Сказки дервишей



бет9/14
Дата17.05.2020
өлшемі2.16 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

44. СЛЕПЫЕ И СЛОН

           За горами был большой город, все жители которого были слепыми. Однажды какой-то чужеземный царь со своим войском расположился лагерем в пустыне неподалеку от города. У него в войске был огромный боевой слон, прославившийся во многих битвах. Одним видом своим он уже повергал врагов в трепет.
           Всем жителям города не терпелось узнать: что же это такое – слон. И вот несколько представителей общества слепцов, дабы разрешить эту задачу, поспешили к царскому лагерю.
           Не имея ни малейшего понятия о том, какие бывают слоны, они принялись ощупывать слона со всех сторон.
           При этом каждый, ощупав какую-нибудь одну часть, решил, что теперь знает все об этом существе.
           Когда они вернулись, их окружила толпа нетерпеливых горожан. Пребывающие в глубоком неведении, слепцы страстно желали узнать правду от тех, кто заблуждался.
           Слепых экспертов наперебой распрашивали о том, какой формы слон, и выслушивали их объяснения.
           Трогавший ухо слона сказал: "Слон – это нечто большое, широкое и шершавое, как ковер".
           Тот, кто ощупал хобот сказал: "У меня есть о нем подлинные сведения. Он похож на прямую пустотелую трубу, страшную и разрушительную".
           "Слон могуч и крепок, как колонна", – возразил третий, ощупавший ногу и ступню.
           Каждый пощупал только одну из многих частей слона. И каждый воспринял его ошибочно. Они не смогли умом охватить целого: ведь знание не бывает спутником слепцов. Все они что-то вообразили о слоне, и все были одинаково далеки от истины. Созданное умозрением не ведает о Божественном. В сей дисциплине нельзя проложить пути с помощью обычного интеллекта.

*  Эта история приводится в переложении Руми – "Слон в темной комнате" – и взята из его книги "Месневи". Хаким Санаи приводит эту же сказку в более раннем варианте в первой книге своего суфийского классического произведения "Окруженный стеной сад истины". Он умер в 1141 году.
*  И у того, и у другого автора история апеллирует к одному и тому же аргументу, в соответствии с традицией, употреблявшемуся суфийскими обучающими мастерами на протяжении многих веков.

45. РАЙСКАЯ ВОДА

           Бедуин Харис и его жена Нафиса кочевали от стоянки к стоянке, разбивая свою потрепанную палатку в тех местах, где им попадались хотя бы несколько финиковых деревьев, колючий кустарник для их верблюда или родничок солоноватой воды. Так они жили в течение многих лет. Все дни Хариса были похожи один на другой, и редко что-нибудь нарушало их привычное течение; он ловил обитающих в пустыне зверьков ради их шкурок и плел веревки из пальмовых волокон для продажи встречным караванам.
           Но вот однажды Харис нашел в песках новый источник. Он зачерпнул в ладони немного воды и попробовал ее. Вода настолько отличалась от обычной, которую он привык находить в пустыне, что показалась ему райской. Нам эта вода показалась бы отвратительной и соленой, но бедуин был от нее в восторге.
           – Эту воду, – сказал он себе, – я должен отнести тому, кто оценит ее по достоинству.
           И Харис тут же поспешил в Багдад ко двору Гарун аль-Рашида, наполнив водой два бурдюка, – один для себя, другой для халифа.
           Днем и ночью он гнал без устали своего верблюда, останавливаясь лишь затем, чтобы подкрепиться сухими финиками.
           Очутившись в Багдаде, бедуин направился прямо к дворцу повелителя. Стражники у ворот выслушали его и только потому, что так было заведено при дворе Халифа, провели его в тронный зал.
           – О повелитель правоверных, – обратился Харис к Халифу, – я, нищий бедуин, хорошо знаю все источники в пустыне, хотя и мало что смыслю в чем-нибудь другом. Я нашел источник райской воды и подумал, что вода его достойна такого великого мужа, как ты. Не откажись же принять мое подношение.
           С этими словами он передал Гаруну аль-Рашиду бурдюк с водой.
           Гарун Справедливый попробовал воду и, поняв в чем дело – ибо он хорошо знал свой народ, – приказал страже увести Хариса, и не отпускать его до тех пор, пока он не вынесет решение.
           Затем Халиф вызвал к себе начальника дворцовой стражи и сказал ему: "То, что для нас пустяк, для него – все. Выведи этого бедуина под покровом ночи из дворца, чтобы он не увидел могучей реки Тигр, и не отходи от него ни на шаг, пока вы не доберетесь до его стоянки. Он ни в коем случае не должен испробовать сладкой речной воды. Когда вы окажетесь на месте, поблагодари его от моего имени и передай ему в подарок от меня тысячу золотых. Скажи ему, что он назначается хранителем источника райской воды и во имя повелителя правоверных может снабжать этой водой каждого путешественника".

*  Это сказание известно также и под другим названием: "Рассказ о двух мирах". Его автором считается Абу аль-Атахийа из племени Аниза, современник Гарун аль-Рашида. Он основал дервишское братство Масихара ("Бражники"), название которого увековечено в западных языках словом маскарад. Последователей аль-Атахийи можно найти в Испании, Франции и других странах.
*  Аль-Атахийю называют "отцом арабской священной поэзии". Он умер в 828 году.

46. ВСАДНИК И ЗМЕЯ

           Есть поговорка: "жестокость" человека знания лучше "доброты" глупца.
           Я, Салим Абдали, свидетельствую, что это истинная правда, как на высших уровнях существования, так и на низших.
           Доказательством этого может послужить история о всаднике и змее, оставленная потомству великим мудрецом.
           Некий всадник, проезжая однажды по дороге, издали увидел, как маленькая ядовитая змея вползла в раскрытый рот спящего на земле человека. Всадник понял, что если несчастному позволить спать дальше, то яд наверняка убьет его. Подхлестнув своего коня, он в одно мгновение оказался возле спящего и что есть силы стал стегать его кнутом, пока тот не вскочил на ноги с вытаращенными от страха глазами. Не давая ему времени опомниться, всадник погнал его к дереву, под которым валялось множество гнилых яблок, и заставил его их есть, потом ударами кнута пригнал его к реке и приказал пить воду большими глотками.
           Человек то и дело пытался удрать от мучителя.
           – Что я тебе сделал, о враг рода человеческого?! – стонал несчастный, захлебываясь водой. – За что ты издеваешься надо мной?!
           Но всадник был неумолим. До самых сумерек он истязал человека, и в конце концов тот, теряя сознание, упал на землю, его стало рвать, и вместе с гнильем и водой он выплюнул змею.
           Только тогда спасенный понял, какая ему угрожала опасность, и стал просить у своего избавителя прощения.
           В таком же положении находимся и мы. Читая этот рассказ, не принимай буквального за аллегорию и не ищи аллегории в том, что должно быть понятно буквально. Тот, кто наделен знанием, несет на себе ответственность. Не имеющий знания живет только своими предположениями.
           Спасенный человек сказал всаднику: "Если бы ты сразу объяснил мне, в чем дело, я принял бы твое лечение с большой охотой".
           Всадник ответил: "Если бы я рассказал тебе все с самого начала, ты бы мне все равно не поверил, или тебя сковал бы страх, или ты убежал бы, или, наконец, снова заснул, ища забвения, и тогда было бы уже слишком поздно".
           Сказав это, таинственный всадник пришпорил коня и ускакал прочь.

*  Салим Абдали, живший с 1700 по 1765 год, навлек на суфиев со стороны интеллектуалов множество яростных нападок, заявив, что суфийский мастер может знать, какая опасность угрожает человеку, и в случае необходимости применить быстрые и иногда парадоксальные меры для его спасения. Это утверждение привело в дикое бешенство тех, кто не понимал, что он имеет в виду.
*  Историю "Всадник и змея" Абдали заимствовал у Руми. Даже сегодня многим людям придется не по душе идея рассказа. Тем не менее, эту идею в той или иной форме принимают все суфии. В комментарии на рассказ Хайдар Гул сказал только следующее: "существует предел, который человечеству вредно переступать, завеса, скрывающая истину, чтобы не повредить тем, чей ум закрыт".

47. ИСА И НЕВЕРУЮЩИЕ

           Мастер Джалал ад-дин Руми и другие рассказывают, что однажды Иса, сын Марии, шел по пустыне невдалеке от Иерусалима с несколькими людьми, в которых еще сильна была жадность.
           Они умоляли Ису назвать тайное слово, воскрещающее мертвых.
           – Если я сообщу вам эту тайну, – отвечал им Иса, – вы неправильно воспользуетесь ею.
           Люди же настаивали на своем:
           – Мы подготовлены к такому знанию, – сказали они, – и вполне заслуживаем его. Кроме того, оно укрепит нашу веру.
           – Вы сами не знаете, о чем просите, – возразил Иса, но все же открыл им великое слово.
           Немного позже, вновь оказавшись в пустыне, эти люди увидели на земле кучу побелевших от времени костей.
           – Давайте попробуем могущество Слова, – сказали они друг другу и хором произнесли его.
           Только они его произнесли, как вдруг кости соединились в скелет, который стал обрастать мясом, мясо покрылось шерстью, и вот перед ними предстал дикий хищный зверь. Ожившее чудовище набросилось на них и разорвало их на куски.
           Имеющие разум поймут. Люди менее развитые сумеют развиться, изучая эту историю.

*  Иса, о котором здесь идет речь, – это Иисус, сын Марии. Рассказ воплощает в себе такую же идею, как "Ученик чародея". Он появляется в творчестве Руми и, кроме того, весьма часто повторяется в устных дервишских преданиях об Иисусе. Этих преданий существует великое множество.
*  Традиция относит к своим знаменитым "продолжателям" также одного из первых, кто носил титул "суфий" на Западе – Джабира, сына аль-Хайана, латинского Гебера, считающегося также родоначальником христианской алхимии.
*  Он умер приблизительно в 790 году. Первоначально Джабир был сабием (сабизм – культ небесных светил). Согласно западным авторам, ему принадлежат важные химические открытия.

48. В ПАРФЮМЕРНОМ РЯДУ

           Мусорщик, проходя через парфюмерный ряд, вдруг потерял сознание и упал на мостовую. Изо всех лавок к нему бросились люди и принялись опрыскивать его ароматной водой, чтобы привести в чувство. Но ему от этого становилось еще хуже.
           К счастью, мимо проходил человек, который раньше тоже был мусорщиком. Он тут же понял, в чем дело, и поднес к носу пострадавшего что-то дурно пахнущее. Мусорщик тут же пришел в себя и радостно воскликнул:
           – Вот истинное благовоние!
           Ты должен подготовиться к переходу туда, где многие вещи, к которым ты привык здесь, покинут тебя. После смерти твое "я" должно будет откликнуться на влияния, которые ты еще здесь имеешь возможность испытать.
           Если ты сохранишь свою привязанность к нескольким знакомым вещам, ты станешь несчастным, подобно мусорщику, очутившемуся в парфюмерном ряду.

*  Мораль этой притчи очевидна. Аль-Газали приводит ее в своей работе "Алхимия счастья" (XI век), желая подчеркнуть суфийское учение о том, что очень немногое из знакомого мира связано с "другим измерением".

49. ПРИТЧА О ЖАДНЫХ СЫНОВЬЯХ

           Жил когда-то трудолюбивый и щедрый крестьянин, у которого были ленивые и жадные сыновья. Перед смертью он собрал своих синовей и сказал им, что если они будут копать на таком-то и таком-то поле, они найдут зарытые там сокровища.
           Только крестьянин умер, его сыновья пошли на поле и стали усердно и внимательно перекапывать его вдоль и поперек, но никаких сокровищ так и не обнаружили.
           Не найдя в земле ни единой монеты, они решили, что отец, по-видимому, по своей щедрости раздал все золото, но забыл об этом, – и прекратили поиски. Но внезапно их осенило: раз уж земля вскопана, на ней ведь можно что-то посадить. Братья засеяли поле пшеницей и спустя несколько месяцев собрали богатый урожай.
           Продав пшеницу, они целый год жили в достатке.
           Однако когда урожай был собран, у них снова появилась мысль о большом богатстве, которое они могли проглядеть, и братья заново перекопали поле, – но с тем же успехом.
           Так за несколько лет эти люди привыкли к труду и научились различать времена года, о чем прежде не имели никакого представления. Тут-то они и поняли, почему их отец применил к ним такой метод воспитания, и стали честными и зажиточными крестьянами. Вскоре они обнаружили, что обладают достаточным богатством и совсем перестали думать о скрытых сокровищах.
           Так же обстоят дела и с изучением науки о человеческой судьбе и смысле жизни: учитель, сталкивающийся с нетерпеливостью, смятением и жадностью учеников, должен побудить их совершать действия, которые, как он знает, помогут им развиться, но истинная функция и цель этих действий самим ученикам часто остается неизвестной из-за их незрелости.

*  Эта история, подчеркивающая, что в человеке могут развиваться какие-то определенные способности, хотя он сам пытается развить совершенно другое, чрезвычайно широко известна.
*  Ее популярность можно объяснить предпосылаемой ей обычно преамбулой: "Те, кто повторяют этот рассказ, приобретут больше, чем могут предположить".
*  История эта публиковалась францисканцем Роджером Бэконом (у которого можно найти ссылки на суфийскую философию и который преподавал в Оксфорде, откуда был удален по приказу Папы) и химиком XVII столетия Беэрхааве.
*  Настоящая версия рассказа приписывается суфию Хасану из Басры, жившему около 12 столетий назад.

50. СУЩНОСТЬ УЧЕНИЧЕСТВА

           Ибрахим аль-Каззаз рассказывал, что в юности он очень хотел присоединиться к обучающему мастеру. Он разыскал мудреца и попросился к нему в ученики.
           – Ты еще не готов, – сказал учитель.
           Но молодой человек настаивал.
           – Что ж, хорошо, – согласился мудрец, – я научу тебя кое-чему. Сейчас я отправляюсь в паломничество в Мекку. Если хочешь, пойдем вместе.
           Ученик был в восторге.
           Итак, они собрались в дорогу. Но перед тем как тронуться в путь, мудрец сказал: "Отныне мы с тобой спутники, и потому один из нас должен руководить, а другой – повиноваться. Какая роль тебе по душе?"
           – Руководите мной, я буду повиноваться, – ответил юноша.
           – Пусть будет по-твоему, если ты знаешь, как повиноваться.
           Путь их лежал через Хиджанскую пустыню. С наступлением темноты они расположились на ночлег. Вдруг полил сильный дождь. Мастер поднялся, достал кусок материи и, натянув ее в руках, стал им укрывать юношу от дождя.
           – Но ведь это входит в мои обязанности, – запротестовал Ибрахим.
           – Я приказываю позволить мне укрывать тебя, – прервал его мудрец.
           Утром ученик сказал: "Если вы не возражаете, сегодня я буду руководить". Мастер согласился.
           – Пойду соберу немного хвороста для костра, – сказал молодой человек.
           – Ты не должен этого делать. Я сам принесу хворост, – сказал мудрец.
           – Я приказываю вам остаться здесь, пока я буду собирать хворост.
           Но мудрец возразил:
           – Подобные занятия не для тебя, ибо принципы ученичества не согласуются с тем, чтобы подчиненный позволил руководителю обслуживать себя.
           Вот так каждый раз мастер демонстрировал молодому человеку, что такое ученичество.
           Они расстались у ворот Святого Города. Встретившись с мудрецом позднее, юноша пристыженно потупил взор.
           – То, что ты узнал тогда, – сказал старец, – открыло тебе до некоторой степени сущность ученичества.

*  Ибрахим аль-Каззаз так определяет суфийский путь:
*  "ПОЗВОЛЬ ТОМУ, ЧТО ДЕЛАЕТСЯ ДЛЯ ТЕБЯ, БЫТЬ СДЕЛАННЫМ.
*  ДЕЛАЙ ДЛЯ СЕБЯ ТО, ЧТО ТЫ ДОЛЖЕН СДЕЛАТЬ САМ".
*  Эта история в драматизированной форме подчеркивает, что действительные взаимоотношения между учителем и учеником весьма отличаются от того, что думает о них будущий ученик.
*  Каззаз был одним из великих мастеров древности, и это путешествие приводится в книге Худжвири "Раскрытие скрытого за завесой", которая представляет собой самый ранний из дошедших до нас трактатов по суфизму на персидском языке.

51. ПОСВЯЩЕНИЕ МАЛИКА ДИНАРА

           После многолетнего изучения философских доктрин Малик Динар, наконец, почувствовал, что теперь пора ему отправляться на поиски знания.
           – Я иду искать Скрытого Учителя, – сказал он сам себе, – который, как говорят, находится в моем совершенном "я".
           Захватив с собой немного фиников, Малик вышел из дому и отправился в путь. Вскоре он увидел впереди себя дервиша, устало бредущего по пыльной дороге. Ускорив шаг, он поравнялся со стариком и некоторое время они шли рядом, не говоря друг другу ни слова. Первым нарушил молчание дервиш.
           – Кто ты и куда направляешься? – спросил он.
           – Меня зовут Динар, – ответил Малик. – Я иду искать Скрытого учителя.
           – А я – эль-Малик эль-Фатих, и я пойду с тобой, – сказал дервиш.
           – Можешь ли ты помочь мне разыскать Учителя? – спросил Динар.
           – Могу ли я помочь тебе, можешь ли ты помочь мне? – спросил Фатих в нарочито грубой манере дервишей, как они обычно говорят; затем он продолжал: – Скрытый Учитель, говорят, пребывает в самом человеке; находит его человек или нет, зависит от того, как он применяет свой опыт. А это есть нечто такое, что только частично может быть передано другому человеку.
           Вскоре они подошли к дереву, которое раскачивалось и скрипело. Дервиш остановился, с минуту помолчал, а затем сказал: "Дерево говорит: что-то причиняет мне боль, остановитесь и избавьте меня от страданий".
           – Я тороплюсь, – сказал Динар, – и вообще, как может дерево говорить?
           И они отправились дальше.
           Когда они отошли от дерева на несколько миль, дервиш сказал:
           – Когда мы стояли возле дерева, мне почудился запах меда. Может быть, в его дупле гнездо диких пчел?
           – Тогда нам нужно скорее вернуться назад, – воскликнул Динар, – если нам посчастливится найти мед, мы немного оставим себе, а остальное продадим по дороге.
           – Пусть будет по-твоему, – ответил дервиш, – и они повернули назад. Но, возвратившись к дереву, Динар и дервиш увидели, что другие путешественники опередили их и достали из дупла очень много меда.
           – Какую нужду мы терпели, – сказали эти люди Динару и Фатиху, – а этого меда хватит, чтобы накормить целый город. Мы, бедные странники, можем теперь стать купцами; отныне мы ни в чем не будем нуждаться.
           Динар и дервиш продолжили свой путь.
           Через некоторое время они подошли к огромной муравьиной куче, от которой доносилось приглушенное гудение. Дервиш прижался ухом к земле, вслушиваясь во что-то, затем поднялся и сказал:
           – Эти муравьи строят колонию. Своим гудением они молят о помощи. Они говорят на муравьином языке: "Помогите нам. Мы натолкнулись на странную преграду, мешающую нам рыть дальше. Помогите ее убрать". Ну что, поможем им или тебе некогда?
           – Брат, нам нет дела до муравьев и их преграды, – сказал Малик. – Лично я должен искать своего Учителя.
           – Как знаешь, – ответил дервиш, – но они еще говорят, что все вещи взаимосвязаны, и этот случай может иметь некоторое отношение к нам.
           Но Динар не обратил внимания на замечание старика и устремился вперед.
           Вечером, когда они остановились на ночлег, Динар обнаружил, что потерял свой нож.
           – Наверное, я обронил его у муравейника, – сказал он.
           На следующее утро путники повернули в обратный путь.
           Ножа они так и не нашли, но, подойдя к муравейнику, увидели несколько людей, в перепачканных одеждах, которые сидели прямо на земле перед грудой золотых монет.
           – Это, – объяснили они Динару, – клад. Мы его только что выкопали. Мы шли по дороге, как вдруг нас окликнул какой-то старый, совсем дряхлый дервиш. "Ройте здесь, – сказал он, – и вы найдете то, что для одних преграда, а для других золото".
           Динар проклинал себя за нетерпение.
           – Если бы мы задержались здесь прошлой ночью, о дервиш, ты и я сделались бы богачами, – сетовал он.
           – Этот дервиш, – сказал вдруг один из счастливцев, показывая на Фатиха, – очень похож на того старца, который остановил нас.
           – Все дервиши похожи друг на друга, – ответил Фатих, и они с Динаром пошли дальше.
           Спустя несколько дней путники подошли к реке. Они уселись на берегу, поджидая перевозчика и любуясь живописной местностью.
           Вдруг из воды вынырнула огромная рыба и уставилась на них.
           – Рыба обращается к нам, – промолвил дервиш. – Она говорит: "Я проглотила камень. Выловите меня и дайте мне целебной травы, тогда я его выплюну и не буду больше мучаться. О, странники, проявите ко мне сострадание!"
           Тут к берегу пристала лодка с перевозчиком, и нетерпеливый Динар втолкнул в нее Фатиха. Перебравшись на другой берег, они заплатили лодочнику медную монету и направились на ночлег в чайхану, которую специально для странников построил когда-то на берегу один добрый человек.
           Утром, неспеша потягивая чай, Динар и дервиш увидели, как в чайхану вошел знакомый им лодочник.
           – Вчерашний вечер оказался для меня счастливым, – объяснил он с порога. – Странники принесли мне удачу.
           Поцеловав руку почтенному дервишу, он попросил его благословения.
           – Ты заслужил все это, сын мой, – сказал Фатих.
           Лодочник рассказал, что этой ночью он разбогател, и вот как это случилось: с наступлением темноты он, как обычно, хотел закончить работу и отправиться домой, но заметил на другом берегу двух путников и решил задержаться, чтобы перевезти их. Сделал он это не ради денег, ибо увидел, что путники бедно одеты, а ради "бараки", милости, которой удостаиваются те, кто помогает странникам. И вот когда он, переправив их через реку, стал привязывать лодку к причалу, из воды выбросилась рыба и, забив хвостом по земле, попыталась ухватить ртом листок с прибрежного куста. Лодочник сорвал листок и положил ей в рот. Рыба тут же выплюнула камень и плюхнулась в воду. Камень оказался огромным сверкающим алмазом неисчислимой стоимости.
           – Ты сущий дьявол, – воскликнул пораженный Динар, повернувшись к Фатиху. – Ты заранее знал обо всех трех сокровищах благодаря какому-то внутреннему восприятию, но не сказал об этом мне. Разве настоящее сотрудничество в этом? И прежде я терпел множество неудач, но без тебя я никогда бы не узнал, что скрывается в дереве, муравейнике и рыбе!
           Только он произнес это, как вдруг словно бы могучий порыв ворвался в его душу и Малик Динар осознал, что истина противоположна тому, что он сказал.
           Фатих, чье имя означает Победоносный Король, слегка коснулся плеча Динара и улыбнулся.
           – Сейчас, брат, – промолвил он, – ты поймешь, что можно учиться через опыт. Я тот, кто послан тебе Скрытым Учителем.
           Когда Малик Динар, наконец, осмелился поднять глаза, он увидел своего учителя, идущего по дороге с небольшой группой путешественников, которые обсуждали трудности предстоящего пути.

*  Сегодня имя Малика Динара упоминают среди имен наиболее выдающихся дервишей, его называют спутником, образцом, достигшим.
*  Малик Динар – один из ранних классических мастеров.
*  Победоносный Король в этой истории олицетворяет "высшую функцию ума", называемую Руми "человеческим духом"; эту функцию человек должен воспитывать в себе, чтобы достичь просветления.
*  В настоящем варианте сказание принадлежит эмиру аль-Арифину.

Каталог: wp-content -> uploads -> 2014
2014 -> Сабақтың тақырыбы: Спорттық ойын волейбол ойынға қосылған допты жоғарыдан немесе төменнен қабылдау
2014 -> Эй бир боорум! Менден бир нече насыйкат сурадың. Сен бир жоокер болгонуң үчүн, аскердик мисалдар менен айтылган сегиз чакан аңгеме аркылуу бир нече акыйкатты напсим менен бирге уккун
2014 -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі
2014 -> ЖҰмыс бағдарламасы пән: «Қоғамтану» Мамандығы: : 0301000
2014 -> Ұлт тарихы толқынындағЫ Ұлы тұЛҒалар
2014 -> Конкурс ережесі «Астана Опера»
2014 -> «Қостанай таңының» кітапханасы Сәлім меңдібаев


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет