонила Александре и долго слушала, умирая от скуки, как сестра щебечет о счастье семейной жизни и будущем ребенке.

– Просто не могу дождаться. Так хочется стать теткой! – пробормотала она раздраженно и поспешно попрощалась.

Кейт в больницу не приезжала. Вообще, Ив редко видела бабку в последнее время. Та относилась к ней с непонятной холодностью. Но Ив не унывала. Старческие капризы, скоро опомнится!

Кейт никогда не расспрашивала Ив о муже, и неудивительно, Кит казался таким ничтожеством. Может, стоит поговорить с Рори, попросить его помочь избавиться от Кита. Тогда любовник будет навеки связан с ней. Ив казалось просто невероятным, что можно каждый день наставлять мужу рога, а тот ни о чем не подозревает. Может, ему вообще все равно? Ну что ж, благодарение Богу, хоть какой-то талант у него есть. Послезавтра он снимет бинты, и она сможет снова быть с Рори.

В пятницу Ив проснулась рано и с нетерпением ожидала прихода мужа.

– Уже почти полдень, – пожаловалась она, – а ты где-то ходишь.

– Прости, дорогая, на утро были назначены операции и…

– Плевать мне на твои операции! Немедленно сними бинты, я хочу себя видеть.

– Сейчас, дорогая.

Ив сидела неподвижно, пока муж разрезал и разматывал повязки. Потом постоял минуту, внимательно разглядывая лицо Ив. Во взгляде Кита мелькнуло удовлетворенное выражение:

– Идеально!

– Принеси мне зеркало.

Кит поспешно вышел, через минуту вернулся с маленьким ручным зеркальцем и с гордой улыбкой протянул его жене.

Ив медленно подняла изящную безделушку, взглянула на свое отражение.

И страшно закричала.




1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет