Tiamat Prime Женщина мечты



бет4/14
Дата26.04.2016
өлшемі2.02 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Подойдя к воротам станции, он вместо того, чтобы назвать пароль, зачем-то взорвал замок электрическим разрядом. Наверное, ему просто некуда было девать энергию. Услышав грохот, из здания высыпала толпа служащих. Сквозь толпу, тесня людей, пробирался профессор Либриель. Все с недоумением разглядывали биоробота. А тот стоял, с трудом сохраняя равновесие, и держал перед собой руки, словно сокровище.

- Да он же пьян! – Высказался кто-то из толпы.

- Впервые вижу биоробота, злоупотребляющего алкоголем! – Усмехнулся Маори.

Либриель оглядел блудного сына и твёрдо произнёс:

- Это не алкоголь… - Он взял Тиамата за плечи, стараясь не касаться рук, и протиснулся обратно сквозь толпу любопытных. – Прошу прощения… Извините…

Никогда ещё он не чувствовал себя так неловко перед коллегами.

- Тиамат… - По слогам произнёс он, спустившись вместе с биороботом в подвал и усадив его на тюфяк с картошкой. – Что я тебе говорил про высоковольтный ток?

- Да ну что вы, папаша, ничего же не произошло… - Иронично заметил Тиамат.

- Папаша?! – Воскликнул профессор. – А ну, заземлись!

Биоробот послушно спрыгнул на ноги и прижал ладони к земле.

- Нет, он даже не понимает, что натворил! – Произнёс Либриель, обращаясь к тюфяку с картошкой.

Тиамат поморщился и встал.

- Я не хотел! – Возразил он. – У меня не было другого выхода. Или ты предпочитаешь, чтобы я погиб от недостатка энергии?

Либриель обернулся. Два зелёных глаза уставились на него из темноты, их выражение было совершенно серьёзным.

- Что ты такое говоришь! – Прошептал Либриель, нежно прижав сына к груди.

- Отстань! – Грубо воскликнул Тиамат и оттолкнул профессора. – Мне не нужна эта твоя «любовь»!

Он повернулся к нему спиной и ступил на лестницу, ведущую из подвала.

- Да что с тобой такое? – Встревожился Либриель. – Если ты насчёт того, что случилось с Квидом, то никто на тебя не злится. Квид не перестанет с тобой дружить из-за одной случайной ссоры!

Он поспешно догнал биоробота и попытался заглянуть ему в лицо, но тот сразу же отвернулся.

- Мне это не интересно. – С презрением произнёс он.

Поражённый его странным поведением, Либриель перестал преследовать Тиамата. Не дойдя до поворота, тот повернулся и прищурившись взглянул в глаза профессору.

- Кстати, - проговорил он, - на Новый год меня не ждите. Дина пригласила меня к себе.

Кончив говорить, он скорчил наглую рожу и удалился к себе. Либриель так и застыл на месте с открытым ртом.

- Дина? – Слетело с его губ незнакомое имя.

Некоторое время он неподвижно, словно статуя, стоял посреди коридора. Рабочие, возвращавшиеся со двора, едва удерживались от того, чтобы помахать рукой у него перед глазами. Начальство всё-таки. Тогда это сделал шедший в конце толпы профессор Каспириель.

- Эй, ку-ку! – Окликнул он друга.

Либриель вздрогнул и обернулся.

- А, Каспер!

- Что-то случилось? – Заботливо осведомился Каспириель.

Вместо ответа Либриель взял его за пояс и потащил в сторону кабинета. Войдя в комнату Каспириеля, он тщательно закрыл дверь и, когда оба они устроились в креслах, наконец заговорил:

- Тиамат действительно странно себя ведёт. Очень странно.

- Да брось, он же был пьян! – Махнул рукой Каспириель. – Мало ли что может наговорить пьяный!

- Нет… - Протянул Либриель. – Он был перезаряжен. Помнишь, электричество отключалось?

- Так это был он?

- Он говорил это так сознательно… - продолжил Либриель, но спохватившись, сказал. – Да что я всё о своём! Это ведь ты здесь пострадавший. Бедняга Квид… И что он на него набросился? Я даже не слышал, о чём они говорили перед этим…

- Да не беспокойся об этом, с ним всё в порядке. – Успокоил его Каспириель. – Это естественно, что ты волнуешься за Тиамата. Но… не надо винить себя.

Либриель хмыкнул.

- Кого ещё винить? Нет, что-то явно не так. Он так и не смог разобраться в себе… Так и не смог… Это моя ошибка. – Профессор закрыл лицо руками.

- Брось… Нет никакой ошибки. Возможно,.. он просто трудный подросток. Так это, кажется, называется. Ему хочется самовыражения, вот и всё. – Предположил Каспириель.

- А ты представь себе трудного подростка с возможностями Тиамата! К каким же способам он прибегнет для своего самовыражения?! И вообразить страшно… Конечно, если всё валить на трудный возраст, то моделирование станет бессмысленно, всё равно что воду в решете носить. – Рассудил Либриель. – К тому же, Квид так себя не ведёт, хотя он тоже подросток…

- Ну так характеры у них всё-таки разные. – Сказал Каспириель. – Не все дети одинаковые.

- Характер?.. – Переспросил Либриель, задумавшись. – Значит, всё-таки зря я ему сделал центрический файл поля. Чёрт… И о чём я думал?!

- Блин, Лёня! До чего же у тебя технические мозги! – Рассмеялся Каспириель, вскакивая с кресла. – Дай, я заварю чай.

- Это у нас в крови. – Гордо отозвался Либриель. – Мой отец был программистом. Уверен, если бы он оказался на моём месте в тот день,.. из него вышел бы отличный биос-моделировщик.

- Тот день… Тот, когда ты поступил на работу в Кремль? – Что-то припоминая, произнёс Каспириель.

Либриель молча кивнул. Тогда Леонид Берилльский был молодым парнем и искал работу, не зная, куда приложить свои силы. Наконец ему удалось устроиться личным охранником не куда-нибудь, а в сам Кремль! Его подзащитный был настоящим министром. Только вот чего – Леонид не знал. Сперва его, как и полагается, держали в стороне от всех дел, которыми занимался министр, не позволяли присутствовать во время секретных разговоров. Но вскоре этот министр начал привязываться к нему. И в конце концов так получилось, что от него перестали скрывать то, что находится за гранью секретности. Этой грани как будто не стало. Все думали, что простой охранник не сможет понять тонкой технологии, каковой является биос-моделирование… Но Леонид был не так прост, каким виделся на первый взгляд. На самом деле он был достаточно умён и образован, а на столь грубой работе оказался только потому, что по молодости не знал, куда ещё можно обратиться. И тогда перед ним открылась целая отрасль, которая была посвящена субтехнологии – программному контролю над миром и при помощи него созданию живых организмов искусственно. Фантастичность секретной науки потрясала, но вместе с министром путешествуя по стране, Леонид убедился в том, что она действительно существует. И существует в гигантских масштабах. Возможно, сеть легальных станций биос-моделирования охватывает весь мир… Постепенно охранник, ставший свидетелем деятельности учёных, познал её суть на столь высоком уровне, что решился на отчаянный поступок. Он ушёл из Кремля, придумав себе новое имя, наподобие псевдонимов виденных им профессоров моделирования, и покинув своего дорогого министра, имя которому было Валентин Сейдж. С этого момента перестал существовать на Земле молодой человек по имени Леонид Берилльский, и начал свой нелегальный путь профессор Либриель.



10. Если снежинка не растает

Снежным вечером 31 декабря, когда уже начинало становиться темно и зажигались фонари, Тиамат оделся в свой самый парадный костюм и отправился в путь по давно знакомым дорожкам, ставшим теперь необыкновенно таинственными в канун Нового Года. Снег искрился в темноте, множеством падающих звёздочек вился в конусах света фонарей. В такой вечер можно поверить в любые чудеса!

Подходя к двери в квартиру Дины, Тиамат сразу услышал доносящийся оттуда смех, оживлённые голоса и звон посуды. «Наверное, уже пришли другие гости. - Подумал он. – А я так надеялся, что мы будем одни…» Прислушавшись, он с облегчением убедился в том, что среди говоривших нет ни одного мужчины. Тогда он сделал глубокий вдох и решился наконец нажать кнопку звонка. Мелодичный звон прервал разговор, и послышались приближающиеся шаги. Когда дверь открылась и Тиамат вошёл в прихожую, то к своему удивлению увидел только троих женщин: Дину, её мать и ещё одну девушку, с которой он не был знаком. Они так болтали, что казалось, в комнате целая толпа людей! Незнакомка протянула ему руку, вероятно, для рукопожатия. «Не искри!» - Мысленно произнёс Тиамат, здороваясь с девушкой.

- Это моя старшая сестра, Маша. – Представила её Дина. – Она только сегодня к нам приехала, на праздник. А это мой парень – Тами. – Похвасталась она, обращаясь к сестре.

- Оч-чень приятно. – Залившись краской, произнёс Тиамат, думая про себя: «Ну отпусти же ты меня, дёрнет ведь!»

К счастью, старшая сестра Маша вскоре вместе со всеми отправилась в кухню. Пахло чем-то удивительно вкусным, не иначе как свежеиспечённым тортом.

- Дети, не хотите ли подождать в гостиной, пока пирог дойдёт? – Предложила мама Дины. «Она и вправду сама печёт пироги! – Восхитился Тиамат. – Настоящая мама».

- Мама! – Наморщила носик Маша. – Я уже не ребёнок!

- Ну хорошо, - согласилась женщина, - дети пусть идут в гостиную, а взрослые помогут мне с посудой и украшениями.

Дина взяла Тиамата за запястье и провела в гостиную. Комната стала ещё более нарядной, чем вчера. К гирляндам на потолке и ёлке, оставшейся такой же, какой они её сделали вместе, присоединились развешанные на верёвочках по всей комнате конфеты и орешки.

Увидев, как Тиамат с неподдельным любопытством рассматривает их, Дина звонко рассмеялась.

- Ох уж эта мама! Всегда украшает дом так, будто мне до сих пор пять лет.

Сорвав одну из конфет, она с улыбкой протянула её биороботу.

- А можно? – С осторожностью спросил он.

Дина пожала плечами:

- Конечно! Мы же тут пока единственные дети.

«Что она имеет в виду под словом «пока»? – С ужасом подумал Тиамат. – Возможно, конечно, что её старшая сестра уже выходит замуж… Но если так, то и самой ей наверняка не терпится нарожать маме внуков». Биоробот весьма с трудом представлял себе, как это возможно. Близость с Диной неизбежно приведёт к тому, что она узнает о нём всю правду! Слава богу, до детей ещё достаточно далеко.

Дина тем временем забралась на стул и достала с высокой полки какую-то толстую книгу.

- Хочешь, покажу? – Спросила она, присаживаясь на кровать рядом с Тиаматом. – Это наш семейный альбом.

Тиамат не знал, что такое семейный альбом, но подумал, что это наверняка что-то очень ценное и дорогое для человека. Он уже знал, что люди «извне» часто дорожат своими семьями. Дина открыла альбом, и он увидел фотографии, аккуратно расположенные в кармашках из прозрачной плёнки. На фотографиях было столько людей! Показывая на каждого, Дина поясняла: это мама, это папа, это дядя, это двоюродные сёстры и братья, это будущий Машин жених. В очередной раз Тиамат позавидовал ей, ведь у неё столько родни! А чем мог бы похвастаться биоробот, такой как он? Своим непутёвым профессором Либриелем со товарищи, да ещё, может быть, Квидом, Пинтой и Лестой, которых он даже не считает своими друзьями. У Дины про каждого родственника был готов рассказ, такой эмоциональный, что невольно покажется, будто ты сам присутствовал при этом. А что может рассказать Тиамат о своих «друзьях»? Уж не историю ли о том, как он чуть не прикончил Квида электрическим разрядом? Или как маленький Пинта смеялся над ним только из-за того, что он встречается с Диной? Нет, лучше пусть у него никогда не будет такого альбома. И вдруг, на самой последней странице альбома он увидел… своё лицо! Он уже совсем забыл, как мама фотографировала их месяц назад.

- А вот это – мой будущий жених! – Гордо заявила Дина.

- Ж-жених? – Снова залился краской биоробот.

- А что, по-твоему, это слишком? – Слегка опечалилась она.

- Нет, что ты… - Тиамат поспешил её успокоить. – Просто, так неожиданно…

- Тебе не нравятся сюрпризы? – Загадочно спросила она, глядя ему прямо в глаза.

Тиамат не нашёлся, что ответить, и решил сменить тему.

- Послушай, насчёт того альбома… - начал он. – Почему там так мало фотографий твоих друзей?

Дина печально опустила глаза.

- Прости! – Поспешно извинился Тиамат. – Я не хотел тебя расстроить. Я не думал, что у тебя мало друзей…

- Да нет никаких друзей. – Сказала Дина, теребя подол кружевной юбочки. – Эти, которые на фотографиях… Я с ними давно не дружу.

- Но… почему? – Изумился Тиамат. Он всегда думал, что у Дины множество друзей, ведь она такая милая! Но ведь даже на Новый Год к ней не пришёл никто, кроме сестры и его самого…

- Они считают меня чудачкой… Может, поэтому? – Состроив улыбку, сказала Дина.

«Чудачкой? Её? – Подумал Тиамат. – Ну уж если она чудачка, то я…» - Но тут он осёкся и мысли вдруг спутались в его голове. Он ведь биоробот… Гораздо более чудное существо, чем она. Такого, как он, «внешние» никогда не приняли бы как друга. Но если она среди них такая же чудачка, то, возможно, их отношения…

- Все эти парни… - продолжала Дина, - только и делают, что пьют и курят. И думают только и пиве и сигаретах. И ещё о сексе, заигрываниях с девчонками и прочьих гадостях. Даже в младших классах! Они такие противные… А девчонки считают, что я мечтаю о принце на белом коне. И говорят, что если я не «научусь одеваться» и не начну краситься, то ни один парень ко мне не подойдёт. На себя бы посмотрели! Правда, они страшные? Все в помаде, в краске, и серёжки по всему телу… А как они одеваются, клоуны из цирка им бы позавидовали! – Она тихонько засмеялась. – Правда, Тами? Тами!

«Принц на белом коне? – Повторил про себя Тиамат. – Это я что ли – принц на коне?! Ну конечно… Это всё потому, что я биоробот… Потому она и полюбила меня! Может, мы действительно предназначены друг другу…»

Торт, испечённый Дининой мамой, оказался действительно очень вкусным. Такого Тиамат не пробовал ещё ни разу за свою короткую жизнь. За праздничным столом включили радио, и зазвучали весёлые новогодние песни. Радостный смех Дины сливался с музыкой. «Я в раю…» - Думал биоробот, следя за движением её белоснежной руки.

А потом стол был собран и задвинут в угол, освободив просторную область посреди комнаты.

- Будем танцевать! – Объявила мама и погромче включила радио.

Девушки сразу пустились в весёлый пляс, а Тиамат, сидя на кровати, наблюдал за мельканием платьев, лиц и волос.

- А ты что, не танцуешь? – Спросила у него мама Дины.

- Я не умею… - Смущённо признался Тиамат.

- Ну, это ничего. – Махнула рукой женщина. – Мы ведь тоже не учились всяким танцам! Вот, погляди, как они пляшут.

Тиамат послушно взглянул на мельтешение тел, и в этот самый момент Дина наступила на подол своего длинного белого платья и вместо того, чтобы упасть, покатилась по скользкому полу, как по льду, угодив прямо в кухню. Тиамат не выдержал и рассмеялся, но тут же замолчал, прикрыв рот рукой. Он думал, что обидел её своим грубым поведением. Но тут в дверях показалось улыбающееся личико девушки, и все дружно расхохотались.

Вскоре весёлые песни кончились и зазвучали медленные. Потанцевав пару раз с мамой, Дина не выдержала и объявила:

- Всё! Сейчас будет белый танец.

Маша подмигнула маме, а Тиамат в недоумении смотрел на них. Он никогда не слышал ничего о белом танце, но вот заиграла чудесная романтическая музыка. Дина зачем-то подошла к биороботу и протянула руку.

- Позвольте пригласить вас на танец. – Склонившись, произнесла она.

- А? Что? – Не понял Тиамат.

Не обращая внимания на его смущение, Дина схватила его за руки и закружила по комнате.

- Мой кавалер… - Шепнула она ему на ухо, и Тиамат в десятый раз за этот день проклял Либриеля за то, что он сделал ему контакты на руках.

- Если снежинка не растает,

В твоей ладони не растает,

Пока часы двенадцать бьют! – Хрустально пело радио, и даже такой трудный подросток, как Тиамат, готов был теперь поверить в новогодние чудеса.

А когда наступило время прихода Нового года, и все подняли бокалы под бой курантов, он загадал своё заветное желание: чтобы в наступающем году у Дины было много друзей. И в этот самый момент, когда они, держась за руки, глядели в ночное окно, в небе вдруг промелькнула звёздочка и исчезла в гуще леса.

- Смотри, смотри! – Закричала Дина. – Звезда! Она упала в лес!

- Начинается! – Протянула вдруг Динина мама. – Дина, тебе уже не пять лет!

- Ну мама, я уверена, она там, в лесу! Пойдём? – Девушка вопросительно посмотрела на Тиамата.

Не дождавшись ответа, она выбежала в прихожую и принялась облачаться в куртку. Биоробот поспешил за ней, и когда они уже были на пороге, вслед им донёсся голос мамы:

- Подождите меня!

- Я тоже с вами! – Отозвалась Маша.

«Неужели она действительно надеется найти в лесу упавшую звезду? - Думал Тиамат. – Хотя это как-то… прекрасно…» Однако, забравшись в лес, девушка сразу забыла о звезде, и все принялись кидаться снежками. «Только не это!» - Обречённо подумал Тиамат, но ему ничего не оставалось, кроме как присоединиться к общей компании.

- Слушай, Тами, где ты научился так ловко играть в снежки? – Изумилась Маша, когда Тиамат в пятый раз, увернувшись от её прицельного удара, сбил ей снежком шапку.

Биоробот смущённо пожал плечами. Им не нужно было знать, что так проявляется его врождённая способность сверхориентации… Чтобы не вызывать больше подозрений, пришлось несколько раз поддаться и получить противным мокрым снежком за пазуху. Свалившись в очередной раз в снежный сугроб, Тиамат заметил что-то яркое у себя за спиной. Даже в темноте ночного леса выделялся ярко-синий, будто светящийся, предмет. Присмотревшись, мальчик с удивлением обнаружил, что это цветок!

- Смотрите! – Позвал он остальных.

Все окружили нежданного гостя зимнего леса.

- Я же говорила! – Победно воскликнула Дина. – Мы нашли её!

- Кого? – Не сразу поняла Маша.

- Звёздочку. Этот цветок прилетел к нам с другой планеты! – Мечтательно произнесла Дина.

- Интересно, с какой же… - В сторону сказала мама.

В том, что синий цветок расцвёл зимой посреди снегов, действительно было чудо. Дина принесла совок, осторожно выкопала растение и пересадила в небольшой горшочек.

- Он будет жить у нас дома. – Заявила она и вдруг взглянула на Тиамата. – А хочешь, это будет наш с тобой цветок? Я буду ухаживать за ним в знак нашей любви. – Биоробот смущённо покраснел и спрятал руки за спину.

- Так не честно! – Возмутилась Маша. – Почему это он должен быть ваш? Может, он появился вовсе не в знак вашей любви, а, например, в знак нашей свадьбы с Олегом.

Но мама остановила её:

- Мария, оставь детей в покое. Они ещё молодые, пусть играются.

Маша только скривила губки и пошла домой.

Был уже второй час ночи, когда Тиамат вприпрыжку бежал по тротуару, возвращаясь на станцию «Кристалл». Подумать только, чудо для них двоих! Он был почти уверен, что этот цветок распустился посреди зимы специально для того, чтобы укрепить их любовь. Дина так обрадовалась ему! А морозный румянец делал её лицо ещё более очаровательным. Раньше Тиамат не замечал этого. Теперь он почти считал, что у них с Диной есть собственный ребёнок – плод их дружбы и любви. И хотя он был всего лишь цветком, биоробот не видел здесь особой разницы. «Я тоже буду ухаживать за ним!» - Твёрдо решил он.

Тихо, на цыпочках пробравшись в свою комнату на станции, он собрался уже было лечь в постель, как вдруг его внимание привлекло что-то под ёлкой. Эту ёлку профессор Либриель установил и украсил для него сам, когда биоробота, как обычно, не было дома. Эта была настоящая ёлочка: не искусственная, как во многих домах, где не ценят по настоящему этот праздник, а живая маленькая гостья из тёмного леса. Вся комната наполнялась запахом её смолы и хвои, а теперь под ёлкой появились ещё разноцветные коробки, перевязанные яркими лентами. Профессор всё-таки оставил для него подарки… «Зачем он это делает? – Не мог понять Тиамат. – Ведь я даже не считаю его больше своим отцом. Может, он хочет подкупить меня? Всё равно, я не буду плясать под его дудку! Я ему не кукла-марионетка!» Но всё же он не удержался от искушения развернуть подарки. Оказалось, что они не все были от Либриеля. Леста, Квид и даже другие профессора тоже подарили ему подарки. И к каждому была приложена расписная открытка с поздравлением. «Мы любим тебя, Тиамат!» - Прочитал биоробот надпись, сделанную ручкой на открытке от Либриеля.

- Обманщик… - Скривившись, прошептал он, и открытка полетела в мусорное ведро.

В коробке он обнаружил прямоугольный прибор – трансформатор. Это был не тот трансформатор, который он всегда использовал для подзарядки, а новенький, и только разобранный низ с голыми контактами говорил о том, что к нему уже прикоснулись. Но всё-таки Тиамат был рад трансформатору, ведь теперь он сможет повсюду брать его с собой и сможет дольше не возвращаться на станцию. Леста завернула для него большого плюшевого медведя. Тут уж Тиамат не смог удержаться от смеха: такой подарок пригодился бы Пинте! Может, их попросту перепутали? Самый большой подарок был от Каспириеля – это оказалось что-то наподобие смеси мопеда с самокатом. Мопед работал от электроэнергии и был способен передвигаться сам, паря над землёй. Такие Тиамат видел в фильмах. Видимо, Каспириель запомнил, как он ими восхищался. В подарок от Квида Тиамат получил… фотоальбом, совсем как у Дины! В нём были фотографии его рядом с другими биороботами станции, в разных ситуациях. Тиамат и сам не помнил, чтобы его тогда фотографировали. «Ну, так не честно» - подумал он. Следующим подарком была плоская коробочка от Сиви. Как же Тиамат обрадовался, когда достал оттуда синий облегающий комбинезон! Нет, это был не простой комбинезон и не костюм супермена, о каком мечтает любой маленький мальчик. Комбинезон, подаренный Сиви, был полностью сделан из необыкновенного сплава чёрного синтесклина, обладающего чудесными свойствами. Синтесклин изобрели в среде субтехнологий ещё в эру прострального программирования, когда биос-моделирования как такового ещё не появилось. В его состав входили химические элементы периодической системы эфирпрострали. Но Тиамат этого не знал, он не хотел вникать в подробности субтехнологий. Но зато ему было известно, что этот сплав обладает потрясающими свойствами: он абсолютно непромокаем, но пропускает воздух, гибкий, не стесняет движений, в нём не бывает жарко, а также он в значительной степени способен защитить и от холода. Синтесклин особо ценится за прочность, за счёт которой он может предохранить человека от ранений. О таком чудесном костюме Тиамат мечтал всю жизнь! Единственный минус – это то, что костюм способен довольно легко намагничиваться от движения и притягивать небольшие предметы. Причём магнитность эта не металлическая, а йоттиевая, то есть, сплав способен притягивать не только металлические, но и любые предметы независимо от материала. И хотя для снижения естественной магнитности йоттия в сплав вводили специальные добавки, при интенсивном движении и особенно при воздействии электромагнитных полей остаточная магнитность всё же достаточно сильно проявлялась. И наконец, последним Тиамат открыл подарок от Пинты – коробочку с дырками в крышке, предназначавшуюся для собирания жуков.

«Как странно… - Думал биоробот, устроившись в постели. – Может, они действительно меня любят? Но за что?.. Даже не смотря на то, что я их ненавижу? Даже несмотря на то, что я не уделяю им внимания? Даже… Квид? – Он подложил руки под голову и, вытянув ноги вдоль кровати, разглядывал тени, бегающие по потолку. – Не нужна мне эта любовь!» - Заключил он наконец и, расслабившись, погрузился в сон.



11. Аккун из страны сновидений

С того дня, когда Тиамат получил приглашение на Новый год от Дины, он всё больше начал отдаляться от родной лаборатории. Теперь её дом был его домом, единственным местом, где он мог забыть о проблемах, а тяжёлые мысли покидали его сознание, лишь стоило ему переступить порог белого здания. Столько тёплых воспоминаний связывали его с этим двориком, с этой квартирой! Каждую ночь он засыпал, думая о том, что они сегодня делали вместе с Диной и о том, чем займутся завтра. Чтобы девушка по-прежнему не догадывалась о его тайне и не заставляла его выдумывать, Тиамат приносил ей книжки и диски с фильмами. Таким образом, у них было, что обсуждать. На предложения Дины познакомиться с его родителями биоробот отвечал, что они очень заняты, уехали в командировку и оставили его одного, а дома бардак, или ушли на важное совещание. Он пропадал до поздней ночи, и никакие увещевания и упрёки Либриеля не могли оказать на него влияние. Тиамат давно перестал считать профессора отцом, не желая более столь сильно заблуждаться ни в одном своём действии или слове.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет