Сопоставительный анализ фразеологических единиц антропоцентрической направленности (на материале русского, английского, татарского и таджикского языков) 10. 02. 20 Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание



жүктеу 0.74 Mb.
бет1/4
Дата28.04.2016
өлшемі0.74 Mb.
түріАвтореферат диссертации
  1   2   3   4
: common -> img -> uploaded -> files -> vak -> announcements -> filolog
filolog -> Таджикско армянские литературные связи в новое время 10. 01. 03 Литература народов стран зарубежья
filolog -> Таджикская журналистика в период культурной революции (1929-1940 гг.) 10. 01. 10 журналистика
announcements -> Пространственно-временная динамика биоразнообразия птиц алтай-саянского экорегиона и стратегия его сохранения
announcements -> Цитофизиологические основы взаимоотношений организмов в патосистеме «Puccinia triticina Erikss виды семейства p о aceae Barnh.»
announcements -> Закономерности сорбционного распределения тяжелых металлов в почвах центрального черноземья 06. 01. 03 Агропочвоведение, агрофизика
filolog -> Балкарская ономастика в парадигме современной лингвистики
filolog -> Речевая толерантность в билингвистическом тексте
filolog -> Персидская газель в XX веке
filolog -> Роман мемуары во французской литературе хуш века: генезис и поэти ка
filolog -> Художественное осмысление философской и нравственно-психологической концепции свободы и несвободы человеческой личности в русской и северокавказской литературах второй половины ХIХ-ХХ веков

На правах рукописи




САКАЕВА ЛИЛИЯ РАДИКОВНА
Сопоставительный анализ фразеологических единиц антропоцентрической направленности

(на материале русского, английского, татарского и таджикского языков)

10.02.20 – Сравнительно–историческое, типологическое и сопоставительное языкознание


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Казань– 2008

Работа выполнена на кафедре романо-германской филологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования

«Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова–Ленина»


Научный консультант:

доктор филологических наук,

профессор Арсентьева Елена Фридриховна



Официальные оппоненты:

доктор филологических наук,

профессор Златоустова Любовь Владимировна

доктор филологических наук,

профессор Никулина Елена Александровна

доктор филологических наук,

профессор Пелевин Михаил Сергеевич



Ведущая организация:


Институт языка, литературы, искусства им. Г. Ибрагимова АН РТ

Защита состоится “” 2008 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.078.03 по присуждению ученой степени доктора филологических наук по специальности 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание в ГОУ ВПО «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет» по адресу: 420021, г. Казань, ул. Татарстан, 2.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет»
Электронная версия размещена на официальном сайте ГОУ ВПО «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет» “” 2008 г.

Режим доступа: http://www.tggpu.ru

Автореферат разослан “____” _____________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,



доцент Р.Г. Мухаметдинова

Общая характеристика работы


Мир фразеологии велик и многообразен и каждый аспект его исследования, безусловно, заслуживает должного внимания. Во фразеологии, как и в любой науке, есть спорные вопросы, которые актуальны и по сей день. Сопоставительные исследования языковых явлений в области фразеологии и лексикологии привлекают к себе внимание современных лингвистов в связи с важностью выявления общих и специфических черт на фразеологическом и лексическом уровне нескольких языков. Выявление сфер соприкосновения различных языков позволяет выделить общие характеристики быта, культуры, истории и психологии народов. Исследование отношений между отдельными языками и группами языков помогает выявить их более или менее близкое родство, определить большую или меньшую степень их удаленности друг от друга и установить относительную хронологию возникновения явлений, общих для этих языков. Особый интерес представляют исследования в области фразеологии, так как именно во фразеологических единицах (ФЕ) ярко проявляется своеобразие быта и культуры народа. Знание фразеологического состава языка позволяет глубже понять психологию и менталитет нации изучаемого языка. В условиях современного развития национальных языков и все более широкой интеграции и обогащения культур, вопрос о необходимости оценки языковых явлений на основе сравнительно–сопоставительного анализа приобретает особое значение.

Актуальность исследования определяется привлечением к компаративным фразеологическим исследованиям материала русского, английского, татарского и таджикского языков, принадлежащих как к различным семьям, так и к различным языковым группам индоевропейской семьи языков, выявление как всеобщих признаков-универсалий, свойственных любому языку, и отличительных черт. Взаимодействие языков германской, славянской, тюркской и иранской групп менее изучено, а потому наиболее притягательно и актуально в условиях расширения границ общения и поиска новых путей диалога различных мировых культур. Актуальность исследования определяется ещё и ростом межкультурных контактов и господством принципов антропоцентризма во многих науках.

Предметом исследования явились фразеологические единицы антропоцентрической направленности, в которых наиболее полно отражен принцип антропоцентризма (направленность на описание человека) в языке.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые детальному исследованию подвергаются ФЕ антропоцентрической направленности в таджикском языке в сопоставлении с английским, татарским и русским. Данный сопоставительный анализ ФЕ в четырёх языках позволит установить общие и различительные признаки ФЕ как в семантическом, так и в структурно-грамматическом плане, которые обусловлены интра– и экстралингвистическими факторами.

Теоретико-методологическую основу исследования составили труды ряда известных специалистов в области сопоставительного исследования фразеологических единиц Е.Ф. Арсентьевой, А.Д. Райхштейна, В.М. Мокиенко, А.Г. Садыковой, З.З. Гатиатуллиной, Л.К. Байрамовой, Ю.А. Дологополова, М.Н. Азимовой и многих других.

Теоретическая значимость определяется, в первую очередь, привлечением к анализу обширного класса ФЕ таджикского языка. Выявлены особенности грамматического построения ФЕ в четырех разноструктурных языках, определена этимология ФЕ антропоцентрической направленности, выделены основные микросферы фразеологизмов с наиболее частотными соматизмами.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования полученных результатов исследования в теоретических курсах по сопоставительному языкознанию, лексикологии, курсах теории и практики перевода, сопоставительной фразеологии, при создании учебников, составлении учебных пособий, толковых многоязычных словарей, при разработке и чтении спецкурсов по фразеологии и т.д.

Целью исследования является проведение всестороннего семантического, компонентного, структурно–грамматического и этимологического анализа ФЕ четырех разноструктурных языков.

Достижению цели способствует решение следующих задач:

– выявление состава ФЕ антропоцентрической направленности в русском, английском, татарском и таджикском языках;

– представление обзора литературы по проблеме изучения таджикской и татарской фразеологии в работах отечественных и зарубежных авторов;

– описание пословиц как неотъемлемого элемента фольклора, а в более широком смысле и народно–разговорного языка русского, английского, татарского и таджикского народов;

– выделение из фразеологического состава исследуемых языков ФЕ антропоцентрической направленности с компонентом-зоонимом, орнитонимом;

– разработка семантической классификации ФЕ с компонентами–соматизмами в русском, английском, татарском и таджикском языках;

– анализ и сопоставление грамматической структуры анализируемых ФЕ;

– описание основных признаков составления многоязычного словаря фразеологизмов, пословиц и поговорок.

Результаты проведенного исследования позволяют вынести на защиту следующие положения:

1. Соматический код как один из ключевых кодов русской, английской, татарской и таджикской культур актуализируется при категоризации действительности, участвуя в описании многих сфер жизнедеятельности человека.

2. Сопоставительное изучение фразеологии разносистемных языков представляется чрезвычайно важным, так как именно фразеология является источником сведений о культуре, стереотипах народного сознания, отражающих представления того или иного народа о обрядах, традициях, своеобразии окружающего мира и др., становясь достоянием языкового сознании.

3. Русские, английские, татарские, таджикские пословицы и поговорки имеют много общего. Языковая специфика выражается в образном наполнении этих единиц и связана с культурными и национальными особенностями носителей исследуемых языков.

4. Фразеологизмы с компонентами зоонимами и орнитонимами, описывающие человека как объект сопоставительного анализа специфического фразеологического фонда русского, английского, татарского и таджикского языков, в современных лингвистических исследованиях.

5. Сходство исследуемых языков проявляется в совпадении наиболее продуктивных стрежневых соматических компонентов и основных тематико–семантических разрядов.

6. Для ФЕ русского, английского, татарского и таджикского языков свойственны четыре основные типа: субстантивные ФЕ (СФ), глагольные ФЕ (ГФ), адъективные ФЕ (АФ), ФЕ со структурой предложения.

7. Создание многоязычного (русско-англо-татаро-таджикского) словаря фразеологизмов, пословиц и поговорок требует специального подхода, учитывающего как основные лексикографические требования, так и специфику ФЕ.

Сознавая всю сложность и многоаспектность поставленных задач, мы не претендуем на их исчерпывающее решение – работу можно рассматривать в качестве одного из этапов в решении основных проблем фразеологии как лингвистической дисциплины.



Методологическая основа исследования. Достижение цели исследования и решение поставленных задач обусловливает необходимость использования комплекса общенаучных теоретических (теоретический анализ, конкретизация, моделирование) и эмпирических (изучение специальной литературы, инструкций, словарей) методов исследования.

Основными методами исследования, использованными в работе, являются сопоставительно–типологический метод, метод компонентного анализа, метод фразеологического описания русского, английского, татарского и таджикского языков, метод анализа словарных дефиниций. Для уточнения сферы применения фразеологизмов проводился опрос информантов.

Материалом и источником исследования послужили данные картотеки, составленной методом сплошной выборки из русских, английских, татарских и таджикских словарей: «Longman Dictionary of Contemporary English» (1995), «New Webster’s Еxpanded Dictionary» (1993), «Русско-английский фразеологический словарь» В.В. Гуревича, Ж.А. Дозорец (2004), «Англо-русский фразеологический словарь» П.П. Литвинова (2000), «Англо-русский фразеологический словарь» А.В. Кунина (1984), «Фразеологический словарь русского языка» А.А. Легостаева, С.В. Логинова (2003), «Лингвистические детективы» Н.М. Шанского (2002), «Фразеологический словарь русского литературного языка» А.И. Федорова (1997), «Школьный фразеологический словарь русского языка» Н.М. Шанского (2003), «Фразеологический словарь русского языка» Л.А. Субботиной (2002), «Русско-английский фразеологический словарь» Е.Ф. Арсентьевой (1999), «Русско-таджикский словарь» под ред. М.С. Асимова (1985) и многих других, примеры, извлеченные из текстов произведений русской, английской, татарской, таджикской классической и современной художественной литературы, публицистики и периодики, а также материалы, полученные в результате опроса информантов – носителей русского, английского, татарского и таджикского языков. Выбор иллюстраций был подчинён двум принципам: во-первых, отчётливому, актуализированному проявлению семантической структуры ФЕ; во-вторых, иллюстрации её функционирования в художественной или индивидуальной речи.

Апробация основных положений диссертационного исследования проходила в разных формах. Тема диссертации, сообщение автора, а также текст диссертации обсуждались на заседаниях кафедры германской филологии филиала КГУ в г. Набережные Челны, заседаниях кафедры романо-германской филологии КГУ, заседании кафедры ТГГПУ г. Казань. Результаты исследования в течение ряда лет использовались диссертантом в лекциях по переводу, сопоставительной фразеологии филиала Казанского Государственного университета в г. Набережные Челны. В течение трех лет в филиале КГУ в г. Набережные Челны под руководством диссертанта результативно работало научное общество студентов, специализировавшееся на изучении сопоставительной фразеологии: его члены становились неоднократными победителями зональных, областных, городских, всероссийских конкурсов. Тридцать пять дипломных работ защищено в филиале КГУ в г. Набережные Челны с 2001 года по сопоставительной фразеологии под руководством автора данной диссертации.

Основные положения и результаты исследования нашли свое отражение в сорока семи научных работах, в т.ч. монографии, словарях. Результаты, полученные в ходе исследования, докладывались и обсуждались на ежегодных итоговых научных конференциях филиала КГУ в городе Набережные Челны, на заседаниях кафедры германской филологии филиала КГУ в городе Набережные Челны и кафедры романо–германской филологии КГУ города Казани (2000–2008 гг.), региональных, республиканских, всероссийских и международных конференциях, в т.ч. на международной конференции, организованной германским отделением Университета Хельсинки, Финляндия и Европейским обществом фразеологов (Еврофраз), (август, 2008 г.), IV Международной научной конференции «Русский язык в языковом и культурном пространстве Европы и мира: Человек. Сознание. Коммуникация. Интернете», Варшава, Польша (май, 2008 г.)



Структура работы определяется целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографии. Каждая глава состоит из разделов и сопровождается выводами.

Библиография содержит триста восемьдесят шесть наименований монографий, публикаций в периодических изданиях, статей из сборников научных трудов, авторефератов, диссертаций и сто сорок четыре лексикографических источника и источника иллюстративного материала. Общий объем диссертации – 340 страниц.

Первая глава состоит из трех параграфов, в которых представлены экскурс в историю вопроса изучения таджикской фразеологии, описание основного терминологического аппарата исследования, исследование пословиц как продукта языкового народного сознания русского, английского, татарского и таджикского народов, а также изучение национального лингвистического своеобразия фразеологических единиц с компонентом зоонимом и орнитонимом в исследуемых языках

Вторая глава посвящена исследованию семантики фразеологических единиц антропоцентрической направленности с компонентами соматизмами и составлению классификации ФЕ с соматизмами («глаз», «рука», «голова», «сердце», «печень», «органы речи» – «язык», «рот», «нога»), а также выявлению значительного сходства четырёх языков на семантическом уровне.

Третья глава представляет собой анализ структурно–грамматической организации ФЕ антропоцентрической направленности русского, английского, татарского и таджикского языков. В данной главе сопоставительный анализ направлен на выявление структурно–грамматического параллелизма и структурно–грамматических расхождений ФЕ.

Четвертая глава освещает вопросы создания многоязычного словаря фразеологизмов, пословиц и поговорок, разработку и изложение основных принципов, положенных в основу создания многоязычного словаря.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность исследования, определяются его цели, задачи и методологические основы.

Глава I – «Основные аспекты изучения ФЕ русского, английского, татарского и таджикского языков» – состоит из трех параграфов. В первом параграфе – «К истории изучения вопроса»– рассматривается вопрос о языке. Язык, важнейшее и удивительное средство человеческого общения, средство обмена мыслями, может выполнять разнообразные и сложные функции потому, что он представляет собой весьма гибкую и в то же время отлично организованную систему. Одновременно язык выступает в качестве зеркала национальной культуры, ее хранителя. Языковые единицы, прежде всего слова, фиксируют содержание, которое в той или иной мере восходит к условиям жизни народа – носителя языка. Во всех сопоставляемых языках важна и интересна так называемая национально–культурная семантика языка, т.е. те языковые значения, которые отражают, фиксируют и передают от поколения к поколению особенности природы, характера общественного устройства страны, ее фольклора, искусства, науки, а также особенности быта, обычаев и истории народа.

Изучение лексико-семантических особенностей ФЕ, пословиц и поговорок исследуемых языков имеет большое значение при изучении ступеней развития истории мышления этих народов и связанных с ними социологических вопросов; формирования культуры народа, а также для выяснения органической связи между художественным и эстетическим мышлением. На основе этого можно получить правильное представление о семантическом развитии языка, о его лексической и фразеологической системе. В последние годы ученые–лингвисты, преподаватели-практики и методисты стремятся глубже и отчетливее раскрыть и обосновать теоретические вопросы контактирования родственных и разносистемных языков, взаимодействия и взаимовлияния этих языков. Проблемы сопоставительной фразеологии привлекают к себе большое внимание языковедов и отражены в трудах А.Д. Райхштейна, В.М. Мокиенко, Е.Ф. Арсентьевой, А.Г. Садыковой, З.З. Гатиатуллиной, Л.К. Байрамовой, Ю.А. Дологополова и многих других учёных. Если исследование русской и английской фразеологии достигло достаточно высокой ступени развития, татарская и таджикская фразеология еще не разработаны в достаточной степени. Казанская школа фразеологов может быть представлена фундаментальными трудами по фразеологии татарского языка Ш.А.Рамазанова, Г. Ахатова, Г.Х. Ахунзянова, Г.С. Амирова, Л.К. Байрамовой и др. Во фразеологической литературе последних лет представлены описания групп ФЕ, отобранных по семантической общности: Р.А. Юсупов «Общее и специфическое в лексико-семантической и фразеологической системе русского и татарского языков» (Москва, 1982), С.Г. Шафиков «Проблемы лексической семантики в свете языковых универсалий» (Уфа, 1998), И.И. Ибрагимова «Сравнительно сопоставительное исследование соматических фразеологизмов» (Казань, 1993), Г.К. Гизатова «Компоненты фразеологических единиц современного татарского литературного языка» (Казань,1983), Г.З. Садыкова «Межъязыковая фразеологическая лакунарность и средства ее компенсации» (Казань, 1989). Учеными выявляются типы эквивалентности/неэквивалентности ФЕ, изучается интернациональный фразеологический фонд. Особый интерес проявляется к вопросу перевода ФЕ на другой язык: Э.М. Ахунзянов «Русские заимствования в татарском языке» (Казань,1983), Г.И. Бичурина «Фразеологическая полисемия в русском и татарском языках», «Русские параллели во фразеологической антонимии» (Казань, 1987).



Исследование фразеологического состава различных языков ведётся интенсивно и разнопланово, однако, к сожалению, очень мало внимания уделяется языкам иранской группы индоевропейской семьи языков, к которой и относится таджикский язык. Хотя многое сделано за последнее время известными отечественными языковедами, о чём свидетельствует ряд работ таких учёных как Ю.А. Рубинчик, Х. Маджидов, Ю. Авалиани, С.В.Хушенова, Х. Джалилов, М.Н. Азимова, Н.А. Джураев, Б.С. Авезова, С.М. Тиллоева и многих других, внесших существенный вклад в изучение иранистики (таджикского языка, персидского языка, курдского языка, языка пушту и др.), фразеологию таджикского языка нельзя считать изученной в полной мере. М.Н. Азимова в своём сопоставительном исследовании генетического родства английского и таджикского языков на примере соматизма «сар» приходит к выводу, что генетическая связь таджикского и английского языков проявляется наиболее отчетливо при сопоставлении простых слов, в значительно меньшей степени она может быть обнаружена в структуре композитов, едва уловима она во фразеологических сочетаниях с соматическими терминами: чем проще сопоставительные единицы, тем сильнее проявляется генетическое родство, при сравнении более сложных единиц затруднительно определить генетическое родство от типологического подобия. Значительный вклад в развитие теории фразеологии таджикского языка внесли исследования Х. Маджидова. В своей диссертации на соискание ученой степени кандидата наук Х. Маджидов делит фразеологизмы таджикского языка в зависимости от их лексико-семантических признаков и исследует их особенности. Им также исследованы семантические изменения компонентов, лексический состав и художественные средства, лежащие в основе фразеологических оборотов, рассмотрены так же фразеологическая полисемия, омонимия, синонимия, вариация и антонимия [Маджидов 1968]. Х. Маджидов является автором книги «Фразеологияи забони хозираи точик» (Фразеология современного таджикского языка. Автор определяет фразеологию как самостоятельную область языкознания и делит на четыре вида: общую, историческую, сопоставительную и синхронную [Маджидов 1982].

Второй параграф –«Пословицы как продукт языкового народного сознания русского, английского, татарского и таджикского народов» – посвящен изучению пословиц. Еще Аристотелю приписывали первые записи пословиц. Записями пословиц занимались греческие, александрийские и римские ученые. В 1500 г. Эразм Роттердамский издает свод античных пословиц. Восточные культуры дали богатые образцы древнееврейских, индийских, арабских пословиц других языков, часто получавших литературную обработку (Библия, Панчатантра, Коран). Русская литература XVIII в., будучи по преимуществу просветительной и дидактической, весьма тяготела к пословицам. Пословица приводилась в учебных книгах, вводилась в журналы, в театральные пьесы («Письмовник» Курганова, «Были и небылицы» Екатерины II, журнал Новикова «Детское чтение для ума и сердца»). Использованы пословицы и в «Словаре Академии Российской» (1789—1794), для которого их собирал поэт Богданович. Первое научное собрание русских пословиц принадлежит Снегиреву, продолжателями его явились Буслаев и Даль. Труд Даля «Пословицы русского народа» (1862) и работа Иллюстрова «Жизнь русского народа в его пословицах и поговорках» (1910) являются для дореволюционной России наиболее богатыми собраниями русских пословиц. Интерес к пословицам мы обнаруживаем уже у русских писателей XVIII в. А.С. Пушкин вносит пословицу в свою переписку с Н.Н. Пушкиной. А.Н. Островский берёт пословицу в качестве заголовков или постоянного сопровождения речи своих персонажей. У Л.Н. Толстого и Ф.М. Достоевского пословица — это целая историко–литературная проблема. Изучение пословиц и поговорок на материале татарского языка и его диалектов началось с 20–х годов прошлого столетия, хотя зафиксированные пословицы и поговорки уже можно было найти в древнетюркских рунических письменных памятниках, в словаре «Диване лөгатет–төрк» (Махмута Кашгари, 1072–74), в «Котадгу билик» (XI в.), в поэме «Кысса–и Йусуф» Кул Гали, в письменных памятниках периода Золотой Орды и Казанского ханства. Однако накопление фактического материала началось с XVIII–XIX вв. В книге М. Иванова «Татарская хрестоматия» (1842) помещены около ста татарских пословиц. Впервые в истории татарского языкознания выдающийся лингвист, просветитель татарского народа Каюм Насыри выпустил в 1895–98 гг. в двух томах «Татар теленең аңлатмалы сүзлеге» («Толковый словарь татарского языка»), куда включены многие фразеологизмы и пословицы. В 1904 году вышел сборник пословиц Г. Миниева, в 1912 г. – сборник пословиц и поговорок «Борынгылар әйткән сүзләр» Х. Бадига, переизданный в 1919 и 1952 годах. В двух томном толковом словаре татарского языка («Татар теленең тулы сүзлеге», 1 том –1927г., 2 том –1929 г.) выдающегося филолога Дж. Валиди нашли своё отражение многие фразеологические единицы и пословицы.. Музаффаров в своей работе «Татарские народные пословицы» изложил природу пословиц в свете языкознания и в своём исследовании широко разъяснил средства художественного выражения пословиц. Пословицы любого языка (в данном случае – русского, английского, татарского и таджикского) представляют собой продукты языкового народного сознания как материализацию опыта поколений и отдельных представителей данного народа, соответственно. Будучи неотъемлемым элементом фольклора, а в более широком смысле и народно–разговорного языка в целом, пословица полностью удовлетворяет следующим требованиям народной эстетики в исследуемых языках: выражение объективации через конкретные и знакомые образы; восприятие пословиц как глубокого и обобщенного и в то же время естественного, эмоционального и доходчивого афористического изречения; слаженность звучания, в основном характерная для русского и английского языков; лаконичность и компактность речи; доброжелательность и гуманность высказывания; конкретизация и олицетворение отвлеченных понятий: Пословицы очень разнообразны по своему содержанию и охватывают все стороны жизни народа: в пословицах нелестная оценка даётся богатым людям; высмеиваются дураки; критикуются лентяйство и безделье; пословицы учат бережливости, трудолюбию; иронизируют пьянство; отражают жизненные явления; описывают дружбу; восхваляют любовь.

В третьем параграфе «Проявление национального лингвистического своеобразия фразеологических единиц с компонентом зоонимом и орнитонимом в русском, английском, татарском и таджикском языках» речь идет о фразеологическом фонде исследуемых языков, имеющих в своем составе большое количество ФЕ антропоцентрической направленности с компонентом зоонимом и орнитонимом. Наименования животных (зоонимы) и птиц (орнитонимы)– один из самых древних пластов лексики во всех языках мира. Стремясь охарактеризовать своё поведение, чувства, состояния, внешность, человек прибегал к сравнению с тем, что ему было ближе всего и похоже на него самого – животным миром. Нами не случайно выделена эта группа ФЕ, так как ФЕ с зоонимами и орнитонимами являются одной из самых характерных групп фразеологического фонда любого языка. Многие наименования животных стали устойчивыми метафорами, обозначающими свойства и качества человека: лиса – «хитрый, льстивый человек», гусь – «о ненадежном или глуповатом человеке», медведь – «о неуклюжем, неповоротливом человеке», петух – «о задорном человеке, забияке» и т.п. В языковой картине всех четырёх языков задействованы имена животных, участвующих в образной мотивации: млекопитающие: домашние животные, дикие животные; птицы: домашние птицы, дикие птицы; рептилии; рыбы, членистоногие; насекомые. Наибольшее видовое использование получают домашние животные и дикие птицы, однако по частотности употребления в паремиях отряд млекопитающих занимает лидирующую позицию. Социально–информативную функцию выполняют некоторые наименования животных, ставшие символами отрицательных качеств. В исследуемых языках таковыми являются «собака», «свинья», «коза», «козёл», «осел» и т.п., названия которых имеют негативную коннотацию, основанную как на реальных наблюдениях, так и на сложившемся стереотипе представлений об интеллекте, характере и других чертах животного. Представление о птицах как о человеческих душах распространено по всему миру так же широко, как и мнение, что они являются воплощением божества предсказаний, бессмертия и радости. В некоторых культурах птицы считаются предвестниками болезней – обычно это вороны, грифы. Однако более распространено мнение, что птицы – благоприятный знак. Считается, что птицы имеют контакт с божественными сферами и приносят послания оттуда, именно поэтому, например, кельты преклонялись перед ними. В представлениях людей птицы – это воплощение мудрости, интеллекта и молниеносности мысли. Во многих мифах, сказаниях и легендах птицы приносят полезные советы героям (например, сова). Таким образом, названия птиц (орнитонимы) представляют большой интерес во всех исследуемых языках с точки зрения этимологии. Фразеологизмы с названиями животных данных языков отражают: физические качества, возможности; внешний облик; черты характера; интеллект; действия человека.

Характерной чертой зоонимов и орнитонимов исследуемых языков является высокая степень идиоматичности и образности с сильным содержанием номинативности. Это приводит к тому, что сходные по денотативным значениям зоонимы и орнитонимы в разных языках отличаются образностью, т.к. ассоциативные представления о животных в различных языках не совпадают. Совпадения восходят либо к общему для английского, русского, татарского и таджикского языков источнику, либо являются следствием единого восприятия мира, сходных культурных, национальных и исторических особенностей.

В целом традиционный выбор зоонимов и орнитонимов во фразеологическом фонде русского, английского, татарского и таджикского языков имеет много общего как в аспекте теории номинации, так и с точки зрения оценочной коннотации. Сопоставительный анализ показывает, что своеобразие языковых традиций употребления компонентов зоонимов и орнитонимов в качестве компонентов пословиц и поговорок есть яркое проявление национального лингвистического своеобразия. Особенно это характерно для таджикского языка. При подборе зоо–пословиц в исследуемых языках возникают трудности, связанные с различиями представленности фразеологизмов в четырёх языках, которые продиктованы, в конечном счете, экстралингвистическими факторами: культурой, историей, бытом народов.

При сопоставлении пословиц и поговорок с компонентом зоонимом в анализируемых языках нами выделено пять типов: пословицы и поговорки, совпадающие по значению и по компоненту–зоониму; пословицы и поговорки с одинаковым зоо-компонентом и разной структурой; пословицы и поговорки с совпадающим значением, но разной структурой и зоо-компонентом; пословицы и поговорки с разными зоо–компонентами, но совпадающими структурой и значением; пословицы и поговорки, в которых одному компоненту зоониму в другом языке соответствует несколько зоонимов.

Глава II – «Название частей тела, связанные с функционально–чувственными сторонами человеческого бытия и отражающие общие характеристики и национальное своеобразие материальной и духовной культур русского, английского, татарского и таджикского народов» включает семь параграфов. Соматическая лексика является одной из интересных лексико–семантических групп исследуемых языков. Широкое употребление соматизмов в составе ФЕ в значительной степени обусловлено тем, что соматизмы входят в ядро основного состава словарного фонда языка. Изучению соматической фразеологии посвящены труды В.П. Шубиной (1977), Т.Н. Чайко (1999), Т.Н.Федуленковой (2000), М.Н. Азимовой (1980) и других. В зависимости от характера объекта номинации вся соматическая лексика распределяется по следующим пластам и их разрядам: сомонимическая лексика; остеонимическая лексика; спланхнонимическая лексика; ангионимическая лексика; сенсонимическая лексика; лексика, обозначающая болезни, недуги и проявления человеческого организма: а) названия болезней и недугов человека; б) названия проявлений человеческого организма.

За соматическими органами закреплены универсальные для разных народов функции, что привело к закреплению за лексемами, обозначающими эти органы, определённого символического значения: рус. «рот» – англ. «mouth» – тадж. «дахон», «дахан» – тат. «авыз» является символом речи; рус. «нога» – англ. «foot»– тадж. «по», «пой» – тат. «аяк» – символ ходьбы, движения; рус. «голова» – англ. «head»– тадж. «сар», «кала»– тат. «баш» – символ ума, интеллекта, мысли; рус. «рука» – англ. «hand» – тадж. «даст» – тат. «кул» – символ деятельности, работы, власти; рус. «глаз» – англ. «eye» – тадж. «чашм» – тат. «күз» – символ зрения. Сами соматизмы в языках, концентрируя вокруг себя другие лексемы и сочетаясь с ними, формируют и значения фразеологизмов. Однако, поскольку в современном русском, английском, татарском и таджикском языках соматизмы многозначны, каждое из значений может формировать отдельную тематическую группу. От значения, важности функции частей тела зависит количество, тематическое многообразие групп фразеологизмов, включающих в себя соответствующие соматизмы. Были отмечены следующие ФЕ с лексемами–соматизмами: соматические фразеологизмы, выражающие отношение человека к действительности и другим людям, а также характеризующие взаимоотношения людей; ФЕ, характеризующие физическое и эмоциональное состояние человека, описывающие его действия; ФЕ, дающие качественно-оценочную, образную характеристику человека; ФЕ, отражающие традиционную символику, связанную с частями тела.

В русском, английском, татарском и таджикском языках можно выделить семь наиболее характерных соматических компонентов: «глаза», «голова», «рука», «сердце», «органы речи» («язык», «рот»), «ноги», «печень». ФЕ, имеющие их в своем составе, составляют 2/3 от общего количества соматических фразеологизмов. Это обусловлено ясностью функций данных частей тела в каждом языке, легкостью их аллегорического осмысления, разветвленностью систем переносных значений.



В первом параграфе «Фразеологические единицы антропоцентрической направленности с соматизмом «сердце» в русском, английском, татарском и таджикском языках» исследуются ФЕ с компонентом «сердце» в русском, «heart» в английском, «дил» в таджикском, «йөрәк» в татарском языках. Данный компонент является одним из наиболее продуктивных соматических компонентов. Вокруг него «расположились» ФЕ, передающие различные эмоционально-психологические состояния человека: страх, печаль, радость, удивление, грусть, тоску, недоумение, презрение, ликование, веселье, радость, отсутствие способностей, стыд, смущение и др. На основе представления о месте локализации «сердца» (внутреннее положение) сформулировалось метафорическое значение «средоточие внутреннего мира человека». В этом значении «сердце» тесно коррелирует с компонентом «душа». В структуру внутреннего мира человека традиционно включают внутренние свойства человека.

Нами сделана попытка выделения основных микросфер для фразеологизмов антропоцентрической направленности с наиболее частотными соматизмами в русском, английском, татарском и таджикском языках с дифференциацией значений в двух направлениях: позитивном (доброжелательность, дружба, любовь, забота, уважение, внимание и т.д.) и пейоративном (недоброжелательность, вражда, злоба, ненависть, гнев, презрение, отвращение и т.д.). Анализ словарного материала показал возможность выделения трёх позитивных микросфер с соматизмом «сердце»: ФЕ, называющие положительные душевные качества человека: доброту, отзывчивость, великодушие: рус. «золотое сердце», «большое сердце» – англ. «smb. has a heart of gold»; «smb. has his heart in the right place» – тат. «алтын йөрәкле» – тадж. «дили соф», «одами фароųдил»; рус. «горячее сердце» – англ. «warm heart»– тат. «кайнар йөрәкле» – в таджикском языке данное ФЕ передаётся при помощи соматизма «голова» – «одами саргарм», в татарском языке помимо основного компонента используется соматизм «кровь»– «кайнар канлы»; ФЕ, связанные с понятием «любовь», «дружба», «радость», обусловленным имеющимся у многих народов аллегорическим представлением о сердце как органе любви: рус. «сердце взыграло», «сердце тает» – англ. «it rejoiced one’s heart», «it cheered/rejoiced the cockles of one’s heart» – тадж. «дил бохтан» (ба касе) (букв. «проиграть кому-либо сердце») в значении «влюбиться»; «ба касе дил додан» (букв. «отдать кому-либо сердце») – тат. «йөрәк каушый», «йөрәк калтырый», «йөрәк кабыну» в значении «сердце взыграло»; рус. «покорить сердце» – англ. «win smbs heart» – тат. «кеше йөрәген ялгап алу», «йөрәккә ут салу» – тадж. «дили касеро рабудан»; рус. «отдавать сердце» – англ. «give ones heart to smb», «lose ones heart /to smb/» – тат. «йөрәк бирү», «йөрәк тапшыру» – тадж. «ба касе дил додан» В английском языке ФЕ «покорить сердце» может передаваться соматизмом «рука» – «win smbs hand /the hand of smb/»; ФЕ, обозначающие мыслительный процесс, рабочее состояние человека отмечены в английском языке: «to learn by heart» в значении «учить наизусть»; «to work ones heart out» – «работать, вкладывая душу, до усталости». К пейоративным ФЕ с соматизмом «сердце» отнесены четыре микросферы: ФЕ, называющие отрицательные душевные качества человека– жестокость, бессердечность: рус. «каменное сердце» – англ. «smb. has a hard heart/a heart of flint/of stone/stony heart» – тадж. «дили бераųм» – тат. «таш йөрәк», «тимер йөрәк», «таш йөрәкле», «йөрәк таш сыман», «каты йөрәкле»; рус. «сорвать сердце на ком-либо»; рус. «сердце кипит/закипает/; англ. «ones heart is overflowed/overflowing with anger/indignation/offence/irritation»; ФЕ, выражающие испуг, страх, неожиданную слабость, тревогу, плохое предчувствие: рус. «сердце дрожит/ёкает/закатывается/заходится»; тадж. «дил таų рафт» в значении «сердце зашлось»; «дилро ваųм зер кард», «дил аз хонааш баромад» в значении «сердце ёкнуло»; рус. «сердце дрожит/трепещет/ как/словно/ овечий хвост» – тадж. «дилаш гум мезанад» – тат. «йөрәк калтырый»

  1   2   3   4


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет