Т. А. Григорьева Музыка в Константиновском дворце



жүктеу 210.95 Kb.
Дата27.04.2016
өлшемі210.95 Kb.
: doc
doc -> Стандартные требования на бесшовные трубы из среднеуглеродистой стали для котлов и пароперегревателей 1
doc -> Аэробус а-320 Самолет а-320 — флагман семейства среднемагистральных узкофюзеляжных самолетов европейского концерна Airbus. Самолет полностью сертифицирован для полетов в России и за рубежом. Технические характеристики
doc -> Техническая характеристика ао «нак «Казатомпром»
Т. А. Григорьева

Музыка в Константиновском дворце
История Константиновского дворца в Стрельне неразрывно связана с судьбами его владельцев. Особую роль в жизни Стрельнинской загородной резиденции сыграла семья великого князя Константина Николаевича, владевшая дворцом с 1841 по 1918 гг. Интересы, увлечения, жизненные цели и пристрастия хозяев — самого Константина Николаевича, его супруги, великой княгини Александры Иосифовны, их детей — существенно повлияли на статус Стрельнинского Константиновского дворца в культурной ситуации эпохи.

Великий князь Константин Николаевич был человеком разносторонних вкусов. Талантливый военный и государственный деятель, генерал-адмирал российского флота, видный реформатор, верный сподвижник своего брата, императора Александра II, — наряду с государственными делами он интересовался русской литературой, наукой, музыкой, покровительствовал ученым, писателям, музыкантам. Великий князь и сам был незаурядным музыкантом, знатоком и ценителем классической музыки и вполне профессионально играл на рояле, скрипке и виолончели (уроки игры на этом инструменте он брал у профессора Санкт-Петербургской консерватории И. И. Зейферта1). Он часто музицировал на фортепиано (один, в четыре руки с женой, а иногда и в восемь рук с гостями)2. Богатейшее нотное собрание великого князя включало сотни изданий, среди которых сочинения Баха, Гайдна, Моцарта, Бетховена, Мендельсона, Шопена, Клементи, Вебера, Брамса Глинки, Даргомыжского, Римского-Корсакова и многих других выдающихся композиторов3. Потому не случайно именно при великом князе Константине Николаевиче началось серьезное развитие музыкального искусства в России.

До середины XIX века музыкальная жизнь России развивалась стихийно. Камерная музыка в то время вовсе публично не исполнялась, настоящего музыкального образования практически не существовало: музыке в России обучали иностранные учителя, однако и их уроки были доступны далеко не для всех.

27 января 1859 года в атмосфере набирающих силу политических реформ, вышло высочайшее повеление императора Александра II об учреждении Русского музыкального общества — документ, открывший новый этап в музыкальной жизни России. Инициатором создания общества выступил знаменитый пианист-виртуоз и композитор Антон Григорьевич Рубинштейн. Его идею поддержала великая княгиня Елена Павловна — супруга великого князя Михаила Павловича, младшего сына Павла I. Великая княгиня была женщиной незаурядной, необычайно умной и образованной, отзывавшейся на все происходящее в российской политической, научной, культурной и общественной жизни. За осуществление идеи учреждения Русского музыкального общества и консерватории Елена Павловна взялась со свойственной ей энергией и настойчивостью, пожертвовав для этого свои личные средства.

В первый комитет директоров Русского музыкального общества вошли М. Ю. Вильегорский, Д. В. Каншин, В. А. Кологривов, А. Г. Рубинштейн, Д. В. Стасов4. О целях, которые ставило перед собой Общество, говорилось в его Уставе, утвержденном 1 мая 1859 г.: «Императорское Русское музыкальное общество имеет целью содействовать распространению музыкального образования в России, способствовать развитию всех отраслей музыкального искусства и поощрять способных русских художников (сочинителей и исполнителей) и преподавателей музыкальных предметов»5. Для достижения этой цели Общество имело право: учреждать в разных городах России музыкальные классы, музыкальные училища и консерватории; устраивать музыкальные собрания и концерты; доставлять отечественным композиторам возможность слышать свои произведения в исполнении; издавать за собственный счет музыкальные сочинения русских и иностранных композиторов; учреждать конкурсы на музыкальные сочинения с премиями и денежными наградами; присуждать денежные премии и другие награды; издавать специально-музыкальные журналы; заводить библиотеки, назначать пенсии и пособия нуждающимся отечественным сочинителям и исполнителям из своих текущих доходов.6

Русское музыкальное общество блестяще выполнило поставленные задачи. В течение 1860–1890-х гг. отделения Русского музыкального общества и общедоступные музыкальные классы при них были открыты не только в Санкт-Петербурге и Москве, но и в Киеве, Казани, Харькове, Нижнем Новгороде, Саратове, Пскове, Омске, Тобольске, Томске, Тамбове, Тифлисе, Одессе, Астрахани и других городах России. В большинстве случаев эти классы со временем преобразовывались в училища и консерватории. Необходимость создания в России серьезной музыкальной школы привела к основанию сразу двух консерваторий — в Петербурге и Москве — и тридцати шести других музыкальных учебных заведений ведомства Русского музыкального общества. Благодаря этому всего через несколько лет в Росси появилась целая плеяда крупных музыкальных деятелей, композиторов, музыкантов-виртуозов, педагогов7.

На протяжении более чем полувековой истории Русского музыкального общества его председателями были члены Августейшей Фамилии — великие князья Дома Романовых. В 1869 г. из-за тяжелой болезни великой княгини Елены Павловны Русское музыкальное общество возглавил великий князь Константин Николаевич, который находился на этом посту до самой своей кончины. В 1873 г. благодаря обращению великого князя Константина Николаевича к императору Александру II Русское музыкальное общество получило статус Императорского, что дало ему особые привилегии. Под руководством великого князя Константина Николаевича был разработан Устав Русского музыкального общества, который на долгие годы определил смысл создания и существования этой организации8. При великом князе были открыты Санкт-Петербургская и Московская консерватории, выплачивались стипендии студентам и преподавателям, издавались ноты, проводились многочисленные благотворительные концерты9. Константин Николаевич щедро жертвовал на нужды Общества личные средства; он занимался строительством зданий для Консерваторий и оперных театров, финансированием всех областей музыкального искусства и самолично контролировал, как и на что тратятся деньги. В 1872 году он первым выступил за назначение субсидии Московской консерватории, ежегодно он выделял тысячу рублей на содержание столовой консерватории и на пособия бедным учащимся, вносил плату за стипендиатов10. В 1873 г. по его инициативе здание Большого театра было передан Санкт-Петербургской консерватории и вскоре перестроено11. Не дожидаясь государственных ассигнований, вместе с супругой Александрой Иосифовной они выделили из своих личных средств 250 000 рублей на перестройку театра. Наконец, Константин Николаевич лично утверждал их кандидатуры директоров Общества, тщательно оберегая его авторитет и выбирая только людей, хорошо известных своими деловыми качествами и безупречной порядочностью.

С 31 марта 1892 г., после кончины великого князя Константина Николаевича, председателем Русского музыкального общества стала его супруга — великая княгиня Александра Иосифовна, которая была не только привлекательной и образованной женщиной, но и талантливым музыкантом и одаренным композитором. Она сочинила «Марш 16 Глуховского полка», шефом которого она была; ей принадлежат также несколько романтических фортепианных миниатюр, в том числе «Болеро», «Элегия» и «Hommage au Passé» («Посвящение») — дань памяти ее сыну Вячеславу Константиновичу, умершему в юности12.

Продолжая попечительские заботы об Обществе и консерваториях и разрешив отпускать из собственных средств все денежные пособия, Александра Иосифовна внимательно следила за деятельностью Общества. По ее ходатайству обе Консерватории — Московская и Петербургская — получили щедрые пожертвования. Для окончания строительства Санкт-Петербургской консерватории по ходатайству Александры Иосифовны из Государственного Казначейства было отпущено 1.900.000 рублей, совершенно невероятная по тем временам сумма. При участии Александры Иосифовны было открыто 26 новых отделений Русского Музыкального общества. 6 июня 1905 года состоялось высочайшее утверждение Положения о пенсионных правах преподающих и слушающих в Консерваториях и музыкальных училищах Императорского Русского музыкального общества, которое имело огромное значение для судьбы всего преподавательского и служащего персонала. Будучи прекрасной пианисткой и композитором-любителем, Александра Иосифовна хорошо понимала нужды музыкантов. Она из собственных средств выплачивала стипендии, дарила консерваториям музыкальные инструменты и даже специально выезжала за границу на концерты русских музыкантов, придавая таковым особый статус. В духовном завещании великая княгиня самый крупный из своих бриллиантов завещала Петербургской Консерватории13.

К своему 50-летнему юбилею, которое торжественно отмечалось в 1909 году, ИРМО насчитывало 35 отделений, две консерватории (в Петербурге и Москве), 16 музыкальных училищ и 16 музыкальных классов. В это время в обществе состояло 18000 членов. За полвека общество дало более 500 симфонических и более 400 квартетных и камерных концертов, дирижерами которых были А. Г. и Н. Г. Рубинштейны, Балакирев, Направник, Давыдов, Римский-Корсаков, Чайковский и другие14. Во многом это произошло благодаря трудам и заслугам председателей ИРМО — великого князя Константина Николаевича и великой княгини Александры Иосифовны.

В 1849 г. великий князь Константин Николаевич и великая княгиня Александра Иосифовна поселились в Большом Стрельнинском дворце, и угрюмый прежде замок вскоре превратился в восхитительную загородную резиденцию, любимое место отдыха великокняжеской четы. По свидетельству современников, летом, когда их высочества жили в Стрельне, по повелению великого князя в саду рядом с дворцом два раза в неделю играл оркестр лейб-гвардии Конного полка. Это делалось для того, чтобы доставить удовольствие местным жителям, дачникам и гостям усадьбы15. Во дворце часто принимали гостей, для которых устраивались déjeuner dansant (обеды с танцами); в основном такие праздники бывали, когда в Стрельне гостили любимый племянник Константина Николаевича цесаревич Николай Александрович и его родители — император Александр II и императрица Мария Александровна16.

Александра Иосифовна очень любила музицировать, поэтому в Константиновском дворце, где великокняжеская семья проводила летние месяцы, часто устраивались концерты, спектакли и балы, в которых охотно участвовала вся великокняжеская семья. Для проведения балов, домашних и благотворительных концертов, на которые приглашались даже стрельнинские дачники, предназначались Голубой (бывший Военный) и Мраморный (бывший Центральный) залы. Здесь исполнялись «Вальс-фантазия» М. И. Глинки, увертюра из комической оперы венгерского композитора Николаи «Виндзорские кумушки», танцы из комической оперы чешского композитора Сметаны «Проданная невеста», увертюра К.-М. Вебера «Оберон», попурри из оперы Вагнера Тангейзер, вальс «Geschichten» Иоганна Штрауса, трио из оперы Глинки «Жизнь за Царя». Знаменитый пианист Карл Черни играл сочинения Мендельсона17.

Константиновский дворец славился своими салонами и музыкальными вечерами. На балах и концертах в Константиновском (нередко носивших благотворительный характер) бывали выдающиеся русские музыканты того времени, члены Императорского Русского музыкального общества: А. Г. Рубинштейн, дача которого находилась неподалеку, в Петергофе, М. А. Балакирев, Н. А. Римский-Корсаков, состоявший тогда в должности инспектора духовых оркестром Морского ведомства и потому близко знакомый с великим князем Константином Николаевичем18. П. И. Чайковский до конца своих дней считал себя обязанным великому князю Константину Николаевичу за постоянное покровительство, поддержку и помощь в постановке на сцене императорских театров его ранних опер. Великому князю Константину Николаевичу посвящены опера «Опричник» и Квартет № 2 для двух скрипок, альта и виолончели. Позднее Чайковский писал сыну великого князя Константина Николаевича, великому князю Константину Константиновичу: «Было время, когда меня знать не хотели и, если бы не покровительство Великого Князя, отца Вашего, — ни одной моей оперы не приняли бы на сцену. Теперь меня балуют и всячески поощряют»19.

В 1856 г. в Россию по приглашению Константина Николаевича и Александры Иосифовны прибыл Иоганн Штраус. Благодаря покровительству великого князя, он заключил выгодный контракт с дирекцией Царскосельской железной дороги и в течение одиннадцати сезонов с огромных успехом выступал в Петербурге, Стрельне и Павловске. Сам великий князь Константин Николаевич выступал на этих концертах, играя на виолончели в оркестре под руководством великого композитора и дирижера.

Штраус ценил музыкальное дарование великого князя и его бескорыстную дружбу. Его глубоко почтительное и благодарное отношение к августейшим покровителям выразилось в музыке: Штраус посвятил свои произведения великой княгине Александре Иосифовне и великому князю Константину Николаевичу. Это «Александра-вальс» (соч. 255) и торжественная кадриль «На террасах Стрельны», или «Стрельнинские террасы» (соч.185), посвященная балу в Стрельне20. Сохранились документы о выплате из средств великой княгини Александры Иосифовны 150 рублей и преподнесении ею золотого перстня с бриллиантом И. Штраусу. Так композитор был награжден за игру в Павловске и Стрельне в 1856 году. Благодаря ходатайству великой княгини Александры Иосифовны, композитор был удостоен высокой чести быть представленным императору Александру II и императрице Марии Александровне21.

Любовь к музыке Константин Николаевич и Александра Иосифовна передали своим детям. Занятия искусствами входили в повседневную жизнь семьи, музыка была непременной частью досуга, а покровительство Императорскому Русскому музыкальному обществу было переходящей почетной обязанностью ее членов. В результате почти сорок два года русская музыка развивалась и процветала под покровительством великокняжеской семьи Константиновичей.

Все дети великокняжеской четы (а их было шестеро — Николай, Ольга, Константин, Вера, Вячеслав, Дмитрий) унаследовали от родителей музыкальную одаренность. Но особенно талантлив был великий князь Константин Константинович, известный всей России как поэт, писавший под криптонимом К. Р..

Благодаря родительским заботам, Константин Константинович с детства получил прекрасное воспитание. Он принимал участие в любительских спектаклях, вместе с отцом играл в оркестре под управлением Иоганна Штрауса. Уроки фортепианной игры ему давал профессор Кюндингер, класс виолончели вел Зейферд, а историю музыки читал известный музыкальный критик Ларош, которого много лет спустя великий князь всегда называл в дневнике своим другом.

В детские и юношеские годы великого князя Константина Константиновича в Мраморном дворце, где большую часть года жила семья, бывали Рубинштейн, Мусоргский, Скрябин, Танеев. Благодаря им уже в юности Константин узнал и полюбил музыку Моцарта, Бетховена, Шуберта, Мендельсона, Шопена, Вивальди…

Константин Константинович стал увлеченным музыкантом, талантливым пианистом. Профессионально владея фортепиано, в 1887 году великий князь усиленно репетировал ре-минорный фортепианный концерт Моцарта. Это исполнение на сцене в присутствии императора, императрицы, публики и известных музыкантов вызвало одобрительный отзыв А. Г. Рубинштейна, о чем сохранились записи в Дневнике К. Р.22

Великий князь Константин Константинович пробовал силы и в самостоятельном творчестве. Он был неплохим композитором, даже сочинил шесть романсов для голоса и фортепиано на стихи русских поэтов и посвятил их своим братьям и сестрам23. Сочинением романсов великий князь занимался в основном в 1880 году: к середине лета они были отданы в печать. Впервые исполнила романсы сочинения великого князя Константина Константиновича известная тогда оперная артистка Е. А. Лавровская.

8 апреля 1897 г. великий князь Константин Константинович, продолжая дело родителей, занял пост вице-председателя Императорского Русского музыкального общества. За двенадцать лет его руководства по инициативе великого князя были открыты общедоступные музыкальные классы в Киеве, Казани, Харькове, Нижнем Новгороде, Саратове, Пскове, Омске, Тифлисе и других городах. В большинстве случаев эти классы со временем преобразовывались в училища и консерватории24.

Будучи Главным инспектором всех военно-учебных заведений России, великий князь Константин Константинович много энергии и душевных сил отдал образованию и воспитанию кадет. Благодаря его стараниям во вверенных ему российских военно-учебных заведениях особое внимание уделялось музыкальным занятиям. Так, в кадетских корпусах обычно существовало несколько отделений для музыкальных занятий (струнное, духовое, балалаечное), и кадеты по желанию могли заниматься на одном их них. Эти уроки должны были дать им основы музыкального образования, чтобы впоследствии они могли музицировать на уровне любителей. Однако результаты ежедневных занятий превосходили все ожидания. Например, даже в провинциальном Одесском кадетском корпусе струнный оркестр с успехом исполнял отдельные номера из «Евгения Онегина» и «Пиковой дамы» Чайковского, «Детскую симфонию» Гайдна, а в репертуар духового оркестра входили такие произведения, как романс Шуберта «На море», марш Преображенского полка и попурри из оперы Бизе «Кармен», оперы Верди «Бал-маскарад» и «Эрнани», Гуно «Фауст». Пением занимались все, проводилось классное, ротное и хоровое обучение. В первом случае изучалась теория музыки, включавшая понятия о нотной грамоте, интервалах, гаммах, ритме и т.д. Занятия подкреплялись практическими уроками, на которых разучивались мотивы и народные песни на два голоса. На ротных занятиях музыкой кадеты разучивали на три-четыре голоса народные песни. Для хорового пения отбирались ученики с хорошим голосом и музыкальным слухом. Хор исполнял как светские произведения, так и духовную музыку25.

Дружеские отношения связывали Константина Константиновича с выдающимися музыкантами его времени. Контакты с А. Г. Рубинштейном были и художническими и деловыми, поскольку и сам Рубинштейн являлся организатором Консерватории. А. К. Глазунов писал музыку к произведениям поэта К. Р. В феврале 1899 г. великий князь написал текст кантаты на столетие со дня рождения Пушкина и анонимно представил свое сочинение на конкурс, объявленный Академией наук. К. Р. вышел победителем, и вскоре его кантата была положена на музыку Глазуновым и исполнена 26 мая на публичном торжественном собрании Академии в честь столетия со дня рождения Пушкина. Именно директор Санкт-Петербургской консерватории А. К. Глазунов был избран великим князем для создания музыки к драме «Царь Иудейский». Впоследствии сам К. Р. оценивал эту музыку как «бессмертную», а сочинение Глазунова «Царь Иудейский» (op. 95) с успехом звучало в концертном исполнении в России и за рубежом.

Ясные по настроению и певучие, мелодичные лирические стихотворения К. Р. привлекали к себе особое внимание композиторов — и более семидесяти его стихотворений положены на музыку. Романсы на тексты поэта К. Р. писали многие выдающиеся русские музыканты — А. Гречанинов, М. М. Иполлитов-Иванов, С. В. Рахманинов, П. Г. Чесноков, Р. М. Глиэр, В. С. Калинников26.

Особенно интересен цикл из шести романсов на стихи К. Р., созданный П. И. Чайковским. Они познакомились, ранней весной 1880 г. на вечере у В. В. Бутаковой27 и впоследствии неоднократно встречались и обменивались письмами, поддерживая близкое знакомство. Константин Константинович не раз приглашал Чайковского к себе в Мраморный дворец, особенно во время музыкальных вечеров. Переписка Чайковского с великим князем Константином Константиновичем — одна из самых содержательных страниц эпистолярного наследия композитора (31 письмо Чайковского и 28 писем великого князя)28.

«На тексты симпатичного и полного живого поэтического чувства поэта К. Р.» Чайковский написал вокальный цикл из шести романсов (ор. 63, 1887): «Я сначала тебя не любила», «Растворил я окно», «Я вам не нравлюсь», «Первое свидание» («Вот миновала разлука…»), «Уж гасли в комнатах огни», «Серенада» («О дитя…»). Романсы на стихи, отобранные из издания сочинений К. Р. 1886 г. были созданы в период ноября — начала декабря 1887 г., изданы П. Юргенсоном в мае 1888 г. с текстами на русском и немецком языках и посвящены автору слов29. Два наброска оказались впоследствии неосуществленными. Еще одно стихотворение великого князя Константина Константиновича — «Блажен, кто улыбается» — легло в основу созданного в том же году хора, посвященного студенческому хору Московской консерватории. В дальнейшем Чайковский собирался написать еще один вокальный цикл на стихи августейшего поэта, однако замысел остался неосуществленным…
Вторая половина XIX — начало ХХ вв. стали одним из блистательных периодов в развитии отечественной музыкальной культуры. В это время творили П. И. Чайковский, М. А. Балакирев, Ц. А. Кюи, А. П. Бородин, М. П. Мусоргский, Н. А. Римский-Корсаков, А. К. Глазунов, А. К. Лядов, Н. Н. Черепнин, С. И. Танеев, А. С. Аренский, С. В. Рахманинов, В. С. Калинников, Н. С. Голованов, А. Т. Гречанинов, А. Н. Серов, Э. Ф. Направник и другие. Эти имена принадлежат не только русской, но и мировой культуре, в чем несомненная заслуга великокняжеской семьи Константиновичей.

Долгие годы Константиновский дворец, летняя резиденция семейства, славился своими концертами, балами, салонами и музыкальными вечерами. Традиции музыкальной жизни дворца были возрождены спустя столетие, в начале XXI века, как попытка соединить разорванную цепь времен и отдать дань памяти людям, чьи имена почти на целое столетие были вычеркнуты из истории не только музыки, но и целой страны.

Сразу после открытия возрожденного Константиновского дворца, ныне — Государственного комплекса «Дворец Конгрессов» — прошло немало значительных музыкальных мероприятий. Среди них — «Бал Штрауса», концерт «Штраус-отец, Штраус-сын» в рамках III Международного музыкального фестиваля «Большой Вальс», «Бал Мариинского театра».

Особое развитие концертной жизни дворца пришлось на сезон 2004–2005 гг.

18 декабря 2004 г. в Мраморном зале Константиновского дворца состоялся торжественный вечер, посвященный 145-летию Русского Музыкального общества. Произведения великих русских композиторов — Глинки, Чайковского, Глазунова, Рахманинова, а также музыкальные сочинения, написанные членами великокняжеской семьи Константиновичей, исполнил Российский государственный академический камерный «Вивальди-оркестр» под управлением народной артистки России Светланы Безродной. Это единственный в мире женский камерный оркестр, состоящий из молодых выпускниц лучших музыкальных вузов страны. Впервые в Мраморном зале возрожденного «Дворца конгрессов» прозвучали забытые сочинения Иоганна Штрауса — кадриль «На террасах Стрельны» и вальс «Александра». Особым подарком для слушателей стало исполнение сочинений великой княгини Александры Иосифовны «Элегия» и «Посвящение» в оригинальной оркестровке К. Уманского. Нотные записи этих произведений сохранились в архивах и были бережно восстановлены. Молодые солисты Санкт-Петербурга Максим Булатов (баритон) и Людмила Шкиртиль (меццо-сопрано) исполнили романсы, сочиненные великим князем Константином Константиновичем.

Юбилейная дата стала поводом для учреждения на базе Государственного комплекса «Дворец конгрессов» Российского Державного фонда поддержки культуры, который не только продолжает традиции Русского музыкального общества, но и развивает их, занимаясь проведением благотворительных премьерных концертов, вернисажей, выставок, а также поиском и продвижением молодых дарований во всех сферах культуры и искусства.

В 2005 году в рамках празднования 145-летия Русского музыкального общества состоялось несколько праздничных концертов. 16 апреля 2005 года состоялся вечер вокальной музыки «Звуки песни вдохновенной…». Лауреат Международных конкурсов, солист Государственного Академического Большого театра России, солист Государственной Академической Певческой Капеллы Санкт-Петербурга Петр Мигунов (бас) и лауреат Международных конкурсов Татьяна Кальченко (сопрано) исполнили романсы русских композиторов (Чайковского, Направника, Гречанинова, А. Г. Рубинштейна, В. С. Калиникова, В. К. Малова, Л. Николаева) на стихи поэта К. Р. — великого князя Константина Константиновича, вице-председателя Императорского Русского музыкального общества.

Весной 2005 года «Дворец конгрессов» принимал концерты, организованные Фондом поддержки искусств «Сергей Осколков и его друзья». 20 марта 2005 г. в программе вечера камерной музыки «Песнь песней» петербургские артисты, лауреаты Международных конкурсов Галина Сидоренко (меццо-сопрано), Андрей Славный (баритон), Александра Савина (скрипка), Сергей Осколков (фортепиано) исполнили знаменитые сочинения Даргомыжского, Балакирева, Мусоргского, Римского-Корсакова, Рубинштейна, Чайковского, Рахманинова. 11 мая в вечере камерной музыки «То было раннею весной» прозвучали сочинения Чайковского, Прокофьева, Шостаковича в исполнении солистки Королевского оперного театра «Ковент-Гарден» (Лондон), солистки Мариинского театра Марианны Тарасовой (меццо-сопрано, Лондон), концертмейстера оркестра Королевского оперного театра «Ковент-Гарден» (Лондон) Сергея Левитина (скрипка) и руководителя фестиваля Сергея Осколкова.

Завершающим аккордом концертного сезона 2004–2005 гг. стал Пасхальный концерт 14 мая 2005 го. В радостные дни празднования Светлого Христова Воскресения, Святой Пасхи, в Константиновском дворце впервые после 100-летнего забвения была исполнена музыка А. Глазунова к драме поэта К. Р. «Царь Иудейский», которую представили хор и симфонический оркестр Академической Капеллы Санкт-Петербурга под управлением народного артиста СССР Лауреата Государственных премий РФ Владислава Александровича Чернушенко. Сценическая судьба драмы, созданной накануне Первой мировой войны, была чрезвычайно сложной. Над музыкой к «Царю Иудейскому» Глазунов работал с 28 августа по 2 декабря 1913 года. Премьера спектакля состоялась 9 января 1914 года в Эрмитажном театре. Это было пышное придворное зрелище с великолепными декорациями и дорогими костюмами. В спектакле участвовали несколько членов Дома Романовых, в том числе и сам автор, великий князь Константин Константинович, выступивший в роли Иосифа Аримафейского. Хором руководил его старший сын — князь императорской крови Иоанн Константинович. Среди создателей спектакля были режиссер Н. Арбатов и балетмейстер М. Фокин. Несмотря на очевидный успех, спектакль вызвал весьма разноречивую критику и даже полемику. По понятным причинам произведение не могло быть репертуарным в ХХ веке (еще одна постановка была осуществлена 8 февраля 1915 г. в театре Суворина). После нескольких концертных исполнений, последнее из которых состоялось 19 марта 1923 г., музыка Глазунова к драме «Царь Иудейский» в Петербурге не звучала. И вот, спустя почти сто лет, в великолепных залах Константиновского дворца, в котором и родился поэт К. Р., современные зрители и слушатели смогли по достоинству оценить результат совместного творчества двух крупнейших русских художников.

Новый концертный сезон 2005–2006 гг. был основан на цикле концертов «Хоровые вечера в Константиновском» и посвящен памяти сыновей великого князя Константина Константиновича, поэта К.Р., — алапаевских мучеников Иоанна, Константина и Игоря. В ночь с 17 на 18 июля 1918 г. трое князей Константиновичей были заживо сброшены в старую шахту в окрестностях уральского города Алапаевск вместе с великой княгиней Елизаветой Федоровной (преподобномученицей Елизаветой, канонизированной РПЦ в 1992 г.), инокиней Варварой (также прославленной в лике святых), великим князем Сергеем Михайловичем, князем Владимиром Палей и лакеем Федором Ремезом. В 1919 г. Белая гвардия вывезла тела мучеников в Пекин, где они и были захоронены; в 1981 г. Русская Православная церковь за рубежом причислила князей Константиновичей к лику святых.

Вспоминая алапаевских мучеников, организаторы цикла концертов стремятся открыть для широкой музыкальной и культурной общественности забытые страницы истории русской музыки, связанные с великими князьями Константиновичами. Старший сын К. Р., князь императорской крови Иоанн Константинович, флигель-адъютант и штабс-ротмистр лейб-гвардии Конного Его Величества полка, унаследовал от отца искреннюю веру. Иоанн Константинович воспринял и музыкальную одаренность отца: в храме Павловского дворца он был регентом хора Мариинской придворной церкви; в 1915 г. хор под его управлением участвовал в первой постановке драмы К. Р. «Царь Иудейский» на сцене Эрмитажного театра. Был он и ктитором храма Спасо-Преображения в поселке Тярлево недалеко от Павловска; специально для этого храма князь сочинил «Милость Мира» — замечательное сложное произведение, которое и сейчас исполняет хор восстанавливающегося храма.

В память о великокняжеском семействе Константиновичей «Дворец конгрессов» обратился к русской хоровой музыке, интерес к которой возрождается в России в течение уже почти двух десятилетий. В рамках хорового праздника, который продлился почти год, состоялось три концерта30 духовной и светской хоровой музыки, которую исполнили ведущие профессиональные хоровые коллективы Санкт-Петербурга — Певческая Капелла Санкт-Петербурга и хор мальчиков Хорового училища им. М. И. Глинки. В стенах Константиновского дворца прозвучали древнерусские песнопения, лучшие образцы знаменного распева Русской Православной Церкви, хоровые концерты эпохи русского барокко, петровские канты и хоровые гимны, хоровые миниатюры и духовные сочинения композиторов XIX столетия… Одна из основных идей нового цикла концертов заключалась в показе прошлого и настоящего русской хоровой культуры, поэтому в программах прозвучат хоровые произведения современных композиторов — в первую очередь Г. Свиридова, 90-летний юбилей которого отмечался в 2005 г. Художественным руководителем проекта выступил Народный артист СССР Лауреат Государственных премий РФ Владислав Александрович Чернушенко.

Мы надеемся, что отныне в Константиновском дворце, как много лет назад, всегда будет звучать прекрасная музыка, а «Дворец конгрессов» распахнет свои двери для блистательных музыкальных вечеров, продолжая традиции, заложенные его августейшими владельцами.



1 Династия Романовых: Великий князь Константин Николаевич: альманах по материалам выставки (ГМЗ «Петергоф», ГАРФ) // СПб., Петергоф, 2002. С. 38.

2 См.: 1857–1861: Переписка Императора Александра II с Великим Князем Константином Николаевичем. Дневник Великого Князя Константина Николаевича. М., 1994. С. 8.

3 См.: РГИА. Ф. 537. Оп. 1. Д. 439–441. Опись нот, принятых из кабинета Его Императорского Высочества великого князя Константина Николаевича.

4 Подробнее см.: Пузыревский А. И. Императорское Русское музыкальное общество в первые 50 лет его деятельности (1859–1909). СПб, 1909. С. 6.

5 См.: Устав Императорского Русского музыкального общества. СПБ, 1859. С. 5.

6 Там же.

7 См.: Пузыревский А. И. Указ. соч. С. 18–19.

8 См.: Устав Русского музыкального общества, высочайше утвержденный 4 (16) июля 1873 г. СПб., 1873; Проект устава Русского музыкального общества: Положение о консерваториях. СПб., 1873.

9 См.: Фандейзен Н. Очерки деятельности Санкт-Петербургского отделения Императорского Русского музыкального общества (1859–1909). СПб., 1909. С. 22.

10 См.: РГИА. Ф. 537. Оп. 1. Д. 104, 348.

11 См.: РГИА. Ф. 537. Оп. 1. Д. 95.

12 Произведения великой княгини Александры Иосифовны были обнаружены в архивных фондах В. И. Моцардо и впервые после векового забвения прозвучали на концерте, посвященном 145-летию Русского музыкального общества, в Большом зале Московской консерватории 2 июня 2004 г.; исполнили эти сочинения музыканты Большого симфонического оркестра «Глобалис» (дирижер Константин Кримец, оркестровая аранжировка Константина Уманского).

13 См.: Великий князь Константин Николаевич Романов: Эксклюзивный памятный фотоальбом; автор идеи и составитель В. И. Моцардо. Самара, 2004. С. 214–215.

14 См.: Пузыревский А. И. Указ. соч. С. ___ .

15 См.: Гейрот А. Ф. Описание Петергофа. СПб., 1868. С. ___ .

16 Династия Романовых: Великий князь Константин Николаевич: альманах ... С. 24.

17 См.: РГИА. Ф. 537. Оп.1. Д. 65. Об устройстве костюмированного бала-концерта с участием А. Г. Рубинштейна, М. А. Балакирева, Н. А. Римского-Корсакова. Д. 66. Об устройстве бала и концерта в Константиновском дворце.

18 Династия Романовых: Великий князь Константин Николаевич: альманах ... С. 25.

19 Письмо П. И. Чайковского к К. Р. от 31.10.1891 г. // К. Р. Избранная переписка. СПб., 1999. С. 81.

20 Династия Романовых: Великий князь Константин Николаевич: альманах ... С. 25.

21 См.: Моцардо В. И. Великий князь Константин Николаевич Романов… С. 206–207.

22 См. также: Кузьмина Л. И. Августейший поэт. СПб., 1995. С. 109–110.

23 «Великий князь Константин Константинович написал романсы для голоса с фортепиано: «О, ma charmante» (слова В. Гюго), «Не верь мне, друг» (слова А. К. Толстого), «Он уже снился мне» (слова А. Майкова), «О, не пытайся» (слова А. К. Толстого), «Далеко на самом море» (слова А. Н. Майкова), «Горними тихо» (слова А. К. Толстого). Они составили сборник, который автор, принадлежавший к августейшей фамилии, вынужден был издать в Германии анонимно: Шесть романсов. Гамбург: Изд. Д. Ф. Ратера, 1880. Сборник романсов с авторской дарственной надписью сохранился в личной нотной библиотеке П. И. Чайковского в Клину: „Петру Ильичу Чайковскому в память весны 1880 год. 2 ноября 1880“». (К. Р. Избранная переписка. С. 83. Примечание 1).

24 См. Отчеты о деятельности Императорского Русского музыкального общества.

25 См.: www.ruscadet.ru/education/edsystem/hystory .

26 Каталог всех изданных романсов на стихи поэта К. Р. хранится в Нотном отделе РНБ.

27 Бутакова Вера Васильевна (урожденная Давыдова, 1848–1925) — старшая сестра зятя Чайковского Л. В. Давыдова, жена генерал-адъютанта вице-адмирала И. И. Бутакова.

28 См.: К. Р. Избранная переписка. СПб., 1999. С. 31–86.

29 Там же. С. 39.

30 Из запланированных пяти; два концерта отложены на будущий концертный сезон.







©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет