Tiamat Prime Женщина мечты



жүктеу 2.02 Mb.
бет1/14
Дата26.04.2016
өлшемі2.02 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
:
Tiamat Prime

1.Женщина мечты

- Приём? Профессор, это вы?

- Да, Маори. Что-то случилось на станции?

Мужчина, одетый в длинный чёрный плащ, доходящий до земли, остановился на середине моста через реку. Мелькающие мимо машины вызывали ветерок, колеблющий его длинные чёрные волосы, выкрашенные на концах в фиолетовый цвет. Строго очерченные губы его шевелились, выговаривая слова, а ясные, со странной добротой внутри, глаза смотрели за горизонт. На вид нельзя было указать его возраст.

- Нет, ничего. – Ответил голос из телефона. – Я по поводу материалов нового биоробота. Вы скоро собираетесь переносить их на темпиллянт в общем зале? Говорят, вы почти закончили. Я просто…

- Сейчас. – Прервал собеседника мужчина в плаще. – Перенесите, пожалуйста, сейчас же. У меня нет времени.

- Э-э… А как же… проверки жизнеспособности, всё такое?.. – Смутился голос.

- Я всё сделал. – Коротко ответил профессор.

- Так, когда же импилляция?

- Завтра. До связи.

Он положил мобильный в карман и сразу же достал другой. Вздохнув, он набрал номер и, продолжив идти, прислушался к гудкам. Скоро раздался мягкий, слегка обеспокоенный женский голос:

- Алло?


- Здравствуйте, Александра. Это Я. Вы помните о нашей встрече?

- Да. Я скоро буду на месте. А Вы?

- Подхожу. – Произнёс профессор, ступив на дорогу.

- Ну что ж, тогда… до свидания? – Несмело предложила женщина.

- До встречи.

Перейдя шоссе, он оказался в тенистом парке. Асфальтовая дорожка вилась среди вязов и акаций. На лужах от прошедшего дождя играли солнечные блики. По обочинам дорожки ютились уютные лавочки, на которых расположились пары.

- Как же всё просто… - Задумчиво произнёс профессор, остановившись возле скамейки, на которой сидела женщина в белом плаще с опушённым подолом и рукавами.

- А? Что вы сказали? – Переспросила она.

- Просто всё у них, у этих людей. – Немного странно отвечал профессор. – Встречаются, знакомятся, целуются и… вот она любовь. Как будто.

- На счёт «как будто»… - это вы правы. – Печально подметила женщина.

Профессор опустился на скамейку и повернулся к ней лицом.

- Здравствуйте, Александра. – Произнёс он.

- Ой, это Вы?! – Воскликнула женщина, прикрыв рот рукой. – А я Вас совсем иначе себе представляла.

«Плохой знак» – Подумал профессор и сказал вслух:

- Вы говорили, что разводитесь с мужем. Так в чём же беда?

Женщина опустила взгляд в землю и тихо ответила:

- В нашей тринадцатилетней дочери, Даше.

- Вам не разрешают забрать дочь?

- Разрешают, вот только, - она сделала паузу, - Даша почему-то хочет остаться с ним.

- Вот это уже совсем другое дело. – Покачал головой профессор.

- Понимаете, - продолжала Александра, - не то чтобы мы с ним друг друга ненавидели, просто… нам нельзя жить вместе. Так получается. Просто… Он совсем не плохой человек. Неудивительно, что Даше он нравится. Но…

- Я вас понимаю. – Заговорил профессор. – Боитесь остаться одной.

- Да. – Призналась она и с нетерпением спросила. – Так что Вы думаете об этом? Если Вам нужно подумать, я дам Вам время. Только скажите, что мне делать! Ведь, возможно, Даше действительно будет лучше с отцом…

- Тогда тут думать нечего. – Сразу ответил профессор. – Пусть дочь живёт с отцом.

- Вы так считаете… - Она печально опустила ресницы.

Профессор помолчал некоторое время и сказал:

- Те, кому мы даём жизнь, должны быть в ней счастливы. Это наша цель. Ведь так? – Женщина молчала. – Не расстраивайтесь. Это начало вашей новой жизни, Александра. Не бойтесь её. Если вам это нужно, вы не будете одинокой. К тому же, дочь сможет навещать вас.

- Наверное.

«Да. – Размышлял профессор по пути домой. – Это не моя женщина мечты. Интересно, смог ли я ей помочь? Хе… Основной закон моделирования: «Когда создаёшь чувствительный объект, не пожалей ничего для его счастья». Не знаю, насколько это подходит к её случаю».

С такими мыслями он подошёл к ограде с табличкой, гласившей: «Совершенно секретно. Вход запрещён».

- А что это такое, деда? – Донёсся вдруг сзади детский голос.

Мимо проходил дед с маленьким мальчишкой.

- Шут его знает. Позакрывали тут. Раньше была какая-то контора, всё юристы ходили. Может, что-то военное? А что ещё прятать!

Профессор тихонько усмехнулся и набрал код на пульте замка. Тяжёлая дверь автоматически раздвинулась перед ним.

За ограждением открывался обширный двор, выложенный каменной плиткой. Справа и слева от дорожки, ведущей от ворот, расположилось по прекрасному фонтану. Местами из дырок в камнях пробивались яблочные деревья. Земляные тропки вились меж них. Дорожка вела к пятиэтажному зданию, предварявшемуся широким крыльцом с колоннами. По бокам от двери стены были украшены рельефами в виде октаэдрической формы кристаллов. Табличка на двери гласила: «сбм «Кристалл». Совершенно секретно».

Профессор поднялся по ступенькам и обернулся, невольно залюбовавшись радугой, игравшей на брызгах фонтана. Вдруг среди них показалось какое-то движение, и из-за фонтана выскочил ребёнок – мальчишка трёх лет.

- Папа! – Звонко закричал он и, раскинув руки в стороны, бросился к крыльцу.

Профессор подхватил его, покружил в воздухе и опустил на пол.

- Как дела, Пинта? – Поинтересовался он.

- У нас всё хорошо, а у тебя? – Отвечал мальчик.

- Как Леста? – Не унимался профессор.

- Весь день играет на рояле. Фу-у! Слушать надоело! – Возмутился Пинта.

- А ты не слушай, ты во дворе погуляй. Какая сегодня погода!

- Нет, я с тобой…

Мальчик прижался к ногам профессора. Тогда тот взял его за руку, и они вошли в здание. У порога их встретил мужчина в форменном комбинезоне и отсалютовал:

- Здравия желаю, профессор Либриель!

- Ну-ну, я тебе не генерал! – Замахал на него профессор.

Бейдж на груди мужчины гласил: «младший организатор обеспечения темпиллянта, Маори».

- Я всё сделал в точности, как вы сказали. – Отрапортовал он.

- Отлично. – Отозвался Либриель, и, уводя с собой малыша, удалился вглубь коридора.

- Эх… - Вздохнул Маори. – Хоть бы повышение присудил за верную службу…

«Подлиза» – Заметил Либриель, как раз подходя к двери с надписью: «Комнаты профессоров». За ней оказался небольшой коридорчик. На четырёх дверях висели таблички: «Либриель», «Сиви», «Каспириель» и «Аландо». Либриель тяжело вздохнул и снял последнюю табличку. Аландо погиб несколько дней назад при аварии во время импилляции Лесты. Она даже не смогла увидеть своего создателя. К счастью, сама она почти не пострадала, если не принимать в расчёт тонкий шрам между глаз – лазерный порез. Может, это сродни тому, как ребёнок теряет родителей, иногда думал Либриель.

Профессор открыл дверь и вошёл в свою комнату.

- У меня будет братик, да? Да, папа? – Нетерпеливо повторял Пинта, пока Либриель облачался в рабочую форму.

- Да, Пинта. Он будет твоим братом. – Профессор подошёл к столу и включил небольшой темпиллянт, представлявший собой персональный компьютер.

- А сколько ему будет лет? – Интересовался Пинта.

- Четырнадцать. – Терпеливо отвечал Либриель.

- У-у, какой старый… - Разочарованно протянул малыш.



2. Начало новой жизни

На следующее утро Либриель раньше всех появился в зале импилляции. Это было особенное утро. Несколько биороботов уже были воплощены Либриелем в этом зале, но каждый раз он волновался так, будто это происходило впервые. Модель Tiamat стала результатом кропотливой каждодневной работы в течение последнего года, и Либриель надеялся, что этот биоробот станет воплощением его давней мечты. И вот, осталось только произвести воплощение, или, говоря профессиональным языком, импилляцию…

И хотя по своей привычке Либриель ничего не говорил своим коллегам, дух крупного проекта неизменно носился по станции. И вот: внезапное объявление об импилляции. Сиви и Каспириель обещали посетить церемонию, но пока все ещё спят: вчера до ночи чинили центральный темпиллянт, неисправный со времени импилляции Лесты.

С утра Либриель первым делом ещё раз проверил: всё в порядке. И тут его отвлёк звук открывающейся двери. На пороге появилась маленькая девочка в сорочке и с длинными русыми волосами, спутавшимися после сна. Между глаз её виднелся отчётливый шрам.

- Доброе у-у-утро… - Зевнула она, потирая глаза кулачком. – А где все?..

- Доброе утро, Леста. – Ответил Либриель. – Ты сегодня самая первая. Как спалось?

- Хорошо! – Весело откликнулась девочка и прищурилась. – Хотите, фокус покажу?

Не дожидаясь ответа, она подбежала к столу, усыпанному хламом, неубранным после трудового вечера. Вцепившись пальчиками в край стола, Леста уставилась на бардак, и как по волшебству из него вынырнул одноразовый пластиковый стаканчик, весело подпрыгнул и плюхнулся обратно. Довольно улыбаясь, девочка обернулась к профессору.

- Браво! Браво! – Похлопал тот. – Только книжки не поднимай, они тяжёлые. Головка заболит.

Когда Либриель вновь занялся темпиллянтом, в зал вошли двое профессоров и присоединились к нему. Постепенно собрались остальные участники и наблюдатели рождения биоробота. Леста снова вернулась, переодевшись в своё самое любимое платье.

Так он появился на свет. Tiamat Prime оказался стройным и красивым мальчиком с прямыми чёрными волосами, густыми и торчащими, словно провода. Со стороны казалось, что его лицо выражает гордость и презрение, и не верилось, что он просто лежит без сознания на той же кушетке, где когда-то появились и Пинта, и Леста, и остальные биороботы станции биос-моделирования «Кристалл». Либриель невольно залюбовался им. Скоро он откроет глаза, будет бегать по двору, назовёт его папой… И теперь, с тем же нетерпением, с каким он ждал импилляции, профессор не мог дождаться этого момента.

- Функциональная активность зарегистрирована… - Опомнился он, но, осознав, что безнадёжно опоздал, махнул рукой. – Ну, какая нам, в общем, разница, когда…

Зал зааплодировал. Дети возбудились, и профессорам пришлось потратить массу усилий на то, чтобы всех утихомирить и разогнать по своим комнатам, ведь на момент пробуждения биоробот должен будет попасть в спокойную обстановку.

За огромным зданием станции, за забором, расположился небольшой пустырь. Детишки из «внешнего мира» только изредка забегали сюда. Из оврага, поросшего лопухом, доносились ребячьи голоса:

- Он ещё спит?

- Конечно, спит.

- А вдруг он сюда не придёт?

- Тут так мокро! Ночью был дождь?

- Это роса!

- А мне всё равно, придёт он или нет! – Раздался вдруг резкий голос подростка, и сам он ловко выпрыгнул из оврага и вскочил прямо на ветку дерева.

- Квид!! – Окликнули его из оврага.

- Не нужны мне никакие там супер… - Он резко замолчал, и две головы, как по команде, дружно высунулись из оврага.

Это был он – виновник торжества собственной персоной. Не дойдя нескольких шагов до оврага, он заметил торчащие головы и едва не покатился со смеху, но подметив, что с травы ещё не сошла утренняя роса, благоразумно сдержался: влага его раздражала.

- Что это вы там делаете?! – Давясь от смеха, выговорил он. – Ну и вид у вас, ребята!

- Тьфу! – Сплюнул с дерева Квид.

- Мы, между прочим, занимаемся делом. – Гордо ответила Леста, отряхиваясь от пыли и капелек росы, когда все вылезли на поверхность. – Здесь наша база, и мы её обустраиваем.

Тиамат подошёл к краю оврага и окинул взглядом содержимое «базы». Повсюду валялись доски, палки, пузырьки, бутылки и прочие симпатичные финтифлюшки.

- И что же вы собираетесь с этим делать? – Заинтересовался он.

- Много чего… - Протянула Леста. – Вот здесь мы хотим сделать ступеньки, тут будут полочки для вещей. Мы сделаем их вот из этих досок. А ещё надо убрать лишнюю траву и выровнять землю.

Тиамат задумался:

- Без травы землю размоет от дождя и будет одна жижа.

- Поэтому мы хотим сделать крышу из досок. – Закончила девочка. – Овраг глубокий, и мы сможем поместиться в нём в полный рост… Только вот этот камень мешается, нам его никак не подвинуть.

Она указала на поросший мхом валун, выпирающий из края оврага.

- Так крышу не сделаешь… - Обречённо вздохнул Пинта.

- Тоже мне… - Хмыкнул Тиамат, оценивающе взглянув на валун. – А ну, разойдись!

Все послушно расступились, и Тиамат, замахнувшись, швырнул в камень что-то ярко искрящееся. Послышался треск, и камень словно взорвался. От него ничего не осталось, кроме обломков, рассыпавшихся вокруг. Место, куда попал Тиамат, всё ещё дымилось. Биороботы застыли от изумления.

- Вот это да!.. – Протянул наконец Квид.

- Круто! – Восхищённо воскликнул Пинта. – Как это ты делаешь?

Тиамат стоял, склонившись пополам, и часто дышал, так, будто перед этим бежал кросс. На его лице выступили капли пота.

- Тебе тяжело? – Заметил Квид.

- Ни… капельки… - Задыхаясь, возразил Тиамат.

Он тут же выпрямился и окинул всех торжествующим взглядом.

- Как это ты… - Повторил Пинта.

- Просто электрический разряд. – Небрежно отозвался Тиамат. – Ничего особенного.

Когда всеобщее волнение вокруг способностей нового биоробота улеглось, он наконец задал вопрос:

- А как вас зовут?

Ребята принялись наперебой представляться, пытаясь понравиться новичку:

- Я Силеста. Мне семь лет. Ну… вообще, на самом деле мне три дня… - Все рассмеялись.

- Секвереид. Для друзей – просто Квид. Мой отец – профессор Каспириель, тоже с нашей станции.

- Меня зовут Пинта. – Смущённо представился малыш. – Я твой брат.

- Брат? – Не понял Тиамат.

- Так говорят, когда у биороботов один автор, ну, или отец. Как у вас с Пинтой, например, отец – профессор Либриель. Понимаешь? – Попыталась объяснить Леста.

- А я думал, что отцы и братья только у обычных людей бывают. – Ответил Тиамат.

Поболтав немного, ребята принялись за дело. Нужно было обустроить будущее жилище. Квид прилаживал сверху доски, Леста аккуратно расставляла на полочке пузырьки.

- Ух ты… Телекинез… - Восхитился Тиамат.

3. Гроза

В лесу, недалеко от города, на окраине которого находилась станция биос-моделирования «Кристалл», росло множество ягод и грибов. Маленькие биороботы обожали их собирать, и часто приносили домой полные корзинки. Разумеется, при этом их сопровождали взрослые. И сегодня, несмотря на неблагоприятный прогноз погоды, все собрались в лес.

Тиамат впервые был в лесу, и его завораживала любая деталь: щебетание диких птиц, кваканье лягушек в соседнем болоте, таинственный свет, пробивающийся сквозь кроны деревьев.

Квид занимался своим любимым делом: резвился в ветвях деревьев. Его владение сверхориентацией было блистательным, и соревноваться с ним мог бы, разве что, Тиамат, но он считал это дело недостойным себя. Квид вдохновенно рассказывал, что там, на деревьях, много птичьих гнёзд, но к сожалению, они были слишком высоко, чтобы показать их всем.

Леста нашла в траве нежно-голубой колокольчик, и сразу же продела его в петельку своего платья.

- Ура! Белый гриб! – Закричал Пинта.

- Фи, да это мухомор…

Профессор покачал головой:

- Так мы с вами никаких грибов не найдём. Ищет один Пинта. Тами! Ты хоть ему помоги. У тебя же отличный сканер.

- А? – Оторвался Тиамат от созерцания прыгающего в ветвях деревьев Квида.

- Грибной сканер! – Засмеялась Леста.

- Позови его. – Попросил профессор, указав взглядом наверх. – Что он всё скачет?

- Квид! Эй, Кви-ид!! – Задрав голову, крикнул Тиамат.

- Се-кве-ре-ид!! – Поддержала его Леста.

Наконец, раскрасневшийся блудный сын спустился на землю.

- Точно! – Поддержал он идею профессора. – Давайте собирать грибы!

Когда все погрузились в поиски, то волей-неволей постепенно отделились друг от друга.

Увлёкшись грибами, Тиамат не заметил, как над лесом сгустились мрачные тучи и угрожающе зашумели деревья. И только когда первая капля дождя ударила его по плечу, мальчик оглянулся вокруг и поднял глаза в небо. Его застилала тяжёлая туча. Лес замер в ожидании бури, вокруг потемнело. Сквозь тишину доносился шелест деревьев и шорохи лесных животных, спешащих укрыться в своих норах.

- Профессор! – Позвал Тиамат.

Ветер усиливался, и он почувствовал холод. Отчего-то становилось страшно.

- Леста! Квид!

Никто не отвечал. Вместо ответа прозвучал гулкий раскат грома, и струи дождя прорвались сквозь листву, как сквозь прохудившееся ведро. Закрывая голову руками, Тиамат бросился сквозь лес. Струи дождя и ветви деревьев хлестали его по лицу и телу.

- Профессор! Кто-нибудь!

Крик тонул в гуле дождя. Лихорадочно оглядываясь в поисках укрытия, Тиамат обнаружил раскидистую ель, земля под которой осталась практически сухой. Дрожа от холода, он забрался под дерево и сел, прижав ноги к груди. Вспышки молний почти ослепили его, сквозь шум дождя и раскаты грома, он продолжал отчётливо слышать ещё один звук: биение его собственного сердца. Внезапно он ощутил боль, которую не замечал раньше, и заметил у себя на ноге небольшой порез. Должно быть, он оцарапался о ветку, спасаясь от грозы. Вспомнив восхищённые лица друзей, он усомнился: «Такой ли я крутой, каким меня видят?» Конечно, владение электричеством необычно и потому потрясает. Но что это в сравнении, например, с грозовой молнией? И теперь, когда потоки дождя измучили его, он стал мокрым и жалким, и даже не может больше использовать своё прославленное электричество. Он был бессилен перед природой, несмотря на всю свою мнимую мощь, и простой дождь мог выбить его из сил. Природа посмеялась над ним. А он ведь даже не собирался бросать ей вызов! Либриель создал его таким, и Тиамат подумал теперь, что возможно, он сделал это специально, чтобы над ним посмеяться …

Внезапно гроза кончилась, и сквозь ветви ели пробился рассеянный луч солнца. Тиамат не знал, куда идти. Он встал и побрёл сквозь лес, куда глаза глядят. Его всё ещё била дрожь. Чтобы одежда скорее высохла, он старался идти по самым солнечным местам.

Когда Тиамат вышел на небольшую полянку, шорох в ближайших кустах заставил его замереть на месте. Было похоже, что там прячется большое животное. «Волк?» - Испугался мальчик. Он взглянул на свои руки: они были ещё влажными. Одежда на нём промокла до нитки, поэтому он даже не мог вытереть их. В таком случае, если он попытается воспользоваться разрядом, его только замкнёт накоротко. «Я не могу защититься…» - обречённо подумал он, не отводя расширившихся глаз от кустов.

- Гав! – Раздалось вдруг оттуда, и прямо на него выскочил большой мокрый пёс.

Он залился лаем, припадая на передние лапы и скаля клыки. Тиамат не любил собак, потому что они чувствовали исходящее от него слабое магнитное поле и относились к этому агрессивно. Но теперь он почувствовал облегчение: всё лучше, чем волк.

- Ну, магнитный я, магнитный. – С опаской произнёс Тиамат. – Чего пристал?

Стоило ему произнести эту фразу, как деревья зашевелились, и на полянку вышел дед в запятнанной поношенной одежде, с рюкзаком за спиной. В руке у него было ружьё.

- Фу, Вайтар! Фу! – Крикнул он псу и добавил, обращаясь к мальчику. – Не бойся, он не кусается. – Он подошёл ближе и кое-как успокоил собаку. – Не понимаю, что на него нашло.

Пёс продолжал рычать и скалиться на Тиамата.

- Ты что, мальчик, потерялся? – Спросил старик.

Тиамат кивнул.

- Мы собирали грибы, и вдруг началась гроза…

- Тогда пойдём ко мне домой. Тебе нужно обсохнуть и согреться. – Предложил дед.

Тиамат взял его за морщинистую руку и пошёл рядом, с опаской косясь на ворчащего пса.

- Как тебя зовут? – Поинтересовался дед.

- Тами. – Ответил Тиамат.

- Что-то имя не наше. – Заметил старик. – Не русские вы?

- Да… - Рассеянно отвечал биоробот. – Мы… из Америки. – Брякнул вдруг он первое пришедшее в голову название страны.

Вообще, он знал о мире ещё совсем немного.

- Ба! – Изумился старик. – Да ты, небось, по-английски говоришь? Сколько на свете живу, впервые живого американца встретил.

- Я здесь уже давно живу. – Вставил Тиамат.

- А с кем ты живёшь? – Интересовался дед. – С родителями?

- С папой.

- Странно, что я вас тут не видел. Я свой край хорошо знаю. С какого вы тут года? – Не унимался старик.

Тиамат молчал. Расспросы его изрядно утомили, приходилось всё выдумывать. Ведь он не помнил ничего раньше того дня, когда ему исполнилось четырнадцать. И не мог помнить… Это был день его импилляции.

- Не помню… - Признался он наконец. – Когда-то давно… в детстве…

Старик улыбнулся краем глаза: мальчику всего четырнадцать лет, а говорит он так, будто его детство уже далеко позади. Тиамат опустил голову. Он и сам хотел бы поверить в своё детство в далёкой Америке… Да хоть в деревне Кукуево! Только настоящее детство… Ему вдруг стало очень грустно. Но дед, к счастью, прекратил свой допрос.

Наконец они приблизились к небольшому домику, стоявшему на опушке леса. Он был сделан из красного кирпича, покатая крыша его серебрилась на солнце. На окнах в расписных горшочках красовались цветы.

- Вот и пришли. – Сказал дед, отворяя дверь. – Здесь я живу с внуком. Родители у него оба в катастрофе погибли. Сын мой, да жена его…

- Деда!! – Будто в подтверждение словам донёсся из дома звонкий мальчишеский голос, малыш выбежал, и повис на жилистых руках старика.

Тиамата провели в дом, завернули в тёплый плед и напоили горячим чаем. Здешний мальчишка отнёсся к гостю недружелюбно, он всё время жался к деду и недоверчиво на него посматривал.

- Пойдите что ли, погуляйте во дворе. – Предложил старик, когда чашки опустели. – Я сейчас управлюсь с кое-какими делами и отведу тебя домой. Твой папа, наверное, волнуется.

Тиамат покорно вышел во двор, где обнаружил скамеечку с гнутыми ножками и сразу на неё уселся. Его очень волновал вопрос, как сказать деду свой адрес, не выдав станцию. Маленький внучонок сразу завозился в песке. Вдруг он резко повернулся и уставился на Тиамата.

- Ты живешь в нашем городе? – Требовательным голосом спросил он.

- Да… - Смутился биоробот.

- А где твоя мама? – Последовал вопрос.

Тиамат молча опустил глаза в землю. Он не знал, что значит «мама». Люди всегда говорят так, будто у каждого человека обязательно должно быть двое родителей: мама и папа. Но если родители – это те, кто тебя создал, то Тиамат мог бы назвать только одного – Либриеля. Профессор создал его в одиночку, и у него даже нет жены.

- Где твоя мама? – Настойчиво повторил мальчик.

- У меня нет мамы. – Произнёс Тиамат.

- А-а-а! – Будто обрадовано закричал вдруг мальчик. – Значит, твоя мама умерла, как у меня! А какая она была, ты знаешь? Моя мама была такая добрая, красивая. Деда мне показывал фотографию…

Тиамат подумал вдруг обо всех биороботах. Ни у Лесты, ни у Пинты, ни у Секвереида никогда не было матери. И у него тоже. Вдруг он почувствовал боль в груди, какую никогда до этого не испытывал. «Что это? – Не понимал он с непривычки. – Излучатель… Это повреждает меня… Но зачем этот мальчишка пристаёт ко мне?! Что ему от меня нужно? Может, он делает это специально, чтобы подразнить меня?!»

Тиамат не мог больше этого выносить. Он вскочил со скамейки и прокричал, глядя прямо в глаза несносному мальчишке:

- Нет! Моя мама не умерла!! У меня вообще никогда не было мамы! Никогда! Никогда! Понял, дурак?!

Силой заставив себя перестать кричать, он развернулся и убежал в сторону города.

Зарёванный мальчишка прибежал домой и бросился на колени к деду.

- Вася, ты что? Ударился где-нибудь? – Обеспокоился тот.

- Он злой, дедушка! Он злой! – Всхлипывал мальчик, вцепившись в дедов свитер. – Он меня обзывал!

- Кто?

- Большой мальчишка! Не ходи за ним, деда! Он глупый, сказал, что у него мамы никогда не было. Так ведь не бывает, да?



- А где же он?

- Убежал…

- Не плачь, Вася, ты же у нас мужчина! – Подбодрил малыша старик, а про себя подумал: «Жалко парня, потеряется опять».



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет