Тибетский детектив Подготовка



жүктеу 0.91 Mb.
бет2/5
Дата01.05.2016
өлшемі0.91 Mb.
1   2   3   4   5
: upl
upl -> Выдающийся русский флотоводец с. О. Макаров
upl -> Приложение 1 к Требованиям к ведению реестра членов
upl -> Литература и культура на рубеже XX-XXI веков в диалоге с
upl -> Статья Рекомендации по исследованиям рецептора эпидермального фактора роста человека второго типа (her2) при раке молочной железы
upl -> Алексей величко политико-правовой статус византийских императоров

Наконец-то Тибет

Начинает чувствоваться высота. Доезжаем до нужно места, часа за 3,5 и выгружаемся на обочине дороги. Мимо нас довольно часто проносятся тяжелогруженые фуры в обе стороны. Не смотря на нашу Тянь-Шаньскую акклиматизацию, высота чувствуется очень резко. Сильная, слабость, одышка. При самой небольшой нагрузке сразу задыхаешься, начинает темнеть в глазах и теряется сознание. Приходится наклоняться и интенсивно отдыхиваться, пока пульс немного не успокоится. Но и то в спокойном состоянии он не менее 120 ударов в минуту, хотя в норме у нас, он в пределах 60. Так в течение нескольких часов, мы собираем велосипеды, складываем рюкзаки, немного перекусываем и трогаемся в путь. Сегодня нам нужно проехать по дороге около 20 км, где будет наш отворот на запад в сторону Шапки Мономаха, который я присмотрел на космосъемке.

Едем, и к нашему удивлению, слева и справа от дороги встречается много пасущихся диких животных – куланов и антилоп, которые очень красиво смотрятся в закатных лучах. Проезжаем несколько километров и останавливаемся ждать Костю, который поехал одновременно с нами, а сейчас его почему-то не видно. Ждем довольно долго, потом я не выдерживаю и еду обратно. Проезжаю примерно 1 километр и вижу его фотографирующего стадо куланов. В данный момент это было недопустимо. Ведь через несколько минут уже стемнеет, а нам нужно проехать по этой оживленной трассе, еще 15 км. В темноте это будет делать опасно, поэтому дорога каждая минута, а Костю их уже потратил на фотографирование не менее 20. Я подъезжаю к Косте и в довольно грубой форме, говорю, что думаю про его поведение. Я уже знаю на опыте, что говорить в грубой форме часто намного эффективнее, потому что большинство людей не воспринимает, когда говоришь им спокойно. А скажешь один раз в грубой форме, они уже подумают, стоит ли им нарушать правила поведения в следующий раз.

Уже в сумерках доезжаем до нужного отворота. Становится очень холодно. Мы вчетвером довольно долго ждем Костю и Гошу. При этом держим велосипеды с рюкзаками в стоячем положении, потому что не решаемся их положить – вдруг не хватит сил их потом поднять. В очень неудобном положении умудряемся достать из рюкзаков пуховки и теплые штаны и даже одеть все это, так и не уронив велосипед. Проходит не меньше 30 минут, когда показываются два налобных фонаря медленно двигающихся по дороге – это наши отстающие друзья. Причем об их приближении говорят сигналы грузовиков, раздающиеся уже довольно долго.

Вместе мы пытаемся ехать в полной темноте, по этому грунтовому отвороту. Через 80 метров дорога утопает в болоте, и нам приходится тащить велики по глубокой грязи. В темноте это делать малоэффективно, поэтому решаем ставить палатку. Дует сильный ветер и идет косой дождь с крупными снежинками. С трудом ставим палатку, варю ужин и ложимся мучатся. Первая ночь на такой высоте не может быть отдыхом.

Интересное происходит уже в утренних сумерках. Как ни странно, но здесь, вблизи от оживленной трасы, все мы выпадаем из забытья от долгого и настойчивого волчьего воя – это было своеобразное предзнаменование дальнейших событий нашей экспедиции. Это не вызвало страха в моей душе, не чувствовалось угрозы от этих звуков. Раньше я уже слышал волчий вой. Это было в начале марта 2001 года на Алтае на плато Укок. Вот тогда в наши души проник настоящий ужас. Нас было трое – я, Игорь Широков и Люда Бажукова. Была середина дня, стояла совершенно безветренная погода и очень ярко светило солнце. Так вот, в таких нехарактерных условиях для этого, мы совсем рядом, на вершине холма покрытого редкими лиственницами, услышали громкий волчий вой. Самого зверя видно не было, и это еще больше настораживало. Скоро к этому волку присоединился другой, потом третий, четвертый, и вот уже со всех сторон от нас протяжно и жутко выли волки. И это все при ярком дневном свете и абсолютной тишине. Тогда я сказал ребятам, что идем вместе и не растягиваемся. А себя пытался успокаивать, тем, что здесь огромное количество заячьих следов, и что волки сытые и вряд ли станут нападать на нас.

Утром идет не сильный снег с дождем, дует ветер. Едем вглубь по этой слабо выраженной грунтовой дороге. Порой даже удивляюсь, как сумел ее разглядел на космосъемке, настолько она была не накатана. Довольно часто она прерывается участками болот, через которые приходится перетаскивать велосипеды. Едем на запад особо не набирая высоту. Погода пасмурная, дует ветер и временами идет дождь. В грязи действительно отчетливо видны волчьи следы. Ближе к обеду с запада появляется зловещая черная туча, явно несущая серьезную бурю. Одновременно впереди, ровно по нашему курсу, замечаем невысокое странное строение светло серого цвета. Изо всех сил устремляемся туда, чтобы успеть укрыться от ливня до его начала, а заодно и пообедать в более комфортных условиях. Четверо из нас почти успевают, а вот Косте и Гоше приходится идти под дождем с мокрым снегом минут 20. Правда, они довольно успешно используют свою водозащитные костюмы, так что до нитки не промокают.

Пока обедаем, циклон уходит, а вся местность покрывается не толстым слоем снега. Набираем воду в веселом ручье, бегущем неподалеку от этого заброшенного пустого каменного домика.

После обеда Тибет радует нас красками. Выходит солнце, все быстро высыхает и настроение у нас резко ползет вверх. К вечеру Гоша и Костя опять отстают, поэтому мы начинаем ставить палатку, пока еще солнце на несколько ладоней выше горизонта. Дует сильный ветер, и мы почти бессмысленно некоторое время ищем более защищенное место для палатки. Под конец ставим ее просто на самую ровную и сухую площадку, какую находим.

Велосипеды стоят на колесах, поддерживаемые ледорубами, и очень красиво смотрятся на фоне восхитительного яркого тибетского заката.

Ребята приходят уже в полной темноте, когда я уже почти сварил ужин. Но это и лучше для них – пришли уже на все готовое, в теплую палатку, сразу напились кисловатого чая и спокойно поужинали, как всегда в начале похода закусив пищу мезимом.

Утром делаю очень красивые фотографии нашего лагеря – палатки растянутой велосипедами, на фоне красивейших тибетских гор – огромного хребта Бокалыктаг. При этом все сверкает от инея, а на вершинах прочно засели белые облака, ярко контрастирующие с синим небом.

Не успели мы проехать и одного часа, как произошел неприятный инцидент. Ваня ехал первым, и очередной участок грязи решил проехать велосипеде. При этом камень из грязи попал в переключатель, зажал цепь, а та его основательно поломала и сильно повредилась сама. У нас собой есть один запасной переключатель, и очень жалко его использовать на второй день. Сломанный участок цепи убираем, и на его место устанавливаем запасные звенья. Через некоторое время происходит еще один инцидент – безводный обед. С самого утра мы понемногу набираем высоту, и не было ни одного ручейка, даже мутного. Так что на обед приходится пить только тот мизер, что остался во фляжках, хотя планировалось варить суп. Вдобавок, все страдают от горной болезни, при которой очень важно пить много жидкости, ведь с каждым выдохом, которых здесь намного больше, чем внизу, мы теряем драгоценную влагу, из-за очень сухого воздуха, в этом центре самого большого в мире материка.

После обеда доезжаем до поворота на юго-запад, где начинается довольно значительный спуск. Радостные мы несемся вниз, ведь целых полтора дня и в основном набирали высоту. Через 15 километров находим мутноватую лужу, из которой набираем воду во все резервуары, ведь неизвестно, через сколько километров найдем нормальную воду.

После обеда Гоша едет с нами, отстает только Костя. Через некоторое время опять на западе появляется страшная черная туча, явно несущая глобальные катаклизмы. Поскольку Кости не видно за перегибом, а туча все приближается, и вот уже из нее начинает вываливаться толстый слой, очень колючего снега, больно бьющего в лицо, да и напор ветра усиливается так, что валит с ног, то мы решаем ставить палатку, на полтора часа раньше, чем положено. Впятером, мы пытаемся это сделать, но порывы ветра такие сильные, что далеко не сразу, нам это удается. При этом мы сильно вымокаем. Наконец палатка стоит, прочно растянутая нашими велосипедами с тяжеленными рюкзаками, и я начинаю готовить ужин. Тут появляется Костя, в довольно бодром и веселом расположении духа – это его так впечатлила борьба с непогодой. Проходит 30 минут, туча улетает, выходит солнце, и в Тибете устанавливается спокойствие и умиротворение. Начинаем сожалеть, что встали лагерем так рано, и не прошли положенное время, ведь маршрут у нас очень длинный, и нам нельзя терять драгоценное время по всяким пустякам. Но когда мы обнаруживаем, насколько глубокой стала грязь на всей поверхности плато, то понимаем, что двигаться вперед все равно было бы невозможно, пока все не застынет или подсохнет. Да и для лучшей акклиматизации полезно не слишком напрягаться в первые дни экспедиции.

Утром снова пасмурно, ветрено и идет снег. Едем на запад по этой колее, которая иногда вообще теряется. Нам ведь ехать по ней еще несколько сотен километров, неужели она не исчезнет совсем, и как это я умудрился разглядеть ее из космоса? Костя и Гоша отстают. Начинается дождь со снегом, который постепенно усиливается. Дует встречный ветер. Это продолжается несколько часов и вся водо- и ветрозащитная одежда промокает. Начинаем замерзать, и более менее согреваться можно только движением. Кости не видно, поэтому идем пешком, чтобы не сильно от него отрываться, но при этом двигаться. Руки перестают что-либо чувствовать. В тумане и этом снегодождевом заряде доходим до заболоченного края огромного озера Кусай-Нур. Идем вдоль него. Где-то здесь из озера должна вытекать небольшая речка, которую нам нужно перейти вброд. Подходим к какому-то каньону, но из-за снега и ветра, не понятно, какой он глубины. Идем некоторое время вдоль него, и я решаю ставить палатку для обеда и согревания, потому что нам нужно ждать Костю, да и вообще, долго мы не протянем в таких условиях. Из-за того, что руки ничего не чувствуют, ставить палатку очень неудобно, тем не менее нам это удается. Скоро подходит Гоша, а еще через некоторое время и Костя. Я развожу обе горелки, и включаю их на полную мощность, чтобы согреться и просушиться. Когда все немного оживают, начинаю кипятить чай и варить суп. Пока обедаем, ветер стихает, снег с дождем прекращается и выходит яркое, прямо-таки палящее солнце, которые на глазах начинает испарять влагу из земли. Мы раскладываем одежду, от которой тут же подымается белый пар, и все просыхает буквально за 1 час. Пока идет сушка, я иду на разведку. Подхожу к краю каньона, и к своему удивлению обнаруживаю, что это не большая речка, а огромная река, глубиной до 5 метров и шириной местами больше 100. Течение в ней довольно сильное, так что о переправе не может быть даже и речи. Изучаю направление старых колей, но они идут в разные стороны. Некоторые подходят к берегу, но разворачиваются и уходят в глубь. После обеда решаем идти по этим колеям вниз по течению, в надежде, что найдем брод. Ведь переезжают, же как-то через реку машины, раз я видел на космосъемке колеи намного дальше этого озера Кусай-Нур.

Идем вдоль берега, но пока вероятных бродов не видно. В очередном болоте находим недоеденного волками огромного яка. Видимо его ноги завязли в болоте, и пока он пытался выбраться из западни – волки загрызли. Это грустное зрелище не редкость в этих пустынных местах. Ведь хозяева Тибета именно волки. Проходим несколько километров, но так и не находим места для переправы. В одном месте, немного ниже по течению от этого яка, мы с Гошей пытаемся перейти реку, но можем дойти только до середины быстрого потока – дальше становится намного глубже и нас начинает ронять течением. Так, почти искупавшись несколько раз в бурной соленой воде, я решаю идти назад вверх по течению. Идем туда, и через некоторое время внутренний голос начинает мне говорить все более отчетливо – нужно идти к месту, где эта река вытекает из озера. День уже близится к концу, солнце скоро скроется за горизонтом, и вся природы осветилась очень красивыми теплыми красками. Недалеко от истока реки мы видим старую колею от джипа, уходящую в воду, и выходящую на другом берегу. Видимо внутренний голос хотел привести меня именно сюда. Если машина сумела переправиться через реку, то сумеем перейти и мы. Снова нырять в воду, для проверки возможности переправы, мы с Гошей уже не решаемся – еще не согрелись от послеобеденных купаний. Тогда вызывается Иван. Пока мы ставим палатку, он раздевается, причем снимает даже трусы, чтобы не замочить их и смело идет в воду. На середине становится глубже, немного выше пояса, но поскольку течение здесь не такое сильное, то не смывает, и Ивану удается перейти на другой берег. Наконец-то переправа найдена. Ведь мы на ней потеряли целых полдня.

Интересно, что эта река большая, но имеет настолько соленые воды, что их невозможно пить. Только на Тибете можно найти большие соленые реки. Дело в том, что здесь много огромных соленых озер, расположенных на разном уровне, и вода перетекает из одного в другое. Длина таких соленых рек, бывает, превышает 200 км.

Утром встаем раньше обычного, чтобы сразу после завтрака переправиться через реку, и не сильно отстать от графика. Небо на востоке окрасилось восхитительными золотыми красками, а небольшие узкие облака стали ярко сиреневого цвета. Солнце скоро покажется из-за горизонта.

Пока я готовлю, Костя вдруг говорит, что не стоит сейчас зря терять время, а пока можно перенести на другой берег велосипед. Он тут же собирается, надевает неопреновые носки и кроссовки, берет велосипед и отправляется на другой берег. Я думаю, вот ведь какой молодец, подал всем пример. Сам я тоже, пока варится каша, переодеваюсь и переношу велосипед на другой берег. Интересно, что поскольку я довольно высокий – 185 см ростом, то мне почти не приходится подмываться ледяной водой, в отличии от всех остальных, кроме Гоши. Почти посередине реки в самом глубоком месте, дно реки становится зыбким, так что проваливаешься в него по щиколотку, особенно под тяжелым рюкзаком, и иной раз возникают шальные мысли, что тут может засосать целиком.

Костиному примеру следует еще несколько участников. Завтракаем и собираем лагерь мы довольно быстро, и все переправляемся на другой берег, уже сквозь сильные снежные заряды, бьющие прямо в лицо встречным ветром.

На другом берегу колея видна очень плохо, и мы трогаемся в нужную сторону, даже немного раньше чем вчера, когда никакой утренней переправы не было. Скоро колея исчезает совсем, а я достаю навигатор и иду по нему в направлении точки, где я отчетливо видел дорогу из космоса, когда еще дома прорабатывал маршрут. Наконец мы неожиданно выходим на нее через 2 километра, и дальше уже по ней продолжаем движение. Ехать удается далеко не всегда – так сильно от дождя и снега расквасилась вся местность. Совсем близко от нас пробегают в разные стороны дикие куланы-кианги. Это типичное для Тибета явление. С большим трудом мы пытаемся ехать по этой дороге. Сильно мешает ветер с колючим снегом, и частые грязевые участки. Дорога довольно пересеченная и зыбкая, так что нередко приходится идти пешком. К нам быстро начинает приближаться огромная черная туча, поэтому, пока не поздно, мы решаем ставить палатку и варить обед. Сильный ветер вырывает ее из рук, но мы уже опытные и удерживаем ее.

Довольно быстро подходят все участники, и начинается сильная пурга. Но пока варю обед, и едим она прекращается и как вчера выходит палящее солнце, которое тут же начинает испарять наваливший снег.

После обеда уже едем меньше, а больше идем пешком – так сильно расквасилась вся почва. Двигаемся на запад, вдоль южного берега озера Кусай-Нур, вдоль которого возвышаются красивейшие снежные отроги хребта Бокалыг-Таг, который венчает сама Шапка Мономаха. Вечером опять появляются восхитительные краски, и мы останавливаемся в красивейшем месте. Ставим палатку, и при этом ломается одно деление дуги каракаса. Приходится ее заменять, хорошо, что у нас с собой есть запасная. На это уходит 20 минут. Пока ребята ремонтируют, я устраиваю фотосессию заката и окружающих гор. Завтра решаем встать на час раньше, чтобы с утра успеть проехать как можно большее расстояние, пока грязь застывшая от ночного мороза.

Утром из-за мороза, вся поверхность Тибета напоминает асфальт – так сильно все застыло. Быстро собираемся и едем вперед, любуясь на озеро и горы за ним. Все также неподалеку пробегают небольшие стада куланов и антилоп. Солнце быстро набирает высоту, и проехать по утреннему асфальту, нам удается не более 2 часов. Опять начинается борьба с грязью и множеством грязевых переправ через речки.

Встречаем растение, очень похожее на нашу крапиву, которое растет прямо из снежников. Только в одном месте, на всем маршруте, мы нашли довольно много скоплений этих растений. Перед обедом, переезжаем вброд через довольно большую речку, предварительно сильно разогнавшись. После обеда продолжилась борьба с грязью и уже ближе к вечеру, мы далеко впереди увидели огромную снежную гору, которую приняли за Шапку Мономаха. Она была явно выше 6 тыс. метров.

Потом случилась еще одна непростая переправа. Особенно тяжело пришлось Саше. Ему не удалось достаточно сильно разогнаться и на середине реки, у него упал велосипед, при этом сильно поцарапав очки левым рогом руля. Велосипед упал в воду, а Саша при этом пытался поднять эту тяжеленную конструкцию, что ему удалось не сразу. Никто не мог ему помочь в это момент, потому что, Иван, находившийся к нему ближе всех, сам в этот момент переезжал эту же реку вброд.

Дальше я поехал третьим и скоро, перед собой, на расстоянии 30 метров, на склоне холма увидел какое крупное животное, которое сидело и наблюдало за нами. Я решил, что это кулан, и стал его фотографировать отсюда, а решил подъехать поближе. Куланы всегда подпускали нас довольно близко. Когда я подъехал и начал доставать фотоаппарат, этот зверь неожиданно сел как собака и оказался волком. После этого он внимательно посмотрел в мою сторону, вскочил и скрылся вверху, за перегибом склона. Жалко, что я принял его за кулана, иначе бы успел его сфотографировать.

Чтобы Костя сильно от нас не отставал, мы решили встать на ночевку на 40 минут раньше, чем обычно. Перед этим сильно разогнавшись с горы, мы с множеством брызг переехали через бурный веселый ручей. Весь склон утыкан множеством дыр разного размера – это норы различных грызунов. Удивительно, но сегодня Костя от нас почти не отстал. Только мы поставили палатку, как увидели его, быстро спускающегося на велосипеде с этой горы. Вечером у меня и у других начались проблемы с пищеварением, так что пришлось бегать за бугор к этим норам. Это сказываются сильные перегрузки – перетаскивание тяжеленного велика через грязевые участки.

Озеро Кусай-Нур мы уже прошли, но от палатки все также открывался восхитительный вид на хребет Бокалыг-Таг, который особенно красиво смотрелся в закатных лучах.

С самого утра возникают большие проблемы с передвижением. С вечера ударил мороз, и все застыло, но к утру почему–то резко потеплело и пошел дождь. Вся грязь растаяла, и скорость нашего продвижения вперед была минимальной. Через некоторое время мы начали преодолевать огромное болото, сплошь утыканное осоковыми кочками. Тащить велосипед приходилось прямо через них, потому что между ними глубокая грязь. Погода резко менялась. То налетали тучи и дождь больно бил в лицо, то он сменялся снегом, а иногда выходило солнце и хоть немного нас согревало. Была одна серьезная переправа. Ее удавалось проехать, только сильно разогнавшись с горы, поднимаю тучу брызг. При этом мы поднимали ноги вверх, так высоко, как могли, чтобы меньше замочить ботинки. К обеду опять налетела снежная туча. Видимость почти пропала и мы с трудом поставили палатку. Опять сломалось еще одно отделение каркаса, и пришлось его ремонтировать прямо на этом ветру, потому что запасных уже не было.

Скоро немного прояснилось и ослабел ветер. Мы проехали через несколько глубоких ущелий, и спустились, в самое глубокое. Здесь нас ожидала самая серьезная переправа за последние дни. Погода снова совсем испортилась. Дует сильный ветер, метет колкий снег, видимость не более 100 метров. Мы долго ходим и ищем наиболее удобное место для переправы. Наконец решаем, что лучше всего здесь, где старая колея входит в реку. Трое из нас переодеваются в кроссовки и неопреновые носки и переходят вброд, изо всех сил борясь с течением. Костю пока не видна. Я и Игорь решаем попытаться переехать реку на велосипеде, предварительно сильно разогнавшись с горы. Для этого мы с трудом затаскиваем велосипед обратно на гору, и, разогнавшись изо всех сил, врезаемся в бурный поток. Благодаря тому, что у нас очень тяжелые рюкзаки, нас не роняет течением, и огромной тучей брызг, мы переезжаем на другую сторону. Интересно, что когда я начал съезжать с горы, я забыл, что забрался на нее для того, чтобы разогнаться для переезда через реку. Этому способствовала пурга с плохой видимостью, надвинутый капюшон на глаза, да и конечно общее сильное переохлаждение и переутомление, все это вместе, способствует некоторой отстраненности сознания. И когда я наконец увидел перед собой реку, то неожиданно осознал, что нужно максимально сильно разогнаться, чтобы переехать через нее. При этом мне казалось, что я смотрю на мир не с высоты этого холма и велосипеда, а как-то с еще большей высоты. Тут я начал изо всех сил крутить педали, и полным ростом встретился с ударной волной брызг. Мне пришлось крутить педали и во время переправы, чтобы не остановиться посреди реки, потому что я разогнался не так сильно, как было нужно. Благодаря непромокаемым бахилам на своих ботинках, ноги я промочил не очень сильно, правда они и так уже были довольно мокрые.

Скоро на холме показывается Костя. Мы ему тоже кричим, что нужно переезжать на велосипеде. Ведь Костя на велосипеде ездит лучше, чем ходит пешком. Костя, вначале отдышивается, потом сильно разгоняется и тоже с грохотом переезжает на наш берег. Несмотря на сильное перенапряжение и промокание, все мы были чрезвычайно довольны этой водной процедурой.

После переправы, мы пытаемся найти, где же автомобили поднимались на пригорок другого берега, но безрезультатно. Нам приходится затаскивать велосипеды по целине в самом низком месте. При этом дует сильный ветер и метет снег. Не видно ничего дальше 100 метров. Поднявшись на пригорок, начинаем идти в нужном направлении. Я впереди прокладываю колею, за мной один за другим все ребята. Так мы растягиваем больше чем на 100 метров. Приятно видеть, что Костя отстает не сильно. Так мы двигаемся еще 1 час, и уже подходит время искать место для ночевки. Погода становится лучше, облака растворяются, становится видно небо, в нежных пастельных тонах. Доходим до спуска с небольшого зеленого водораздельного плато, и останавливаемся около небольшого ручья, прямо у самой воды. Слева и справа от нас, внизу видны более крупные речки, но до них идти уже нет смысла. С вечера набираем воду во все бутылки, потому что утром ручей может застыть так, что промерзнет до дна. Бутылки кладем внутрь палатки, чтобы они застывали не так сильно.

За ночь все сильно застыло, так что прямо от палатки мы едем на велосипедах совершенно без всякой дороги, которая вообще исчезла. Костя опять отстает, причем позже остальных выходит из лагеря. Нам удается проехать несколько километров, и даже переехать речку по льду сформировавшемуся за ночь. Поднявшись от этой речки, мы пошли по довольно ровному плато, которое начало довольно быстро таять, а колеса велосипедов, все глубже проваливаться в грязь. Недалеко от нас весело бегал взад вперед одинокий любопытный кулан. Немного дальше мы увидели стаю волков, из четырех зверей, которые шли неподалеку навстречу нам. Они на нас особо не обращали внимания, только повернули ненадолго свои морды в нашу сторону. Хорошо, что мы снабдили отстающего Костю ракетницей и рацией.

С большим трудом, мы протащили велосипеды, через особо глубокий грязевой участок. Затащили их на небольшой холм, с которого открывались красивые виды на запад, в ту сторону, где течет большая безымянная река, поднимаясь вверх по которой можно добраться до Шапки Мономаха.

Здесь мы немного отдохнули, потом скатились вниз по глубокому лёссу, прошли еще через одно болото, и поднялись на следующий сухой холмик. Тут мы оставили Ванин велосипед в стоячем положении – опирающийся на ледоруб, а сами скатились вниз, где на берегу шумного ручья, была тихая, солнечная площадка – идеально подходящая для отдыха и обеда. Велосипед оставили на виду, чтобы он служил ориентиром Косте. Сегодня очень приятный обед – погода позволяет даже не ставить палатку.

Начинаю варить, но пока жду, когда закипит вода в котле, против своей воли засыпаю, настолько уже накопилась усталость. Хорошо, что мои добровольные поварские обязанности подхватил Игорь Пономарев.

Костя приходит к нам, как обычно с опозданием на 1 час. После обеда мы выходим в сторону реки, в западном направлении. Ваня берет у Кости его огромный телеобъектив, и в этом есть два положительных момента – Ваня сумеет сделать хорошие фотографии зверей, потому что их всегда больше впереди, и у Кости будет полегче рюкзак, и может быть он пойдет немного быстрее.

Идти стараемся от холма к холму, где меньше болот. В целом местность стала более сухой. Впереди видим крупную лисицу, которая нас особо не боится и подпускает довольно близко. Ване удается ее сфотографировать. Проходим мимо лисьей норы – у нее, как и положено два выхода, расположенных на расстоянии нескольких десятков метров друг от друга. Так, с передышками, по пути снимая разных животных, мы добираемся до реки, и начинаем подъем вверх по течению, по правому берегу. По идее, нам нужно перебраться на другую сторону, что пойти вверх по притоку этой реки, этим мы срежем некоторое расстояние. Река очень полноводная и быстрая, и сразу не видно места, где можно ее перейти вброд.

Неожиданно мимо нас проносится огромный черный як. Это видимо мы сами его спугнули. Поджав хвост, он убегает далеко вперед, а потом, резко изменив направление, начинает перебегать через протоки этой большой реки на другой берег.

На другом берегу спокойно пасутся четыре яка. Одинокий як подбегает к ним, видимо что-то говорит, и вот они уже все вместе, впятером, начинают переходить через протоки в нашу сторону. Мы подумали, что это он сбегал за подмогой. И вот, это своеобразное, народное ополчение Тибета, подходит к нам уже довольно близко. Я экстренно начинаю доставать ракетницу из рюкзака, чтобы спугнуть этих зверей, которые могут быть очень опасными, как они ненадолго остановившись, видимо внимательно пересчитав нас, резко разворачиваются и галопом убегают в обратную сторону. Эти яки видимо пересчитали нас, и, убедившись, что нас шесть, а их только пять, решили скрыться восвояси.

Мы почти доходим до места, где в реку впадает два крупных притока, и решаем здесь попытаться перейти на другую сторону. Солнце уже заходит за горизонт, сразу же поднимается сильный, пронизывающий ветер, и резко наступает довольно сильный мороз. Мы начинаем переодеваться для переправы – снимать штаны, надевать неопреновые носки и кроссовки. Вдвоем с Гошей, мы начинаем переправу. Вначале пытаемся перейти ближнюю неглубокую протоку. Но на дне оказывается зыбкое дно, куда глубоко засасывает велосипед, а ноги утопают по щиколотку. С большим трудом и сильно замерзнув, мы с Игорем все-таки переходим на другую сторону, и начинаем переходить через самую глубокую, широкую и быструю протоку. Сразу становится понятно, что это невозможно. Течение начинает меня вместе с велосипедом отрывать от опоры, и я пока это еще возможно, возвращаюсь на этот полузатопленный остров между протоками. С Гошей происходит тоже самое. Снова, с еще большим трудом, мы переходим через первую неглубокую протоку, и вконец замерзшие и измученные, возвращаемся к ребятам. Я решаю прямо здесь вставать лагерем, и идти на разведку в поисках более удобного места для переправы. Скоро нас догоняет и Костя, но уже в густых сумерках. Пока ставим палатку, Гоша налегке пытается перейти реку, но безуспешно, а Игорь Пономарев идет вверх по реке, к месту, где сливаются три реки, в надежде перейти их по отдельности. Но это тоже, по его мнению, оказывается маловероятным. Тогда я принимаю решение, не переходить эту реку вообще и не тратить времени на разведку, а идти вверх по течению, к огромному озеру Койтун-Нур, и дальше вдоль него. При этом будет немного дальше, но зато без переправ. Сегодня ночью очень холодно. Ярко светят звезды, отчетливо виден Млечный путь. Когда смотришь на небо, то становится понятно, что во Вселенной нет ни одного черного пятнышка, что абсолютно все пространство заполнено звездами, которые мы обычно не видим, из-за пыли и облаков. Когда после ужина выходим из палатки, то видим что странное на другом берегу – три каких-то белых холодных огня, которых не было, пока еще было светло и в сумерках. Интересно, что же это такое. Ничего, утром, когда рассветет, мы получим на это ответ.

Утром оказывается, что это были всего лишь снежники, ярко сверкавшие в звездном свете. После завтрака начинаем ехать вверх по реке, по прочно застывшей почве. Скоро въезжаем в каньон, и приходится слезать с велосипеда и тащить его по камням и скалам, у самой воды, с риском обрушиться туда вместе с камнями. Так мы идем по каньону, то поднимаясь вверх, то спускаясь вниз, примерно пол километра, когда он наконец расширяется, а его стены выполаживаются. Мы выходим из него, и снова садимся на велосипеды, и с радостным настроением гоним дальше вверх по течению. Иногда склон становится круче, и нам снова приходится идти пешком, осторожно проводя велосипед над самым обрывом. Так, постепенно, то поднимаясь вверх, то спускаясь вниз, мы подошли к притоку этой реки. Начинаем подниматься вверх по нему, и дальше на склон, на перевал, ведущий от этой реки, на ее крупный приток. На противоположном притоке видим разбитый, валяющийся китайский джип. На перевале отдыхаем, и спускаемся к притоку реки, по сильно заболоченной местности. Приток этот нам нужно перейти вброд. Он тоже состоит из нескольких проток. Все они буро-оранжевого цвета и с очень зыбким дном. Мы опять переобуваемся и вначале ищем место переправы. Почти везде дно настолько зыбкое, что там нельзя провести велосипед. Иван, наконец, находит, более менее подходящий маршрут, и мы начинаем переправу. Оказывается, что в одиночку тащить велосипед слишком сложно – настолько глубоко его засасывает в грязь. Костя и Саша решают тащить свои велосипеды по-очереди, но вдвоем. Это правильное решение – больше шансов избежать нежелательных водных процедур.

После переправы, ставим велосипеды на ледорубы на сухом месте, а сами начинает отмываться от грязи и отмывать свою обувь и одежду. При этом все это смотрится, будто мы находимся на теплом пляже, хотя на самом деле, вода здесь ледяная, ведь ночью температура опускается до -15 градусов.

Идем в сторону основной реки, и дальше, вдоль нее на запад. Слева появляется необычное, довольно крупное синее озеро, посередине которого расположился причудливый остров, больше всего напоминающий колесный пароход с несколькими трубами.

Обедаем рядом с озером, укрывшись от ветра, за крутостенным обрывом. Спуститься туда было довольно сложно. При этом почти все попадали на песок, кроме Кости, который вообще умудрился туда съехать на велосипеде.

После обеда двигаемся дальше на запад, по правому берегу. Погода портится. Все чаще налетают облака, дует сильный ветер несущий колючие снежные заряды. Через некоторое время снова выходит солнце и все успокаивается.

Уже ближе к вечеру, неожиданно для нас, откуда-то появляется довольно накатанная дорога, со свежими следами, идущая в нашем направлении. Ехать по ней довольно тяжело, потому что она постепенно набирает высоту. Тем не менее, ехать в основном удается, и наша скорость довольно сильно выросла. Встаем на ночлег уже в густых сумерках, когда эта дорога выходит на реку – очередной чистый приток главной реки, этой долины. Соврем рядом с нами бродят четыре волка, совершенно невозмутимо разглядывающие нас.

Утро встречает нас прекрасным сверкающим инеем, украсившим всю поверхность плато, нашу палатку и велосипеды. Каждая травинка нарядилась в этот праздничный новогодний наряд. Собираемся довольно быстро, по льду переезжаем через реку и поднимаемся по этой дороге на очередной перевал, ведущий к озеру Койтун-Нур.

С перевала становится видно само озеро. Интересно, что оно сильно уменьшилось в размерах, обнажив дно на площади многих десятков километров, где глубокая рыжая грязь местами чередовалась с обширными лужами. Факт уменьшения размера озера нас удивил. Ведь всего лишь три года назад, когда мы пересекали Тибет в 2011 году, мы столкнулись с тем, что площадь озер сильно увеличилась, и они слились между собой так, что пришлось их далеко обходить, и пройти лишнюю сотню километров.

Сегодня я встал на час раньше, чем обычно, чтобы выйти раньше и больше успеть проехать, пока не растаяла грязь. Это сильно ударило по моему самочувствию. Я с большим трудом продвигаюсь вперед, опередив только Костю. Что-то давит в груди, и я на всякий случай несколько раз кладу под язык валидол. Вместе с порцией халвы, это помогает, и мне становится немного легче.

Грязь, конечно же, растаяла через два часа, и опять нам приходится тащить велосипеды. Перед самым обедом я обгоняю Гошу, но прихожу, позже ребят на целых 30 минут. Такого еще никогда не бывало.

Слева от дороги расположилась небольшая метеостанция, оборудованная солнечными батареями и ветровиком. На метеостанцию, направлена видеокамера, со столба, вкопанного в землю около дороги.

Утром опять встаем пораньше, и пытаемся ехать как можно быстрее, пока грязь не растаяла. Переезжаем с множеством брызг через несколько рек, и добираемся до странного места, напоминающего озеро в кратере Нгоро-Нгоро, в Африке. Здесь в большой котловине, река образовала озеро, с изумрудно зелеными заливными берегами, где расположилось множество разных птиц, постоянно, довольно громко курлыкающих. А на склоне этой котловины, совсем рядом с нами паслось стадо куланов-киангов.

После этого выезжаем на огромное, многокилометровое, поле, напоминающее танкодром. Оно все было в огромных ямах, вырытых какой-то техникой, и это все насколько хватало глаз во все стороны.

Сегодня дует сильный ветер, и около горизонта появляется большая черная туча, явно не предвещающая ничего хорошего. Поэтому на обед мы ставим палатку. Я в этом процессе не принимаю участия, а начинаю готовить обед. Туча растворяется, не долетев до нас, и мы обедаем в тепле и комфорте.

После обеда постепенно набираем высоту, переезжаем через несколько речек. Все время рядом с нами бродит еще одна стая волков. Уже ближе к вечеру снова налетает черная туча, со шквальным ветром. С огромной скоростью из нее вылетает твердый снег, больно бьющий прямо в лицо. Мы надеваем дождевики, но продолжаем идти вперед, уворачиваясь от снежных разрядов. Наконец туча улетает дальше, и уже около самого горизонта появляется солнце. Приходим в очень красивое место. Здесь высокий крутой берег подмывает довольно спокойная и уютная чистая река. Решаем встать здесь на ночлег, ведь все равно, из-за размоченного грунта двигаться вперед почти невозможно.

Пока ставим палатку, любуемся контрастными красками – белым снегом, ярко совещенным желтым и оранжевым склоном гор, на фоне черной тучи, подсвеченной закатными лучами. А на фоне всего этого великолепия летает стая огромных белоснежных чаек, призывно что-то крича на своем языке.

На другом берегу ходит одинокий черный як и спокойно щиплет травку, на фоне красивых оранжевых облаков, совершенно симметрично отражающихся в реке. И вот в такой тибетской идиллии, мы с глубоким умиротворением в сердце начинаем готовить ужин.

Ночью вначале становится очень холодно, и опять можно любоваться практически открытым космосом, но в середине ночи Тибет накрывается толстым теплым покрывалом снежных облаков. Становится теплее, застывшесть грязи постепенно исчезает, и все покрывается солидным слоем снега. Когда выходит солнце, то ничего кардинально не меняется, только становится еще теплее. Выпавший свежий снег, увеличивая этим количество грязи и усложняя наше продвижение вперед. Сегодня я тоже двигаюсь с большим трудом, и опережаю только Костю, у которого начинает болеть печень, от сильных перегрузок.

В середине дня солнце все-таки пробивается сквозь слой облаков и становится теплее и веселее. Но все также, неподалеку от нас бродит стая волков. Из-за сильного ветра и зловещей черной тучи быстро несущейся в нашу сторону, на обед мы ставим палатку. И не зря. Начинается пурга такой силы, что палатка еле выдерживает ее натиск, и мы даже беспокоимся, не порвутся ли оттяжки. После обеда пурга стихает, но небо все равно не проясняется. Солнце только изредка прорывается сквозь густые облака. Мы едем дальше по этой заболоченной колее, которая сплошь покрыта огромным количество волчьих следов. От этого нам даже становится немного не по себе.

После обеда я чувствую себя лучше, и еду вперед. Местность становится более пересеченная, путь преграждает множество речек, к которым довольно крутые спуски, и которые удается переезжать на велосипеде с множеством брызг. Постепенно облака все больше сгущаются, и из них с большой силой начинает выпадать холодный и довольно сухой снег. Видимость портится. Подъезжаю к еще одному крупному озеру, переезжаю множество проток реки вытекающей из него, вдоль которой мы ехали сегодня после обеда.

Время уже к вечеру, скоро наступят сумерки, да и не видно почти ничего из-за севших облаков. Решаю останавливаться здесь на ночевку, на берегу притока этого безымянного озера, которое временами проглядывает сквозь тучи неподалеку. Скоро подъезжают ребята, мы начинаем ставить палатку, а Иван идет вверх по речке, где в небольшой котловине виднеются какие-то развалины, явно рукотворного происхождения. Скорее всего, это остатки заброшенной геологической базы, к которой и вела эта непонятная дорога.

Утром погода не улучшилась, все также в облаках и метет снег. Идем в направлении озера, а потом вдоль него по северному берегу. Скоро прямо к воде подходит крутой склон и нам приходится подниматься по нему наверх, с огромным трудом и передышками затаскивая велосипед. Потом на большой скорости, по снегу съезжаем с этого холма и начинаем подниматься на следующий. Так, это нелегкое развлечение повторяется несколько раз. Здесь на вершине этих холмов пасется множество антилоп оронго и куду. Ветер усиливается, а видимость еще сильнее ухудшается. К обеду доходим до довольно крупной реки, впадающей в озеро, и переезжаем через нее на велосипеде. Прямо на другом берегу, на снегу, на видном месте, ставим палатку, так чтобы нас легко нашел Костя, навстречу которому, переговариваясь с ним по рации, побежал Игорь Пономарев. Это все из-за этого густого тумана, уже изрядно надоевшего нам.

Сегодня Костя вообще молодец. После обеда он выходит первым и начинает прокладывать колею вверх по склону. Мы идем за ним, потом я уточняю направление движения по приборам, и понимаю, что Костя идет не туда, куда мы планировали. Я изо всех сил пытаюсь его догнать и крикнуть, чтобы он идет не туда, и что нам нужно повернуть направо. Эх, если бы я знал, что произойдет через пару часов, я бы не стал его окликать, а шел бы спокойно за ним, вдоль этого озера дальше на запад, и не стал бы сворачивать на север, на перевал ведущий к Шапке Мономаха.

Мы тащим велосипеды по снегу вверх по реке, на которой обедали. Я и Иван по очереди сменяем друг друга. Идти очень тяжело, постепенно набираем высоту, которая уже достигает 5000 м. Переходим на другой берег, там, как нам кажется удобнее идти. Река становится все уже, а склоны ниже и положи. Вот, мы, наконец, выходим на перевальное плато, спуск с которого, как раз приведет нас к началу маршрута восхождения на Шапку Мономаха. И тут, на тринадцатый деть экспедиции случилось нечто, сильно изменившее ее течение.



1   2   3   4   5


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет