Тибетский детектив Подготовка



жүктеу 0.91 Mb.
бет4/5
Дата01.05.2016
өлшемі0.91 Mb.
1   2   3   4   5
: upl
upl -> Выдающийся русский флотоводец с. О. Макаров
upl -> Приложение 1 к Требованиям к ведению реестра членов
upl -> Литература и культура на рубеже XX-XXI веков в диалоге с
upl -> Статья Рекомендации по исследованиям рецептора эпидермального фактора роста человека второго типа (her2) при раке молочной железы
upl -> Алексей величко политико-правовой статус византийских императоров

На Цюймалай

Сегодня мы ночевали, немного не доехав до отворота на Цюймалай. Все также дул встречный ветер со снегом. Он не продолжался всю ночь и весь следующий день. Палатку сильно трепало, так что приходилось вылезать из нее ночью и укреплять оттяжки. Сегодня мы отсыпаемся. Слишком много было физических и нервных перегрузок за все время, начиная с отъезда из Перми. Усталость накопилась. Долго думаем, стоит ли выезжать в такую погоду, варим завтрак, и через некоторое время обед, и наконец, выезжаем уже после 2 часов дня.

Изо всех сил боремся со встречным ветром. Глаза, рот и нос залепляет снегом. Почти ничего не видно. Видимо в утренних новостях показали сюжет про нашу депортацию. Потому что многократно нас догоняют автомобили, не говоря уж про тех, кто едет нам на встречу, водители выходят из них, и все пытаются нас фотографировать, и фотографироваться самим на нашем фоне.

Я вырываюсь вперед, доезжаю до этого Будунцуаня, который состоит буквально из нескольких складов, гаражей и столовых. Где-то здесь должен быть нужный нам отворот. Я нахожу какой-то сильно засыпанный снегом, рядом с ним стоит огромный плакат, на котором сфотографированы красивые и уютные зеленые холмы и что-то написано на китайском. Вероятно, имелось в виду, что если мы поедем по этой дороги, то примерно километров через 800 доедем до этих благодатных мест. А пока, в этой пурге и снежном месиве, нам не верилось, что где-то может быть лето, растут деревья и бегут ручьи. Я спрашиваю встречного тибетца, куда ведет этот отворот, но он в ответ только отрицательно качает головой. Тогда мы едем дальше, быстро проезжаем весь Будунцуань, и я понимаю, что других отворотов больше нет. Неожиданно, около ближайшей столовой вижу кучу ярких велосипедов наших вчерашних знакомцев – китайских велотуристов. Тогда мы разворачиваемся и подъезжаем к этой харчевне. Наши китайцы тут же выскакивают из столовой, где обедали и начинают нас звать к себе. Мы заходим внутрь и жестами пытаемся у них спросить, где же нужный отворот. Они ничего не понимают. Тогда я выхожу на улицу, за своей волшебной картой, с ее помощью, то мы уж точно сможем все узнать. Но это не понадобилась. Китайцы и так уже сообразили, что мы от них хотим, и уже вовсю махали руками в сторону того отворота, где стоит большой плакат с зелеными холмами. Мы их поблагодарили за помощь и тронулись в путь. Ветер из встречного стал почти попутным. Мы сразу поняли, что едем в нужную сторону. Сама природа, нам это доказывала – мол, езжайте на юго-восток – на Цюймалай! Скорость резко увеличилось. До ночевки мы успели проехать около 30 километров, и остановились недалеко от дороги, за невысоким обрывом. Палатку, как обычно поставили прямо на снег, который из-за мороза был довольно сухим, и растянули ее велосипедами. Ночью ветер стих, и мы опять могли любоваться огромным количеством ярких звезд и Млечным путем.

Так мы продолжали ехать на юго-восток, по грунтовой дороге, с множественными участками ремонта, еще несколько дней. Водители всех встречных машин нам радостно сигналили, махали руками и фотографировали. Похоже, что мы стали местными телезвездами. Потому что каждый день, раз пятьдесят, нас догоняли разные автомобили, из них выскакивали и тибетцы и китайцы, и все нас фотографировали. Погода постепенно становилась лучше. Ветер уже был не такой сильный и не нес снег. Везде, все так же встречалось большое количество диких животных, хотя местность была совсем не глухая. Тут было множество разработок, асфальтовых и цементных заводов, везде небольшие поселочки тибетцев и буддийские храмы, и огромные стада овец и домашних яков. И даже как-то странно было видеть между всем этим диких красивых антилоп и куланов, которые вовсю контактировали с домашними животными.

На третий день Костя сломал задний переключатель. В этот момент мы ехали впереди него на несколько километров. Чтобы дождаться его, мы зашли в придорожную лавочку, где пожилой очень худой тибетец продавал всякую всячину, и в том числе некоторые продукты. Мы у него купили 2 пакета печенья, какую-то острую приправу и баночку чрезвычайно острых длинных и тонких грибочков, к которым нас приучили тибетские полицейские. Хозяин лавочки обрадовался, что мы у него столько всего купили, и тут же пригласил нас к себе в гости, попить чаю совершенно бесплатно. Костя все равно еще не приехал, так что торопиться нам было некуда, и мы согласились. Его жена тут же засуетилась, заварила чай, а хозяин налил нам его в чашки. Он еще принес сливочное масло. Ребята тут же начали его мазать на и без того жирное печенье, на что я им сказал, что мол надо быть скромнее, да и от таких излишеств могут быть проблемы с пищеварением. Хозяин жестами все время показывал, что масло нужно класть в чай. Наконец ребята последовали его советам, и он остался очень довольным. В этот мы в окно увидели проезжавший автомобиль – пикап, который резко затормозил около наших велосипедов стоящих у дороги. Из него выскочил Костя и начал из кузова вытаскивать свой велосипед.

Оказалось, что когда он сломал переключатель, то понял, что пешком ему нас не догнать и начал тормозить проезжающие мимо пикапы. Наконец один остановился и бесплатно согласился его подвезти. Мы уехали довольно далеко, и этот тибетец уже начал думать, что Костя его обманывал, когда жестами просил помочь догнать своих друзей велосипедистов. И вот, когда он уже был готов высадить Костю, они увидели наши велосипеды.

Костя попил чаю, а потом Иван с Гошей долго пытались настроить систему так, чтобы ехать на одной скорости, потому что переключатель ремонту не подлежал. Наконец им это удалось. Костя и так ехал медленнее других, а теперь поехал еще медленнее. У нас начали появляться мысли, чтобы посадить Костю на автобус или машину и отправить его в Цюймалай – крупный поселок, а может быть даже город, где есть шансы купить запасной переключатель. Вечером мы ехали отдельно. Мы вчетвером, а Иван сопровождал Костю, и мы регулярно связывались по рации. Уже почти в темноте мы спускались с очередного высокого перевала, и все не могли найти укромного места для палатки, так чтобы рядом была вода. Дул сильный северный ветер. Наконец я нашел подходящий отвесный обрыв, высотой метров 7, справа от дороги. В обход мы спустились туда, и нашли совершенно ровное место под палатку, прямо на берегу чистой речки. Благодаря обрыву, ветра здесь совершенно не было. На дороге мы оставили фонарь в мигающем режиме, чтобы ребята не проехали мимо нас. Мы им сообщили об этом, когда они поднялись на перевал и связались с нами по рации.

На следующий день с утра Иван с Костей снова решили ехать вместе, чтобы ловить попутки и отправить Костю в Цюймалай. Мы поехали вчетвером, и скоро спустились в крупный поселок Чумарламбочен, расположенный на берегу крупной реки Чумар, одного из истоков великой реки Янцзы. На холме, на окраине поселка оказался большой буддийский монастырь. Мы остановились и пошли смотреть монастырь. Здесь было несколько ступ, множество каменных плит с яркими рисунками и надписями на санскрите, и другие ритуальные постройки. Около одной из ступ, на голой земле, прямо в пыли, какой-то монах непрерывно отдавал поклоны – вставал и ложился, при этом вытягивая руки вперед.

Мы поехали дальше по основной дороге и попали на центральную площадь, где собралось все население поселка. Сегодня по всему Китаю отмечали День Республики – 65-летие, со дня основания КНР. Здесь стояло просто много зрителей, а вступающие были разделены на несколько групп – артисты, в национальных праздничных тибетских костюмах, с рукавами до земли, рабочие, солдаты и какие-то мужчины в деловых черных костюмах.

Играла праздничная китайская музыка, под которую синхронно танцевали тибетцы, красиво размахивая во все стороны своими длиннющими рукавами.

Мы остановились посмотреть на это, как нас тут же окружили тибетцы и дружно принялись фотографировать на свои телефоны. Мы последовали их примеру. Выезжаем из поселка и едем на мост через реку Чумар. Интересно, но рядом был еще один мост, и еще один строился. Причем все мосты были в хорошем состоянии и примерно равнозначные по значению. Такое мы встречали на всем маршруте, где переезжали реку. Непонятно зачем строить столько мостов, ведь и один используется довольно редко, и не так уж велико население окружающих поселков.

От реки мы долго и нудно, на протяжении более 20 км, начали подниматься на высокий перевал. По дороге нередко проезжали груженые грунтом и щебенкой грузовики, поднимая тучи густой пыли, которая летела на нас настолько плотно, что сбрасывала нас с дороги в колею.

На перевале стояло несколько огромных и ярко украшенных дацанов, которые мы тщательно осмотрели, дожидаясь, пока подъедет Гоша. В момент когда мы уже собрались начать спуск с перевала, до ближайшей воды, чтобы пообедать, на перевал неожиданно поднялось два маленьких грузовичка. В одном из них сидел Костя, а в другом Ваня. Грузовички остановились, и Костя сказал, что вот наконец-то поймали попутку почти до Цюймалая, которая, немного не доезжая до него должна свернуть куда-то налево. Там он или доедет своим ходом или еще будет ловить транспорт. Ваня, увидев нас, радостно выпрыгнул из кабины, снял из кузова свой велосипед, отблагодарил тибетцев куском халвы, в яркой упаковке, которую мы купили в Алма-Ате, и вместе с нам начал скоростной спуск с перевала.

Не успели мы спуститься до самого низа, как к своему смеху увидели Костю, грустно стоящему на дороге со своим велосипедом, около левого отворота. Оказалось, что эти грузовички свернули сразу после спуска с перевала. Мы поехали к речке, варить обед, а Костя остался у дороги ловить попутки. Только я начал раскладывать суп по тарелкам, как с перевала показался микроавтобус. Костя его остановил, и начал грузиться. Это оказалась тибетская семья, которая ехала как раз в Цюймалай. Костя так и не успел пообедать. Он потом рассказывал, что не проехали они и полчаса, как они заехали в какой-то поселок, и его заставили грузить навоз в мешках. Это для Кости было очень не приятное занятие, он ведь резко отрицательно относится к экскрементам любых видов.

Ваня нам рассказал, что эти грузовички они поймали уже после поселка Чумарламбочен. А в нем они на велосипедах приехали на центральную площадь и попали на представление. Вначале тибетцы реагировали на них довольно спокойно, но только стоило Косте снять шапку, потому что стало тепло, как они кучей обступили их и начали вовсю фотографировать на телефоны. Видимо так сильно их впечатлила довольно крупная Костина голова, с густой шевелюрой.

Дальше мы поехали впятером уже в намного более быстром темпе, и проезжали каждый день больше сотни километров. Повсюду китайцы строят дорогу. Расширяют ее, местами кладут асфальт. Постоянно проносятся грузовики, поднимая тучи пыли. Иногда встречаются небольшие монастыри, поселки и отдельные хутора тибетцев.

Самое интересное место мы встретили, не доезжая до Цюймалая примерно 150 км. Как раз в этом месте у меня на старой генштабовской карте, масштаба в 1 см – 5 км, был обозначен поселок Цюймалай, и я не мог понять, почему на дорожных указателях, и на обзорной китайской карте Цюймалай был обозначен намного восточнее.

Дело оказалось вот в чем. Видимо несколько лет назад, может быть даже десятков лет, здесь было сильное землетрясение. Этот поселок полностью разрушился, так что его даже не стали восстанавливать, а построили заново, восточнее на 150 км. Вот почему на старой генштабовской карте, 1956 года издания, он обозначен здесь, а на китайской карте 2004 года издания, обозначен уже в другом месте.

Действительно это место очень нас впечатлило. С двух сторон от дороги стояло огромное количество развалин домов и разных построек. Некоторые были разрушены до основания. Все это было светло коричневого цвета и больше всего напоминало старое заброшенное кладбище. Мы остановились и поползали здесь везде с фотоаппаратами, снимая самые причудливые руины, каменные плиты с сохранившимися на них санскритскими рунами, заросшие зарослями каких-то кустов, похожих на крапиву. Нашли заброшенный каменный колодец, из которого после землетрясения ушла вода.

Едем дальше, все также поднимаясь на перевалы, дожидаясь всех участников на их седловинах и совершая скоростные спуски, развивая скорость, когда позволяет качество дороги, до 70 км в час.

Последний перевал перед Цюймалаем оказался особенно высоким и крутым, так что верхнюю часть его нам пришлось идти пешком. На перевале, когда город уже был в прямой видимости, я попытался связаться с Костей по рации, но это не дало результата. Видимо еще было слишком далеко. Мы начали скоростной спуск, и наконец, услышали Костю. Я ему тут же ответил, чтобы он стоял на главной дороге, и что мы будем минут через 20. Скорость была у нас такая хорошая, что мы доехали до центра поселка, уже через 10 минут. Кости тут еще не было. Уже темнело. Дул пронизывающий насквозь ветер, и нам пришлось на виду у многочисленных зевак, распаковывать рюкзаки, доставать пуховки и утепляться. Мы снова связались с ним по рации, и он задал нам направление движения. Немного поплутав, мы наконец увидели его. Он стоял у дороги, весь чистый и в чистой одежде. Он нам сразу сообщил, что снял комнату за 250 юаней с человека в сутки (это для нас очень дорого) и что уже проплачена следующая ночь, и что велосипед он отремонтировать не сумел, а уже разобрал и упаковал в чехол для дальнейшей транспортировки.

Уже совсем стемнело, и не теряя времени мы побежали в ближайшие лавочки, покупать лепешки, фрукты и овощи, чтобы разнообразить и витаминизировать наш рацион. С Костей мы опять договорились встретиться в городе Юшу, также связавшись по рации в определенное время. Причем один раз в 5 часов вечера 3 октября, а второй раз в 12 часов дня 4 октября. Держать рации все время включенными не было возможности – потому что сядут аккумуляторы.

Упаковав продукты, мы рванули вперед вниз в сторону реки Янцзы, чтобы переночевать на ее берегу. Кстати мы уже второй день едем практически без карты. У меня осталась только эта китайская обзорка, масштаба в 1 см 40 км. Выехав на окраину поселка, мы заехали в тупик. Дорога была перекопана, и в этой кромешной темноте было не понятно куда ехать. Рядом стояло несколько домиков тибетцев. Мы спросили у одной тибетки, прогуливающейся здесь перед сном с фонариком. Она нам показала жестами, что в сторону города Юшу, все равно нужно ехать вперед, через эту перекопанность. Тогда мы попросили у нее питьевой воды для ужина и завтрака, потому что в этой темноте воды нам не найти. Двое ушли вместе с ней с бутылками для воды. А мы остались держать их велосипеды. Тут же к нам подошло еще два тибетца. Мы у них тоже уточнили, куда нам дальше ехать, и они говорили точно так же, как и эта женщина. Они начали рисовать на песке, чтобы нам было более понятно, а потом пригласили нас к себе в гости попить чаю, и даже переночевать. Мы отказались – нам нужно было ехать вперед. Хотя конечно было бы очень интересно переночевать у тибетцев в гостях, сейчас немного жалею, что мы не приняли приглашение.

Наконец мы куда-то приехали, отъехав от Цюймалая километров десять, нашли ровное пустынное место и поставили палатку. Сегодня была даже сотовая связь, так что пока я готовил ужин, ребята сумели позвонить домой и узнать, все ли живы здоровы.

Утром выезжаем на реку Янцзы. Это действительно великая река, величественно несущая свои воды мутно красного цвета. Но еще более величественным смотрится мост, который строят китайцы через эту реку, почему-то на высоте не менее ста метров от воды, а рядом расположены еще два хороших моста, которые эксплуатируются не часто, из-за низкого трафика движения между Цюймалаем и городом Джидо. Между этими городами всего 50 километров, проложена хорошая, по большей части асфальтовая дорога, по которой машины ездят не часто. А китайцы зачем-то строят новую многополосную дорогу, причем проложенную на высоте 100 метров и все на одной высоте, без уклонов. Для этого они долбят скалу, а там где понижения хребта, то ее устанавливают на сваи. Для чего такая супермагистраль в этой глуши, совершенно не понятно.

Проезжаем через город Джидо, который оказывается еще крупнее Цюймалая. Здесь, как и во всех тибетских поселках стоит множество столбов с фонарями, к каждому из которых прикреплена солнечная батарея. На каждом перевале есть вышка сотовой связи, получающая энергию от солнечной батареи и ветряка. В Джидо, есть совершенно новые районы, с европейской планировкой, раздельным движением автомобилей, и урнами под разные виды мусора. Здесь мы снова пополняем запасы фруктов и овощей. Обедаем за городом. Неожиданно к нам подъезжает полицейский джип. Я думаю, но вот опять, попались. Но оказываюсь не прав. У джипа опускаются тонированные стекла, и из него на нас выглядывает несколько улыбающихся полицейских, пытающихся фотографировать нас на телефоны.

После Джидо местность становится менее населенная. Встречаются только небольшие поселочки тибетцев, состоящие из 2-3 глинобитных домиков и саманного кирпича. Я еду впереди, начинает темнеть. За мной едет Иван, за ним Игорь Пономарев. Игорь все время слушает в наушниках разную музыку, в том числе детские песенки. И вот, в тот момент, когда поют песню: «Пропала собака по кличке Люси», из ближайшей подворотни выскакивает огромный пес и бросается на Ивана, едущего впереди. Хорошо, что у нас на багажнике большие рюкзаки, и собаки не могут укусить нас сзади. Они могут это сделать только сбоку, но в этом положении мы можем контролировать их маневры, и довольно эффективно отпинываться. Чем небезуспешно Иван и занялся. Я как раз накануне рассказывал ребятам, как мне приходилось отпинываться от стай собак во время экспедиции 2005 года, и вот они смогли применить это на практике.

На меня тоже слева набросился огромный пес, я подпустил его поближе, и резко постарался пнуть, но как мне показалось, не попал. Хотя ботинки у меня довольно тяжелые из толстой кожи. Правда вечером, Игорь, который ехал сзади меня, рассказал, что видел убегающего поджавшего хвост огромного пса, который при этом поджимал одну ногу. В этот момент другие псы видимо из его стаи, атаковали моих друзей.

На следующий день мы встали на ночлег уже в полной темноте на окраине небольшого поселочка. Недалеко впереди мы увидели четыре огромных ступы, и решили их обследовать завтра при свете солнца.

Утром к нам в гости на экскурсию пришла тибетская семья, и внимательно разглядывала нас, пока мы собирали лагерь.

За этими огромными ступами оказался заброшенный полуразрушенный огромный храмовый комплекс. Это тоже видимо последствия сильного землетрясения, которое до основания разрушило город Юшу в 2010 году. Удивительно, но за 4 года, китайцы умудрились полностью все восстановить и даже расширить.

Я заглядываю внутрь одной из ступ. Мне всегда было интересно, что у них внутри. Но там ничего не обнаруживаю, только разные бетонные конструкции. Втроем, с Сашей и Ваней, мы идем обследовать главный заброшенный храм. Заходим внутрь в полумрак, через большой пролом в восточной стене. Нам становится немного не по себе. И не только от того, что все это может обрушиться, но и еще по не понятной причине. Мы идем в глубь храма, и понимаем, что же это нас беспокоило. Здесь в одном месте стояло большое количество разные статуй Будды и других богов. Некоторые из них лежали, у других были оторваны конечности. Все они были разных размеров и цветов. Это было очень символично: заброшенный храм и эти древние Боги, которых кто-то принес в одно место и видимо изредка навещал, для того чтобы вести тайные службы. Все это отождествляло современное состояние Тибета, под китайским владычеством. Хотя конечно китайцы стараются не сильно вмешиваться в религию тибетцев, и даже строят им новые храмы, и восстанавливают после землетрясения старые. Довольно долго мы бродили между этими фигурами, снимая их на фото и видео. Потом заглянули в другие здания и помещения, но не нашли там ничего интересного, только бродивших между всеми строениями яков.

Юшу

Вот мы, наконец, поднимаемся на последний перевал, спуск с которого уже приводит к городу Юшу. Фотографируемся на самом верху с флагом «Формата», рядом с огромным дацаном. Неожиданно рядом с нами останавливается джип, и из него выходит несколько монахов, в своих традиционных красных одеждах. Среди них был один пожилой, видимо очень уважаемый лама. Он подошел ко мне и почему-то меня обнял. Это было для меня неожиданностью, и мы вместе сфотографировались. Потом ламы пожелали нам всего хорошего, и мы помчались вниз. Да, мы уже очень давно не падали так низко. С каждым километром становилось все теплее и теплее. Вот мы доехали до развилки дорог, где я с большим трудом догнал Игоря Пономарева, который задумавшись, мог бы уехать в сам город, а нам нужно было пообедать где-то, не доезжая его, на берегу реки. Скоро мы нашли подходящее место. Пока варился суп, мы впервые за все время разделись до гола и загорали, наслаждаясь теплом и плеском воды. Мы опустились на высоту 3700 м. Скоро к нам подошел таксист со своим телефоном, подошел к Саше, и почему-то попросил настроить его мобильный интернет. Откуда он мог узнать, что наш Саша в этом разбирается, было непонятно.

После обеда мы поехали в город, доехали до автовокзала, и я достал рацию и попробовал связаться с Костей. Он не ответил. Да и не удивительно. Этот город настолько большой, что где он может быть в этот момент совершенно непонятно. И достанет ли до него радиосвязь. Через несколько минут рация рявкнула Костиным голосом: «Прием!». Слава Богу, что он оказался в доступности. Мы начали объяснять, где мы находимся в этот момент, и Костя зачем-то сказал нам ехать в самый центр, к огромному памятнику короля Тибета, который первым принял буддизм. Хотя сам находился в этот момент в гостинице, совсем рядом от нас. Мы поехали туда, и прямо на великах заехали к самому памятнику. Он действительно был огромным, и поражал воображение. Как оказалось, только этот памятник совершенно не пострадал во время землетрясения 2010 года. Скоро сюда подошел и Костя. Весь помытый, побритый и нарядно одетый. Он уже успел тут приодеться и приобуться. Чтобы встретится с нами ему пришлось ехать на такси. Вместе мы пошли на автовокзал, узнавать куда отсюда можно уехать на автобусе. Оказалось, что только в город Синин, столицу провинции Цинхай, – в сторону от Лхасы, куда мы хотели попасть. До Лхасы можно было попасть только на частных микроавтобусах, или на самолете, причем за одинаковую цену. Таких денег у нас не было, и мы решили отказаться от поездки в Лхасу из Юшу. Наиболее реально туда было попасть из Синина. Для этого нужно было бы снова сесть в поезд, в котором мы ехали из Ланчжоу до Голмуда, только ехать до конечной станции Лхасы.

Обдумывая все эти варианты, мы пошли селиться в Костину гостиницу, которая оказалась самой дешевой из всех, которые мы встречали в этом походе – по 100 юаней за двухместный номер.

Вселившись, все начали отмываться, а мы с Гошей пошли в магазины за продуктами, чтобы устроить праздничный стол. Потом мы собрались в нашей комнате, сварили свое походное пюре, сделали салат и наелись до отвала винограда, мандаринов и яблок.

На следующий день мы погуляли по городу, посетили крупнейший монастырь восточного Тибета, и множество лавочек с сувенирами. Интересно, что в этом монастыре мы попали на службу, куда не пускали других иностранцев. Всего здесь было более сотни монахов. Когда они узнали, что мы из России, то сразу же нас пропустили, и даже разрешили снимать это действие. Потом мы нашли еще один небольшой храм, видимо самый сакральный. Там тоже шла служба, и нас тоже туда пустили. Когда мы выходили оттуда, то самый молодой монах, который был среднего возраста, проводил нас до выхода и несколько раз с силой ударил в большой металлический барабан, который держал в руке, при этом произнося какое-то заклинание. Этим он, наверное, выгонял злых духов, которых мы могли занести в храм.

На обратном пути мы зашли в местный Макдональдс, который назывался Дикос. Это было единственное место в городе с бесплатным вай фаем. Нам нужно было посмотреть расписание поездов и самолетов, чтобы выбираться из этой глуши. После разговора с женой у меня уже не было никакого желания ехать в Лхасу, в которой уже бывал ранее, а хотел как можно быстрее попасть. Ребята тоже решили выбираться. Поэтому мы сходили на автовокзал, и купили билеты до Синина, на завтра на вечер, чтобы приехать туда утром. Ваня и Костя решили отделиться от нас и ехать из Синина смотреть Пекин, а оттуда уже вылетать на самолете. Мы же вчетвером решили добираться самым дешевым путем, таким же, как и вперед – наземным транспортом, через Алма-Ату.

На велосипедах доезжаем до автовокзала. Разбираем их и все тщательно упаковываем. Костя полностью разбирает велосипед, и разные его части отдает ребятам, чтобы они их довезли домой. Свой велорюкзак он выбрасывает, и покупает обычный рюкзачок литров на 50.

С трудом и скандалом нам удается погрузить свои рюкзаки и велосипеды в багажное отделение автобуса. На пришлось уплатить за это примерно столько же, сколько за свой проезд.

Мы грузимся в традиционный лежачий автобус, который оказывается очень неудобным. Лежанки очень короткие и очень узкие. Ехать нам на этом автобусе 16 часов.




1   2   3   4   5


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет