Судебная система и процесс



жүктеу 168.67 Kb.
Дата28.04.2016
өлшемі168.67 Kb.
:
СУДЕБНАЯ СИСТЕМА И ПРОЦЕСС


A.V. ELINSKIY,

The main adviser of Management

of the constitutional bases

Criminal justice of the Constitutional Court The Russian Federation, the candidate of jurisprudence


LEGAL POSITIONS OF THE CONSTITUTIONAL COURT OF THE RUSSIAN FEDERATION ON AMNESTY PROBLEMS
On the basis of the analysis of legal positions of the Constitutional Court of the Russian Federation, concerning questions of amnesty, the author comes to a conclusion that the special constitutionally-legal nature of certificates about the amnesty announcement causes possibility of their check only the Constitutional Court of the Russian Federation, including, under complaints of citizens and inquiries of courts. Private and general criteria of check of certificates about amnesty are formulated received reflection in practice of the Constitutional Court of the Russian Federation.
Keywords: the Constitutional Court of the Russian Federation, amnesty, the State Duma, discretion freedom, criteria of constitutionality.

А.В. ЕЛИНСКИЙ,

главный консультант Управления конституционных основ

уголовной юстиции Конституционного Суда

Российской Федерации, кандидат юридических наук
ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ПРОБЛЕМАМ АМНИСТИИ
На основе анализа правовых позиций Конституционного Суда РФ, касающихся вопросов амнистии, автор приходит к выводу о том, что особая конституционно-правовая природа актов об объявлении амнистии обусловливает возможность их проверки только Конституционным Судом РФ, в том числе, по жалобам граждан и запросам судов. Формулируются получившие отражение в практике Конституционного Суда РФ частные и общие критерии проверки актов об амнистии.
Ключевые слова: Конституционный Суд РФ, амнистия, Государственная Дума, свобода усмотрения, критерии конституционности.

Правоведение дореволюционного периода не делало принципиальных отличий между помилованием и амнистией. Амнистия рассматривалась как разновидность помилования лишь с той разницей, что применялась по отношению к широкому кругу лиц, например к политическим преступникам.

Впоследствии амнистия и помилование в науке и в законодательстве большинства государств получили самостоятельный статус. Так, осуществление помилования было отнесено к прерогативе главы государства (исполнительная власть), а объявление амнистии – к парламенту или одной из его палат (законодательная власть). Что касается отраслевой принадлежности этих институтов, то, несмотря на продолжающиеся споры, в последние десятилетия, как отмечают Ю.В. Саженков и В.И. Селиверстов, получила достаточно обстоятельное обоснование доктрина, согласно которой и помилование, и амнистия являются комплексными межотраслевыми институтами, поскольку они регулируются положениями отраслей конституционного, уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права 1.

При всей схожести этих двух институтов они имеют несколько принципиальных отличий:

– акт об амнистии является нормативным актом, акт о помиловании – ненормативным, принимаемым в отношении конкретного лица или нескольких лиц;

– акт об амнистии, как уже отмечалось, принимается парламентом, помилование – главой государства;

– акт об амнистии может быть применен до постановления приговора, помилование – только после вступления приговора в законную силу.

Как свидетельствует отечественная история, акт об амнистии традиционно определяется несколькими социально обусловленными основаниями: примирение с политическими противниками, примирение с народом, экономическая целесообразность, торжество власти, отпадение общественной опасности деяния, восстановление мира и общественного спокойствия1.

Конституция РФ не дает определения амнистии, а лишь указывает, что объявление амнистии находится в ведении Российской Федерации и осуществляется Государственной Думой (п. «о» ст. 71, п. «е» ч. 1 ст. 103 Конституции РФ). Согласно ст. 84 УК РФ, амнистия объявляется Государственной Думой в отношении индивидуально не определенного круга лиц (ч. 1). Актом об амнистии лица, совершившие преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности, а осужденные за совершение преступлений могут быть освобождены от наказания, либо назначенное им наказание может быть сокращено или заменено более мягким, либо они могут быть освобождены от дополнительного вида наказания. С лиц, отбывших наказание, актом об амнистии может быть снята судимость (ч. 2). Таким образом, амнистия есть акт человеколюбия и преследует гуманистические цели, покрывает своим действием как досудебные стадии уголовного судопроизводства, так и период после вступившего в законную силу приговора суда, объявляется Государственной Думой в рамках ее широкой дискреции.

В Постановлении от 5 июля 2001 г. №11-П1 содержится разрешение одного из самых сложных юридических казусов, когда-либо становившихся предметом исследования и оценки Конституционного Суда РФ. В этом решении выражена масса правовых позиций Конституционного Суда РФ, касающихся, в том числе: юридической природы постановления об амнистии; требований, предъявляемых к таким актам; меры свободы усмотрения и ограничения полномочий Государственной Думы по реализации права на амнистию; обоснования возможности проверки актов об амнистии в процедуре конституционного судопроизводства по жалобам граждан и запросам судов и другие.

1.

Особая нормативная природа акта об амнистии

как основание допустимости его контроля

Как указал Конституционный Суд РФ в Постановлении № 11-П, из взаимосвязанных положений ст. 15 (ч. 1), 71 (п. «о»), 103 и 125 (ч. 2 и 4) Конституции РФ следует, что постановление Государственной Думы, которым объявляется амнистия, является уникальным нормативно-правовым актом в сравнении с постановлениями Государственной Думы по другим вопросам, а также с иными нормативными подзаконными актами, принимаемыми в форме постановлений. Принятие Государственной Думой постановлений об амнистии предусмотрено Конституцией РФ, что отличает эти постановления от других нормативных актов, включая большинство законов, и, таким образом, они имеют особую конституционную природу.

Исходя из ст. 71 (п. «о»), относящей амнистию к ведению Российской Федерации, и ст. 76 (ч. 1) Конституции РФ не исключается право федерального законодателя принять закон об общих условиях осуществления амнистии2. Однако в отсутствие такого закона именно нормативные предписания, содержащиеся в постановлении об амнистии, могут и должны выполнять функцию законодательного регулирования, тем более что издание законов по вопросам амнистии не предусматривается Конституцией РФ как необходимое и обязательное. В действующем конституционно-правовом пространстве нормативно-правовое регулирование амнистии осуществляется только в такой правовой форме, как постановление Государственной Думы.

Осуществляемое Государственной Думой на основе ее конституционного полномочия регулирование амнистии является частью обеспечиваемого также уголовным законом регулирования отношений между государством, на которое возложено уголовное преследование, и гражданами, подвергаемыми в случае совершения преступления уголовному наказанию в предусмотренных федеральным законом формах и пределах. По сути, амнистия представляет собой правовой институт, единая нормативная основа которого образуется, с одной стороны, ст. 84 УК РФ и ст. 5 УПК РСФСР1, рассматривающими амнистию в качестве основания освобождения от уголовной ответственности и ее последствий, а с другой – соответствующим постановлением Государственной Думы, которое определяет предпосылки применения такого основания освобождения и без которого, следовательно, не могут применяться указанные нормы уголовного и уголовно-процессуального законов. Это единый комплекс норм, юридическая сила которых реализуется только путем их применения в совокупности. Причем отказ государства от уголовного преследования и наказания за совершенное преступление всегда основывается на достигнутом уровне уголовно-правового регулирования, а нормативное содержание акта об амнистии может существенно менять реальные основания и условия уголовной ответственности, вопреки тем социальным ожиданиям, которые возлагаются на уголовное наказание в области охраны высших конституционно-правовых ценностей. Поэтому не только правовое регулирование уголовной наказуемости, но и осуществление амнистии, в том числе, ее материально-правовые и процедурные правила должны быть согласованы с конституционными основами правового государства, включая приоритет и непосредственное действие Конституции РФ, разделение властей, запрет произвола, требования соразмерности и связанность законом органов государственной власти, реализующих амнистию, в том числе судов, ответственность государства за неправомерные (и ошибочные) действия государственных органов. Таким образом, акты об амнистии, заключает Конституционный Суд РФ, нельзя признать не подлежащими контролю, тем более что, согласно ст. 46 Конституции РФ, судебный контроль и защита обеспечиваются применительно к любым действиям и решениям государственной власти. Следовательно, должна гарантироваться защита и против принимаемых с нарушением принципов правового государства актов об амнистии.

Наряду с этим Суд приходит к выводу о том, что постановление Государственной Думы об амнистии по своему юридическому статусу может быть приравнено только к принимаемым ею законам. Такой подход, имеющий принципиальное значение, в том числе, для развития доктринального понимания сущности и назначения судебного конституционного контроля, Конституционный Суд РФ мотивирует следующими доводами:

во-первых, постановление Государственной Думы об амнистии, распространяющееся на индивидуально не определенный круг лиц, носит нормативный характер и, по существу, допускает отказ от реализации ранее примененных или подлежавших применению – в отношении названных в данном акте категорий лиц и преступных деяний – норм Уголовного кодекса РФ, что не может быть осуществлено нормативным актом, не приравненным по уровню к закону, поскольку акты ниже уровня закона не должны в каком бы то ни было отношении ему противоречить, препятствуя его применению;

во-вторых, объявление амнистии отнесено к полномочиям именно Государственной Думы, деятельность которой как палаты представительного органа обеспечивает на основе формирования воли большинства поиск и принятие целесообразных нормативных политико-правовых решений в установленной для нее конституционной нормотворческой процедуре. Это необходимо и при принятии акта об амнистии.



2.

Конституционный Суд РФ как исключительный

субъект проверки актов амнистии

В рассматриваемом Постановлении № 11-П Конституционный Суд РФ, обратившись к взаимосвязанным положениям ст. 18, 46, 118, 120 и 125 Конституции РФ, указал, что правосудие должно обеспечивать в предусмотренных РФ формах судопроизводства защиту прав и свобод граждан от любых неконституционных законов и, следовательно, от равных им по уровню актов, в том числе, путем исключения из правового поля их неконституционных положений. Это является необходимой составной частью предусмотренных Конституцией РФ гарантий судебной защиты. Поэтому применительно к актам об амнистии было бы недостаточным признание возможности их обжалования только через оспаривание основанных на них правоприменительных решений. Последние проверяются судами общей юрисдикции, только чтобы установить, подлежит ли применению акт об амнистии к конкретному лицу. Лишение же актов об амнистии – в случае их противоконституционности – юридической силы не может быть прерогативой судов общей юрисдикции, поскольку такого рода полномочия в настоящее время закреплены Конституцией РФ и федеральным конституционным законом – в соответствии со ст. 125 и 128 (ч. 3) Конституции РФ – только за Конституционным Судом РФ. С этим согласуется и сложившаяся в судах общей юрисдикции правоприменительная практика, исходящая из того, что акты об амнистии признаются имеющими для судов такую же юридическую силу, какой обладают нормы закона.

Таким образом, Конституционный Суд РФ признал допустимой проверку конституционности актов об амнистии по жалобам граждан и запросам судов в Конституционном Суде РФ, который при этом, в соответствии с ч. 2 ст. 3 Закона о Конституционном Суде РФ, решая исключительно вопросы права, должен воздерживаться от рассмотрения вопросов социально-политической или экономической целесообразности, руководствуясь требованиями ст. 10 Конституции РФ о самостоятельности органов законодательной, исполнительной и судебной власти.



3.

Критерии ограничения и связанности свободы

усмотрения Государственной Думы при

издании акта об амнистии

Обратившись к сущности и предназначению амнистии, Конституционный Суд РФ в Постановлении № 11-П подчеркнул, что реализация Государственной Думой ее конституционного полномочия объявлять амнистию в качестве акта милости предполагает полное или частичное освобождение определенных категорий лиц от уголовной ответственности и наказания, исходя не только из политической или экономической целесообразности, но и, прежде всего, из веры в добро и справедливость, а также из социальной обусловленности такой гуманистической акции в демократическом правовом государстве (преамбула; ст. 1, ч. 1; ст. 2; ст. 103, п. «е» ч. 1 Конституции РФ). При этом Конституционный Суд РФ сформулировал ряд требований, предъявляемых к акту об амнистии, а по сути, критерии, исходя из которых может проводиться проверка конституционности такого акта.

Критерии общего характера. Как и при осуществлении любых других государственных полномочий, Государственная Дума при объявлении амнистии связана положениями Конституции РФ об основах конституционного строя (ст. 16, ч. 2), предопределяющих обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы как непосредственно действующие, а также охранять нравственность, здоровье, права и законные интересы граждан, в том числе, от преступных посягательств и злоупотреблений властью, обеспечивая законность, правопорядок, общественную безопасность (гл. 2; ст. 71, п. «о»; ст. 72, п. «б» ч. 1 Конституции РФ).

В силу этого, при освобождении одних лиц от уголовной ответственности и наказания за деяния, наиболее опасные для охраняемых Конституцией РФ ценностей, Государственная Дума, реализуя в акте об амнистии гуманистические задачи, должна взвешивать конкурирующие конституционные ценности и, исходя из обеспечения их баланса, не может допускать, чтобы права других лиц и являющиеся необходимым условием их реализации законность, правопорядок и общественная безопасность были поставлены под угрозу нарушения. Иное не согласуется с вытекающими из конституционно-правовой характеристики России как правового государства (ст. 1 Конституции РФ), требованиями справедливости и соразмерности при регулировании общественных отношений и может рассматриваться как противоречащее Конституции РФ.



Критерии частного характера. В силу презумпции добросовестности и разумности действий конституционных органов, предполагается, что, основываясь на общих интересах при осуществлении данного полномочия, Государственная Дума не может выходить за конституционно обусловленные пределы предоставленного ей широкого усмотрения, определяемые, прежде всего, общеправовыми принципами, обязательными в демократическом обществе. Согласно указанным принципам:


  • не отвечало бы природе и предназначению акта об амнистии создание им условий для освобождения от уголовной ответственности за деяния, совершаемые после объявления амнистии, поскольку это провоцировало бы совершение преступлений и лишало бы их потенциальных жертв защиты1;

  • амнистия не может осуществляться в отношении индивидуально определенного круга лиц, так как это было бы присвоением властных полномочий, возложенных на другие конституционные органы, включая судебную власть;

  • недопустимо создание с помощью амнистии условий для освобождения от уголовной ответственности тех лиц, которые участвуют в принятии решения об объявлении амнистии, что, в силу широкой по своей природе дискреционности данного конституционного полномочия, явно противоречило бы идеям справедливости;

  • условия амнистии не могут формулироваться таким образом, чтобы ими допускалось произвольное ее применение;

  • не должны издаваться акты, изменяющие условия объявленной амнистии в худшую для амнистируемых лиц сторону, поскольку это не только противоречит запрету ухудшать положение гражданина в сфере уголовной ответственности и отбывания наказания принятием нового акта, но и не согласуется с природой амнистии в качестве акта милости и конституционной ответственностью государственной власти1;

  • необходимо учитывать и обеспечивать задачи ресоциализации амнистируемых лиц, поскольку иначе могут быть поставлены под угрозу интересы стабильного правового порядка и осуществления прав граждан в демократическом обществе2.

Таковы важнейшие положения, содержащиеся в рассматриваемом Постановлении № 11-П. Трудности же в реализации этого решения возникли вследствие указания Конституционным Судом РФ на то, что нарушение общеправовых требований при проведении амнистии, повлекшее определенные неблагоприятные последствия, является основанием для решения вопроса о правовых компенсаторных средствах и механизмах как в формах, предусмотренных действующим законодательством, так и в формах, установление которых возможно на основе специального регулирования.

В связи с этим Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации обратился в Конституционный Суд РФ с просьбой разъяснить, какие именно правовые компенсаторные формы и механизмы могут быть применены для компенсации вреда лицам, которые подпадали под действие акта об амнистии, но в связи с его изменением не были освобождены от уголовной ответственности и наказания.

В Определении от 12 марта 2002 г. № 40-О по данному ходатайству Конституционный Суд РФ указал, что уточнение того, каким образом может быть разрешен вопрос, касающийся конкретных правовых компенсаторных средств и механизмов в случае нарушения общеправовых требований при проведении амнистии, повлекшее неблагоприятные последствия, остается на усмотрение органов законодательной и исполнительной власти. Одновременно за судами общей юрисдикции сохраняется право принимать по заявлениям граждан, считающих себя пострадавшими в результате частичной отмены амнистии, решения о компенсации вреда в формах, предусмотренных действующим гражданским и иным отраслевым законодательством.

В Постановлении от 19 марта 2003 г. № 3-П Конституционный Суд РФ подчеркнул, что установление конкретных оснований и пределов амнистирования лиц, совершивших преступления, относится к числу дискреционных полномочий Государственной Думы, которая, исходя из того, что Конституция РФ не гарантирует право быть амнистированным каждому, кто совершил преступление, вправе объявлять амнистию в отношении определенных категорий лиц и видов преступлений и предусматривать те правовые последствия амнистии, которые она сочтет целесообразными. Применительно же к отношениям, не охватываемым актом об амнистии, продолжают действовать закрепленные в Уголовном кодексе Российской Федерации общие правила, в том числе касающиеся погашения и снятия судимости.

В последующих определениях Конституционный Суд РФ, обращаясь к правовым позициям, изложенным в рассмотренных постановлениях от 5 июля 2001 г. № 11-П и от 19 марта 2003 г. № 3-П, последовательно отклоняет жалобы, в которых оспариваются постановления Государственной Думы. В этих жалобах, как правило, заявители апеллируют к тому, что амнистия распространяется на ограниченный круг лиц и не действует в отношении целого ряда категорий осужденных.

Так, обратившись к названным постановлениям, Конституционный Суд РФ в Определении от 20 декабря 2005 г. № 472-О отклонил довод заявителя о том, что постановление Государственной Думы об амнистии, объявленной в связи 60-летием Победы в Великой Отечественной войне, распространяется лишь на совершивших преступление ветеранов и бывших узников концлагерей, гетто и других аналогичных мест принудительного содержания и не действует в отношении других лиц.



Аналогичным образом в определениях от 27 декабря 2005 г. № 534-О, № 535-О и № 536-О Конституционный Суд РФ отклонил жалобы, оспаривавшие конституционность положения акта об амнистии о том, что под действие амнистии подпадали те осужденные, приговоры по делам которых вступили в законную силу до вступления в силу постановления об амнистии. Как утверждали заявители, распространение действия акта об амнистии на те или иные категории лиц зависит не от времени совершения преступления и последующего поведения виновного лица, а от этапа производства по уголовному делу, т.е. от случайных факторов, таких, как качество деятельности органов предварительного расследования и суда.

В Определении от 7 декабря 2006 г. № 596-О Конституционный Суд РФ отклонил жалобу заявителя, который полагал, что положение акта об амнистии о том, что она не распространяется на лиц, ранее уже освобождавшихся от наказания актом амнистии или помилования, нарушает его конституционные права. Такой запрет, по мнению заявителя, позволял учитывать погашенную судимость и ставил в неравное положение лиц, в отношении которых амнистия применялась в форме прекращения уголовного дела, и лиц, в отношении которых амнистия применялась в форме освобождения от наказания, а потому не соответствовал ст. 19 (ч. 1) и 55 (ч. 2) Конституции РФ.

Выводы:

  • особая конституционно-правовая природа актов об объявлении амнистии обусловливает возможность их проверки только Конституционным Судом РФ, в том числе, по жалобам граждан и запросам судов;

  • установление конкретных оснований и пределов амнистирования лиц, совершивших преступления, относится к числу дискреционных полномочий Государственной Думы, которая, исходя из того, что Конституция РФ не гарантирует право быть амнистированным каждому, кто совершил преступление, вправе объявлять амнистию в отношении определенных категорий лиц и видов преступлений и предусматривать те правовые последствия амнистии, которые она сочтет целесообразными;

  • основные требования, предъявляемые к акту об объявлении амнистии, состоят в следующем:

  • амнистия не может распространяться на будущие преступления, т.е. те, которые совершены после ее объявления (из чего следует, что к длящимся и продолжаемым преступлениям амнистия может применяться только в случае, если они завершены до момента ее объявления);

  • амнистией нельзя освобождать от наказания лиц, виновных в тяжких и особо тяжких преступлениях;

  • недопустимо изменять в худшую сторону положение лиц, которые уже попали под ранее объявленную амнистию;

  • амнистия не аннулирует гражданско-правовых последствий преступления.


Библиографический список

  1. Баранникова И.Г. Институт амнистии в России: конституционно-правовые начала: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Владикавказ, 2010.

  2. Комарицкий С.И. Амнистия в советском праве и ее эффективность: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1980.

  3. Лепешев В.А. Освобождение от уголовной ответственности и наказания актом об амнистии: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2006.

  4. Марогулова И.Л. Законодательное регулирование амнистии и помилования (генезис, сущность, теория, правоприменение): Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. М., 1999.

  5. Осмоловская Н.В. Амнистия и помилование как средства корректирования карательной политики государств: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Тюмень, 2006 // http://www.iuaj.net/1_oldmasp/modules.php?name=Pages&go=page&pid=133.

  6. Попов А.В. Помилование в Российской Федерации: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Томск, 2010.

  7. Саженков Ю.В., Селиверстов В.И. Правовые проблемы помилования в России. 2-е изд., доп. М.: ИД «Юриспруденция», 2008.

  8. Сотников С.А. Амнистия в уголовном праве России: монография / Под ред. А.И. Чучаева. М.: Проспект, 2010.

  9. Сотников С.А. Амнистия: правовая природа и применение: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2007.




1 См. Саженков Ю.В., Селиверстов В.И. Правовые проблемы помилования в России. 2-е изд., доп. М.: ИД «Юриспруденция», 2008. С. 43, 44; Комарицкий С.И. Амнистия в советском праве и ее эффективность: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1980; Марогулова И.Л. Законодательное регулирование амнистии и помилования (генезис, сущность, теория, правоприменение): Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. М., 1999. С. 12, 30, 31; Осмоловская Н.В. Амнистия и помилование как средства корректирования карательной политики государств: Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. Тюмень, 2006 // (http://www.iuaj.net/1_oldmasp/modules.php?name=Pages&go=page&pid=133); Попов А.В. Помилование в Российской Федерации: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Томск, 2010. С. 8, 13; Баранникова И.Г. Институт амнистии в России: конституционно-правовые начала: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Владикавказ, 2010. С. 7. Следует отметить невероятный интерес к институтам амнистии и помилования как темам диссертационных исследований: только с 2003 по 2010 гг. по вопросам амнистии и помилования в России было защищено не менее 20 диссертаций на соискание ученой степени кандидата юридических наук (т.е. две с половиной диссертации в год).

1 См.: Сотников С.А. Амнистия: правовая природа и применение: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 7.

1 Постановление КС РФ от 5 июля 2001 г. №11-П «По делу о проверке конституционности Постановления Государственной Думы от 28 июня 2000 года № 492-III ГД «О внесении изменений в Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой отечественной войне 1941–1945 годов» в связи с жалобами ряда граждан» // СЗ РФ. 2001. № 29. Ст. 3059; РГ. 2001. № 135; ВКС РФ. 2001. № 6.

2 Принять такой закон рекомендуется и в ряде диссертационных работ. См., например: Лепешев В.А. Освобождение от уголовной ответственности и наказания актом об амнистии: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2006. С. 9.

1 Статья 27 УПК РФ.

1 Однако, как справедливо отмечает С.А. Сотников, это не исключает применения амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям, но лишь в случае, если они завершены к моменту объявления амнистии. См.: Сотников С.А. Амнистия: правовая природа и применение: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 9; Сотников С.А. Амнистия в уголовном праве России: монография / Под ред. А.И. Чучаева. М.: Проспект, 2010. С. 72, 121.

1 Схожей позиции придерживается и Конституционный Суд Словацкой Республики, который в Решении от 28 июня 1999 г. указал, что конституционное полномочие объявлять амнистию не предполагает полномочие отменять амнистию, в том числе, по основаниям, имеющим значение для общественного интереса.

2 Установленные Конституционным Судом РФ целый ряд критериев, ограничивающих свободу усмотрения Государственной Думы при издании акта об амнистии, не позволяют согласиться с утверждением С.А.Сотникова о том, что вопрос о конституционности акта об амнистии не может быть даже гипотетически поставлен перед Конституционным Судом РФ. См.: Сотников С.А. Амнистия в уголовном праве России: Монография / Под ред. А.И. Чучаева. М.: Проспект, 2010. С. 68.




©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет