Сказка по мотивам повести Астрид Линдгрен «Карлсон, который живет на крыше, проказничает опять»



Дата02.05.2016
өлшемі350.18 Kb.
түріСказка



АСТРИД ЛИНДГРЕН

КАРЛСОН ОПЯТЬ ПРИЛЕТЕЛ


Пьеса-сказка
по мотивам повести Астрид Линдгрен «Карлсон, который живет на крыше, проказничает опять»

Инсценировка Н.Борисовой

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:



КАРЛСОН – мужчина в самом расцвете лет.

МАЛЫШ – просто малыш.

ФРЕКЕН БОК – домомучительница.

ДЯДЯ ЮЛИУС.

ФИЛЛЕ.

РУЛЛЕ.


1.

МАЛЫШ у себя в комнате.



МАЛЫШ. Бедный Карлсон! Сейчас за ним начнется охота!.. (Потрясает газетой.) Что здесь написано!.. Я должен, должен предупредить Карлсона… А вдруг он испугается и никогда больше не вернется?.. (Вздохнул и сунул в рот ложку каши, которая стояла перед ним на столе.) Что-то каша невкусная… Может, сахарку добавить…

Гул мотора. В окне появился КАРЛСОН.

КАРЛСОН. Привет, Малыш! Ты знаешь, кто лучший в мире друг? И почему этот друг появился здесь именно сейчас?

МАЛЫШ. Лучший в мире друг – это ты, Карлсон! Но я не знаю, почему ты прилетел именно сейчас.

КАРЛСОН. Угадай с трех раз! Может быть, я соскучился по тебе, глупый мальчишка? А может быть, я попал сюда по ошибке, а собирался вовсе слетать в Королевский парк? А может, я почуял, что здесь пахнет кашей? Раз, два, три, говори, не задерживайся!

МАЛЫШ. Наверное, потому что ты по мне соскучился…

КАРЛСОН. А вот и нет! И в Королевский парк я тоже лететь не собирался. Так что гадать тебе больше нечего.

МАЛЫШ. Карлсон, тебе нельзя в Королевский парк… Ой, я не то хотел сказать… Послушай…

КАРЛСОН. Приходишь голодный как пес, а этот сидит себе как ни в чем не бывало перед полной тарелкой каши… и бубнит, что надо съесть ложку за маму, ложку за папу, ложку за тетя Августу…

МАЛЫШ. За какую тетю Августу?

КАРЛСОН. Понятия не имею.

МАЛЫШ (засмеялся). Так зачем же есть кашу за ее здоровье?

КАРЛСОН. Значит, твой друг должен умереть с голоду только потому, что ты не знаешь каких-то там старых теток, которые живут где-то у черта на рогах!

МАЛЫШ сбегал на кухню, принес кастрюлю каши, достал тарелку и поставил ее перед Карлсоном.

МАЛЫШ. Вот… Ешь, сколько хочешь…

КАРЛСОН взял кастрюлю и принялся накладывать кашу в тарелку. Он выскреб все до дна, а потом еще стал водить указательным пальцем по стенке кастрюли, отколупывая то, что прилипло.

КАРЛСОН. У тебя не мама, а золото… Жаль только, что она такая жадная. Никогда не видел, чтобы варили так мало каши… Но что я вижу! Здесь есть булочки! Спокойствие, только спокойствие! Милая тетя Августа, я съем за твое здоровье вместо каши две булочки. А может, даже три… или четыре… или пять…

МАЛЫШ (решился). Карлсон… Погляди-ка… (Придвинул газету к Карлсону.)

КАРЛСОН (посмотрел, увидел фотографию парохода). Ба-бах! Пароход перевернулся!

МАЛЫШ. Да ты держишь газету вверх ногами! Здесь написано про другое несчастье! Послушай только!. (Читает.) «Странный неопознанный объект летает над Стокгольмом… По виду напоминает маленький пивной бочонок и издает звуки, похожие на гул мотора… Возникло даже предположение, что это иностранный спутник-шпион… Тайна этих полетов должна быть раскрыта, а неопознанный объект – пойман. Редакция газеты назначает вознаграждение в 10 000 крон тому, кому посчастливится поймать этот таинственный предмет. Ловите его, доставьте в редакцию, и вы получите указанную сумму».

КАРЛСОН (в восторге). Гей-гоп! Можно считать, что спутник-шпион уже пойман! Звони в редакцию и скажи, что я приду к ним после обеда.

МАЛЫШ. Что ты задумал?

КАРЛСОН. Знаешь, кто лучший в мире охотник за спутниками-шпионами? (Ткнул себя пальцем в грудь.) Вот он, грозный Карлсон!.. Да я еще до вечера поймаю его сачком… Кстати, у тебя есть чемодан, чтобы нам унести десять тысяч?

МАЛЫШ. Милый Карлсон, неужели ты не догадался, что «летающий бочонок» – это ты, что это они за тобой охотятся? Теперь понял?

КАРЛСОН (очередной раз подпрыгнул от радости, но вдруг до него дошел смысл этих слов, он поперхнулся и завопил). Ты меня обзываешь летающим бочонком?! Ты, мой лучший друг! Ты, я вижу, забыл, что я красивый, умный и в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил.

МАЛЫШ. Я не виноват… Это они так пишут в газете!..

КАРЛСОН. Это м е н я обзывают «таинственным п р е д м е т о м»!.. Ну, я этому гаду так врежу по переносице, что у него глаза на лоб полезут!.. (Сделал несколько маленьких, но угрожающих прыжков в сторону Малыша. Но тут же расхохотался и добродушно ткнул Малыша кулачком в живот.) Но уж если я предмет, то самый лучший предмет, который стоит десять тысяч крон!

МАЛЫШ. Да, мало кто стоит так дорого.

От избытка чувств КАРЛСОН нажал стартовую кнопку на животе и сделал несколько кругов по комнате.

КАРЛСОН. А нет ли у тебя новой паровой машины, которую мы могли бы взорвать? Чтобы загрохотало вовсю!.. Я хочу позабавиться, а то я не играю… О! А это что?! (Схватил со стола пакетик.)

МАЛЫШ. Это персик… Мы его разделим, ладно?

КАРЛСОН. Хорошо, разделим! Я возьму себе персик, а ты – пакетик. Учти, я уступаю тебе лучшую часть: с пакетиком можно много интересных штук придумать!

МАЛЫШ. Нет, спасибо! Мы сперва разделим персик, а потом я тебе охотно уступлю пакетик.

КАРЛСОН. Никогда еще не встречал таких прожорливых мальчишек, как ты! Ладно, если ты настаиваешь…

МАЛЫШ. Сейчас принесу нож… (Убежал в кухню.)

КАРЛСОН быстро схватил персик, залез под стол и торопливо съел его.

(Возвратился.) Что ты делаешь?

КАРЛСОН вылез из-под стола, вытер персиковый сок и сунул Малышу большую шершавую темно-красную косточку.

КАРЛСОН. Заметь, я всегда отдаю тебе самое лучшее. Если ты посадишь эту косточку, у тебя вырастет целое персиковое дерево, увешанное сочными персиками. Ну, кто самый большой добряк в мире? Я ведь даже не устраиваю никакого скандала, хоть и получил от тебя только один паршивенький персик! (Подошел к окну, где на подоконнике стоял горшок с бегонией, вырвал цветок и вышвырнул в окно.)

МАЛЫШ. Что ты сделал?! Ты выбросил мамину бегонию!..

КАРЛСОН (сунул косточку в горшок). У тебя вырастет большое персиковое дерево! И на своем пятидесятилетии ты каждому гостю сможешь дать по персику!

МАЛЫШ. А вдруг сейчас мимо дома шел какой-нибудь старичок, и цветок угодил ему как раз по голове!

КАРЛСОН. Он скажет спасибо, что я бегонию вырвал, а не швырнул ее вниз прямо в горшке… И потом, если бы я выкинул бегонию с горшком, куда бы мы посадили персиковую косточку?… Мы же забыли про пакет! А с пакетом можно отлично позабавиться!

МАЛЫШ. А что же можно сделать с пакетом?

КАРЛСОН. Издать самый громкий в мире хлюп! Гей-гоп, какой сейчас будет изумительный хлюп! (Схватил пакет и налил туда воды из чайника. Подбежал к подоконнику.) Гей-гоп! Погляди вниз, сейчас я произведу самый сильный в мире хлюп!

МАЛЫШ. Стой! Не надо, Карлсон, не надо!

Но КАРЛСОН бросил пакет с водой вниз. Слышно, как пакет взорвался внизу, и слышен крик какой-то женщины: «Безобразие!.. Я буду жаловаться!..»

КАРЛСОН. Гляди, она орет, словно мы сбросили горшок с фикусом, а не полтора стакана воды!

МАЛЫШ (захлопнул окно). Этого делать нельзя!

КАРЛСОН. А что, по-твоему, можно? Швырнуть вниз пакеты с тухлыми яйцами? .. Ты самый странный человек на свете, но все же я тебя люблю… А я… до чего же я милый! Я самый милый в мире! И мы сейчас поиграем во что-нибудь совсем милое, ты согласен? (Взгляд Карлсона упал на пылесос, который мама забыла унести из комнаты, когда кончила убирать. Вскрикнув от радости, Карлсон кинулся к пылесосу и вцепился в него). Знаешь, кто лучший пылесосчик в мире? Я привык, чтобы вокруг меня все так и сияло чистотой. А ты ужасный неряха. Для этого я должен тебя пропылесосить… Тебя сегодня уже пылесосили?

МАЛЫШ. Нет.

КАРЛСОН. Ах эти женщины! Часами убирают комнату, а такого грязнулю обработать забывают! Давай начнем с ушей.

Никогда прежде Малыша не обрабатывали пылесосом, и это оказалось так щекотно, что Малыш стонал от смеха. А Карлсон трудился усердно и методично - начал с ушей и волос Малыша, потом принялся за шею и подмышки, прошелся по спине и животу и напоследок занялся ногами.

Вот именно это и называется "генеральная уборка".

МАЛЫШ. Ой, до чего щекотно!

КАРЛСОН. По справедливости, моя работа требует вознаграждения.

МАЛЫШ. Теперь моя очередь. Иди сюда, для начала я пропылесосю тебе уши.

КАРЛСОН. В этом нет нужды. Я мыл их в прошлом году в сентябре. Здесь есть вещи, которые куда больше моих ушей нуждаются в чистке. Гляди! .. (Направил шланг пылесоса на белые тюлевые занавески, которые с легким шелестом исчезают в трубе.)

МАЛЫШ. Ой! Что скажет мама?

КАРЛСОН. Ну знаешь!.. Тогда я полетел! Пока, Малыш! (Прыгает из окошка, слышен шум моторчика.) Гей-гоп! Вот летит Карлсон, который стоит десять тысяч крон!

2.

На пороге – ФРЕКЕН БОК с сумкой.

ФРЕКЕН БОК. Твои родители, Свáнте Свантесон, уехали в круиз… И меня попросили присмотреть за тобой, пока их не будет. Также меня предупредили, что должен приехать дядя Юлиус, которому надо посоветоваться со своим врачом. Он остановится у вас, и мне придется побыть хозяйкой. А ты пока можешь уйти в свою комнату и заняться уроками.

МАЛЫШ. Но сейчас каникулы!

ФРЕКЕН БОК. Я сказала, иди к себе. А я займусь хозяйством. (Ушла на кухню.)

МАЛЫШ вернулся к себе и присел за стол. Взял книгу, но читать не смог. Вдруг послышался шум мотора, и в комнату влетел КАРЛСОН.

КАРЛСОН. Решительно все надо самому держать в голове: если что забудешь – конец, рассчитывать не на кого!..

МАЛЫШ. Карлсон!.. А что ты забыл?

КАРЛСОН. Я забыл, что у меня день рождения! И никто, никто не сказал: «Поздравляю тебя, дорогой Карлсон».

МАЛЫШ. Сегодня восьмое июня… А я помню, что у тебя день рождения в апреле.

КАРЛСОН. Но почему день рождения у меня должен быть всегда в один и тот же день, когда есть столько других прекрасных дней? Почему мне не выбрать восьмое июня для моего дня рождения? Может, ты против?

МАЛЫШ (засмеялся). Нет, я «за»! Пусть у тебя день рождения будет всегда, когда тебе хочется.

КАРЛСОН. Тогда что ты мне подаришь на день рождения?

МАЛЫШ. Сейчас погляжу у себя в ящиках.

КАРЛСОН. Хорошо. (Тут взгляд его упал на цветочный горшок, в который он посадил персиковую косточку. Он вытащил косточку из земли.) Нужно посмотреть, растет ли она… Ой, по-моему, она стала намного больше… (Снова сунул косточку в землю, обтер грязные пальцы о скатерть.) Лет через двадцать ты сможешь спать в тени персикового дерева… Так, а где мои подарки?

МАЛЫШ вытащил из коробки одну из своих маленьких машинок, но КАРЛСОН покачал головой. Тогда МАЛЫШ показал ему игру-головоломку, «Конструктор», мешочек с разноцветными камушками, но КАРЛСОН всякий раз молча качал головой. Наконец, глубоко вздохнув, МАЛЫШ достал из ящика маленький пистолет.

МАЛЫШ. Поздравляю тебя, дорогой Карлсон!

КАРЛСОН (издал дикий вопль, бросился к Малышу и поцеловал его в обе щеки). Ты лучший в мире друг!

МАЛЫШ. Этот пистолет папа привез мне из-за границы. Он очень громко стреляет. Из него нельзя стрелять на улице, можно напугать людей.

КАРЛСОН. Проверка! Сейчас как бабахну!

МАЛЫШ. Нельзя! Уже поздно, мы перебудим весь дом.

КАРЛСОН. Пустяки, дело житейское! Снова заснут.

МАЛЫШ. Нет, нельзя!

КАРЛСОН. Тогда мы полетим ко мне. Все равно ведь надо отпраздновать день рождения… А пирога у вас нет?

МАЛЫШ. Нет. Но у меня есть шоколадка.

КАРЛСОН. Что же ты молчишь?! Давай!



3.

На крыше. МАЛЫШ и КАРЛСОН сидят на крылечке дома Карлсона и смотрят на закат солнца.

МАЛЫШ. Твой домик не похож ни на один домик в мире! Нигде нет такого удивительного крылечка и такого удивительного вида вокруг…

КАРЛСОН. Видишь, какой у меня порядок…

И вдруг раздались какие-то вопли.

Слыхал? Это Филле и Рулле… Тащат все, что плохо лежит. Словно сороки. Хулиганы-сороканы. Помнишь, как они залезли к вам в квартиру?..

МАЛЫШ. Да! А ты так их напугал, нарядившись привидением, что они убежали и ничего не украли!

КАРЛСОН. Я думаю, сейчас самое время их немного попугать… А не то мои хулиганы-сороканы отправятся на охоту за чужими вещами… Это отвратительные типы. Когда я беру себе что-нибудь, я всегда плачу за это пять эре, потому что я самый честный в мире. Но когда у меня кончится запас пятиэровых монеток, не знаю, что буду делать…

МАЛЫШ. Я тебе дам.

КАРЛСОН. Давай поглядим, чего они так развеселились…

Они подошли к окну мансарды и отодвинули занавеску. ФИЛЛЕ и РУЛЛЕ сидели на полу, перед ними лежала газета.

РУЛЛЕ. Отхватить десять тысяч просто так, за здорово живешь, представляешь!

ФИЛЛЕ. И к тому же летает он здесь, прямо над нами! Поздравь меня с праздником, Рулле!

РУЛЛЕ. Поздравляю, Филле! Тем более мы знаем, где он живет.

ФИЛЛЕ. Да, я тоже много раз видел, как он влетает в окно, это ведь та самая квартира, куда мы как-то залезли, сечешь? На четвертом этаже…

РУЛЛЕ. Как-нибудь ночью попробуем…

ФИЛЛЕ. Послушай, Рулле, я знаю одного парня, которому охота получить десять тысяч крон, ха-ха!

КАРЛСОН. А я знаю одного парня, которому охота позабавиться. (Вытащил пистолетик и выстрелил.) Откройте, полиция!

ФИЛЛЕ и РУЛЛЕ вскочили в ужасе.

ФИЛЛЕ. Нулле, рас нет! (От страха он путал буквы в словах: «Рулле, нас нет!»). Ксорее в робгарде! (Скорее в гардероб!).

Оба спрятались в гардероб и притворили за собой створку.

РУЛЛЕ. Филле и Рулле нет дома, они просили передать, что их нет, они ушли!

КАРЛСОН. Смотрите у меня!

Они опять вернулись на крылечко.

МАЛЫШ. Слушай, Карлсон…

КАРЛСОН (перебил). Вот ты умеешь считать. Прикинь-ка, сколько стоят мои ноги, если всего меня оценили в десять тысяч?

МАЛЫШ. Не знаю. Ты что, продавать их собираешься?

КАРЛСОН. Да. Тебе. Уступлю их по дешевке, потому что они не совсем новые. И пожалуй… не очень чистые.

МАЛЫШ. А как же ты обойдешься без ног?

КАРЛСОН. Да я и не собираюсь обходиться. Они останутся у меня, но будут считаться твоими.

МАЛЫШ. Нет, спасибо. Я отдам тебе так все пятиэровые монетки, что лежат у меня в копилке. Послушай, Карлсон… ты можешь отгадать, кто будет за мной присматривать, пока мама с папой путешествуют?

КАРЛСОН. Я думаю, лучший в мире присмотрщик за детьми!

МАЛЫШ. Фрекен Бок, домомучительница!

КАРЛСОН. Гей-гоп!

МАЛЫШ. Что ты хочешь сказать этим «гей-гоп»?

КАРЛСОН. Когда я говорю «гей-гоп», то я и хочу сказать «гей-гоп».

МАЛЫШ. И дядя Юлиус приедет. Ему нужно посоветоваться с доктором и лечиться, потому что по утрам у него немеет тело.

КАРЛСОН. Гей-гоп! Они проведут две незабываемые недели, поверь мне!

МАЛЫШ. Ты про кого? Про маму и папу?

КАРЛСОН. Про домомучительницу и дядю Юлиуса.

МАЛЫШ. Что ты задумал?

КАРЛСОН. Спокойствие, только спокойствие! Мы с ними просто поиграем…

И он выстрелил над самыми ухом Малыша, который от неожиданности даже подпрыгнул.

И бедному дяде Юлиусу не придется лечиться у доктора. Его лечением займусь я!

МАЛЫШ. Да разве ты знаешь, как надо лечить дядю Юлиуса?

КАРЛСОН. Обещаю тебе, что он у меня в два счета забегает, как конь… Для этого есть три процедуры… Щекотание, разозление и дуракаваляние… (Приготовился стрелять.)

МАЛЫШ. Не надо, Карлсон! Не стреляй больше!

КАРЛСОН. Спокойствие, только спокойствие! (Поднял руку с пистолетиком вверх и выстрелил.)

В домах загудели голоса: то испуганные, то сердитые, а кто-то крикнул, что надо вызвать полицию. МАЛЫШ совсем вышел из себя. Но КАРЛСОН сидел с невозмутимым видом и доедал остатки шоколадки.

Чего это они так расшумелись? Разве они не знают, что у меня сегодня день рождения! (Запел.)



Пусть все кругом

Горит огнем,

А мы с тобой споем:

Утú, боссè, буссè, бассè,

Биссè, и отдохнем!

4.

ФРЕКЕН БОК и МАЛЫШ сидят на кухне и пьют чай.

ФРЕКЕН БОК. Послушай, я надеюсь, что этот невоспитанный толстый мальчишка, с которым ты играл, когда я у вас жила, теперь сюда больше не ходит?

МАЛЫШ. Он не мальчишка… и совсем не толстый!.. Он умеет летать!..

ФРЕКЕН БОК. Да такой моторчик можно купить в игрушечном магазине, были бы только деньги… Совсем детей избаловали! Скоро дело дойдет до того, что дошкольники станут на Луну летать!..

Звонок в дверь.

МАЛЫШ. О, приехал дядя Юлиус!

Когда МАЛЫШ открыл дверь, на пороге стоял КАРЛСОН.

КАРЛСОН. Кто-то не подумал оставить окно открытым!

МАЛЫШ. Прости, я не думал, что тебя можно ждать сегодня.

КАРЛСОН. А ты мог бы подумать: а вдруг он все же прилетит, милый Карлсончик, потому что захочет встретиться с домомучительницей!

МАЛЫШ (испуганно). А ты в самом деле захотел с ней встретиться?

КАРЛСОН. Гей-гоп! Еще бы!

МАЛЫШ. Послушай, Карлсон, она ведь думает, что ты мой товарищ по школе…

КАРЛСОН (ликует). Она в самом деле верит, что я хожу в школу? (И он ринулся на кухню.)

ФРЕКЕН БОК ожидала увидеть пожилого господина, но в кухню ворвался КАРЛСОН. ФРЕКЕН БОК вскрикнула от ужаса.



(Подлетел к ней и заглянул ей в лицо.) А ты знаешь, кто у нас в классе первый ученик? Угадай, кто лучше всех умеет считать, и писать, и…

ФРЕКЕН БОК. Когда входишь в дом, надо здороваться. И меня нисколько не интересует, кто у вас первый ученик. Уж во всяком случае не ты, это ясно.

КАРЛСОН. Спасибо за эти слова. (Надулся.) Уж в арифметике-то я во всяком случае самый сильный… Пустяки, дело житейское! (И весело запрыгал по кухне.) Пусть все кругом горит огнем, а мы с тобой споем.

МАЛЫШ. Не надо, Карлсон, не надо…

КАРЛСОН. Ути, боссè, буссè, бассè, биссè, и отдохнем. (Выстрелил.)

ФРЕКЕН БОК вскрикнула, плюхнулась на стул и долго сидела молча с закрытыми глазами.

Ути, боссе, буссе, бассе, биссе, и отдохнем!

ФРЕКЕН БОК (открыла глаза). Ты у меня сейчас таких боссе и бассе получишь, дрянной мальчишка, что век помнить будешь!

КАРЛСОН (ткнул пальцем в брошь, приколотую у ворота фрекен Бок). Красивая вещь! Где ты ее стянула?

МАЛЫШ. Карлсон, перестань, прошу тебя…

ФРЕКЕН БОК. Ты всякий… всякий стыд потерял… Убирайся вон! Слышишь? Я сказала: вон!

КАРЛСОН. Я ведь только спросил, а когда вежливо задаешь вопрос, то можно надеяться на такой же вежливый ответ.

ФРЕКЕН БОК. Вон!!!

КАРЛСОН. Во-первых, мне необходимо выяснить одну вещь. Не замечала ли ты, что по утрам у тебя немеет тело? А если замечала, то не хочешь ли ты, чтобы я тебя полечил?

ФРЕКЕН БОК обвела кухню диким взглядом в поисках какого-нибудь тяжелого предмета, чтобы швырнуть им в Карлсона, и тот услужливо сунул ей в руки выбивалку для ковров. Но ФРЕКЕН БОК отшвырнула выбивалку в угол. КАРЛСОН с криком «Гей-гоп!» бегает по кухне.

МАЛЫШ. Карлсон, прошу тебя, пойдем ко мне в комнату!

С большим трудом Малышу удалось привести Карлсона к себе в комнату.

КАРЛСОН (с досадой). Она не поверила, что я первый ученик.

МАЛЫШ. Это неудивительно. Хочешь, я научу тебя хоть немного сложению?

КАРЛСОН. Неужели ты думаешь, что я не знаю этого слу… сла… Как это называется?

МАЛЫШ. Сложение.

КАРЛСОН. Это я могу научить тебя этому… сложению… Ведь я лучший в мире специалист по… сложению!

МАЛЫШ (рассмеялся). Сейчас проверим. Ты согласен?

КАРЛСОН. Приступай!

МАЛЫШ. Вот мама дает тебе, допустим, три яблока…

КАРЛСОН. Я скажу ей спасибо.

МАЛЫШ. Не перебивай меня. Если ты получишь три яблока от мамы, два от папы, и два от брата Боссе, и три от сестры Бетан, и одно от меня…

КАРЛСОН (погрозил ему пальцем). Так я и знал! Ты самый жадный в семье!.. Вот если бы ты дал мне большой пакет, а там кило яблок, две груши и горсть таких мелких желтых слив, знаешь?

МАЛЫШ. Сейчас не об этом речь… Я же говорю про яблоки для примера, чтобы научить тебя сложению… Так вот, ты получил одно яблоко от мамы…

КАРЛСОН. Постой! Я так не играю! А куда она дела те два яблока, которые только что собиралась мне дать?

МАЛЫШ (вздохнул). Милый Карлсон, яблоки здесь ни при чем. Они нужны мне только для того, чтобы объяснить тебе, как надо складывать… Итак, если ты получишь три яблока от мамы…

КАРЛСОН (довольно кивнул). Надо уметь за себя постоять! Я люблю порядок: что мое, то мое. Я получил три яблока от твоей мамы, два от папы, два от Боссе, три от Бетан и одно от тебя, потому что ты самый жадный…

МАЛЫШ. И сколько же у тебя всего яблок?

КАРЛСОН. А ты как думаешь?

МАЛЫШ. Я не думаю, я знаю.

КАРЛСОН. Ну, тогда скажи!

МАЛЫШ. Нет, это ты должен сказать!

КАРЛСОН. Скажи ты! Держу пари, что ты ошибешься.

МАЛЫШ. У тебя будет 11 яблок.

КАРЛСОН. Вот и попал пальцем в небо! Позавчера вечером я сорвал 26 яблок в одном саду, но потом я съел три штуки и еще одно надкусил. Ну, что ты теперь скажешь?

МАЛЫШ (подумал). Все ты врешь! Потому что в июне еще нет яблок на деревьях!

КАРЛСОН. Верно, нет. Но тогда где вы-то их взяли, яблочные воришки?

МАЛЫШ. Но теперь-то ты хоть знаешь, что это за штука – сложение?

КАРЛСОН. Это то же самое, что рвать яблоки. А этому меня учить не надо. Я ведь лучший в мире мастер по сложению яблок!

Долгий звонок в дверь. МАЛЫШ, а за ним и КАРЛСОН, бегут к двери. МАЛЫШ распахнул дверь, на пороге стоял дядя ЮЛИУС с чемоданами в руках.

МАЛЫШ. Добро пожаловать, дядя Юлиус…

КАРЛСОН выстрелил, и ДЯДЯ ЮЛИУС как подкошенный повалился на пол.

Карлсон, зачем ты это сделал? Я очень жалею, что подарил тебе этот пистолет!

КАРЛСОН. Это был салют! Салютом встречают всех приезжих почетных гостей!

Услышав выстрел, прибежала ФРЕКЕН БОК и принялась охать и причитать над бедным дядей Юлиусом.

Спокойствие, только спокойствие! Сейчас мы его взбодрим! (Он взял лейку и стал из нее поливать дядю Юлиуса.)

ДЯДЯ ЮЛИУС (открыл глаза). Все дождь и дождь… (Совсем очнулся.) А что это, собственно, было?

КАРЛСОН. Был дан салют…

ФРЕКЕН БОК помогла дяде Юлиусу встать, вытерла его полотенцем и повела в комнату.

ФРЕКЕН БОК. Не обращайте внимания… Этот толстый негодный мальчишка – школьный товарищ Малыша, и всякий раз он придумывает Бог знает какие дикие шалости…

МАЛЫШ. Карлсон! Обещай, что ты никогда не будешь устраивать салютов.

КАРЛСОН. Можете не беспокоиться. Приходишь специально для того, чтобы помочь торжественно и празднично встретить гостей, и никто тебя за это не благодарит, никто не целует в обе щеки и не кричит в восторге, что ты – самый веселый в мире парень! Все вы слабаки!.. Плаксы… Вот вы кто!

5.

Вечером на кухне ДЯДЯ ЮЛИУС сидел за столом и уплетал цыпленка. ФРЕКЕН БОК, МАЛЫШ и КАРЛСОН стояли рядом и смотрели на него.

МАЛЫШ (тихо, Карлсону). Как король… Когда короли едят, вокруг стола стоят придворные и смотрят на них.

ФРЕКЕН БОК. Надеюсь, вам нравится?

ДЯДЯ ЮЛИУС. Да, спасибо. Хотя этому цыпленку уж наверняка сровнялось пять лет…

ФРЕКЕН БОК очень обиделась.

Ну, ну, не принимайте это близко к сердцу… (Встал из-за стола, уселся в кресло-качалку, развернул газету и отгородился ото всех.)

КАРЛСОН. Какие все-таки бывают противные люди! (Подбежал к фрекен Бок и похлопал ее по плечу.) Ничего, ничего, мое золотце… Жесткий цыпленок – это пустяки, дело житейское. Разве ты виновата, что так и не научилась жарить цыплят?

ФРЕКЕН БОК так оттолкнула Карлсона от себя, что он очутился прямо на коленях у дяди Юулиуса.

Гей-гоп! Давай играть в дедушку и внучка! Рассказывай мне сказку, только, смотри, не очень страшную, а то я испугаюсь.

ДЯДЯ ЮЛИУС (столкнул Карлсона с колен) . У меня нет никакого желания быть твоим дедушкой!.. А знаете, что я сейчас прочел в газете? Будто здесь, в вашем районе, летает какой-то спутник-шпион!..

МАЛЫШ замер от страха.

Они думают, что им все сойдет с рук, любой бред!.. Знаем мы эти сказки! Разве вы, фрекен Бок, хоть разок видели этот таинственный летающий бочонок?

ФРЕКЕН БОК. Я ничего об этом не слыхала… Наверное, обычная газетная утка.

МАЛЫШ с облегчением вздохнул и потащил Карлсона к себе в комнату.

МАЛЫШ. Понимаешь, дядя Юлиус никогда ничем не бывает доволен. Вот разве что самим собой.

КАРЛСОН. Да я его в два счета от этого отучу!

МАЛЫШ. Нет! Оставь дядю Юлиуса в покое!

КАРЛСОН. Я, кажется, придумал одну забавную штуку! Я слетаю вокруг дома и погляжу в окно спальни, где остановился дядя Юлиус.

МАЛЫШ. Но на улице дождь!

КАРЛСОН. Я возьму зонт! (Взял мамин красный зонтик, вскочил на подоконник.)

МАЛЫШ. Смотри, будь осторожен! Не попадайся никому на глаза!..

КАРЛСОН. Спокойствие, только спокойствие! (И полетел под зонтиком в дождь.)

МАЛЫШ ждал недолго. Раздался душераздирающий крик дяди Юлиуса. И вслед за тем в открытое окно влетел КАРЛСОН. Он выключил мотор и пристроил на половике зонтик, чтобы стекала вода. В коридор выскочил ДЯДЯ ЮЛИУС, завернутый в одеяло, из кухни выглянула ФРЕКЕН БОК, из своей комнаты вышли МАЛЫШ и КАРЛСОН.

ФРЕКЕН БОК. Что случилось?

ДЯДЯ ЮЛИУС. У меня было видение… Наверное, у меня жар, а это – бред… Мне почудилось, что ко мне явился летающий гном с красным зонтиком.



6.

На кухне ФРЕКЕН БОК пила кофе. Два блюда с теплыми, пахнущими корицей булочками стояли на буфете, и в хлебной корзинке на столе тоже высилась целая гора булочек. Вошел МАЛЫШ, взял булочку и налил себе стакан молока. Так они сидели друг против друга и завтракали в полном молчании.

МАЛЫШ. Как поживает ваша сестра Фрида?

ФРЕКЕН БОК. Полагаю, что прекрасно. Завела себе жениха, несчастная. Он внушил ей, что у нее красивые глаза и очаровательный носик… (Фыркнула и вышла за чем-то в прихожую.)

Как только она вышла, в окно влетел КАРЛСОН.

МАЛЫШ (рассердился). Послушай, Карлсон, я же тебя просил, чтобы ты не летал на глазах у фрекен Бок и дяди Юлиуса!

КАРЛСОН. Меня никто не видел… И я им не покажусь… (Залез под стол.)

ФРЕКЕН БОК вернулась, надевая на ходу теплую кофту. Она налила себе еще кофе, взяла булочку.

МАЛЫШ. А у вас, фрекен Бок, тоже есть жених?

ФРЕКЕН БОК (фыркнула). Слава Богу, нет… У меня же нет очаровательного носика…

КАРЛСОН (из-под стола, чревовещательным голосом). Верно, у тебя нос скорее похож на огурец.

ФРЕКЕН БОК (подскочила). Это ты, бесстыдник?

МАЛЫШ. Нет… Это, я думаю, по радио у соседей передают про овощи – там про помидоры разные и огурцы.

Входит ДЯДЯ ЮЛИУС.

ДЯДЯ ЮЛИУС. Какая кошмарная ночь!.. И все же я благодарен судьбе за эту ночь. Она сделала меня другим человеком!

КАРЛСОН (из-под стола, чревовещательным голосом). Вот и отлично, потому что старый никуда не годился!

ФРЕКЕН БОК опять подпрыгнула, а дядя ЮЛИУС ничего не заметил.

МАЛЫШ. Это снова радио у Линдбергов… Видно, передача о старых машинах.

ФРЕКЕН БОК подала дяде Юлиусу кофе. Он протянул руку, чтобы взять булочку, но из-под стола высунулась рука Карлсона и передвинула корзиночку. Но ДЯДЯ ЮЛИУС этого не заметил, погруженный в свои мысли. Он сунул в горячий кофе пальцы вместо булочки. Подул на обожженную руку и рассердился. Но тут же снова погрузился в свои мысли.

ДЯДЯ ЮЛИУС. Я понял сегодня ночью, что между небом и землей существует более тесная связь, чем обычно думают…

Он снова протянул руку, чтобы взять булочку, и опять рука Карлсона передвинула корзиночку. ДЯДЯ ЮЛИУС опять ничего не заметил, он все думал и очнулся, когда сунул в рот пальцы и даже впился в них зубами. Он рассердился, но быстро успокоился и допил свой кофе. А булочки исчезали из корзиночки одна за другой.

ДЯДЯ ЮЛИУС (схватил фрекен Бок за руку). Я должен с кем-то об этом поговорить… Я в здравом уме, но я видел гнома! Поэтому я теперь новый человек в новом для меня мире – мире сказок. Ведь если есть гномы, то значит, могут быть и ведьмы, и духи, и привидения…

ФРЕКЕН БОК. А летающие шпионы?

ДЯДЯ ЮЛИУС. Глупости! Это выдумки газеты, чтобы поднять тираж… Ну, мне пора к доктору…

ФРЕКЕН БОК и МАЛЫШ проводили его в переднюю. МАЛЫШ подал ему шляпу, ФРЕКЕН БОК помогла ему надеть пальто. КАРЛСОН в пустой кухне вылез из-под стола, собрал все булочки.

КАРЛСОН. Можно прекрасно курощать людей, поглощая все их булочки! (И вылетел в окно.)

ДЯДЯ ЮЛИУС ушел. ФРЕКЕН БОК и МАЛЫШ вернулись в кухню.

ФРЕКЕН БОК. Теперь мне необходимо выпить еще кофе с булочками и посидеть немного в полном покое и тишине.

Она оглянулась к буфету и вскрикнула: на блюдах не было ни одной булочки. Вместо них лежала записка, на которой странными кривыми буквами было написано:

«В МИРИ ЗКАСОК ТОЖИ ЛЮБИТ БУЛОЧКЫ ГНУМ»

Никогда не поверю, что гном может украсть булочки… Он слишком умен и добр, чтобы позволять себе такие выходки. Я знаю, кто это сделал.

МАЛЫШ. Кто же?

ФРЕКЕН БОК. Тот невоспитанный, толстый мальчишка… Карлсон… Марксон… или как его там зовут? Погляди, дверь в кухню открыта… Когда мы выходили, он пробрался сюда. Гном! Сваливает вину на других, а сам едва умеет писать!

Звонок в дверь. МАЛЫШ открыл. На пороге КАРЛСОН.

МАЛЫШ. Карлсон!.. (Тащит его к себе в комнату.) Вероятно, сегодня ночью твои хулиганы-сороканы попытаются поймать тебя!

КАРЛСОН. Гей-гоп! Это значит, что мы проведем веселый вечер.



7.

На подоконнике КАРЛСОН.

МАЛЫШ. Зачем ты прилетел?!

КАРЛСОН. Да потому что я собираюсь у тебя ночевать!


МАЛЫШ. Я просто не знаю, что нам делать… Может, в полицию сообщить?

КАРЛСОН. Это ты про Филле и Рулле? Я знаю, что делать! Есть три способа воздействия: курощение, дуракаваляние и озверение, и я собираюсь применить их все!

МАЛЫШ (помахал кульком карамелек). Ты получаешь весь этот кулек, если полетишь домой и ляжешь спать!

КАРЛСОН. Фу, до чего же ты противный! Мне не нужны твои паршивые карамельки! Ну, я так не играю!

МАЛЫШ. Ну, прости меня! Понимаешь, я хочу спасти тебя… Сегодня ночью Филле и Рулле наверняка придут за тобой…

КАРЛСОН. Гей-гоп! Ты и представить себе не можешь, что будет! Сейчас приготовим все, что надо.. Ну хорошо, давай карамельки.

МАЛЫШ. Тебе где постелить?

КАРЛСОН. Нигде. Сегодня ночью все равно никто не будет спать. Никто, кроме домомучительницы и дядюшки, которые, я надеюсь, будут спать мертвым сном, потому что нам придется и пошуметь. Ну, пора приниматься за дело. (Вышел в прихожую и прислушался к храпу фрекен Бок и дяди Юлиуса.) Знаешь, кто самый лучший в мире храпун? А ну-ка, угадай! Вот так храпит дядя Юлиус – брр-пс-пс, а вот так фрекен Бок – брр-аш, бррр-аш!.. А куда бы мне спрятать карамельки? Понимаешь, мы ведь ждем воров… У вас нет несгораемого шкафа?

МАЛЫШ. Если бы у нас был несгораемый шкаф, я бы запрятал туда прежде всего тебя самого… Но, к сожалению, несгораемого шкафа у нас нет.

КАРЛСОН. Я положу кулек к дядюшке. Когда они услышат его храп, то подумают, что это рычит тигр, и не решатся войти. (Шмыгнул в комнату дяди Юлиуса и вернулся.) Сейчас сделаем капкан для воров.

Он поставил два стула перед входной дверью и между ними протянул на небольшой высоте от пола несколько раз бельевую веревку и хорошенько ее закрепил.

Если кто-нибудь в темноте войдет в дверь и захочет пройти в прихожую, то обязательно споткнется об это заграждение и упадет.

МАЛЫШ. В прошлом году Филле и Рулле, чтобы попасть к нам в квартиру, открыли дверь с помощью длинной проволоки, которую просунули в щель почтового ящика, и подцепили ею «собачку» замка… Что ж, если они опять придут таким же способом, они запутаются в протянутой веревке!

КАРЛСОН. А сейчас я устрою нечто такое, что их с самого начала испугает насмерть… (Начал рыться в шкафу.)

МАЛЫШ. Пожалуйста, потише, а то разбудишь фрекен Бок и дядю Юлиуса!

КАРЛСОН. Встань на страже и тоже храпи!

МАЛЫШ. Зачем?

КАРЛСОН. Если проснется фрекен Бок, то она подумает, что это храпит дядюшка, а если дядюшка, то он подумает, что храпит фрекен Бок…

МАЛЫШ. А если придут Филле и Рулле, что мне тогда делать?

КАРЛСОН. Тоже будешь храпеть, но так: грр-о-го-рр-о-го!.. (Сгреб в охапку все кухонные полотенца). Этих полотенец не хватит! Но, к счастью, есть в ванной.

МАЛЫШ. Что ты задумал?

КАРЛСОН. Мумию! Вселяющую ужас, устрашающую, смертоносную мумию! Еще более опасную, чем капкан.

МАЛЫШ. Это что-то связанное с египетскими пирамидами?.. А как ты будешь делать мумию? Ты что, умеешь бальзамировать?

КАРЛСОН. Конечно, я самый лучший в мире бальзами…ро… В общем, я запеленаю ее в кухонные полотенца как миленькую… А ты стой на страже и выполняй свое задание, а уж со своим я справлюсь! (Ушел на кухню делать мумию.)

МАЛЫШ встал на страже. Он прислушивался к звукам, которые доносились из-за дверей. Вдруг раздался грохот стульев и проклятья. МАЛЫШ попытался похрапеть, как ем велел Карлсон, но удалось ему издать только жалкие «грр-ах». И тут увидел, что в веревках запутался Карлсон. МАЛЫШ помог ему выбраться из веревок.

КАРЛСОН. Это ты виноват! Ведь я велел тебе принести полотенце из ванной! Пришлось идти самому… и вот, запутался.

Дверь фрекен Бок начала открываться. МАЛЫШ бросился к себе в комнату и лег в кровать. КАРЛСОН скрылся в кухне. ФРЕКЕН БОК в ночной рубашке зашла к Малышу. МАЛЫШ притворился спящим.

ФРЕКЕН БОК. Только не делай вид, что ты спишь… Тебя тоже разбудил раскат грома?

МАЛЫШ. Да… наверное.

ФРЕКЕН БОК. Я весь день чувствовала, что ночью разразится гроза… Но ты не бойся… (Она погладила Малыша по голове.) Пусть себе грохочет, в городе это совсем не опасно. (Ушла к себе.)

МАЛЫШ немного полежал, прислушался и прокрался на кухню. И первое, что он там увидел, это была мумия! Круглая, толстая, потому что поверх кухонных полотенец Карлсон обмотал ее всеми мохнатыми полотенцами, которые нашел в ванной. Голова ее была скручена из салфеток и тоже обмотана полотенцем, в котором он прорезал большие глаза и обвел их черным ободком. Также был нарисован большой рот с громадными зубами.

КАРЛСОН (осветил ее карманным фонариком). Разве она не хороша?

МАЛЫШ (содрогнулся). Да…

КАРЛСОН. Гей-гоп, она так похожа на мою маму, что я думаю назвать ее «Мамочка». (Схватил мумию и понес в прихожую.) Как приятно будет Филле и Рулле встретиться с Мамочкой! (Он усадил мумию возле стены, потом вывернул пробки на щитке.) Проказничать лучше в темноте.

В темноте они с Малышом сели рядом с мумией на пол и стали ждать. Вдруг в щель почтового ящика кто-то просунул проволоку. Раздался скрежет, и дверь открылась. Послышались шаги, шепот… И вдруг раздался грохот и два приглушенных вскрика. В это время КАРЛСОН на мгновение осветил фонариком страшный окал мумии. И снова раздались крики, только более громкие. КАРЛСОН опрокинул на пол свою мумию. Распахнулись двери, из своих комнат выскочили ФРЕКЕН БОК и ДЯДЯ ЮЛИУС. ФИЛЛЕ и РУЛЛЕ замерли под вешалкой. С другой стороны вешалки – МАЛЫШ и КАРЛСОН. ФРЕКЕН БОК несколько раз повернула выключатель.

ФРЕКЕН БОК. Какая ужасная гроза! Так грохочет, что выключилось электричество!

ДЯДЯ ЮЛИУС. Разве это гром? Мне кажется, это нечто другое… Я думаю, что это опять пришли к нам сказочные существа… нынче ночью у них встреча… Жить в доме стало невозможно…

Они ушли в свои комнаты. И снова послышался храп.

МАЛЫШ (тихо). Мне страшно…

КАРЛСОН (так же). Спокойствие, только спокойствие. Скоро мы их поймаем.

ФИЛЛЕ и РУЛЛЕ снова двинулись в путь. Они зажгли фонарик, и луч света заскользил по стенам.

ФИЛЛЕ. Ты тоже видел привидение?

РУЛЛЕ. Еще бы! Белый призрак! ОН стоял у этой стены, но теперь исчез.

ФИЛЛЕ. Ни в одной квартире в Стокгольме нет столько привидений, как здесь, это мы с тобой давно знаем.

РУЛЛЕ. Давай смотаемся отсюда, да поскорее!

ФИЛЛЕ. Ни за что на свете! Ради десяти тысяч я готов сражаться не то что с одним, а с целым десятком привидений, заруби себе на носу. (Он тихо поднял стулья, к ножкам которых была привязана веревка, и аккуратно поставил на место.) Чертовы дети со своими дурацкими шутками! (Стал шарить фонариком по всем углам.) Давай поглядим, где что расположено, и начнем искать…

В это время КАРЛСОН поднял Мамочку и поставил спиной к стене, но уже в другом месте. Луч фонарика упал ей на лицо, осветив ее ужасный оскал. Раздались два вопля ужаса, а потом шаги в сторону входной двери.

КАРЛСОН. Пошли! (Пополз в комнату Малыша, волоча за собой Мамочку.) Какие глупые люди! Не умеют отличить мумию от привидения!..

ФИЛЛЕ. Десять тысяч крон! Рулле, не забывай об этом! Учти, никакие привидения меня не остановят!

КАРЛСОН (прислушался). Они пошли в комнату дядюшки! Гей-гоп! Сейчас позабавимся!. (Уложил Мамочку в постель Малыша, зарыл ее одеялом.) Мамочка, ну вот, наконец-то ты можешь поспать, как человек!.. Теперь, пожалуй, Малыш, и ты можешь немного поспать…

МАЛЫШ. Не могу же я лечь в кровать рядом с мумией!

КАРЛСОН. Под кровать! (И они с Малышом залезли под кровать.) А теперь ты услышишь типичный шпионский храп.

МАЛЫШ. Разве шпионы храпят как-то особенно?

КАРЛСОН. Да, они храпят коварно и хитро: хооооо, дооо, дооо!

МАЛЫШ. Тише! А то сюда придут Филле и Рулле!

КАРЛСОН. Да ведь для этого и нужен шпионский храп!

В этот момент кто-то приоткрыл дверь, скользнул луч фонарика. КАРЛСОН храпел пуще прежнего.

ФИЛЛЕ. Ну, наконец-то мы, кажется, нашли, что искали… Дети так не храпят, это наверняка он. Ты только погляди на этого толстого увальня. Точно, он!

КАРЛСОН захрапел злобно: ему явно не понравилось, что его назвали толстым увальнем, - это было слышно по его храпу.

РУЛЛЕ. У тебя наручники наготове?

Они подошли к кровати, откинули одеяло.

ФИЛЛЕ. Ах, да это просто кукла…

РУЛЛЕ. Но тогда объясни, как эта кукла попала сюда! Она ведь только что была в прихожей, или это другая?

ФИЛЛЕ. Да, странно… А кто же храпит?

Послышались шаги фрекен Бок.

Быстрее в дегароб!

И оба жулика оказались в гардеробе. КАРЛСОН подбежал и запер гардероб на ключ. И так же быстро вернулся под кровать к Малышу. И в ту же минуту в комнату вошла ФРЕКЕН БОК сама похожая на привидение в белой рубашке и со свечой в руке.

ФРЕКЕН БОК. Это ты, Малыш, рыскал только что по моей комнате и освещал все углы фонариком?

МАЛЫШ. Нет, не я.

ФРЕКЕН БОК. Почему ты накрылся головой? Я тебя плохо слышу. (Она резко откинула покрывало, думая, что Малыш натянул его на голову. Увидев Мамочку, она закричала.)

МАЛЫШ (выполз из-под кровати). Не пугайтесь. Мамочка – существо не опасное, но вот у меня в гардеробе заперты два вора.

ФРЕКЕН БОК. Что ты несешь! Какие глупости! Воры в гардеробе! Не болтай, пожалуйста! (Подошла к дверце гардероба.) Здесь есть кто-нибудь?.. Отвечайте! Если никого нет, то ведь можно это сказать.

Раздался шорох.

Смелый мальчик! Такой маленький, а сумел справиться с двумя взрослыми ворами! Герой!

КАРЛСОН (вылез из-под кровати). Это вовсе не он! Это я все сделал! Спасибо мне, что я такой смелый и хороший во всех отношениях. И такой умный, и красивый, а вовсе не толстый увалень, вот!

ФРЕКЕН БОК. Ты… ты!… Малыш, скорее, разбуди дядю Юлиуса, и мы позвоним в полицию!.. Ой, я раздета… пойду накину халат… (И она вышла.)

МАЛЫШ убежал будить дядю Юлиуса, а КАРЛСОН быстро убрал Мамочку под кровать, а сам улегся в постель Малыша и накрылся с головой одеялом. Возвращается ФРЕКЕН БОК в халате, за ней следом ДЯДЯ ЮЛИУС и МАЛЫШ.

ДЯДЯ ЮЛИУС. Когда же я вернусь в свой Вестергетланд, где можно спать по шестнадцать часов в сутки… а здесь ночная жизнь…

ФРЕКЕН БОК. О, дорогой господин Иенсен, к нам забрались воры! Они заперты в гардеробе!

ДЯДЯ ЮЛИУС (указал на кровать). Раз Малыш уже встал, то кто же спит в его кровати?

ФРЕКЕН БОК (содрогнулась). Нечто страшное! Нечто прямо из мира сказок!

ДЯДЯ ЮЛИУС (дружески похлопал это «нечто страшное», что покоилось под одеялом). Сказочное чудовище! Я должен, должен сейчас же увидеть это, а ворами займемся потом! (И он быстрым движением откинул одеяло.)

КАРЛСОН. Хи-хи! Как хорошо, что ты нашел здесь не сказочное чудовище, а всего-навсего меня! Вот радость-то, верно?

ДЯДЯ ЮЛИУС. Это он нас и прошлой ночью дурачил?

ФРЕКЕН БОК. Наверное. Я ему голову оторву, когда у меня будет время. Ой, дорогой господин Иенсен, нам ведь надо звонить в полицию!

ФИЛЛЕ (низким голосом, из гардероба). Откройте именем закона! Мы из полиции!

Все растерялись, кроме Карлсона.

КАРЛСОН. Это вы рассказывайте кому другому, жалкие воришки!

ФИЛЛЕ (закричал). Вы заплатите большой штраф за то, что задержали полицейских, которые пришли сюда, чтобы поймать опасного шпиона!.. Откройте, пожалуйста, поскорее шкаф, и все будет в порядке!

ДЯДЯ ЮЛИУС открыл шкаф и выпустил их.

ДЯДЯ ЮЛИУС (недоверчиво). Из полиции?.. А почему вы не в форме?

РУЛЛЕ. Потому что мы секретные сотрудники тайной полиции, и мы пришли сюда, чтобы его забрать… (Схватил Карлсона.) Это очень опасный шпион!

ФРЕКЕН БОК. Вот это – шпион?! Ха-ха-ха! Этот противный мальчишка – школьный товарищ Малыша!

КАРЛСОН. И я первый ученик в классе!

ФИЛЛЕ вытащил наручники и медленно двинулся прямо на Карлсона.

Смотри, еще синяк будет! Только на другом глазу!

МАЛЫШ. Они не полицейские! Они воры, я их знаю.

ДЯДЯ ЮЛИУС. Вот это нам и надо выяснить!

РУЛЛЕ (вытащил потрепанную сложенную газету). Неужели вы не читали в газете, что у нас в районе появился летающий шпион?

ДЯДЯ ЮЛИУС. Нельзя верить всей чепухе, которую пишут в газетах!.. Я перечитаю, только схожу за очками. (Ушел к себе и тут же прибежал в страшном гневе.) Ничего себе полицейские! Украли у меня бумажник и часы! Немедленно верните мои вещи!

РУЛЛЕ. Опасно обвинять полицейских в краже!

ФИЛЛЕ. Это клевета! А за клевету на полицию недолго и в тюрьму попасть!

КАРЛСОН. А мой кулек с карамельками? Кто его взял?

ФИЛЛЕ. Ты и в этом нас обвиняешь?

КАРЛСОН. Если вы взяли кулек и сейчас же не отдадите его назад, то ты, Филле, сейчас получишь такой же фонарь на другом глазу!

МАЛЫШ (достал из кармана кулек). Вот твои конфеты! Я взял, чтобы передать тебе.

ФИЛЛЕ. Все понятно! Хотите на нас спихнуть свою вину! Не выйдет!

ФРЕКЕН БОК. Кто украл часы и бумажник, мне ясно. Он только и делает, что ворует все, что ему попадается под руку! (И указала на Карлсона.)

КАРЛСОН (заорал). Эй ты, послушай! Это же клевета, а за клевету отвечают, разве ты не знаешь?!

ФРЕКЕН БОК (отвернулась от него, дяде Юлиусу). Я думаю, эти господа из тайной полиции, поэтому у них такой странный вид и они так плохо одеты…

ФИЛЛЕ и РУЛЛЕ сразу повеселели.

ФИЛЛЕ. Я с первой минуты понял, какая эта дама умная и замечательная, и я счастлив, что мне довелось с ней познакомиться. (Дяде Юлиусу.) Не правда ли, она удивительная, редкая?

ФРЕКЕН БОК опустила глаза и покраснела.

КАРЛСОН (проворчал). Да, она такая же редкая, как гремучая змея!

ДЯДЯ ЮЛИУС. Да, конечно, конечно, фрекен Бок – женщина редкая… Но мне все же хотелось бы знать, кто взял мои часы и бумажник.

Неожиданно раздался выстрел. ФИЛЛЕ и РУЛЛЕ подскочили на месте от испуга. КАРЛСОН подошел к Филле и ткнул ему в спину указательным пальцем.

ФИЛЛЕ. Убери пистолет! Не стреляй!

КАРЛСОН. Выкладывайте бумажник и часы! А не то буду стрелять!

ФИЛЛЕ и РУЛЛЕ стали нервно рыться в карманах, и в мгновение ока часы и бумажник оказались на коленях дяди Юлиуса.

ФИЛЛЕ. Вот гаденыш!

С быстротой молнии они с Рулле выскочили из квартиры, громко хлопнув дверью.

МАЛЫШ. Ура! Карлсон спасен!



8.

В комнату Малыша влетел КАРЛСОН. Вытащил из горшка косточку персика, чтобы в очередной раз посмотреть, насколько она выросла. Потом подошел к старому зеркалу, которое висело над столом Малыша. Покрутился возле него.

КАРЛСОН (поет). Лучший в мире Карлсон… хи-ти-ти-хи… стоит десять тысяч крон… И еще он поймал воров и стрелял из пистолета… Какое интересное зеркало… В нем не виден лучший в мире Карлсон целиком… Но то, что видно, красиво… хи-ти-ти-хи… И в меру упитанный, да, да… И хороший во всех отношениях…

Входит МАЛЫШ с газетой.

В газете есть что-нибудь интересное?..

МАЛЫШ. Сейчас посмотрим… Надо успеть прочесть все небылицы, какие там напечатаны, а то дядя Юлиус газету отнимет… Ну-ка, ну-ка… (Читает.) «Тайна раскрыта – это не спутник-шпион… Сегодня в редакции побывал странный посетитель… Он сумел раскрыть тайну спутника-шпиона, заявив, что он никакой не шпион… Он назвал себя красивым, умным и в меру упитанным мужчиной и потребовал обещанное нами вознаграждение в размере десяти тысяч крон… Он продемонстрировал нам моторчик, с помощью которого можно летать… Мотор этот сделан лучшим в мире изобретателем, но этот странный посетитель отказался рассказать об этом более подробно… Мы сказали, что этот изобретатель стал бы мультимиллионером, если бы наладил массовое производство таких мотором, на что посетитель ответил: «Нет уж, спасибо, нельзя загрязнять воздух летающими людьми, достаточно нас двоих – меня и Малыша»… (Улыбнулся.) «Посетитель утверждает, что имеет право на обещанное вознаграждение… а не Филле и Рулле или какой-нибудь другой хулиган… и просит эту сумму выдать ему пятиэровыми монетками, потому что только это, по его утверждению, настоящие деньги… Он покинул нас, набив карманы пятиэровыми монетками… за остальными монетками он собирается зайти, прихватив с собой тачку… Имя свое посетитель назвать отказался, потому что Малыш этого не хочет… И вообще создается впечатление, что он очень привязан к своему младшему брату… Мы не можем открыть имя посетителя, но все же сообщаем нашим читателям, что оно начинается слогом «Карл», а завершается слогом «сон»…». И портрет поместили… Вот он стоит и с улыбкой указывает на свой пропеллер и на кнопку на животе…

КАРЛСОН. Ну как?

МАЛЫШ. Ты все испортил! Нас с тобой уже не оставят в покое никогда!

КАРЛСОН. А кому нужен покой? Надо, чтобы было весело и забавно, а то я не играю! В этой газете каждое слово – правда.

МАЛЫШ. «Он очень привязан к своему младшему брату»… И это тоже правда?

КАРЛСОН. Да, вообще-то да… Удивительно, что можно привязаться к такому глупому мальчишке, как ты! Это только по моей доброте, потому что я самый добрый и самый милый в мире… (Схватил газету и долго с любовью разглядывал свою фотографию.) Здесь, боюсь, не видно, до чего я красив… И что я в меру упитанный, тоже не видно… (Горячо поцеловал свою фотографию в газете.)

МАЛЫШ (отнял газету). Фрекен Бок и дядя Юлиус не должны ее увидеть. Ни за что на свете! Впрочем, ему сейчас не до газет. Он собирается уезжать в свой Вестергетланд…

В прихожую выходят ФРЕКЕН БОК и ДЯДЯ ЮЛИУС. МАЛЫШ и КАРЛСОН выглядывают из своей комнаты.

ФРЕКЕН БОК. Не забудьте застегивать верхнюю пуговицу на пальто, а то еще продует… И осторожно переходите улицу… и не курите натощак…

ДЯДЯ ЮЛИУС. Я счастлив и никогда не забуду этих дней… Мне открылся здесь замечательный мир сказок… И хотя эти прекрасные сказочные дни прошли, но я завоевал сердце сказочной принцессы, и скоро у нас свадьба!

КАРЛСОН. Какова домомучительница, а? Сказочная принцесса, слышал? (Захохотал.)

ФРЕКЕН БОК , проводив дядю Юлиуса, бросается к телефону.

ФРЕКЕН БОК. Алло, Фрида? Ну как поживает твой прелестный носик?.. А вот о моем носе тебе больше нечего беспокоиться, потому что собираюсь переехать в Вестергетланд… Нет, не в качестве экономки, а просто я выхожу замуж… За господина Юлиуса Иенсена… и ты говоришь сейчас с госпожой Иенсен, дорогая Фрида… Я вижу, ты растрогалась… ты плачешь… Прости, мне некогда… я еще тебе позвоню потом… (Положив трубку, пошла хлопотать на кухню.)

МАЛЫШ и КАРЛСОН заходят на кухню. ФРЕКЕН БОК готовит кофе и напевает.

Ты, Малыш, будешь у нас на свадьбе… Тебе сошьют бархатный костюмчик, и ты будешь в нем такой красивый!

КАРЛСОН. Так я не играю! Я тоже хочу быть на свадьбе, я тоже хочу, чтобы мне сшили черный бархатный костюм!. .. Нет, я так не играю!..

ФРЕКЕН БОК (засмеялась). Ну и веселая будет у нас свадьба, не соскучишься!

КАРЛСОН. Я тоже так думаю! Я буду стоять у тебя за спиной в черном бархатном костюме, кидать все время пятиэровые монетки и стрелять из своего пистолета! Что за свадьба без салюта!

ФРЕКЕН БОК (перестав смеяться). Нет, тогда свадьба будет без меня!

МАЛЫШ и КАРЛСОН вернулись в свою комнату, захватив свежие плюшки, испеченные фрекен Бок.

МАЛЫШ. Да, покоя нет никакого, если ты дружишь с Карлсоном!

КАРЛСОН. Да, с лучшим в мире другом!

МАЛЫШ. Я оберегал тебя до сих пор… Но что теперь будет, я не знаю.

КАРЛСОН (запихнул себе в рот целую плюшку и проглотил ее). Какой ты глупый! Пойми, Филле и Рулле теперь нечего за мной гоняться! Теперь они могут получить от меня несколько пятиэровых монет…

МАЛЫШ. Нет, это ты глупый! Теперь целые толпы дураков будут ходить за тобой по пятам, чтобы поглядеть, как ты летаешь или украсть твой мотор…

КАРЛСОН. Ты думаешь? Тогда мы можем сегодня хорошо повеселиться…

МАЛЫШ. Как ты справишься, если тебя будут осаждать толпы народа?

КАРЛСОН. Ты знаешь, есть три способа: курощение, низведение и дуракаваляние. И я думаю, что придется применить все три сразу!… (Лукаво улыбнулся, сунул руки в карманы и радостно позвенел своими пятиэровыми монетками.) Гей-гоп, богатый и красивый, умный и в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил – это я, лучший в мире Карлсон… ты это понимаешь, Малыш?!

МАЛЫШ. Да!!!

КАРЛСОН вытащил пистолет, и прежде чем МАЛЫШ успел его остановить, выстрел прокатился по всему району.

Ну вот, начинается!

Слышно, как раскрываются окна в соседних домах и гул взволнованных голосов.

КАРЛСОН (поет). Пусть все кругом горит огнем, а мы с тобой споем: утú, боссè, буссè, бассè, биссè, и отдохнем! Пусть тыщу булочек несут на день рожденья к нам. А мы с тобой устроим тут утú, боссè, буссè, капут, биссè, и тарарам!



К о н е ц.

8 960 011 39 77

Достарыңызбен бөлісу:


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет