Tiamat Prime Женщина мечты



бет7/14
Дата26.04.2016
өлшемі2.02 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14

- Спасибо, но у меня пропал аппетит. – Ответила девушка.

- Не волнуйся так, он скоро поправится. – Заверил её Либриель и добавил. – Уже довольно поздно. Ты собираешься сегодня возвращаться домой?

Девушка не ответила, а только опустила глаза в пол и спросила:

- Может, всё-таки объясните мне, что здесь происходит? Вы ведь не обычная организация?

- Ну, смотря в каком смысле. – Неопределённо ответил Либриель.

- Вся эта техника… И Тами… Вы хотя бы… люди? – С подозрением спросила Дина.

- А ты что подумала, инопланетяне? – Улыбнулся Либриель.

Девушке стало стыдно.

- Извините… - Виновато произнесла она. – Я просто не знаю, что и думать.

- Понимаю. – Согласился Либриель.

- Теперь ясно, почему Тами так мало говорил о себе. – Задумчиво произнесла Дина и, вспомнив что-то, спросила. – А почему вы называли его Тиаматом?

- Потому что это его имя. – Сказал Либриель. – Друзья и близкие называют его Тами. – Немного помолчав, он снова вернулся к поставленному вопросу. – Всё-таки, я попрошу проводить тебя до дома.

- Ну что вы, я не могу его бросить! – Взмолилась Дина.

- С Тиаматом всё будет в порядке. Мы все будем следить за его состоянием. Подумай лучше о своей маме. – Ответил Либриель. – Уже двенадцатый час. Она уже, должно быть, с ума сходит, не зная, где ты.

Дине стало жалко мать и пришлось согласиться покинуть станцию в сопровождении Маори, который уже несколько дней маялся от безделья. Они шли по тёмным улицам, и он всю дорогу держал её за руку. «Будто парочка, - подумала Дина и смутилась. – Да что это я! Я ведь люблю Тиамата» В этот момент они вошли в закоулок, и из-за угла к ним приблизилась группа парней. Можно было понять сразу, что намерения у них явно не мирные. Один из парней, самый крепкий и мускулистый, подошёл к Дине, и ей показалось, что приставил ей нож к спине.

- Что скажешь, деваха, денег нету?

Дина испуганно помотала головой.

- Ну, тогда снимай юбочку… - С вожделением произнёс хулиган.

- А ты, молодчик, стой смирно, если не хочешь лишиться своего достоинства. – Проговорил другой, подобравшись сзади к Маори.

Парни были крепкие, имели при себе оружие, и Дина была уверена, что Маори ничего не сможет против них сделать. Покорившись своей участи, она уже приготовилась снимать юбку, но тут Маори внезапно извернулся так, что хулиган не успел среагировать, и нож выпал из его руки.

- Что такое?... – Оторвался от предвкушения стриптиза главарь шайки.

Но не успел он сказать что-либо осмысленное, как оказался на земле. Через несколько секунд за ним последовал ещё один.

- Сматываемся, ребя, - отпрянули остальные, - он какой-то ниндзя!

Дина не смогла ещё ничего сообразить, а оставшиеся хулиганы уже вовсю улепётывали от них.

- Ух ты… - Только и выдавила из себя восхищённая девушка. – Вы когда-то занимались борьбой?

Маори вдруг повернулся к ней, и хитроумная улыбка сразу сошла с его лица.

- О, боже! Ты всё видела! – В панике воскликнул он. – Только не говори начальству, ладно? Хорошо?

- Хорошо… - Протянула Дина. – А что в этом плохого?

- Тебе лучше не знать. – Раздался привычно-неопределённый ответ.

Добравшись до дома без приключений, Дина успокоила мать, которая уже собралась звонить в полицию, и сразу легла в постель. Заснуть ей, правда, никак не удавалось. «Такая секретность… И эта странная надпись на дверях…» Дина не ожидала, что они вообще отпустят её домой после всего, что она увидела. Маори, доведя девушку до квартиры, тут же удалился, махнув на прощанье чёрным плащом. Наверное, ему было приказано не встречаться с её мамой. Они даже не попросили её скрыть происшедшее от людей. И этот Тиамат… Она считала, что знает его, что он её лучший друг. Смешной и стеснительный мальчик, который так ей нравился. А теперь он начинал казаться ей чем-то чужим, потусторонним. Кто он такой? Почему его нельзя было отвезти в больницу? «Интересно… - Подумала Дина, взглянув на окно, занавешенное шторами, - он сейчас спит?»

Проснувшись утром, Тиамат почувствовал себя намного легче, чем вчера. Не открывая глаз, он начал шарить здоровой рукой по столу в поисках трансформатора.

- Держи, - раздался вдруг над ухом знакомый голос, и прибор сам оказался у него в руке.

Тиамат зарядился и, глядя в лицо Либриелю, спросил:

- Почему она была здесь?

- Она беспокоится за тебя. Мы же не могли выставить её на улицу, не дав убедиться, что ты будешь в порядке. – Объяснил профессор. – К тому же, она не в курсе на счёт твоей повышенной регенерации.

- Я думал, что умираю. – Обиженно отвернувшись, произнёс Тиамат.

- Извини, - сказал Либриель, и с его лица резко слетела улыбка, - я слишком грубо выразился.

- Где она сейчас? – Спросил Тиамат.

- Нам пришлось отвести её домой. – Ответил Либриель. – Но она наверняка ещё зайдёт.

- Как?... – Удивился Тиамат. – Вы просто отпустили её? Ведь она всё видела…

- А ты думал, мы насильно будем держать её здесь? – Снова улыбнулся профессор. – Можешь расслабиться. В сохранении секретности больше нет смысла. Ведь вы с ней любите друг друга?

Биоробот молчал.

- Думаю, пришло время ей узнать правду. – Прямо сказал Либриель. – Если она действительно тебя любит, она сможет всё понять.

«Если она действительно любит» - отозвалось в голове Тиамата. Он ничего не мог себе представить ужаснее, чем возможность того, что Дина не любит его по-настоящему. Но перспектива открыть ей всю правду вселяла в него надежду. «И ради чего весь сыр-бор, - с раздражением подумал он, - если в конце концов я должен всё-таки рассказать правду!» Но биоробот решил подождать с серьёзными разговорами. Он всё ещё чувствовал невыносимую слабость, и даже дышать было тяжело. Хотя Тиамат не ощущал постоянной боли, он не мог пошевелить сломанными конечностями. «У них есть возможности, чтобы сразу всё восстановить. – Подумал он, пытаясь снова уснуть. – Почему они оставили меня в таком состоянии?»



14. Момент Истины

Прошла неделя, потом две. Дина каждый день приходила на станцию, чтобы спросить о состоянии Тиамата. И хотя биоробот практически не разговаривал с ней, она чувствовала, что ему становится легче от одного её присутствия. Постепенно девушка познакомилась и с другими обитателями станции. Особенно ей понравился белокурый малыш, который каждый раз дарил ей чудесные рисунки. Он будто угадывал её желания.

Однажды, когда Дина в очередной раз пришла посетить Тиамата, Аккун встретил её прямо во дворе. Откуда ни возьмись, зазвучала её любимая музыка. Весь двор был усыпан лепестками её любимых цветов. Малыш торжественно подошёл к Дине и протянул свой подарок.

- Как мило, Аккун! – Растаяла девушка. – Ты всё это сам сделал?

Аккун довольно улыбнулся.

Но никто из них не подозревал, что Тиамату уже стало гораздо лучше, и Либриель отпустил его погулять во дворе. Увидев, как ненавистный белокурый телепат подлизывается к Дине, Тиамат буквально обезумел от ярости. Потеряв над собой всякий контроль, он замахнулся рукой…

- Аккун, мерзавец!!

Разряд достиг цели. Мальчик не ожидал нападения и даже не успел увернуться. К счастью, сила заряда была совсем небольшой. Тиамат не собирался никого убивать. Но на малыша электрический удар произвёл гигантское впечатление. Опешив, он сначала даже не додумался заплакать, а только отступил на несколько шагов назад. Но в следующую секунду окрестности огласил душераздирающий вопль. Аккун лежал посреди площадки, согнувшись в три погибели, и истошно орал. Дина бросилась было к нему, но натолкнулась на невидимый барьер и упала на траву. Девушка никак не могла отделаться от ощущения, что она находится в центре какого-то фантастического фильма. Ей так хотелось помочь маленькому мальчику!... Но вдруг она оглянулась и посмотрела в сторону входа в здание. Тиамат, тяжело дыша, стоял на ступенях. Его лицо всё ещё было искажено гримасой не то ненависти, не то боли. И Дина, будто забыв о плачущем чудо-ребёнке, пошла по направлению к крыльцу.

Навстречу ей выбежала профессор Сиви и кинулась в сторону Аккуна, который всё ещё ревел посреди площадки.

- Сынок! Что случилось?! – Взволнованно окликнула его она.

Не добежав пару шагов до Аккуна, она, как перед этим Дина, натолкнулась на невидимый барьер, но на следующий раз ей удалось проникнуть внутрь.

- Мама!... – Обернувшись, проскулил Аккун. Сиви приблизилась и обняла его. – Плохой мальчик!... Плохой мальчик меня стукнул…

- Ну ничего, всё заживёт. – Успокаивала его Сиви, глядя на небольшой электрический ожог на его теле.

Дину до сих пор держали в неведении, и хотя сомнения терзали её каждую минуту, она по-прежнему оставалась влюблённой в Тиамата. Подойдя, она обняла его и прошептала на ушко:

- Не стоит так ревновать. Малыш просто хотел мне понравиться. – Она улыбнулась. – Он будто телепат, угадывает каким-то образом все мои желания.

- Он и есть. – Коротко ответил Тиамат. Его голос был всё ещё полон гнева.

- Что? – Не поняла его Дина.

- Телепат.

- Ну, даже если так… - В конец растерялась девушка. – Я ведь всё равно тебя люблю.

Решившись, она взяла Тиамата за здоровую руку и повела за дом.

- Осторожней! – Вскрикнул тот. – Не тащи меня так.

Оказавшись возле того самого сарая, который Тиамат использовал для совершенствования своего мастерства, она усадила его на один из приготовленных когда-то для тренировок валунов, а сама села напротив.

- Тиамат, - обратилась она к биороботу. Его сразу начали мучить томительные предчувствия, - я до сих пор не знаю, кто вы такие и чем занимаетесь. Понимаешь,… для меня все эти дни прошли, как один длинный фантастический сон. Я не знаю даже, чего ожидать от завтрашнего дня, когда я приду снова. Здесь все молчат, а когда я спрашиваю напрямую, отделываются отговорками. Поэтому я подумала, может, ты сам расскажешь мне обо всём? – Тиамат опустил глаза и спрятал руки за спину. Со стороны было похоже, будто он связан. – Я понимаю, ты ещё болен, но ведь тебе уже гораздо легче. Мне тоже нелегко так жить. Не обижайся, конечно,… но ты не похож на нормального человека, как и все эти люди на станции.

«Это Либриель сказал ей спросить меня. - Догадался биоробот. – Он специально стравливает нас…» Хотя Тиамат понимал, что чем скорее Дина узнает правду, тем будет лучше для их обоих, осознание того, что он вновь стал чьей-то безвольной пешкой, приводило его в бешенство. Он всё ещё молчал, не зная, с чего начать разговор.

- Кстати, - снова заговорила Дина, - я нашла ту школу, о которой ты мне говорил, - сердце биоробота упало, - но ты там не учишься. И никогда не учился. Бедный… Тебе всё время приходилось лгать мне.

- Я, правда, не хотел… - Начал оправдываться Тиамат, но вдруг замолчал.

- Знаю. – Ласково сказала Дина. – Я не виню тебя. Но может, момент истины как раз настал?

От её ласковых слов становилось легче на душе, и Тиамат наконец решился открыть ей всё. «Будь что будет» - обречённо подумал он и задал вопрос вслух:

- Ты хочешь знать, кто я? – Дина кивнула. – А если я, например… инопланетянин, то ты не бросишь меня?

- Инопланетянин?! – Едва не подскочила девушка. – Как интересно!

- Нет, нет, - замахал руками Тиамат, - это просто пример! На самом деле я… биоробот.

- Что?! – Дина побледнела. Было заметно, что она предпочла бы, чтобы её будущий муж был инопланетянином. – Робот?!

- Да нет же, не робот! – Снова запротестовал Тиамат. – Это совсем другое! Я живой человек… Просто…

- Что это такое – биоробот? – Спросила Дина. – Этот… профессор Либриель, он ведь твой отец?

- Не совсем… - Признался Тиамат. – Он мой создатель, я предпочитаю называть его так. Это такая секретная наука… Они открыли способ программирования, позволяющего создавать живых людей с разными улучшенными способностями, в том числе и сверхъестественными.

Он показал свою руку и, сгенерировав на ней небольшой разряд, запустил его в землю.

- Ай! – Испуганно вскрикнула Дина.

- Не бойся. – Сказал Тиамат. – Это моя способность – владение электричеством. Но я не причиню тебе вреда.

- Значит, тогда, Аккун… - Вспомнила вдруг Дина.

- Я ведь тоже не в восторге от всего этого, - оправдываясь, продолжал биоробот, - я всё бы отдал за то, чтобы родиться естественным человеком! Но я биоробот… Как и Аккун, и Пинта, и Квид…

- Значит, ты искусственно создан другими людьми? – Переспросила Дина. Её голос неожиданно изменился и приобрёл оттенок разочарования. Тиамат осторожно кивнул. – В результате этого… программирования? – Тиамат снова кивнул. – Ты просто… программа. – Вывела Дина сухо.

Тиамат смотрел на неё глазами, полными боли и страха.

- Такая же, как и ты. – Произнёс он.

- Что?!


- Профессор говорил, что весь мир представляет собой воплощение программы. Поэтому мы, биороботы, не отличаемся от обычных людей.

- Вот как?! – Уже с нескрываемым возмущением воскликнула Дина. – И кто же управляет этой всемирной программой?

- Она… самоуправляема. – Высохшим голосом произнёс Тиамат.

- Ну уж нет! – Дина встала на ноги и отряхнула платье. – Не сравнивай меня с собой, мистер робот!

Она повернулась и пошла прочь, по направлению к выходу со станции. На мгновение Тиамат потерял способность говорить.

- Куда ты?! – Выкрикнул он наконец. Боль, которую он испытывал, вырывалась из его горла, совсем и не похожая на голос. – Я же сказал, я не робот! Пойми же…

Дина обернулась. Её глаза смотрели на него холодно и строго.

- Откуда ты знаешь? – Спросила она, и сердце Тиамата остановилось на секунду. – Я читала книжки, в которых роботы сами не понимали, что они роботы. Может, твой профессор всё время тебе врал?

- Всё время?... – Едва слышно повторил Тиамат и крикнул. – Этого не может быть! Что за ерунда! – Дина снова пошла к выходу. – Ты бы поверила, если бы тебе сказали такое?!

- Но я хотя бы обычный человек. – Сказала Дина. – А ты, я теперь поняла кто. Ты - андроид.

- Да нет же! – Кричал ей вслед Тиамат, но все попытки остановить девушку были напрасны. – Я же говорил тебе! Программа, с которой я был создан, такая же, как у естественных людей!

Дина уже почти бежала к двери, ведущей из этого ужасного места, к двери в нормальный мир. Что он хочет от неё? Поверить, будто бы она – часть какой-то программы?

- Дура!! – Донеслось откуда-то сзади.

«Здравствуй, дорогой дневник.



Мне казалось, что я наконец нашла того человека, о котором мечтала всю жизнь. Но лишь сегодня я поняла, как была наивна всё это время! Я, Акиранова Дина. Я слепо следовала за своей детской мечтой, не слушая советов людей. А ведь эти люди подчас были гораздо умнее и опытнее меня. Чтобы счастливо жить, надо правильно себя вести в обществе, каким бы жестоким и противным оно не казалось. Другие девушки всегда говорили, что я мечтаю о принце на белом коне, что настоящий живой человек не может соответствовать моим идеалам. Таким может быть разве что супермен или другой выдуманный персонаж. И они оказались правы. Я полюбила выдуманное существо, оно не оказалось человеком. Пусть он устроен точно так же, как настоящий человек, но разве можно сделать живого человека со всеми его чувствами и переживаниями, с его пытливым творческим умом? Значит, он просто робот, запрограммированный как совершенный человек. Я полюбила это чудовище, поверила его искусной лжи. Действительно, в мире не может существовать такой человек, и ещё не поздно мне это признать. Я должна забыть о нём и жить нормальной жизнью, как все люди. Настоящие люди. И тогда, возможно, я найду свою истинную любовь».

«Значит, всё так и есть. – Потоком проносились запутанные мысли в голове Тиамата. – Она никогда не любила меня по-настоящему. Потому что я – биоробот. Всё правильно, как я и предполагал, я лишний в этом мире, и настоящие люди никогда меня не примут. Всё это моделирование… Оно создаёт существ, обречённых на муки».

- Тами, я войду? – Либриель постучался в дверь комнаты Тиамата.

Войдя внутрь, он увидел биоробота лежащим на кровати. Тот смотрел в стену и не обернулся даже когда вошёл профессор. Он никак не мог осознать и уместить в своём мозгу то, что только что с ним произошло.

- Ты говорил с ней? – Догадался Либриель.

Тиамат сжал губы. Сейчас ему меньше всего на свете хотелось видеть этого ненавистного человека. Почему он всё время лезет в его жизнь?! Думает, если создал, то теперь всегда будет его нянькой?

- Не надо так переживать. – Попытался Либриель успокоить биоробота. – Не знаю, что она тебе наговорила, но наверняка это последствия пережитого потрясения. Сперва так часто бывает. Уверен, она одумается.

- Она думает, что я андроид. – Сухо произнёс Тиамат.

- Да… Тяжёлый случай. – Посочувствовал Либриель. – Наверное, ты плохо объяснил ей суть моделирования.

Тиамат вскочил с постели, пятясь, отступил к двери и на секунду задержался у выхода. За густыми волосами профессор не видел его глаз, но вдруг вместо них сверкнули красные огоньки.

- Ну конечно! – Изломанным голосом крикнул Тиамат. – Это я во всём виноват! Я даже сам…

Он скривился и оборвал фразу. «Не знаю этой сути» - отозвалось в его голове, и он, хлопнув дверью, вышел из комнаты. Он всё ещё не восстановился после ранения, и был не в состоянии бежать, что очень его угнетало.

- Тами… - Либриель вышел и пошёл следом за ним, всё ещё надеясь облегчить его страдания. – Ты куда? Не забывай, ты ещё болен. Тебе нельзя уходить со станции. Я уверен, всё будет хорошо…

- Прекарати!! – Биоробот обернулся и направил руку, сводимую судорогой, в сторону Либриеля.

Его искажённое болью лицо было таким чужим и незнакомым! Профессор застыл на месте, переводя взгляд расширившихся глаз с этого ужасного лица на искрящийся разряд в дрожащей руке. Наконец рука Тиамата опустилась, и разряд упал в пол.

- Мерзавец… - Сквозь зубы процедил биоробот. – Ты пользуешься тем, что я болен… Прекрати преследовать меня!!

- Прости меня, Тиамат… - Еле слышно прошептал Либриель, но биоробот уже не слышал его слов.

Хотя и раньше Тиамат недолюбливал своего создателя, это был первый раз, когда он был так зол на него. Как в трансе Либриель вернулся в свой кабинет и опустился на стул, не в силах даже включить компьютер, столь облегчавший его участь всё последнее время.

- Прости меня… - Шёпотом повторил он. – Должно быть, я действительно не имею права быть твоим отцом… Какой же из меня никчёмный отец! – Глазами, полными отчаяния, он смотрел в стол. – Я причиняю тебе столько боли…

Наконец, решительно протянув руку к кнопке, он включил темпиллянт, но вместо того, чтобы войти в спасительный Интернет и забыться от проблем, щёлкнул по иконке программного модуля и в сотый раз принялся просматривать исходный темпиллянт Тиамата, с которого он был импиллирован в прошлом году. «В чём же дело? – Не успокаивался он, гипнотизируя экран. – Где же ошибка?» Наконец, его будто что-то осенило, и он почти выбежал из кабинета, направляясь в лабораторию синтеза агентов. Там, на местном темпиллянте, находилась информационная копия Тиамата, сделанная в тот роковой день, когда с ним случилось несчастье. Она была предназначена с целью анализа полученных биороботом повреждений, но могла бы послужить для сравнения с исходным темпиллянтом. Таким образом профессор мог получить информацию об изменениях, произошедших с биороботом за этот год. Либриель скопировал данные на диск и перенёс на темпиллянт, находившийся в его кабинете.

Тиамат покинул здание станции так быстро, как только мог со сломанной ногой, чуть не врезавшись при этом в спешащего ему навстречу Аккуна. Уединившись в своём излюбленном месте посреди кустов, он в очередной раз намеревался совершить попытку разобраться в своих запутанных мыслях, но тут его отвлекли частые шажки. Только не это! Аккун пришёл следом за ним и теперь, присев на корточки, пытается разглядеть глаза на его лице, заслонённом чёрными нитями волос. Тиамат обессилел и даже не прогонял его.

- Не злись на меня. – Сказал Аккун, не сводя с него взгляда. – Ты думаешь, что я не люблю тебя, но я хочу тебе помочь.

Тиамат поднял голову и перекошенная улыбка расплылась по его лицу.

- Можешь меня убить? – Сквозь слёзы, произнёс он.

- Нет.

- Тогда не поможешь…



- Если бы ты хотел умереть, ты бы сам убил себя. – Сказал Аккун. – Тебе надо просто подождать. Подожди немного, и всё исправится.

- Нет, - возразил Тиамат, - я не могу ждать. Я хочу к ней. Я хочу к ней сейчас!...

Решив так, он направился обратно на станцию, чтобы спросить разрешения у Либриеля. Как ни крути, он всё-таки от него зависел.

- Не надо! – Кричал ему вдогонку Аккун. В унисон с ним лаял задиристый пёс. – Не ходи! Подожди, и она сама придёт к тебе!

Но биоробот не слушал его. Он не мог поверить в случившееся, и из последних сил надеялся, что как всегда найдёт пристанище в доме с белыми занавесками, что стоит лишь попасть туда, и Дина как раньше будет смеяться вместе с ним, обнимать его, и он забудет обо всём, как о страшном сне.

Снова появившись во дворе, он выглядел почему-то более спокойным. Может, просто устал волноваться. Пёс вился у его ног, подскакивая, облизывал руки. Либриель сказал, что надо ещё немного подождать, прежде чем выходить на улицу и пообещал, что выпустит его не позднее следующей недели. Может, думал он, Аккун и Либриель правы, и Дина, одумавшись, прибежит к нему на станцию ещё до того, как он сам её навестит? Ведь она просто всё не так поняла… Это всего лишь непонимание…

Тиамат нахмурился и опустил голову. «Кто я?» - Вновь возник вопрос в его мозгу. Чтобы отделаться от этого назойливого вопроса, он схватил в руки щенка, крутившегося у него перед носом, и поднял над собой.

- Надеюсь, хоть ты будешь счастлив в этой жизни! – Напустив на лицо улыбку, произнёс он.

Щенок весело тяфкнул.

15. Безумие.

Наступил наконец тот долгожданный день, когда Тиамату было разрешено выйти за пределы территории станции. Дина так и не вернулась больше в «Кристалл». Биоробот волновался так, что невозможно и описать. Нога уже не беспокоила его, и он как можно быстрее побежал по знакомой дороге.

Когда за Тиаматом закрылась дверь, Либриель, провожавший сына до калитки, вдруг обернулся и тревожно взглянул на Каспириеля.

- Что?


- Не знаю. – Признался Либриель. – У меня нехорошее предчувствие насчёт этого.

- Думаешь, эта девчонка так и не одумается? – Спросил профессор Каспириель.

- Люди разные. – Покачал головой Либриель. – Никогда нельзя быть уверенным.

Когда показался дом, где жила Дина, Тиаматом вдруг овладело страшное волнение, и он остановился, не достигнув цели. Ему не прекращало казаться, будто дом изменился. Нет, это уже не тот дом, ставший для него родным, где он мог забыть обо всех своих заботах. Теперь он заставлял его вспомнить о них. И вдруг у биоробота перехватило дыхание: на доме не было окна с белыми занавесками! Но где же окно Дининой комнаты? Он без труда нашёл его, ибо знал, где оно находится. Но теперь его украшали роскошные розовые занавески с оборочками по краям. Это было совсем не то, чужое окно. Не решаясь подойти к дверям, он принялся осматривать двор в поисках подтверждения того, что это действительно тот дом, и он не перепутал улицы. Качели, на которых они качались с Диной, были на месте, как и столь запомнившиеся Тиамату деревья, окружавшие дом… И тут он увидел что-то под окнами дома, как раз под окном той комнаты, где должна была жить Дина. Подбежав и рассмотрев предмет, он едва не лишился рассудка. Это был горшок с цветком. Он был разбит, и земля рассыпалась вокруг. Само растение завяло, красивые цветы растеряли лепестки и засохли сморщенными комочками. Это был их цветок. Дины и Тиамата. И точно, раньше его можно было заметить в окне, но теперь в комнате Дины не было растений. «Неужели... она его выбросила?… Это же цветок нашей любви… Почему?»

Он не стал подходить к дверям этого чужого дома, а тем более звонить в квартиру, где жила Дина. Вместо этого он, опустив голову, побрёл по тропинке вглубь леса. Ему хотелось забыться, убежать от этого наваждения, от этого страшного места как можно дальше. Но вдруг он услышал знакомый голос. Биоробот поднял голову. Три девушки прогуливались по тропинке ему навстречу, весело о чём-то болтая. Все трое были наряжены в откровенные яркие платья. Голос, который Тиамат сразу узнал, принадлежал одной из них. Хотя это совершенно точно был голос Дины, он сильно изменился. Такой открытый, раскованный и нежный прежде, теперь он приобрёл оттенок высокомерия и притворства.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет