Тибетский детектив Подготовка



жүктеу 0.91 Mb.
бет5/5
Дата01.05.2016
өлшемі0.91 Mb.
1   2   3   4   5
: upl
upl -> Выдающийся русский флотоводец с. О. Макаров
upl -> Приложение 1 к Требованиям к ведению реестра членов
upl -> Литература и культура на рубеже XX-XXI веков в диалоге с
upl -> Статья Рекомендации по исследованиям рецептора эпидермального фактора роста человека второго типа (her2) при раке молочной железы
upl -> Алексей величко политико-правовой статус византийских императоров

Синин

Утром приезжаем в Синин. Это большой город, в нем проживает более 2 миллионов человек. Выгружаемся из автобуса в суматошную людскую толчею и перетаскиваем свой багаж в маленький зал ожидания этого автовокзала.

С помощью разговорника покупаем четыре билета на автобус до Урумчи, который должен идти через несколько часов. Билеты правда какие-то странные. Я пытаюсь разобраться в иероглифах, и понимаю, что они скорее всего не из Синина, а из Ланчжоу, а как нам попасть в Ланчжоу не известно. Пока еще у нас есть разговорник, который мы собираемся отдать Ване и Косте, для поездки в Пекин, мы снова идем в кассы, находим администратора зала, и пытаемся объяснить, что эти билеты нам не совсем подходят. Администратор, китаянка средних лет, понимает, что мы от нее хотим, подходит без очереди к кассирше, продавшей нам эти билеты, и начинает явно ее ругать. Та понимает, и судорожно отбивает нам еще билеты от Синина до Ланчжоу. Наконец все проездные документы до Урумчи у нас на руках, мы успокаиваемся, отпускаем Ваню и Костю с разговорником на железнодорожный вокзал, потому что до Пекина они собирались ехать на поезде, который идет чуть больше суток. Ребятам кстати не повезло. На сегодня билетов на поезд не было, и им пришлось ночевать в Синине в гостинице, а назавтра были только стоячие места без места.

Мы спокойно ожидаем своего автобуса, гуляем по городу, покупаем разные виды чая, и завариваем пюре, потому что на вокзале есть в свободном доступе кипяток.

За час до отправления я подхожу к администратору, и показываю свои билеты, чтобы она меня проводила к автобусу. Я всегда стараюсь грузиться заранее, чтобы первыми занять багажное отделение своими рюкзаками и велосипедами. Вместо того, чтобы проводить меня к автобусу, она начинает что-то кричать, махать руками, подбегает к другим работникам автовокзала, и вот они уже все вместе начинают выражать явное беспокойство. Я ничего не понимаю, но одна из работниц вдруг выбегает на улицу, перебегает оживленную автодорогу и ловит такси. Я пытаюсь ей объяснить, что у нас есть билеты на автобус, но она отрицательно машет головой и показывает куда-то в сторону. Тогда я начинаю догадываться, что видимо автобус идет с другого автовокзала.

Я бегу за своими ребятами и вытаскиваем весь свой груз, и перетаскиваем его через дорогу. Тут уже образовалась небольшая толпа из таксистов, которые что-то бурно обсуждали и громко кричали. Мы быстро начали снимать задние колеса своих велосипедов, иначе мы не входили даже в две машины. Таксисты показали мне бумажку стоимостью в 50 юаней. Видимо столько, я должен буду уплатить за каждую машину. Я им утвердительно кивнул головой, и они понеслись. Хорошо, что в этом огромном городе были широкие улицы, и в это время не было пробок, потому что нам пришлось ехать на другой конец города. Я думаю, ну какая же рассеянная эта кассирша: продала нам билеты не только не с того города, но и не с того автовокзала. Подъезжаем мы почему-то не к автовокзалу, а к железнодорожному. И таксисты нам машут в его сторону, что надо бежать туда и очень быстро. Мы выгружаемся из машин, и прикручиваем задние колеса к велосипедам, иначе просто невозможно тащить весь груз сразу. Потом мы бежим к входу в вокзал. Здесь образовалась небольшая очередь, потому что проверяют паспорта и как обычно все просвечивают. Я показал свой паспорт и спокойно прошел, а вот шедшего за мной Игоря Пономарева задержали. Оказалось, что кассирша не только перепутала город отправления, автовокзал, вид транспорта, но и паспортные данные. Она в билет впечатала вместо номера паспорта номер визы. В течение 10 минут мне пришлось объяснять сотрудникам вокзала, в чем здесь ошибка, помогло как обычно наше дацзыбао. Тем временем за нами образовалась значительная очередь орущих китайцев. Ведь поезд не автобус и ждать не станет.

Наконец нам поверили и пропустили. Мы бегом потащили все свое барахло к тоннелю, по пути обгоняя большую компанию китайских велосипедистов, которые не такие ушлые, как мы и тащили свои велосипеды в чехлах просто волоком вниз и вверх по ступенькам. Задыхаясь и почти падая от перенапряжения и нервного и физического, мы подбегаем к своему вагону, но залезть в него нет возможности. Весь проход был забит китайскими велосипедистами. Тогда проводница нашего вагона что-то громко крикнула своей соседке, и та впустила нас через свою дверь. Только мы запрыгнули в поезд, как он загудел и тронулся.

Оказалось, что отправлять велосипеды багажом не выгодно. За каждый из них мы платили примерно столько же, сколько и за свой билет. А здесь в обычном сидячем вагоне, за каждый велосипед взяли всего по 6 юаней.

Ехать до Ланчжоу меньше 3 часов, потом пересадка и через два часа будет поезд уже до Урумчи, ехать в котором почти сутки.

Как и на пути вперед, билеты нам достались только в сидячий вагон, но хотя бы с местами. Чтобы разместить свои велосипеды в нерабочем тамбуре, нам пришлось выгнать оттуда пассажиров, у которых были билеты на так называемые стоячие места, и которые там дремали сидя на ступеньках. Наши рюкзаки, очень боевая проводница, заставила нас распихать на багажные полки по всему вагону, при этом денег за провоз багажа с нас никто не попросил. Места у нас достались в разных купе, но скоро дружелюбные китайцы сами поменялись местами, и мы поехали все вместе. К нам подсел молодой китаец в очках, явно студент, который хотел попрактиковать с нами свой английский язык. Мы с ним довольно полноценно беседовали – позволяло совокупное знание языка Игоря Пономарева и мое. Я у него попросил телефон, чтобы позвонить симпатичной казашке Анаре, которая, когда мы пересекали границу из Казахстана в Китай, обещала помочь нам купить билеты на автобус из Урумчи до Алма-Аты, если мы ей позвоним за 1 день до отправления.

Анара быстро взяла трубку, и сразу узнала меня. Как приятно было разговаривать с ней на русском языке. Она сказала, что позвонит своему другу, и тот забронирует нам билеты. Завтра, в кассах казахского автовокзала будут знать, что на мое имя забронировано 4 билета с хорошими местами. Я поблагодарил Анару за содействие, и попрощался. Скоро и этот наш китайский знакомый начал продвигаться к выходу. Приближалась его остановка. Неожиданно, он резко побежал назад. Оказалось, что это снова звонит Анара. Я взял трубку, и она сказала, что завтра автобусов не будет, и не будет еще несколько дней, потому что в Китае какие-то праздники и граница закрыта.

Вот такое осложнение. Я стремился попасть домой к 11 октября, успеть на День рождения сына, которому исполняется 1 год. Но ничего мы еще поборемся. По приезду в Урумчи мы сразу побежали в железнодорожные кассы, узнать когда идут поезда в Казахстан и стоимость билетов. Идут они все как-то не во время, а стоимость – астрономическая, почти как на самолете, которые тоже летают все не туда, куда нужно и не в нужное время. В общем, остается только автобус. С трудом мы находим микроавтобус, чтобы доехать с железнодорожного вокзала на автомобильный. Здесь тоже везде проверки полицией, для того чтобы попасть в кассы. Стоим в очереди, рядом с нами еще с десяток таких очередей. Кассирша не понимает что мы от нее хотим. Как потом оказалось Алма-Ата на китайский манер звучит, как Аламуты. Не знаем что делать, потому что китайской карты с Алма-Атой у нас нет, а то бы можно было просто показать кассирше нужные иероглифы. В этот момент, видимо от отчаяния Игорь Пономарев вдруг как закричит во весь голос: «Ну хоть кто-нибудь, здесь говорит по-русски?». Неожиданно ему также громко отвечает на русском языке стоящий рядом симпатичный паренек уйгур, в красной рубашке: «Я не говорю по-русски, потому что это очень сложный язык!», при этом он весело смотрит на нас. В ответ мы радостно начинаем с ним здороваться, и спрашиваем, откуда он знает русский. Он отвечает, что кроме уйгурского и китайского, знает еще японский, английский, турецкий, и еще какой-то, а что русский не знает. В кассе он спрашивает про билеты до Алма-Аты, и кассирша ему отвечает, что их продают не здесь, а нужно выйти на улицу и пройти один квартал до другого вокзала. Он пошел нас проводить, попутно уточняя дорогу у полицейских. Наконец мы в нужной кассе. Здесь мужчина кассир, тоже уйгур, немного говорит по-русски. Мы спрашиваем у него билеты, он долго что-то изучает, а потом говорит, что сегодня автобуса до Алма-Аты нет, потому что граница закрыта на праздники. Да, все-таки права была Анара.

Мы его спрашиваем, а какие есть варианты, на что он тут отвечает, что можно сегодня уехать на автобусе до границы, до поселка Хоргос, а там на такси переехать через границу, и уже завтра быть в Алма-Ате. Такой вариант нас устраивает, и мы радостно покупаем билеты, которые оказались намного дешевле, чем мы думали.

Опять с трудом мы грузимся в автобус, причем за велосипеды с нас берут намного меньше денег, чем в других автобусах в Китае.

Едем по вечернему Урумчи. Это сумасшедший город, довольно грязный город, где гремучее смешение нескольких культур, и ужасно сильное напряжение, прямо кожей чувствующееся повсюду. Здесь постоянно случаются национальные конфликты между китайцами и уйгурами, и разные теракты. Я не люблю этот город, но волей судьбы бываю в нем очень часто, чаще, чем во всех любых других городах мира, включая российские. За последние 9 лет, я был здесь 9 раз. Причем в 2007 году, мне даже пришлось жить здесь, целую неделю, в ожидании самолета.

Темнеет, и мы с удовольствием засыпаем на комфортных, длинных и широких лежанках. Просыпаюсь, как только рассветает, и начинаю смотреть в окно. Вначале мы едем вдоль огромного озера с темной водой, над которым, вдалеке возвышаются горы Тянь-Шаня. Накрапывает дождик, и этот очень приятный запах попадает в салон автобуса. Начинаем подниматься в горы. Здесь повсюду растут огромные красивые тянь-шаньские ели. Как мы давно все-таки не видели деревьев. В долинах, между горами встречаются большие поляны, на которых раскинули свои юрты местные скотоводы. Проезжаем по огромным мостам, высота опор которых несколько сот метров. На эти нереальные конструкции страшно даже смотреть. Эти мосты соединяют огромные тоннели в горах, и все так устроено, что едешь практически без уклона. Чтобы не устраивать сложных серпантинов китайцы построили такие огромные мосты. Видимо для них нет ничего невозможного. Причем эти их гигантские стройки, на первый взгляд лишены даже практического смысла. Все можно было сделать гораздо проще и дешевле.

Дождик усиливается, и мы подъезжаем к Хоргосу. Как только автобус останавливается, то к нам сразу же заскакивает широкоплечий уйгур или казах, в темно зеленом плаще с поднятым капюшоном, с которого капала стекающая вода. Он смотрит на нас и говорит, на ломаном русском, с большим акцентом, что есть автобус на Жаркент. Жаркент уже находится в Казахстане, не далеко от границы. Этого казаха, мы сразу прозвали Бетмен. Он обещает провести нас через границу с черного хода, так как основной пропускник закрыт на праздники. Билет стоит по 100 юаней с человека. Мы быстро перегружаемся в другой автобус, который намного более древний и менее комфортный, с протекающей крышей, но тоже с лежачими сиденьями.

Подъезжаем к границе, и китайцы пропускают нас, даже не проверяя багажа. Мы только показываем свои паспорта, куда сонные пограничники, с осоловевшими глазами ставят свои штампы о выезде из страны.

У казахов, нам пришлось достать весь багаж, но очередей все равно не было, как на пути вперед. Проходим через пропускник, и под крышей остановки в течение 40 минут прячемся от дождя, пока за нами приедет наш автобус.

Отъезжаем от границы не больше 30 минут, как автобус останавливается, и это Бетмен кричит нам: «Кусить друг! Кусить!» Видимо это остановка на обед. Время нам тратить не желательно, но делать нечего, заходим в чайхану и заказываем чай с лепешкой.

После этого скоро доезжаем до Жаркента, где на нас сразу нападют таксисты, как это везде в Казахстане и в Средней Азии. Я вижу, что рядом стоит большой автобус, подбегаю к водителю, оказывается, что он как раз сейчас должен поехать в Алма-Ату, а стоимость билетов получается в несколько раз меньше, чем нам предлагают таксисты. Мы тот час перегружаемся, с трудом все запихиваем в багажники, и трогаемся.

Опять Алма-Ата

По пути налетает настоящая пурга, когда мы проезжаем через горы. Все покрывается толстым слоем снега и становится очень холодно. Приезжаем в Алма-Ату, уже в темноте. Выходим на автовокзале Сайран, с которого и начинали путь, и идем на остановку автобуса. Пытаемся в него залезть, но кондуктор, вместе с водителем нас не пускают, говорят, что у них запрещено провозить в автобусе велосипеды, даже в чехлах. Немного с ними поругавшись выходим на улицу, и я тут же договариваюсь с водителем микроавтобуса, который нас комфортно довозит до железнодорожного вокзала Алма-Ата 2. Здесь, пока идем по площади к зданию вокзала, нам приходится отбиваться от носильщиков с телегами, которые очень настойчиво предлагали свои услуги. Когда мы уже входили в вокзал, кто-то из них сильно метнул яблоко, которое больно ударило Игоря Пономарева в шею. Начинаем узнавать расписание поездов, и понимаем, что самый удобный для нас поезд на Свердловск уже ушел несколько часов назад. Также сегодня уже не будет поездов на Астану, где можно было бы догнать этот поезд или уехать другими. Ближайший поезд в Россию, завтра в 6 утра, до Москвы, но он идет по западной ветке через Саратов, и нам мало подходит.

Тут к нам подходит полная казашка, и говорит, что она проводница из московского поезда, и что может нас взять в вагон без билетов, за меньшую стоимость, и что очень важно для нас – разрешит сегодня переночевать прямо в вагоне. От такого предложения мы не могли отказаться, к тому же ее цена оказалась, в 5 раз меньше, чем в кассе. Одно нас смущало, как нам ехать без места, больше двух суток. Чтобы понять до какой станции нам удобнее всего ехать, мы вместе с этой проводницей подошли к киоску, где продавали разные карты. По карте мы поняли, что ближе всего к дому, по маршруту этого поезда – город Соль-Илецк.

Это проводница, которая оказалась не проводницей, передала нас настоящей проводнице, которая провела нас в вагон. В вагоне не было света, но был кипяток. Поэтому располагались мы в очень романтичной атмосфере в свете фонариков. Гоша остался в вагоне, а мы с Сашей и Игорем пошли в большой супермаркет, расположенный на вокзальной площади. Здесь мы закупились всем, чем хотели – хлебом, пряниками, молочными продуктами и овощами. На перроне купили ведро местных яблок, очень крупных, знаменитого сорта апорт. За нами уже начала наблюдать полиция, но мы умело замели следы, и они не поняли, что мы ночуем в вагоне.

Пока мы готовили традиционный салат из помидор, огурцов, лука и сметаны, второй проводник, тоже казах, попросил нас ему помочь спрятать велосипеды в чердачной перекрытии нерабочего тамбура. Для этого нам пришлось снова снять задние колеса, и с большим трудом удалось запихать туда четыре велосипеда. Потом мы угостили проводников яблоками, огурцами, хлебом и пряниками, хотя они просили чего-нибудь мясного. Я им объяснил, что такого у нас не водится – вегетарианцы.

После ужина мы расстелили матрасы, и с огромным удовольствием вытянулись на них, в этом тихом и спокойном месте. Спать нам пришлось не очень долго. В 6 утра появились первые пассажиры, двое из которых ехали на наших местах. Нам пришлось им их уступить и перейти на боковушки. Такая миграция продолжалась все двое суток. Постоянно приходили пассажиры на наши места, и нам приходилось искать новые. Иногда даже, чтобы поспать, залезали на третьи полки, предварительно переложив с них багаж. В соседнем купе ехала немолодая семейная пара из Украины, где сейчас вовсю шла война. На несколько месяцев они уезжали погостить к сыну в Алма-Ату, бежали от войны, а сейчас возвращались обратно, потому что линия фронта отступила от Луганска. По их словам, реальную ситуацию на Украине в это время, правдивее всего отражали российские правительственные каналы.

За время поездки нас несколько раз проверяли разные службы – полиция, пограничники, железнодорожники. Каждый раз нам удавалось расположиться так, что у проверяющих не возникало подозрений, что у нас нет билетов. Хорошо, что ни разу не проверяли билеты, а только паспорта и вещи. Один раз, при более тщательной проверке полицией, мне пришлось даже достать свое дацзыбао, на русском языке, чтобы избежать полного шмона. Вначале они не хотели даже читать его, но потом мне удалось их заинтересовать, и когда они дочитали, что руководитель группы – мастер спорта, то сказали, что мастерам доверять можно, а вот кмс-ам – нет, поэтому проверять нас не стали, а пожелали счастливого пути.

Пока что нам удавалось выбираться из тибетской глуши очень быстро. Почти без всяких промедлений. Стоило только нам добраться до очередного пункта пересадки, как так уже стоял следующий транспорт, для очередного участка этой эстафеты.



Возвращение

Наконец ночью мы подъехали к Соль-Илецку. Здесь железная дорога выходит из Казахстана, входит не надолго на территорию России, где есть только один населенный пункт – Соль-Илецк, и снова заходит на территорию Казахстана. Поэтому таможенный и пограничный контроль, здесь проходят не в поезде, а прямо в здании вокзала.

Здесь произошел смешной случай. Когда я показывал свой рюкзак пограничникам, то он им показался самым подозрительным из всех – был меньшим по объему, и на клапане было мокрое мятно – налилась вода в вагоне.

Пограничники захотели ознакомиться с его содержимым. Сверху у меня лежал пакет с геркулесом, который упаковывал наш завхоз – юморист Игорь Пономарев. Каждую пачку геркулеса, он подписывал по разному: «Просто Г…», «Гера», «Геракл», «Геркул», «Он», «Гарик», а эту, последнюю он подписал: «Мифический герой». И на самом деле пачка выглядела довольно подозрительно – белый хлопьевидный порошок, да еще с такой надписью. Пришлось вскрыть его и дать им попробовать, чтобы они убедились, что это не наркотик. Под геркулесом у меня лежал пакет с иван-чаем. Дело в том, что мы не пьем обычный черный или зеленый чай, из-за его вредных качеств для здоровья. Я каждый год заготавливаю собственноручно большое количество Иван-чая, провожу его ферментацию, и по вкусу мало кто может его отличить от обычного зеленого чая. По своим свойствам иван-чай, одно из самых полезных растений. Так вот, вскрывают они пакет, а там какая-то зеленая трава. Они снова с удивлением и недоверием смотрят на меня, подозревая, что это марихуана. Тут я принялся с важным видом читать им лекцию о пользе иван-чая и вреде чая индийского. Они немного послушали, утвердительно покивали мне головой, потом попробовали мою траву и успокоились. Следующим, как и положено, был пакет с грязными носками. Это их окончательно убедило, что я не контрабандист, и они с улыбкой и добрыми пожеланиями, пропустили нас домой, в Россию.

Выгружаемся из вокзала, на небольшую площадку и сразу попадаем в лапы таксистов. Они нам говорят, что нужно срочно ехать в Оренбург, что с Соль-Илецка автобусы в Пермь ходят только летом. С Оренбурга в 7 утра должен идти прямой автобус в Пермь, если нам ехать туда на электричке, то мы точно опоздаем, остается только такси. Я сходил в справочную на вокзале, и мне это подтвердили, что электричка приходит уже после 7 утра.

Пришлось брать две машины, каждая за 1500 рублей. Ехали меньше часа. Автовокзал в Оренбурге оказался еще закрытым. Он открывается в 6-45. Дождались этого времени, но в кассе, очень приятная девушка, сказала, что утренний автобус в Пермь, бывает через день, и будет только завтра, а вечерний – ежедневно, так что нам пришлось брать билет на 5 часов вечера.

Мы решили на вокзале, в зале ожидания немного подремать, но к нам тут подошли менты и в грубоватой форме заявили, что спать здесь нельзя. Это было очень обидно и неприятно. Проехав почти полмира, мы нигде не встречали такого обращения. Потом мы пошли гулять по Оренбургу. Гоша купил карту, и мы по ней совершили очень приятную прогулку по длинной пешеходной улице, ведущей на мост через реку Урал. Потом мы сходили на экскурсию в Оренбургский университет, где я попытался найти своего знакомого академика А.А. Чибилева, вице-президента РГО, но его не было на месте.

Наконец объявили посадку на автобус. По совету ангела – кассирши мы взяли только 4 багажных талона – на велосипеды. Каждый талон стоил 400 рублей. Поэтому перед посадкой, мы выставили велосипеды на самый вид, а рюкзаки, спрятали неподалеку. Когда подошла выпускающий контролер, мы ей показали свои билеты, билеты на велосипеды, и она сказала нам грузиться, а сама спокойно вошла в автобус и начала проверять билеты у других пассажиров. Мы тем временем подтащили рюкзаки и начали все грузить в багажный отсек. За этим процессом с интересом и удивлением наблюдали два водителя. Один из них спросил, есть ли у нас багажные квитанции – я ответил, что конечно, что их уже проверили, и при этом я нисколько не соврал. Потом они поинтересовались, откуда это мы едем, и когда я ему рассказал, то они очень нас зауважали и помогли затаскивать велосипеды.



Водитель оказался гонщиком, и приехал в Пермь на 3 часа раньше положенного. Была еще глубокая ночь, когда я проснулся и увидел, что мы едем по большому городу, которого на пути нигде не должно быть. Потом я неожиданно узнал Гознак, и почти сразу автобус остановился на конечной – Центральном рынке. Это было не очень хорошо. Мне ведь сейчас нужно добраться до университета, на территории которого я оставил автомобиль на время экспедиции, а общественный транспорт еще не ходил. На рынке я оставил ребят охранять наш багаж, а сам пешком пошел до универа, потом благополучно развез по домам своих друзей. Вот так и завершилось очередная бесконечная экспедиция в Тибет.






1   2   3   4   5


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет