Тибетский детектив Подготовка



жүктеу 0.91 Mb.
бет1/5
Дата01.05.2016
өлшемі0.91 Mb.
  1   2   3   4   5
: upl
upl -> Выдающийся русский флотоводец с. О. Макаров
upl -> Приложение 1 к Требованиям к ведению реестра членов
upl -> Литература и культура на рубеже XX-XXI веков в диалоге с
upl -> Статья Рекомендации по исследованиям рецептора эпидермального фактора роста человека второго типа (her2) при раке молочной железы
upl -> Алексей величко политико-правовой статус византийских императоров
Тибетский детектив

Подготовка

В конце лета 2014 года мы собрались в новую, уже четвертую, экспедицию по пересечению Тибета. Запланированный маршрут был в виде буквы «Г». Начать собирались от трассы Голмуд – Лхаса, в районе небольшого поселка Будунцуань, откуда двигаться на запад порядка 400 км, до горы Шапка Мономаха, 6800 м. Попытаться совершить восхождение на нее, или на какой-нибудь шеститысячник в непосредственной близости, а далее снова пересекать Тибет с севера на юг до его столицы Лхасы. Этот маршрут был самым восточным из всех пройденных ранее, нитка пересечения Тибета проходила примерно в двухстах километрах от маршрута 2011 года.

К Шапке Мономаха мы уже пытались попасть в 2009 году, когда пересекали Тибет по границе с Кунь-Лунем с запада на восток. Тогда главной целью экспедиции было соединить в одном линейном и полностью автономном маршруте два крупнейших узла оледенения Кунь-Луня и Тибета – это районы вершин Улуг-Музтаг, 6975 м и Шапка Мономаха. В тот раз нам удалось совершить впервые два восхождения на вершины высотой более 6000 м, в районе горы Улуг-Музтаг, которые мы назвали пиком Пржевальского и пиком Роборовского. Когда же мы с большим трудом пробрались к Шапке Мономаха, то сильная пурга, продолжавшаяся несколько дней, не позволила нам даже посмотреть на эту труднодоступную вершину. Нам пришлось выходить из гор на север, в Цайдамскую котловину, потому что у нас уже не осталось запаса времени и продуктов, чтобы ждать, пока улучшится погода. Поэтому в 2014 году, мы решили попытаться вернуть этот должок, но подойти к этой недоступной горы с другой стороны – с востока, а само восхождение осуществлять с юга. В прошлый раз мне по космосъемке удалось найти более менее реальный маршрут на нее с севера, хотя все исследователи Тибета говорили, что маршруты с юга более простые, и что якобы первовосхождение на нее было именно с юга. Новый маршрут был еще интересен тем, что он проходил по совершенно новым местам для нас, мимо череды огромных красивых озер. В этом маршруте был один минус – то, что он начинался с высоты 4600 м над уровнем моря, что чрезвычайно сложно, если не имеешь акклиматизацию. Чтобы ее получить нам пришлось делать остановку в Алма-Ате, откуда сходить на четыре дня на Северный Тянь-Шань и совершить восхождение на пик Героев Панфиловцев, 4159 м.

Перед экспедицией я начал собирать информацию, точно ли кто-то уже поднимался на Шапку Мономаха. Несколько лет назад до меня доходила информация, что в 1988 году на нее поднялись участники совместной японско-американской экспедиции, по южному гребню. Нынче же, эту информацию никто не мог подтвердить, даже те, кто говорил об этом ранее. Я, и мои коллеги, также увлеченные этим горным районом, довольно упорно пытались этот уточнить, но результата не было. Я даже переписывался с одним из старейших, Лондонским альпинистским клубом. Там нашел информацию, что экспедицию вроде бы была, но то, что она достигла вершины, информации не было. Возможно, они вообще не сумели добраться до горы, что совсем не удивительно, из-за множества болот, зыбучих песков и сложных переправ на подходах к ней, или не сумели подняться до самой вершины.

Поэтому нам, возможно, предстояло первовосхождение на эту недоступную гору, на одну из ее пяти вершин. Если бы мы сочли восхождение на саму Шапку слишком сложным или опасным, то нам можно было бы совершить восхождение на шеститысячник расположенный южнее, по другую сторону долины реки и озера красивой правильной формы, попасть на которое я мечтал уже более 5 лет. Маршрут на этот шеститысячник, судя по космосъемке, не должен быть особо сложным и опасным, и вполне по силе нашей команде.

Новый маршрут, как и все три предыдущие маршрута по Тибету, должен был быть не совсем законным. Дело в том, что по Тибету (административному району), запрещено путешествовать иностранцам самостоятельно, а можно только покупать стандартные туры и ездить в сопровождении гидов, одним из которых, скорее всего, является сотрудником госбезопасности КНР. Такие туры организованы в основном в район Лхасы и горы Кайлас, и понятно, что по нашим уникальным маршрутам, не может быть никаких туров, и что никакой гид не в состоянии будет сопровождать по нашему маршруту. Поэтому все свои экспедиции в Тибет, мы начинали в других провинциях Китая, где можно иностранцам путешествовать самостоятельно, потом проходили несколько сотен километров, обычно более 500, по совершенно глухим и ненаселенным местам со сложным рельефом, через горы Кунь-Луня, и спокойно попадали в Тибет, перевалив через хребет Пржевальского (Аркатаг), там, где он никем не охраняется, да и где не от кого его охранять, потому что это одни из самых труднодоступных мест на Земле – полюс недоступности Евразии. Тем не менее, пройдя маршрут, мы все равно контактировали с правоохранительными органами, которые фиксировали наши нарушения и сканировали наши паспорта. Встречались с полицией мы уже или в столице Тибета, в Лхасе, или на границе с Непалом, через которую нам нужно пройти, чтобы закончить маршрут в Катманду. При этом полицейские никак не могли нас наказать, а обычно они наказывают депортацией из Тибета, мы ведь и так сами хотели покинуть его приделы и вернуться домой.

Наиболее эффектно мы покидали границы Тибета в 2011 году. Мы надели свои оранжевые командные футболки, взяли велосипеды, и пошли через пропускник. Показали свои паспорта, где стоит китайская виза и штамп, что мы въехали в Китай из Казахстана.

На границе начался небольшой переполох. Китайцы очень вежливо попросили нас подождать, а сами быстро забегали, начали кричать друг на друга и звонить по телефону. Этот переполох продолжался несколько часов, а мы спокойно сидели на табуретках и беседовали о красоте проходящих мимо непальских женщин. Мы уже давно их не видели, поэтому все проходящие мимо вызывали самый живой интерес. Также интересно было смотреть, как некоторые из них, причем даже солидного возраста, несли на спине по 5 телевизоров в упаковке, которые крепились веревкой зацепленной на лбу, а руки были свободны.

Китайские пограничники иногда подбегали к нам с одним вопросом: «Где ваш гид?», но я им на это отвечал только: «Нет», потому что не силен в английском, да и они тоже. После этого они снова убегали и продолжали суетливо ругаться между собой. Мы понимали, что китайцы не знали, что с нами делать. Ведь мы нарушили несколько правил посещения Тибета. Поскольку таких прецедентов, видимо было совсем немного, то и не были разработаны штрафные санкции. Они не могли понять, как, такая заметная группа иностранцев могла оказаться в Тибете без сопровождения, и как нас туда пропустили?

В результате, от греха подальше, они решили нас попросту отпустить в Непал. Подошли к нам, вежливо извинились за задержку, и махнули рукой в сторону выхода, мол «скатертью дорога»!

Видимо, у спецслужб КНР, накопилась уже информация о нашей команде, и они начали точить на нас зуб, чтобы в следующий раз, если мы снова окажемся в Тибете незаконно, то уж показать, на что они способны и депортировать нас оттуда самым эффектным образом.

Как обычно, перед экспедицией в Тибет я сделал два сопроводительных письма на китайском языке, чтобы их показывать пограничникам и полиции. Первое для входа в район, а второе для выхода. В первом правильно указано только начало маршрута в городе Голмуд, провинции Цинхай, там, где можно путешествовать иностранцам самостоятельно, завершение маршрута было указано тоже в провинции, где можно бывать иностранцам без сопровождения – в Синьцзян-Уйгурском районе Китая. Во втором письме был указан маршрут более менее верно – то, что он должен завершиться в Лхасе. Главное было эти письма не перепутать, иначе при въезде в район полиция могла нас не пустить на маршрут. Также, в письме было указано, что мы команда российских спортсменов, совершаем очень сложный маршрут в рамках Чемпионата России, и что главная цель нашей экспедиции – это укрепление дружбы российского и китайского народа. На это письмо я ставил печати сразу нескольких организаций – Пермского госуниверситета, федерации спортивного туризма Пермского края, Русского географического общества и Пермского общества дружбы с Китаем. Это письмо я делал за несколько месяцев до начала экспедиции, поэтому в нем указал, что нас будет 5 человек, хотя реально нас поехало 6 человек. Последний – Костя Котельников присоединился уже за 2 месяца до старта, и я уже не сумел переделать это письмо. Интересно, что это письмо на китайский язык переводит моя хорошая знакомая Саша Худякова, живущая в Перми, а проверяет Лена Черкасова, живущая в Нью-Йорке.

В письме было указано, что руководитель группы – Андрей Королев. Мое имя китайцы не могут выговорить, они его произносят более мягко с меньшим количеством согласных – Андэле.

Маршрут планировался довольно протяженный – 2000 км. При этом была возможность совершить восхождение на еще 1 шеститысячник – примерно в середине маршрута. Самый удобный путь проходил прямо по склону этой безымянной горы, и на вершину можно было сходить за 1 день. В конце маршрута мы должны были выехать на северную Тибетскую трассу, в районе огромного озера Селлинг, и дальше ехать, уже по нашим же следам оставленным в 2005 году.



Пермь – Алма-Ата

И вот 29 августа 2014 года, мы, наконец, садимся в поезд до Екатеринбурга. Нас впервые в Тибет собралось 6 человек: Андрей Королев, Игорь Мохов, Иван Тарасенков, Игорь Пономарев, Александр Ранде и Константин Котельников. У каждого велосипед и 60-ти килограммовый велорюкзак, переделывающийся в заплечный. Перед посадкой в поезд меня замучили корреспонденты – пришлось давать интервью сразу нескольким телеканалам. Велосипеды нынче у нас были самые хорошие из всех. Тоже спецразработка. Только поменялась марка, сейчас они назывались не Форвард, а Формат, хотя делают их те же люди. В этот раз разработчики сумели сделать жесткую амортизационную вилку, большой грязевой просвет, и высокий дорожный. Сам велосипед был самого высокого уровня и очень легкий.



Тянь-Шань

По приезду в Алма-Ату разделяемся: одни отправляются на поиски кошек и внутрирамной сумки, другие – покупать билеты на автобус до Урумчи, менять валюту и закупать продукты для четырехдневного акклиматизационного выхода на Северный Тянь-Шань, где мы планируем подняться на пик Героев Панфиловцев, высотой 4159 м.

В четвертом часу грузимся снова в этот же микроавтобус и едем до Медео. Ребята находят только кошки, более-менее подходящие для нашей экспедиции. Внутрирамной сумки, как и следовало ожидать, в магазинах не найти. Как оказалось, в Алма-Ате, вообще нет туристских мастерских, которых в Перми несколько, где можно заказать вообще любое снаряжение.

Поднимаемся до Медео, и бодрым шагом, идем вверх по серпантину, до урочища Чимбулак. Уже в сумерках переходим по мостику на другой берег реки Малая Алмаатинка, и встаем на ночлег, среди красивейших тянь-шанских елей, на высоте 2500 м. Высота уже чувствуется, акклиматизация началась. Пока ставим палатку и варим ужин, Иван спускается вниз к начальнику лагеря, с которым переписывался перед походом, и говорит о нашем маршруте, ставится на учет и получает рекомендации о маршруте восхождения.

Наконец-то поход начался, это начало чувствоваться явственно, когда мы поставили палатку. Новые мультитопливные горелки, фирмы «Ковея», оказались очень удобными и мощными. Вода закипает очень быстро, и можно хорошо регулировать мощность горения. В Алма-Ате, для этого небольшого похода, мы купили газ. А для Тибета, у нас у каждого по 4 литра очищенного бензина «галоша», который нам нужно незаконно провести, на поездах и автобусах через китайскую границу к началу маршрута.

На всякий случай, чтобы не было проблем с пищеварением, принимаем ферментный препарат «мезим».

Утром продолжаем подъем в гору. Проходим мимо отворота на «Альпинград», не замечая его. Когда понимаем, что проскочили, решаем подниматься прямо вверх без тропы. Идти не очень удобно, особенно в кроссовках, которые менее жестко держат на склоне. Мелкие осыпи постоянно скатываются, и мы вместе с ними. Поднимаемся до перегиба склона. Этот «Альпинград» должен быть где-то рядом. Здесь останавливаемся на самом перегибе и ждем Костю, который довольно сильно отстал. Я остаюсь здесь один, а ребята уходят ставить палатку, на ровное безопасное место, расположенное выше «Альпинграда». Наконец появляется Костя. Он почему-то идет без рюкзака, со своими телескопическими палочками. Наконец он поднимается, и говорит, что не мог там подняться с рюкзаком – боялся сорваться вниз с обрыва. Я говорю, что там нет никакого обрыва, что даже если упадешь, то проедешь всего несколько метров. Он говорит, что оставил рюкзак на большом камне на склоне, и просит меня сходить за ним, что, мол, потом он отблагодарит. Это метров 300 вниз по перепаду высоты – довольно много. Я оставляю свой рюкзак на видном месте, и начинаю спуск, обдумывая, что бы мне попросить у Кости за это. Он идет следом немного отставая. Спокойно спускаюсь вниз до его рюкзака, надеваю его и поднимаю вверх. Мне все равно непонятно, почему Костя не смог идти сам. Правда, я шел в ботинках, а он в кроссовках. Пока мы тут развлекались, ребята уже поставили палатку и начали греть воду для ужина. Сегодня ночуем на высоте 3500 м – высота уже чувствуется очень даже сильно. Саша и Игорь Мохов, поднялись вверх до красивого озера, расположенного под огромным ледником, и даже попытались искупаться в его студеных ледниковых водах. Я начинаю готовить ужин, а Иван идет навстречу Косте, чтобы тот не заблудился в поисках нашей палатки. Долгое время нет их обоих. Наконец появляется Костя с другой стороны. Еще через некоторое время приходит Иван, рассерженный тем, что Костя, поднялся не первоначальным маршрутом, к моему рюкзаку, а новым путем. Снова принимаем ферменты и ложимся спать. Нам предстоит непростая ночь, как всегда вначале на высоте. Все тело ломает, как при гриппе. Слабость, кружится и болит голова, а уснуть не можешь. Очень хочется пить.

Утром встаем не очень рано, завтракаем, собираемся и идем на восхождение. Погода солнечная, теплая, ветра почти нет. Идем в касках и с ледорубами или палками. Горы вокруг поражают своей красотой. Подходим по осыпям к перевальному взлету перевала Машук-Меметовой. Здесь осыпь живая и надо идти очень осторожно, чтобы не сбросить друг на друга камни. С трудом поднимаемся по ней вверх. Костя решает дальше не идти, остаться здесь и ждать нас, под прикрытием большого камня от камнепадов. Идем рядом друг с другом, очень осторожно. Подъем не особо крутой, и не требует веревки. За полтора часа поднимаемся на седловину перевала. Отсюда открывается великолепный вид, сразу на две огромные долины. В нижней их части налетаю белые пушистые облака, которые укладываются самым живописным образом вперемешку между остроконечными вершинами и сияющими на солнце ледниками. Фотографируемся на седловине перевала, вместе с гигантским грейпфрутом, который затащили сюда, и дальше по крутой осыпающейся тропинке поднимаемся на вершину пик Героев Панфиловцев, высотой 4149 м. На вершине выложен огромный тур и стоит памятный знак, что сюда поднялось несколько десятков солдат, в честь какого-то юбилея. Любуемся красотой, фотографируемся и спускаемся на перевал. Здесь немного перекусываем, и решаем спускаться не по пути подъема, а левее орографически, где Иван нашел мелкокаменную живую осыпь, идеально подходящую для спуска, но совершенно непригодную для подъема. Бегом бежим по ней вниз, при этом иногда проезжаем вместе с камнями сразу по несколько метров. В результате мы спустились за 10 минут, хотя поднимались целых 1,5 часа. В веселом настроении подходим к Косте, который сидит под камнем. Вначале он хотел посидеть на солнышке, но камнепады несколько раз заставляли его прятаться под камень, поэтому он решил лишний раз из-под него не вылезать.

Спускаемся немного ниже, до языка ледника, где устраиваем ледовые занятия, чтобы отработать технику перед восхождением на Шапку Мономаха. Вешаем горизонтальные и вертикальные перила, ходим в кошках, отрабатываем подъем по леднику с нижней страховкой. Все у нас получается хорошо, и мы довольные спускаемся к палатке. В этот момент налетают облака, и все теряется в густом тумане. С трудом, по турикам, находим тропу. Сегодняшняя ночь, как ни странно, дается нам еще тяжелее, чем предыдущая.

Утром начинаем спуск. Идти вниз, оказывается даже труднее, чем вверх, особенно для суставов – настолько крутые здесь склоны. Спускаемся до Медео. Снова приезжаем в «Скалу», здесь мы опять разделяемся и едем в магазин «Лимпопо» докупать недостающее снаряжение, которое выявилось у ребят во время ледовых занятий. Так же пытаемся обменять доллары на юане, чтобы не заморачиваться этим в Урумчи, где это можно сделать только в «Банк оф Чайна». В Алма-Ате это тоже сделать непросто. В некоторых обменниках юаней нет вообще, а в некоторых их только небольшое количество. Мы так и не сумели насобирать нужную нам сумму. Придется заняться этим уже в Китае.

Вечером снова собираем рюкзаки и все тщательно перепаковываем, перед дальнейшей дорогой. Смотрим телевизор – нас всех очень тревожит ситуация на Украине.

Китайская граница

Подъем назначаем на 4 утра. В 5 утра за нами приезжает наш микроавтобус и еще одно такси. С большим трудом снова грузимся в них, и едем на автовокзал «Сайран», где в 7 утра отправляется автобус до Урумчи.

Здесь мы без проблем грузим весь свой огромный багаж в грузовые отсеки автобуса, причем ничего дополнительно не оплачивая, и укладываемся на просторные спальные места международного китайского автобуса. Отправляемся мы только уже в десятом часу утра. Работает кондиционер, поэтому мы с комфортом добираемся до казахско-китайской границы.

Как ни странно, но более долго и сложно проходится казахская граница. Все пассажиры выходят из автобуса, берут весь свой багаж и волокут его в пропускники. Здесь все просвечивают, проверяют паспорта. Тяжко стоять под 60-ти килограммовым рюкзаком и держать велосипед. Очередь идет очень медленно, и вся процедура занимает несколько часов. Нынче казахские пограничники к нам очень доброжелательно. Спрашивают про нашу экспедицию и даже шутят. В один момент нас окликают: «Сборная России! Среди вас неженатые есть?» Саня поднимает руку, Игорь Пономарев не знает поднять или нет. Он как раз в это время разводился, поэтому точно не знал свой статус. В ответ пограничники говорят: «Сейчас к нам подойдет красивая незамужняя русская девушка – сотрудник таможни, посмотрите, если понравится, то заберете ее с собой». Девушку зовут Настя. Она все это слышала, но по-доброму улыбнулась нам и густо покраснела.

В прошлый раз, в 2011 году, пограничники были намного менее приветливые. Внимательно посмотрев на мою фотографию в паспорте, где я сфотографирован в очень приличном виде – в пиджаке и галстуке, они сказали: «А в жизни ты нормальный, зачем сейчас тут дурью маешься?».

Так же как и в 2011 году, нам удалось протащить через границу 24 литра бензина. Для этого, мы нынче перелили его в специальные канистры по 5 литров, чтобы он точно не протек. В прошлый раз, он как раз здесь начал вытекать у Лехи Коротаева, и нам пришлось судорожно и втихушу переливать его в запасные бутылки.

После казахской границы мы снова садимся в автобус и едем 10 минут до китайской стороны. Здесь снова выходим, вытаскиваем весь багаж и проходим в пропускник. Тут произошло нечто, сильно повлиявшее на исход экспедиции. Китайские пограничники, увидев наши огромные рюкзаки и велосипеды, начали расспрашивать на какие соревнования мы едем. Я им сразу показал сопроводительное письмо, они его тут же отсканировали и удовлетворились. В этом письме был указан наш маршрут. Понятно, что китайцы завели себе и наши паспортные данные, и сколько нас человек. С этого момента завертелась полицейская машина, в которой уже давно хранилась информация, о наших предыдущих нарушениях режима посещения Тибета иностранцами и других закрытых территорий Тибета. В этот раз, видимо, они решили точно, нас не пустить в закрытые районы и показать на что способны их спецслужбы.

Довольно быстро и почти без очереди мы проходим все проверки и выходим из здания. Пройдя метров 300, доходим до остальных пассажиров нашего автобуса, мы стоим примерно 1,5 часа, в ожидании автобуса, вместе с одним из двух его водителей. В это время автобус проходит санитарную обработку. К нам постоянно подходят менялы, но мы менять доллары на юани у них не решаемся. По советам казахов, которые часто ездят через границу, собираемся менять через 30 минут, когда остановимся на обед в одном поселке. Там курс должен быть лучше, и надежнее, что не будет фальшивых денег. Тут к нам подходят казахские студентки, едущие на учебу в Урумчи. Они уже довольно хорошо говорят по-китайски, и нам в блокноте записывают иероглифами названия разных нужных мест: автовокзала на Урумчи, железнодорожного вокзала и других. Это нам упростит жизнь. Можно будет это просто показать таксистам, и они поймут, куда нам надо ехать. Самая симпатичная из девушек – Анара, дает нам свой телефон, и электронный адрес, что бы мы позвонили ей на обратном пути, и она нам помогла купить билеты до Алма-Аты. В ответ мы тоже даем свои адреса, чтобы обменяться фотографиями, которые сделали тут же. Анара нам говорит, что казахские и китайские девушки очень любят русских – что у них очень красивые глаза и черты лица. Нам это очень приятно, и в ответ мы говорим, что среди казахских девушек тоже очень много красивых.



Урумчи - Голмуд

Приезжаем в Урумчи еще в темноте. Пока выгружаемся, резко рассветает. Все пассажиры куда-то исчезают, с некоторыми мы прощаемся на русском языке – это последние русскоязычные на много дней вперед. Водитель автобуса – казах, помогает нам найти небольшой грузовичок, чтобы добраться до железнодорожного вокзала. Ехать минут 15, но цену просят немалую. Конкурентов в такую рань здесь сложно найти, поэтому мы соглашаемся. Подъезжаем к вокзалу, и здесь как всегда суматоха и толкотня. Два месяца назад был теракт, поэтому тут увеличено количество разных пропускников и проверок для входа в вокзал. На каждом перекрестке стоит бронетехника и заградительные посты из автоматчиков. Даже в воздухе чувствуется огромное напряжение. Это очень неспокойный и неприятный город. Здесь постоянно возникают конфликты между китайцами и уйгурами, а ведь в Урумчи проживает 9 миллионов человек.

Наш водитель с большим трудом паркуется на привокзальной площади, и мы опять начинаем челночить перетаскивая весь свой груз к первому пропускнику. Проходим через него, и разделяемся. Я и Иван, взяв разговорник, налегке пытаемся проникнуть в здание вокзала. Проходим еще через два пропускника, с большими очередями, где нас тщательно просвечивают и прощупывают. Причем в очереди на входе в третий пропускник, там, где проверяют паспорта, нельзя стоять по двое. При этом сразу подбегает какой-то наглый уйгур, начинать на тебя орать и толкать, показывая, что надо стоять по одному.

Наконец мы попадаем в вокзал. Тут множество длинных очередей. Мы сразу ищем администратора зала. Им оказывается симпатичная молодая китаянка, причем немного знающая английский язык. Она нам показывает в какую очередь надо встать, а когда мы оказываемся у кассы, то показываем на китайской карте название города Ланчжоу, куда нам и нужно ехать. Билеты туда на сегодня есть, но только сидячие – самые дешевые. Мы пытаемся объяснить, что у нас большие рюкзаки и велосипеды в чехлах, но в кассе, с помощью администратора, нам говорят, что здесь могут продать только билеты для нас, а для груза нужно идти в багажный терминал.

Мы выходим из здания вокзала, опять пройдя через несколько заслонов, и начинаем проходить новые пропускники, чтобы попасть в грузовое отделение. Здесь мы с большим трудом целых 30 минут пытаемся объяснить, что нам нужно отправить велосипеды в Ланчжоу. Они говорят, что это можно сделать только специальным багажным поездом, а багажную квитанцию, которую мы хотели получить, чтобы везти велосипеды с собой, они нам продать не могут. Хорошо, что хоть велосипеды в Ланчжоу прибудут не позже нас. Возвращаемся к нашим ребятам, и втроем тащим через пропускники шесть велосипедов, потому что Саня и Игорь Зеленый ушли покушать. Костя остается караулить рюкзаки. Цена за пересылку велосипедов оказывается почти такой же, как наши билеты в сидячий вагон. В Китае автоматически считается, без взвешивания, что велосипед весит 25 кг. Возвращаемся к Косте, который уже изрядно перегрелся на солнцепеке, и соображаем, что сейчас мы можем купить билеты дальше, от Ланчжоу до поселка Будунцуань, расположенного между Голмудом и Лхасой, откуда мы уже планировали начать свой маршрут. Снова мы с Иваном пробиваемся в вокзал. Сейчас народу здесь стало в несколько раз больше. Мы опять пытаемся найти, нашего доброжелательного администратора, но ее что-то не видно. Тогда мы спрашиваем другую девушку, тоже видимо администратора. Она по-английски совсем не понимает, но громко зовет важного молодого полицейского, который, как оказалось, свободно говорит по-английски.

Мы ему объясняем с помощью нашей китайской карты, куда нам нужно ехать, и что билеты до Ланчжоу у нас уже есть. Он активно начинаем нам помогать – раздвигает очереди в билетные кассы, и показывает, куда нам нужно встать. Встаем сразу в две очереди, потому что одна из касс скоро закроется на перерыв. Ванина очередь двигается быстрее. Когда мы оказываемся у окошка, то Иван бежит за этим полицейским. Полицейский снова расталкивает всех, достает нашу карту и показывает кассиру куда нам нужно ехать. Кассир внимательно ее изучает, и говорит, что до Будунцуаня поезд не ходит, и туда можно добраться только на автобусе. Тогда мы просим продать нам билеты до Голмуда. Опять оказываются в наличии только сидячие места, но хорошо, они хоть дешевле, и ехать всего 14 часов. А вот до Ланчжоу с Урумчи ехать целые сутки. Возвращаемся с билетами к ребятам, и вчетвером идем обедать. Потом с трудом, с рюкзаками пробираемся в здание вокзала. Несколько раз приходится доказывать, что мы не террористы, показывать сопроводительное письмо. Все-таки у нас изымают резиновый клей и небольшой нож, нужный в ремнаборе. Кошки удается отвоевать. Потом также штурмом садимся в вагон, забив своими рюкзаками нерабочий тамбур. Причем проводник даже не пытается содрать с нас деньги за ненормированный багаж, это приятно удивляет.

Едем сутки, на своих сидячих местах, с трудом пытаемся спать сидя. Китайцы очень доброжелательны, пытаются с нами общаться и нас все время чем-то угощают. Выгружаемся в Ланчжоу. Здесь сразу чувствуется, что город более спокойный. Нет такого напряжения в воздухе. Тем не менее, на привокзальной площади стоит несколько полицейских броневиков. Ланчжоу столица провинции Ганьсу, и здесь живет 3 миллиона человек. Сдаем рюкзаки в камеру хранения, что тоже стоит приличные деньги. Но таскаться с ними по городу в поисках отеля, просто нереально. Потом мы с Иваном идем искать багажное отделение, чтобы получать велосипеды. Работница камеры хранения, почему посылает нас ехать на автобусе 4 остановки, до университета, мол, там багажное отделение. И даже дает нам в провожатую молодую китаянку. Мы с ней подходим к автобусу, там она еще советуется с молодым китайцем и водителем, и все вместе они говорят, что нам надо ехать 4 остановки. Внутренний голос мне говорит, что ехать никуда не надо, а нужно еще походить по вокзалу и поискать багажное отделение. Я это говорю Ване, и он соглашается. Благодарим этих отзывчивых китайцев, и идем смотреть здания рядом с вокзалом. Довольно быстро находим багажное отделение, показываем квитанцию его работнице, и нам тут же выносят наши велосипеды. Мы соображаем, что лучше нам велосипеды тут же отправить дальше в Голмуд, что и делаем. При этом работник несколько раз нам объясняет, что велосипеды придут позже нас на целые сутки. Это очень плохо, ведь нам придется ночевать лишнюю ночь в Голмуде и мы потеряем драгоценное время.

Возвращаемся к ребятам и налегке идем искать недорогую гостиницу. Вообще Китай стал намного дороже, чем был несколько лет назад. Это связано еще с ростом курса доллара, ведь стоимость юаня все равно измеряется через доллар или евро. Быстро мы находим штук 6-7 гостиниц. Те, которые дешевле, иностранцев не принимают. Выбираем наиболее дешевую из оставшихся, и заселяемся на 23 этаже. Номера вполне приличные, с хорошим видом на ночной город, и монастырь, расположенный на вершине горы, поднимающейся сразу за зданием вокзала. Идем ужинать и гулять по ярко освещенному ночному Ланчжоу.

Утром завтракаем в отеле. Это традиционный китайский завтрак – какие-то зерновые отвары, разные острые закуски, вареные яйца, немного фруктов и булочки. Я в принципе наелся, но ребятам что-то не понравилось. Собираемся, немного отдыхаем, кроме Вани и Кости, которые идут фотографировать город и его колоритных жителей, и выдвигаемся на вокзал – опять тащить свои неподъемные рюкзаки в вагон.

Спокойно, без суеты садимся в поезд, опять на сидячие места. К счастью ехать до Голмуда всего 12 часов. В сидячих вагонах уже довольно много тибетцев. Некоторые из них в традиционных костюмах с длинными рукавами. Многие из них ведут себя совершенно по-свински – плюют щелуху от семечек прямо на красивые ковровые дорожки, постеленные в вагонах. Проезжаем по мосту через Хуанхе и через другие крупные мутные реки. Везде здесь живут люди. Один город или поселок сменяет другой. Местность довольно гористая, но повсюду множество строящихся кварталов.

Поезд постепенно набирает высоту, и идет через перевалы высотой более 3000 м. Вокруг пасутся стада овец, и местность в целом очень напоминает Тибетское нагорье, куда мы и приближаемся. Наконец темнеет и мы перестаем смотреть в окно, а больше общаемся друг с другом. В Голмуде выходит довольно много пассажиров, но все тибетцы едут дальше. Мы заранее переносим багаж в нерабочий тамбур соседнего вагона, и довольно быстро, конвейером все вытаскиваем наружу, потому что поезд здесь стоит только 5 минут.

Перетаскиваем рюкзаки, через строй автоматчиков, которые так встречают пассажиров почти в каждом городе, и идем искать багажное отделение, чтобы забрать велосипеды, и недорогую гостиницу. Обходим несколько гостиниц, но в них иностранцев не принимают, и заселяемся только в 4 по счету. Багажное отделение сегодня уже было закрыто, но завтра оно открывается в 8 утра.

Мы подозреваем, что работник багажного отделения в Ланчжоу ошибался, и что велосипеды должны придти с нами одновременно, а не на сутки позже, как он говорил, поэтому к 8 восьми утра мы втроем с Гошей и Ваней идем, наудачу, в багажное отделение, и тут же находим свои велосипеды. Возвращаемся в гостиницу, и идем на автовокзал, один из которых совсем рядом с нашим отелем и с железнодорожным вокзалом.

Кассирша жестами нам показывает, что отсюда автобусы не ходят в Лхасу, и что нам нужно брать такси и ехать на другой автовокзал.

Выходим на улицу к таксистам, которых здесь множество, и на карте показываем, куда нам нужно ехать. Один из них тут же соглашается везти нас в этот самый Будунцуань, откуда должна начаться активная часть нашего путешествия. Мы показываем, что нас 6 человек, 6 рюкзаков и 6 велосипедах. На что он нам говорит, что найдет подходящий транспорт. Цена у него не маленькая, поэтому мы просим его, вначале отвезти нас на другой автовокзал, откуда могут идти автобусы в сторону Лхасы. Здесь кассирша тоже не соглашается продавать нам билеты, почему–то тоже показывает, что автобусы отсюда в Лхасу не ходят, хотя мы точно знаем, что они должны туда ходить. Возможно, кассирам запрещено продавать билеты иностранцам на то направление. Мы возвращаемся к своему таксисту, немного торгуемся, и договариваемся о сумме в 1500 юаней, за 300 км пути и 3000 м подъема в горы по высоте, за 2 машины. Этот таксист привозит к нам один вместительный микроавтобус и легковушку – такси. Мы все тщательно и осторожно грузим, потом идем обедать в кафе, закупаемся водой, лепешками, фруктами и печеньем в магазине и отправляемся в путь. Обед оказался чрезвычайно плотным, так что всем пришлось пить по 2 таблетки мезима. Обед ведь еще не успеет перевариться, когда мы поднимемся на высоту 4600 м, где пищеварительные ферменты работают намного хуже.

Наконец-то мы поднимаемся в горы, и близится к завершению наша длительная заброска. Слева и справа от дороги, в этих широких горных долинах расположено огромное количество военных палаток, много броневой техники и солдат. Ведь эта дорога, главная, ведущая на Пекин, из Тибета, и от не очень дружественных соседей Китая – Пакистана и Индии. Костя достает фотоаппарат и втихушу от водителей делает множество фотографий, этих военных объектов.




  1   2   3   4   5


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет