Трухановский Владимир Григорьевич Уинстон Черчилль



жүктеу 6.01 Mb.
бет1/34
Дата01.05.2016
өлшемі6.01 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34
Трухановский Владимир Григорьевич
Уинстон Черчилль


Трухановский В. Г. Уинстон Черчилль — 3-е изд. — М.: Международные отношения, 1982. — 464 с. — Тираж 103 000 экз.
Аннотация издательства: Политическая биография Черчилля была издана впервые в 1968 г. Жизнь и деятельность Черчилля, воинствующего империалиста, апостола антикоммунизма, идеолога «холодной войны», показана в тесной связи с внутренней и внешнеполитической жизнью Англии, а также с важнейшими событиями, происходившими на мировой арене. После выхода в свет первого издания появились многочисленные публикации архивных документов, обширная литература по истории международных отношений XX в, мемуары и дневники современников Черчилля. Эти новые документы и материалы учтены и использованы автором при подготовке третьего издания.

ОГЛАВЛЕНИЕ

1-5

МАЛООБЕЩАЮЩЕЕ НАЧАЛО



2-34 СЕРЕБРЯНАЯ ЛОЖКА

3 — 61


ПЕРВЫЙ УСПЕХ ДОБЫВАЕТСЯ РЕНЕГАТСТВОМ

4-95


«ЛИБЕРАЛЬНЫЙ» ПОЛИТИК

5-122


ПОЛКОВОДЕЦ НЕ ПОЛУЧИЛСЯ

6—167


ОРГАНИЗАТОР ВООРУЖЕННОЙ БОРЬБЫ ПРОТИВ СОВЕТСКОЙ РОССИИ

7 — 201


ВОЗВРАЩЕНИЕ К КОНСЕРВАТОРАМ

8 — 231


ПРОЗРЕНИЕ ПО ПОВОДУ ГЕРМАНСКОЙ ОПАСНОСТИ

9 — 294


ЕГО ЛУЧШИЙ ЧАС

10 - 345


ПРОТИВ ТЕЧЕНИЯ

И — 383


ЗНАМЕНОСЕЦ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЬЬ

12 — 418


ЗАКАТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КАРЬЕРЫ

443 ЗАКЛЮЧЕНИЕ



1

Памяти безвременно

ушедшего из жизни

сына Григория

МАЛООБЕЩАЮЩЕЕ НАЧАЛО

Долгие годы политические противники Уинстона Черчилля называли его «молодым человеком, который вечно спешит». Это верно не только для стиля его политической и государственной деятельности, но даже и для его рождения. Он действительно поторопился родиться, появившись на свет за два месяца до положенного природой срока.

Его мать, красивая, живая, любящая развлечения женщина, 30 ноября 1874 г. вопреки советам родных решила принять участие в бале, который герцог Мальборо давал в своем родовом дворце Бленхейм. В середине вечера леди Черчилль неожиданно почувствовала себя плохо, и ее еле успели доставить в одну из ближайших комнат, которая по случаю бала была превращена в дамскую раздевалку. В этой необычайной обстановке — на грудах пальто, шляп и горжеток — и появился на свет Уиистон Черчилль.

Младенец был хотя и скороспелый, но весьма энергичный. Он так неистово кричал, нарушая покой чопорного роскошного дворца, что шокированная герцогиня Мальборо заметила: «Я сама произвела на свет немало детей, и все они имели прекрасные голосовые данные. Но такого ужасающего крика, как у этого новорожденного, я еще никогда не слышала». Вскоре в соответствии с существующими в английском правящем обществе традициями на первой полосе газеты «Тайме» появилось объявление, состоящее из одной фразы: .«30 ноября во дворце Блепхейм леди Рандольф Черчилль преждевременно разрешилась от бремени сыпом». Нужно, правда, отметить, что один из последних биографов Черчилля, Г. Пеллинг, вы- ражает сомнения в справедливости такой формулировки. Свои рассуждения на этот счет он заключает следующим

5

6



УИНСТОН ЧЕРЧИЛЛЬ

образом: «Итак, мы не можем пока утверждать, объяснялось ли раннее появление на свет Уинстона его собственной торопливостью или тем же качеством лорда Рандольфа».

Хозяева Бленхейма были недовольны, что потомок герцога Мальборо родился в раздевалке, а не в какомнибудь другом, более цодходящем для такого события помещении дворца, Я наше время, когда во дворец Бленхейм открыт доступ туристам, им показывают комнату, где появился на свет Уинстон Черчилль. Комната имеет хотя и скромный, по вполне благопристойный вид. Никакого напоминания о том, в каком состоянии она была в тот знаменательный вечер 30 ноября 1874 г.

Ребенок был рыжий. Тупым и вздернутым носом он походил на своих предков из рода Мальборо. Его отец лорд Рандольф Черчилль был третьим сыном седьмого герцога Мальборо — Джона Уинстона Спенсера Черчилля и герцогини Фрэнсис, урожденной маркизы- Лопдондерри. Кроме королевской фамилии в Англии было не более двадцати герцогских семей, и среди них Мальборо считались десятыми по старшинству. Английские, как, впрочем, и любые другие, аристократы придают большое значение древности рода и, если к тому представляется малейшая возможность, пытаются доказать свое происхождение от норманских, французских и итальянских феодалов, пришедших на Британские острова с Вильгельмом Завоевателем в XI в. Герцоги Мальборо также ведут свою родословную от норманских соратников Вильгельма Завоевателя. Однако большинство биографов" Черчилля скептически относятся к этим упражнениям в генеалогии.

Первым точно установленным предком Черчилля считается Джон Черчилль, о котором известно, что он жил в XVII в., был юристом в графстве Дорсет и ярым роялистом. Джон Черчилль женился на Саре, дочери сэра Генри Уинстона из Глочестершира. Приставка «сэр» означала, что Уипстон был баронетом. У Джона Черчилля в 1620 г. родился сын Уинстон, который в 22 года вступил в армию и затем воевал на стороне короля Карла I во время английской буржуазной революции XVII в.

В один из периодов затишья в военных действиях, в мае 1643 г., Уинстоп Черчилль, дослужившийся к этому времени уже до капитана кавалерии, женился на дочери леди Дрейк. Невеста происходила из семьи сэра Фрэнси-

МАЛООБЕЩАЮЩЕЕ НАЧАЛО

7

са Дрейка, прославившегося в XVI в. пиратскими экспедициями и грабежом испанских владений в Вест-Индии. Он награбил огромные сокровища, которыми делился с английской королевой Елизаветой I. Фрэнсис Дрейк пользовался покровительством королевы и получил от нее рыцарское звание.

Семьи Уинстона Черчилля и Елизаветы Дрейк находились в противоположных политических лагерях в развернувшейся в то время гражданской войне. Капитан Черчилль сражался за короля, а семья его жены боролась на стороне революционных войск Кромвеля. Однако обе стороны считали, что политические расхождения не должны помешать браку. Эта знаменательная черта в далеком прошлом рода Черчиллей будет много раз повторяться в жизни его последующих поколений. Черчилли никогда не ставили верность политическому принципу выше соображений выгоды.

Буржуазная революция в Англии победила, король Карл I был обезглавлен. Капитан Черчилль вернулся с войны раненым и, как участник активной борьбы на стороне короля, был наказан победителями. Ему пришлось уплатить огромный по тем временам штраф — 446 фунтов 8 шиллингов. Дом Черчилля был разорен. В довершение всего поместье семьи Дрейк подверглось нападению роялистов и оказалось сильно разрушенным. Капитан Черчилль обосновался в этом поместье вместе с семьей жены. Здесь он чувствовал себя безопаснее, ибо Дрейки, сражавшиеся на стороне революции, могли рассчитывать на защиту со стороны новых властей. В течение 12 лет капитан Черчилль занимался генеалогией и написал книгу, в которой обосновывал божественное происхождение королевской власти. Уинстон Черчилль ждал лучших времен. Он надеялся на реставрацию монархии.

Действительно, 1660 год принес долгожданную перемену. 3 мая король Карл II высадился в Дувре, и вскоре в Англии была восстановлена монархия. Уинстон Черчилль, захватив свои рукописи, немедленно направился в Лондон, чтобы получить награду за верность монархии. В этом нелегком деле он проявил большую напористость. Известный английский историк Маколей называет его «бедным мелким кавалером-рыцарем, который все время околачивался в Уайтхолле и сделал себя смешным, опубликовав скучный, жеманный и уже давно забытый том во

6

УИНСТОН ЧЕРЧИЛЛЬ

славу монархии и монархов». Однако в конце концов настойчивость Уинстона Черчилля дала свои результаты. Он был избран в парламент, приобрёл дом в Лондоне, затем получил выгодный пост в Ирландии, а вернувшись в Англию, служил в управлении королевским имуществом. Его тщеславие было в известной мере удовлетворено т.ем, что король даровал ему право именоваться сэром и иметь собственный герб. И все же Черчилль считал королевские благодеяния далеко не соответствующими его заслугам. Поэтому он избрал для герба девиз: «Верный, но неудачливый». Этот девиз до сих пор остается девизом семьи Черчиллей, несмотря на то что три века ее истории свидетельствуют об обратном: удача Черчиллям сопутствовала довольно часто, а о верности они никогда особенно не заботились.

Елизавета Дрейк родила Уипстону Черчиллю 12 детей. Семеро из них умерли в раннем детстве, а остальные оказались весьма предприимчивыми и смогли многого добиться в жизни. Правда, они подчас действовали довольно сомнительными методами. Особенно преуспели дочь Арабелла и "сын Джон, который родился в 1650 г.

Автор одной из биографий нашего героя Льюис Брод пишет: «Черчилли, как и некоторые другие герцогские фамилии, обязаны своим первоначальным взлетом падению женщины». Женщиной, припесшей успех роду Черчиллей и содействовавшей его славе, была Арабелла Черчилль. Отцу ее не без труда удалось пристроить дочь в свиту ' брата Карла II — герцога Йоркского, будущего короля Якова II. На первых порах Арабелла далеко не преуспевала в роли фрейлины герцогини Йоркской. Она была очень некрасива. «Высокое, с бледным лицом создание, ну просто кожа и кости», — замечает Л. Брод. Но неожиданно ее положение изменилось. Об этом рассказывает французский граф Граммон, состоявший в то время в свите герцога. Однажды во время прогулки верхом лошадь Арабеллы пустилась галопом, и всадница, потеряв равновесие, упала. «Удар от падения при такой быстрой езде, — пишет Граммон, — вероятно, был очень сильным и мог причинить большую боль, но он оказался для Арабеллы полезным во всех отношениях. Не получив никаких повреждений, она перед всеми опровергла неблагоприятное мнение о своей персоне, ' сложившееся под впечатлением ее лица. Герцог спешился, чтобы помочь



МАЛООБЕЩАЮЩЕЕ НАЧАЛО ' 9

Пострадавшей... Те, кто собрался вокруг Арабеллы, увидели ее лежащей в весьма небрежной позе. Они едва поверили, что ноги такой исключительной красоты могли принадлежать столь непривлекательной особе, как мисс Черчилль. После этого инцидента, — заканчивает свой рассказ Граммон, — нежность герцога к Арабелле увеличивалась с каждым днем». От связи с герцогом Йоркским у Арабеллы родилось четверо детей, занявших видцые места среди английской знати, а ее брат Джон получил возможность быстро сделать великолепную карьеру.

Уже 22 лет Джон Черчилль был капитаном кавалерии, а через два года стал полковником драгунского полка. В 35 лет он получил титул барона. В июне 1685 г. Джон Черчилль в крупном деле показал, на что он способен. Один из претендентов на английский трон, герцог Монмаус, высадился на Британских островах и двинулся на Бристоль. Уинстон Черчилль и его сын Джон немедленно явились к королю Якову II с предложением своих услуг. Джон Черчилль тут же получил ранг бригадного генерала и приказ подавить мятеж. В сражении 6 июля Монмаус был разгромлен, взят в плен и затем обезглавлен. Барон Джон Черчилль получил звание генерал-майора, а через несколько лет и титул графа.

Молодой генерал был энергичен, красив и отличался разносторонностью интересов. Он уделял большое внимание богатым придворным дамам и делал это далеко не бескорыстно. «Циники утверждают,— пишет один из биографов Черчилля, Джозеф Мак Кейб,— что легко получать-повышение, если ваша сестра — любовница короля, или, раскапывая древние архивы, заявляют, что Джон получал по нескольку тысяч гиней то здесь, то там за услуги, оказываемые им богатым дамам». Джон Черчилль, или, как его называли в свое время, красавчик Джон, принес большую славу и состояние роду Черчиллей и положил основание династии герцогов Мальборо. Наибольшего успеха он достиг в годы войны за испанское наследство, когда командовал в Европе англо-голландскими войсками, действовавшими против Франции.

Английская историография в целом очень сочувственно относится к Джону Черчиллю, как правило изображая его великим полководцем, дипломатом и национальным героем. Однако—далеко не все историки разделяют это мнение. Свифт, Поп, Теккерей и Маколей отзываются о

10

УИНСТОН ЧЕРЧИЛЛЬ

Джоне Черчилле весьма отрицательно. «Многие авторитетные историки,— пишет английский лейборист Эмрис Хьюз в биографии Уинстона Черчилля,— считают великого Мальборо бандитом и мерзавцем, поскольку этот славный генерал любил не только воевать, но и грабить». Джон Черчилль в новое время и в новых условиях повторял подвиги своего предка — пирата Фрэнсиса Дрейка.

Положение командующего коалиционными войсками в Европе Джон Черчилль использовал для того, чтобы не только грабить на Европейском материке, но и вымогать огромные взятки в самой Англии у оптовых поставщиков снаряжения для армии. Так военную славу он превращал в золото.

Джон Черчилль был женат на Саре Дженнингс, женщине энергичной и предприимчивой, пользовавшейся большим влиянием на королеву Анну. За различные занимаемые ими прибыльные посты супруги получали ежегодно из казны жалованье в 64 325 ф. ст., что по тем временам составляло колоссальную сумму. Королева не скупилась на награды Джону Черчиллю. Она возвела его в 1702 г. в герцогское достоинство, после чего он стал именоваться первым герцогом Мальборо. Ему была назначена пенсия в 5 тыс. ф. ст. в год. Но земли и поместий он не имел. После сражения при Бленхейме 13 августа 1704 г., где Мальборо командовал войсками, одержавшими победу над Францией и ее союзниками, ему был дарован большой земельный участок в местности Вудсток и 500 тыс. ф. ст. на постройку роскошного дворца и приведение в порядок имения. Парк, окружающий дворец Бленхейм, который назван так в честь победы 13 августа 1704 г., состоит из 15 тыс. акров земли. Кроме того, в награду за победу под Бленхеймом германский император даровал герцогу Мальборо титул князя Римской империи. Этот титул и по сей день принадлежит потомкам герцога Мальборо. В результате обильных денежных наград от государства и лихоимства, а также путем спекуляций, в которые пускались герцог Мальборо и его жена, они собрали огромное состояние, поступившее в распоряжение семьи Черчиллей.

Первый Мальборо умер от апоплексического удара в 1722 г. Он пе оставил прямого наследника: оба его сына умерли в юности. Титул и владения рода Мальборо специальным актом парламента были переданы его дочери Генриетте, от которой вскоре перешли к ее племяннику



МАЛООБЕЩАЮЩЕЕ НАЧАЛО

11

Чарльзу Спенсеру. С vex пор фамильным именем герцогов Мальборо стало имя Спенсер Черчилль.



Потомки первого Мальборо не совершили никаких выдающихся дел и ничем себя не прославили. Их активность и интерес к государственным делам не выходили за рамки графства, где были расположены их владения. Герцоги Мальборо энергично проживали созданное Джоном Черчиллем состояние. Когда же финансовое положение рода - стало затруднительным, молодые Мальборо начали поправлять свои дела путем женитьбы на богатых американках. Начало этим выгодным бракам положил Рандольф Черчилль (1849—1895), отец Уинстона Черчилля. . По английским законам титул и все владения насле. дует старший сын. Младшие сыновья должны делать карьеру и зарабатывать собственное состояние на государственной службе, в армии, в колониальной администрации или в церковной иерархии. Рандольф Черчилль, не имевший прав на титул и поместья Мальборо, довольно успешно закончил университет, и предполагалось, что он будет делать политическую карьеру.

В 1873 г., когда Рандольфу было 24 года, он встретился с путешествующей по Европе семьей американского миллионера Джерома и решил жениться на одной из его дочерей — Дженни. Отец Дженни Леонард Джером был - человеком энергичным, темпераментным, не любившим, да и не хотевшим сдерживать себя в чем бы то ни было. Его страсти раздваивались между скаковыми лошадьми и оперными певицами. Он построил первые два американских ипподрома и организовал собственную частную оперу. Женат он был на красавице американке, в жилах которой текла значительная часть индейской крови. Одно время Леонард Джером занимал пост американского консула в Триесте. Но спокойная дипломатическая служба была не для него. Бросив консульские дела, он стал одним из совладельцев газеты «Нью-Йорк тайме». Бизнес удерживал Джерома в Америке, тогда как его жеиа и две дочери проводили большую часть времени в Европе.

В августе 1873 г. герцог Мальборо получил от сына Рандольфа письмо, в котором тот сообщал о своем намерении жениться на Дженни Джером. Отец весьма сдержанно отнесся к скоропалительному решепию сына, но тот упорно настаивал на своем. Рандольфу пришлось принять условие отца — отложить свадьбу до того, как он пройдет

12

УИНСТОН ЧЕРЧИЛЛЬ

в парламент от избирательного округа Вудсток, где находился дворец Бленхейм и где полностью распоряжались герцоги Мальборо. В парламент Рандольф, конечно, был избран, и в апреле 1874 г. состоялся его брак с Дженни Джером. Он взял в приданое за женой 50 тыс. ф. ст., которые давали ему годовой доход примерно 3 тыс. ф. ст. От отца Рандольф получил 1100 ф. ст. в год и удобный дом в Лондоне. В этот период интересы Рандольфа Черчилля ограничивались светской жизнью, которую он и его молодая жена вели в Лондоне.

30 ноября 1874 г. у них появился сын, названный всеми традиционными фамильными именами — Уинстон Леонард Спенсер Черчилль. Имя Леонард было дано по американскому дедушке Леонарду Джерому.

Род матери также был знатным, разумеется по американским критериям. Во венком случае установлено отдаленное родство У. Черчилля и Ф. Рузвельта. «Оба,— повествует биограф Ф. Рузвельта Д. Бантер,— могли проследить общего предка, некоего Джона Кука, прибывшего в Америку на борту «Мейфлауера». Джон женился на Саре Уоррен, одна из их дочерей была прапрапрапрапрабабушкой Сары Делано — матери Ф. Рузвельта, а другая приходилась предком по прямой липии матери Черчилля — американки Дженни Джером».

Уипстон рос в лондонском доме своего отца, отданный на попечение няни по фамилии Эверест. Молодым родителям было не до него. По существовавшим в то время в Англии традициям люди этого круга сами воспитанием детей не занимались. Уинстон рос, по существу не зная родителей, и все больше и больше привязывался к няпе, которую горячо любил до самой ее смерти. Впоследствии, когда Черчилль был крупным государственным деятелем, портрет няни всегда находился у него в кабинете.

Появление на свет маленького Уинстона вызвало большую тревогу у обитателей дворца Бленхейм. Дело в том, что у старшего брата его отца, маркиза Блэндфорда, будущего восьмого герцога Мальборо, был только один сын, и, в случае если бы с этим единственным наследником что-либо случилось, титул и владения герцогов Мальборо должны были перейти к Уинстону Черчиллю. Более 20 лет Уинстон не терял права стать наследником титула и родового поместья Мальборо. В 1895 г., когда 18-летняя Кон суэла Вандербильт, дочь известного американского Мил-

МАЛООБЕЩАЮЩЕЕ НАЧАЛО 13

лионера, прибыла в Бленхейм в качестве жены девятого герцога Мальборо, старая герцогиня — бабушка ее мужа и Уинстона Черчилля — заявила ей: «Вашим главным дол. гом является рождение ребенка. И это должен быть сын, ибо было бы невыносимо, если бы этот недоносок Уинстон унаследовал титул герцога». Консуэла Вандербильт успешно справилась с поставленной перед ней задачей, а «недоносок» Уинстон тем самым навсегда утратил возможность стать герцогом Мальборо. Вряд ли впоследствии он сожалел об этом. Его честолюбие было значительно больше, и оно, безусловно, не могло быть удовлетворено лишь этим высоким титулом.

Мать Уинстона не любили в Бленхейме. Вероятно, потому, что и внешностью, и обаянием, и умом, и живостью характера она превосходила титулованных обитательниц дворца! Рандольф Черчилль и его жена предпочитали жить в Лондоне.

Ежегодный доход молодой семьи был вполне достаточным, чтобы жить не только безбедно, но и с комфортом. Но поскольку оба супруга с детства привыкли тратить не считая, они "не укладывались в рамки своего бюджета. Дженни с восторгом предавалась дорогостоящим светским развлечениям. Рандольф любил щедро угостить друзей, устраивая в своем доме званые обеды. Страстный любитель скачек, он проигрывал большие суммы, делая азартные ставки.

Лондонское общество с распростертыми объятиями приняло молодых супругов. Этому способствовали красота и остроумие Дженни, прекрасные манеры, приобретенные ею за время многолетнего пребывания с матерью в Париже, где они вращались в самых высокопоставленных кругах. К тому же Дженни была прекрасной пианисткой, талантливой художницей, писала интересные и изящные письма. Дом Черчиллей посещали выдающиеся представители английской знати. Любил бывать там лидер консер• ваторов премьер-министр Дизраэли.

Вскоре, однако, положение молодой четы в лондонском аристократическом обществе радикально изменилось в связи с громким великосветским скандалЪм. Большинство биографов Черчилля замалчивают происшедшее. Сам Уинстон посвящает этому событию лишь несколько тщательно отредактированных фраз. «Ввязавшись в спор своего врата с присущей ему горячностью и безрассудной привер-

14

УИНСТОН ЧЕРЧИЛЛЬ

женпостью,— пишет Уинстон,— лорд Рандольф вызвал глубокое недовольство высочайших персон. Высший свет больше не улыбался. Всесильные враги желали унизить • его. Его собственная чувствительность и гордость превращали холодность в оскорбление. Лондон стал ненавистен ему. Рана не была залечена даже более чем через восемь лет».

Эта тирада ничего не говорит о существе дела и может быть понята лишь людьми, знающими факты. А между тем скандальное событие, о котором идет речь, характеризует не только английские нравы конца XIX в., но и черты характера Рандольфа Черчилля, проявившиеся в его дальнейшей политической деятельности. Более того, существует убеждение, что, не будь этого скандала, Рандольф, вероятно, вообще не обратился бы к политической карьере и, как многие английские аристократы, провел бы жизнь в бездумных светских развлечениях.

Дело было в следующем. Старший брат Рандольфа Блэндфорд, наследник титула и владений герцогов Мальборо, будучи женатым и имея детей, начал настойчиво ухаживать за графиней Эдит Эйлисфорд. Случай был заурядный, но дело осложнилось тем, что сын королевы Виктории принц Уэльский, наследник английского престола (будущий король Эдуард VII), также уделял повышенное внимание молодой графине. Принц Уэльский приблизил к своей особе графа Эйлисфорда и взял его с собой в официальную поездку в Индию. Блэндфорд, воспользовавшись их отсутствием, далеко "зашел в своих отношениях с молодой графиней. По возвращении путешественников в Лондон разразился открытый скандал. Принц Уэльский потребовал от графа, чтобы тот возбудил бракоразводный процесс, выдвинув в качестве причины развода отношения его жены с Блэндфордом. Это означало, что наследник ^ титула герцогов Мальборо. был_ бы опозорен. К тому же принц Уэльский настаивал на разводе Блэндфорда с женой и на его женитьбе на графине Эйлисфорд, от чего последний категорически отказался. Вскоре положение еще больше запуталось в связи с тем, что у Эдит Эйлисфорд родился ребенок.

Высшее общество раскололось: часть симпатизировала Блэндфорду, другие были на стороне наследника престола. Рандольф Черчилль безоговорочно принял сторону брата и в борьбе за его интересы допустил большую несдержан-

МАЛООБЕЩАЮЩЕЕ НАЧАЛО

15

ность и опрометчивость. Он заявил, что если дело дойдет до суда, то «увидят свет несколько дружественных писем, которые вышли из-под пера принца Уэльского». Речь шла о любовных письмах принца к Эдит Эйлисфорд. Эта попытка запугать наследника престола была величайшей дерзостью и привела его в бешенство. Принц послал Черчиллю вызов на дуэль через своего личного секретаря Фрэнсиса Ноланса, который, кстати сказать, был шафером на свадьбе Рандольфа. Черчилль ответил, что он может драться с каждым, кого назначит принц вместо себя, но не поднимет руку на будущего короля. Скандал достиг ушей королевы Виктории, в его улаживании принимали участие премьер-министр Дизраэли и лидер оппозиции лорд Хартингтон. В конце концов Рандольф был вынужден принести письменные извинения принцу Уэльскому в выражениях, продиктованных лордом-канцлером. Однако принц этим не удовлетворился: он заявил, что -не войдет ни в один дом, где будут принимать Рандольфа Черчилля. Естественно, что никто не рискнул пойти на открытый разрыв с королевским двором, и все двери с треском захлопнулись перед Рандольфом и его супругой. Высший свет строго соблюдал указания о бойкоте.



Для Черчиллей это было катастрофой. Временный выход из положения помог найти премьер-министр Дизраэли. Он предложил отцу Рандольфа герцогу Мальборо пост вице-короля Ирландии, с тем чтобы герцог взял с собой Рандольфа в качестве секретаря. Хотя этот пост был связан с большими расходами, но другого выхода не нашлось, и герцог принял предложение. Вместе с сыном и невесткой Мальборо направился в Дублин. Там они жили в течение трех лет, пока в 1880 г. не пришло к власти правительство либерала Гладстона, которое освободило герцога от этого поста.

Осознав, что все возможности когда-либо в будущем блистать в светском обществе для него отрезаны раз и навсегда, Рапдольф Черчилль смертельно возненавидел свет. Но одной ненавистью жить нельзя, нужно было чемто заняться, тем более что Рандольф считал себя в высшей степени одаренным, если не гениальным человеком, способным на великие дела. Ему страшно хотелось и отомстить как можно более жестоко отвергнувшему его свету и доказать свое превосходство, совершив что-то поистине выдающееся. Это честолюбивое стремление побудило его

16

УИНСТОН ЧЕРЧИЛЛЬ

заняться политической деятельностью и попытаться добиться большой власти. Историки отмечают, что впервые Рандольф Черчилль начал серьезно интересоваться политическими вопросами в Ирландии. Он неоднократно выступал с требованием немедленного разрешения ирландского вопроса и принятия английским парламентом примирительного для Ирландии законодательства. Рандольф не был в то время сколько-нибудь значительной политической фигурой, и эти заявления прошли незамеченными. Правда, они причинили некоторые неприятности его отцу, который в письме к одному из друзей заметил, что Рапдольф, вероятно, или был пьян, или временно лишился рассудка, когда делал такие заявления.

Рандольф взял с собой в Дублин двухлетнего сына, но и здесь родители им не занимались. Маленький Уинни (так Уинстона Черчилля ласкательно называли даже в преклонном возрасте) находился полностью на попечении - нянь и гувернанток. Он рос крепким, но далеко не красивым ребенком. У мальчика был крупный дефект речи: он заикался и шепелявил. Вместе с тем он был страшный болтун и почти непрестанно разговаривал с тех пор, как научился произносить слова. Уинни отличался чрезмерной самоуверенностью и упрямством. Эти качества усиливались по мере того, как мальчик подрастал.

С самого начала Уинстон обнаружил полнейшее нежелание учиться так, как учатся все дети. Он обладал великолепной памятью, но усваивал очень легкой быстро лишь то, что его интересовало. Все, что ему не нравилось, он категорически не желал учить. Впоследствии Уинстон сам • признавал, что был до крайности 'плохим учеником. Невзлюбив цифры с самых первых дней учебы, он так никогда и не примирился с математикой. Уинстон терпеть не мог классические языки и за многие годы усвоил из латинского и греческого лишь алфавит, да и то не очень твердо. Зато он очень любил английский язык и хорошо знал его.

Детство и юность Черчилля протекали в переломный для его страны период. Третья четверть XIX в. стала для Англии временем ее наивысшего расцвета — это был золотой викторианский Еек. К середине XIX столетия Англия оказалась в весьма выгодпом по отношению к другим государствам положении. Она имела самую передовую и мощную для того времени промышленность. Ее товары

МАЛООБЕЩАЮЩЕЕ НАЧАЛО 17

забивали товары других держав своим высоким качеством и сравнительно нивкой стоимостью. Поэтому Англия располагала фактически монопольным положением на мировом рынке. Она превратилась в «мастерскую мира», для которой другие страны являлись поставщиками сырья и покупателями производимых на Британских островах товаров. «Англия господствует над мировым рынком», она «демиург буржуазного космоса»,— утверждали Маркс и Энгельс. Англия располагала самыми обширными колониальными владениями в мире. Колонии были не только

.чрезвычайно выгодным рынком сбыта английских товаров, но и надежными поставщиками дешевого сырья. Все это обеспечивало английской буржуазии огромные прибыли. В то же время зто означало, что Англия значительно ранее других стран вступила в империалистический период своего развития.

Производство огромных масс товаров для внешнего рынка при одновременном получении большого количества сырья и продовольствия из других стран, или, как говорят в Англии, из-за моря, вызвало бурный рост внешней торговли. За английскими товарами в заморские страны устремлялись английские капиталы. Британская буржуазия превратилась в мирового банкира, а Лондон стал финансовым центром мира. Английский фунт пользовался безупречной репутацией и играл главную роль в международных кредитных и торговых расчетах.

Разумеется, выгоды от этого монопольного положения Англии в мире извлекала буржуазия. Золото Сити — это не только кровь и пот многих миллионов колониальных рабов, миллионов трудящихся других стран, с которыми Англия поддерживала неравноправные и невзаимовыгодные экономические отношения. Это в то же время кровь в пот английского рабочего класса. Однако в положении рабочих, в основном их верхушки, в этот период происходят некоторые улучшения. У руководителей буржуазной Англии было еще свежо в памяти чартистское движение, не так давно потрясшее страну до самых основ. Английская буржуазия, напуганпая чартистским движением

"и революционными событиями в Европе, предпочла уделять из огромных прибылей, которые она получала в колониях и на зарубежных рынках, определенную и в общем не очень большую долю на улучшение положения верхушки рабочего класса.

18

УИНСТОН ЧЕРЧИЛЛЬ

К последней четверти XIX в. положение Англии начинает радикальным образом изменяться к худшему. Однако в 1874 г., когда родился Уинстон Черчилль, даже самые мудрые буржуазные деятели не понимали, в каком направлении развитие Англии пойдет дальше и какие трудности и опасности поджидают страну в ближайшие десятилетия.

Последняя четверть XIX в. представляет собой для Англии переходный период к империализму. На первый взгляд могло показаться, что ее положение как мировой державы не изменилось. Тем не менее уже можно различить новые тенденции в мировом развитии. Поднимаются молодые индустриальные державы — Германия и Соединенные Штаты Америки. Они быстро рвутся вперед, и Англия все больше и больше отстает от них по темпам роста промышленности, а это означает, что скоро, очень скоро ее мировая промышленная монополия должна будет уйти в прошлое. Аналогичное положение наблюдалось и во внешней торговле.

Серьезное влияние оказал на экономическое развитие Англии в последней четверти XIX в. длительный экономический кризис, растянувшийся с небольшими перерывами почти на 20 лет. Это был самый продолжительный и интенсивный кризис, через который когда-либо проходила Англия. Промышленный кризис сопровождался кризисом сельского хозяйства. Следствием этих процессов явился рост классовых противоречий в стране, обострение антагонизмов между Англией и другими державами, а также появление новых тенденций в политической жизни страны.

В 80-х годах XIX в. на почве экономического кризиса оживляется английское рабочее движение, появляется ряд социалистических организаций и расширяется пропаганда > социализма в Англии. О возросшем влиянии социалистических идей свидетельствовало возникновение Социалистической лиги и Социал-демократической федерации. В то же время появляется так называемое Фабианское общество, вцешне представляющее собой социалистическую организацию, а в действительности стремящееся отвлечь трудящихся от революционного социализма. Создается Независимая рабочая партия с официальной целью борьбы за самостоятельное представительство рабочего класса в парламенте. Ее организаторы утверждали, что намерепы бо-

МАЛООБЕЩАЮЩЕЕ НАЧАЛО

19

роться за социализм, хотя в действительности они отвергали путь пролетарской революции и классовой борьбы и находились в плену у буржуазной идеологии. Лидеры зтих оппортунистических организаций вольно или невольно являлись проводниками буржуазной идеологии в среде английского рабочего класса.



Новые экономические и политические условия заставили английские политические партии взяться за радикальную перестройку своей деятельности. Консервативная и либеральная партии в том виде, как они существовали на рубеже XIX и XX вв. и в основном существуют и поныне, сформировались в начале второй половины XIX в., когда в капиталистической Англии произошло довольно четкое размежевание между классовыми группировками. Примерно в зто же время сложилась и двухпартийная политическая система Англии. Смысл ее состоит в том, что в стране существуют две основные политические партии (в то время это были консерваторы и либералы), которые чередуются у власти. Одна из них, получившая большинство на выборах в палату общин, образует «правительство его величества», а другая представляет собой «оппозицию его величества» в парламенте. Находящаяся в оппозиции партия всегда готова заменить у руля правления правящую партию. Руководство партиями находится в руках сравнительно узкой группы лидеров, которые, как правило, занимают или готовы занять в будущем министерские посты в правительстве.

Рост роли народных масс в экономической и политической жизни страны, повышение, хотя и медленное, их грамотности, а также развитие классовой борьбы вынуждали обе основные английские политические партии осуществлять парламентские реформы, постепенно расширявшие контингент избирателей. В 1867 г. реформа избирательного права увеличила число избирателей с 1 млн. до 2 млн. человек и предоставила избирательное право наряду с имущими классами также и верхушке рабочего класса. В 1884 г. в результате новой избирательной реформы число избирателей снова возросло более чем в 2 раза и составило 5 млн. человек. Значительно увеличилась доля избирателей из среды рабочих.

Новые тенденции в экономическом развитии Англии и втягивание широких масс в политическую жизнь страны настоятельно диктовали консерваторам и либералам необ-

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34


©netref.ru 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет