Тургеневская девушка пьеса в 2-х действиях Действующие лица



бет1/4
Дата30.04.2016
өлшемі0.62 Mb.
  1   2   3   4


Аглаида Лой
Тургеневская девушка
пьеса в 2-х действиях


Действующие лица

Андрей — журналист. Современный молодой человек чуть за тридцать. Разведён и вполне доволен своей жизнью.


Фил — англичанин. Читает курс русской литературы 19 века в одном из британских университетов.
Ирина — подруга Андрея. Работает вместе с ним в серьезном еженедельнике.
Зоя — журналистка. Женщина лет 35. Стоит ей немного выпить, тут же впадает в глубокую меланхолию, вешается на всех более-менее симпатичных мужчин и предлагает им жениться на ней.
Стас — ревнивый приятель Зои. Служит в фирме по наладке компьютеров.
Настасья (Настасья Ивановна) — знакомая Ирины, журналист, работает в глянцевом журнале.
Фёдор — бизнесмен. Безответно любит Настасью.
Борис — первый муж Настасьи Ивановны, бизнесмен.
Аркадий — второй муж Настасьи Ивановны, директор банка.
Нина — корреспондент еженедельника. Работает вместе с Андреем и Ириной.
Игорь — дизайнер. Служит в том же еженедельнике. Модный парень с модным хвостом на затылке и пирсингом где только возможно.
Официант в кафе, бармен, посетители кафе.

Действие первое
Картина первая

Однокомнатная, не слишком ухоженная квартира в панельной пятиэтажке. Всё говорит о том, что здесь проживает одинокий мужчина. Справа диван, вдоль стен тянутся стеллажи с книгами, неширокая стенка, престарелый телевизор на тумбочке, на полу — музыкальный центр. Возле дивана журнальный столик и два кресла. Воскресное утро. На разложенном диване, который помещен в неглубокой нише, нежатся Андрей и его подруга Ирина. Слева дверь в небольшой коридор, который ведет в кухню, крохотную прихожую и ванную комнату, совмещенную с туалетом. Прямо — окно, за которым хмурится осеннее небо. Возле окна письменный стол с открытым ноутбуком.
Ирина (открывает глаза, потягивается, поворачивается к дремлющему Андрею). Как хорошо… (Снова потягивается). На работу не надо…

Андрей (открывает глаза). Ну, чего тебе неймется? Рано еще.

Ирина (садится, накидывает халат). Вообще-то уже первый час…

Андрей. Да фиг с ним! Может трудящийся человек поваляться в постели хотя бы раз в неделю?

Ирина (целует Андрея, ласково тормошит). Да может, может! Просто я уже выспалась. Кофе хочешь?

Андрей. А то! После вчерашнего не помешает.

Ирина (с удовольствием потягивается). Хорошо покувыркались!

Андрей (с наигранной мрачностью). В девятнадцатом веке это (выделяет интонацией слово «это») называлось любовью.

Ирина (иронично). Так уж и любовью!..

Андрей (с интересом). А как?

Ирина (задумывается). И правда – как? Девятнадцатый век… (Хмыкает). Может, страстью?

Андрей. Пусть будет страсть! Так как насчет кофе?

Ирина. Сделаю. Только душ приму.
Ирина выходит в коридор. Слышно, как в ванной льется вода.

Андрей (тоже потягивается, потом устраивается на диване, подложив под спину подушку, берет пульт, включает телевизор, переключает несколько программ и с раздражением выключает; начинает размышлять вслух). Завтра вечером он прилетает. Это понятно. Я его встречаю, привожу из аэропорта домой… (Его явно что-то гложет). Ну, посидим, выпьем, поговорим — дружба народов и все такое прочее… И — что дальше?.. Как ему объяснить, что его идея, мягко выражаясь, дурацкая?.. Причем, не просто дурацкая, а совершенно идиотская по сегодняшним временам?! Да-а, Андрей, ты, кажется, влип. Весьма основательно влип. (Встает, тоже набрасывает халат, подходит к окну и смотрит в серое пространство. После паузы, с раздражением.) И дождь этот чертов! Закончится он когда-нибудь?..


Входит Ирина с небольшим подносом, на котором джезва, две чашки и сахарница. Ставит на столик, разливает кофе.
Ирина. Садись, мыслитель, кофий подан! (Устраивается в кресле, поджав ноги). Какая у тебя холодина!

Андрей (направляется к столику и садится на край дивана). Вообще-то уже поздняя осень, а отопление пока только в прожекте.

Ирина (ёжится). Догадываюсь. И обогревателя у тебя нет.

Андрей. Почил в бозе на прошлой неделе.

Ирина (берет с дивана плед и накидывает на плечи). Брр!

Андрей. Угу… (Наливает себе кофе, делает несколько глотков, ставит чашку на столик и впадает в задумчивость, уставившись в одну точку).

Ирина (молча наблюдает за ним). Ау! Ты где?

Андрей. А? Что?

Ирина. Да ничего! Где ты витаешь?

Андрей (рассеянно). Так, не проснулся ещё…

Ирина. Я хотела серьезно с тобой поговорить.

Андрей. Никогда не произноси при мне этих слов! Когда моя бывшая жена выдавала эдакую фразочку — следовала жестокая разборка.

Ирина. Сочувствую и постараюсь учесть, в дальнейшем. Просто у меня такое ощущение, что ты на меня обиделся.

Андрей. За что?

Ирина. Ну, в некотором роде, ты теперь мой подчиненный.

Андрей. Ах это… Нет, я же сказал, что не хочу быть завотделом. Торчать целый день в редакции не для меня.

Ирина (иронично). Извини, забыла, ты же у нас белая кость, свободный художник! Аналитические материалы по экономике и политике… Ах-ах-ах… (Строит забавные рожицы).

Андрей. Да не в этом дело! Разница в зарплате минимальная, а придётся целый день просиживать штаны на службе. Нет уж, увольте! Так я вольная птица: сдал материал в номер — и до свидания.

Ирина (пожимает плечами). Но если так — в чем дело? Ты уже несколько дней сам не свой.

Андрей (с наигранной мрачностью). В чем дело?.. Лучше не спрашивай!

Ирина (напряженно и подозрительно). У тебя появилась… другая женщина?

Андрей. У вас, баб, всё одно на уме! Нет у меня другой женщины!

Ирина (настойчиво). Андрей, колись! Знаешь ведь, что не отстану.

Андрей (вздыхает). Знаю. Вот только, как объяснить тебе создавшуюся ситуацию, не представляю. Какая-то ерунда получается.

Ирина. А если подробнее?

Андрей (крутит головой, усмехается). Ладно, расскажу, может, что присоветуешь… Уфф!.. Даже не знаю с чего начать… (Ирина смотрит на него не отрываясь, она заинтригована, хотя еще полна подозрений). Помнишь, месяца три назад я говорил тебе, что переписываюсь по Интернету с филологом из Англии?

Ирина. С Филом?

Андрей. Да. Так вот завтра он прилетает!

Ирина (озадаченно и несколько разочарованно). И в чем проблема? Покажешь ему Питер, в музей сходите, в балет…

Андрей. В том-то всё и дело, что не нужны ему ни музеи, ни балеты!.. Понимаешь, он преподает в колледже русскую литературу. Читает курс по Тургеневу — «Вешние воды», «Ася», «Первая любовь», стихотворения в прозе и всё такое прочее.

Ирина (пожимает плечами). Что-то я не врубаюсь. Разве это так уж необычно?

Андрей (раздражаясь). Это как раз обычно! Вопрос в другом: этот интеллектуальный кретин начитался Тургенева до полного опупения и вбил себе в голову, что хочет жениться только на тургеневской девушке!

Ирина (после небольшой паузы начинает гомерически хохотать, сквозь смех прорываются слова). На тургеневской девушке?.. Ты серьезно?.. (От хохота силы покидают ее, и она переползает на диван, продолжая смеяться, всхлипывать и даже икать от смеха). На тургеневской… девушке… жениться… (Обессилено приподнимается на локте). Нет, ты меня разыгрываешь!.. (Андрей отрицательно качает головой, она снова падает на диван, продолжая уже даже не смеяться, а истерически всхлипывать). На тур… Ой, не могу… На тург (ик) дев (ик)… ушке…

Андрей (с отчаянием глядя на нее). Вот именно. Только на тургеневской девушке…


Ирина, отсмеявшись, снова устраивается в кресле и берёт кофейную чашку. В ходе дальнейшего диалога она периодически хихикает, не в силах удержаться.
Ирина. Но причём здесь ты? Ты же не свадебное агентство!

Андрей. Да пробовал он через свадебное агентство — ничего не вышло. А мы с ним переписывались, о литературе высокой беседовали, он и проникся ко мне. А потом как-то раз спросил, не могу ли я познакомить его с тургеневской девушкой? Будь я тогда трезвый — сто раз бы подумал. Но я в тот вечер домой после какого-то фуршета заявился, так что море по колено было — ну, и пообещал сдуру. Дескать, запросто найду хоть сотню — только выбирай. А наутро начисто забыл об этом. Кто же знал, что он мой трёп за чистую монету примет?

Ирина. Да-а… Отказаться не пробовал?

Андрей. Ну, нет, от своих слов я никогда не отказываюсь! И ещё, знаешь, что-то меня заусило. Национальная гордость великороссов проснулась, что ли? Подумал: неужели я во всём Петербурге не отыщу хотя бы одну тургеневскую девушку?! Представь себе, так и подумал — можешь смеяться сколько угодно!

Ирина. Как-то не смешно. И что дальше?

Андрей. А то, что завтра вечером он прилетает. Я прикинул для себя — пару дней по всяким музеям и тусовкам его потаскаю, а потом? Нет у меня ни одной знакомой тургеневской девушки! Даже близко не просматривается!

Ирина (задумчиво). Найти девушку, которая жаждет выйти за иностранца — несложно, но вот тургеневскую… Кстати, как именно он представляет себе такую девушку?

Андрей. Откуда я знаю? Наверное, славянского типа, с косой через плечо, чтобы верная была, преданная мужу и — с идеалами.

Ирина. С идеалами? (Качает головой). С этим сейчас большие проблемы…

Андрей. Сам знаю! А ты спрашиваешь, чего я такой странный? Станешь тут странным!

Ирина (опять еле сдерживая смех). Не журись, Андрюша! Пусть твой чокнутый профессор едет — что-нибудь придумаем.

Андрей. Иришка, поможешь? Я не знаю, что делать! Надо познакомить его с какой-нибудь приличной женщиной.

Ирина. Ой, да ясно все, как божий день! Успокойся, кого-нибудь приищем.

Андрей. Обещаешь?

Ирина. Во всяком случае, постараюсь. Хотя стопроцентной гарантии успеха, конечно, дать не могу… (Ставит чашку на стол и поворачивается к Андрею). Это кто у нас такой озабоченный? А если я его немного отвлеку? (Залазит на диван, обнимает Андрея и ластится к нему). Иди-ка сюда на расправу, Базаров ты мой!
Целуются и ныряют под одеяло. Освещение гаснет.

Картина вторая
Та же комната. Входят Андрей и Фил с дорожной сумкой. Андрей включает свет.
Андрей. Ну вот, прибыли. Располагайся.

Фил (озирается). У тебя симпатично. Я точно тебя не стесняюсь?

Андрей (удивленно). А почему ты должен меня стесняться? А… в смысле «не стесню»? Нет, все нормально. Ты будешь спать на диване, а я на раскладушке. Раздевайся. (Снимает куртку).

Фил (тоже снимает куртку, отдает Андрею). Хорошо, книг много. У нас теперь мало читают, даже программы всякие делают, чтобы читать научить.

Андрей. Приучить?
Фил кивает. Андрей выходит в прихожую, вешает куртки, возвращается.

Андрей. У нас то же самое. Давай чего-нибудь схаваем.

Фил (молча смотрит на него). Что мы сделаем?

Андрей. В смысле поедим, перекусим.

Фил. А-а… Вы это так называете…

Андрей. Не всегда. Это сленг.

Фил. Давай, схаваем.

Андрей (усмехается). Я сейчас яичницу пожарю, а ты умойся с дороги. Если хочешь, прими душ, я там чистое полотенце повесил.


Андрей уходит в кухню. Фил ходит по комнате, изучает корешки книг, удовлетворенно кивает. Потом уходит в ванную. Слышно, как шумит вода. Андрей приносит тарелки, хлеб, достает из тумбочки под телевизором бутылки, рюмки. Входит Фил, у него влажные волосы.
Андрей. Ну вот, кушать подано. (Жестом приглашает его в кресло). Э-э, так не пойдет, у тебя волосы мокрые, простынешь.

Фил. Ничего, я не простываю.


Андрей достает из стенки Иринин фен, включает.
Андрей. Вот, возьми Иринин фен, подсушись…
Фил встает и сушит волосы феном.
Фил. Спасибо. (Кладет фен на тумбочку, снова садится в кресло). Вкусно пахнет. Это что?

Андрей. Яичница с колбасой, на скорую руку.

Фил. На скорую руку? Я знаю только правую и левую.

Андрей. Так говорят, когда что-то быстро готовят.

Фил. Понятно. Это фразеологизм.

Андрей (согласно кивает, разливает по рюмкам коньяк). Ну что, за встречу?

Фил (берет свою рюмку). За встречу.
Начинают есть. Андрей быстро и жадно, Фил медленно и аккуратно. Андрей замечает это и замедляет темп.
Андрей. Извини, я голодный, целый день в бегах.

Фил. Это ничего. Я тоже иногда целый день голодный.


Пауза. Оба едят, с интересом посматривая друг на друга.
Фил. Я извиняюсь, Андрей, я на тебя навязался. (Андрей хочет возразить, но Фил жестом его останавливает). Навязался, да. Но мне всегда нравилась Россия. Я в Петербурге был один раз, давно, десять лет назад. Тогда было очень плохо, люди были совсем несчастные, — но город очень красивый. Wonderful! А сейчас у вас стало лучше?

Андрей. Пожалуй, немного лучше.

Фил. Я рад. Мафии у вас тоже меньше стало?

Андрей. Мафии? Не знаю. Вы там, на западе, помешались на русской мафии. Я отродясь ни одного мафиози в глаза не видел, — только по телевизору. Живем, конечно, так себе, не очень. Ну, да как умеем!

Фил. Я вижу, не очень. (Кивает на комнату).

Андрей. Ты имеешь в виду квартиру? Это я с бывшей женой разменялся. У нас квартиры дороже, чем в Лондоне. Давай выпьем, ну, за дружбу народов, что ли!

Фил. Выпьем, что ли!
Выпивают еще по рюмке. Заедают маринованными огурчиками из банки.
Фил. А мы обычно коньяк огурцами не заедаем.

Андрей. Русский обычай: огурчики, сало. Ты ешь, ешь! Завтра я с утра на работу съезжу, у нас летучка, то есть, редакционный совет, потом вернусь, и мы с тобой куда-нибудь сходим. Ты хочешь посмотреть что-нибудь конкретное?

Фил. Конкретное? Я пока не знаю. А мне одному ходить можно?

Андрей (неуверенно). Можно, конечно… Только такому, как ты, нужно быть осторожным. Я тебе свой мобильный телефон дам, чтобы ты мог позвонить в случае чего.

Фил. Я тебе позвонить?

Андрей. Ну да! Понимаешь, со стороны заметно, что ты иностранец, турист, — а на туристов у нас жулики всякие охотятся. Например, могут попросить у тебя мобильник, чтобы позвонить в скорую помощь или еще куда, — ты дашь мобильник, а они убегут. Или сумку сорвут с деньгами и документами. Так что мобильник никому не давай, сумку с собой лучше не бери, положи всё, что тебе нужно, во внутренний карман куртки.

Фил. Это мафия?

Андрей. Да какая мафия! Жулики мелкие, карманники.

Фил. Жулики это воры? (Андрей кивает). Мобильник это телефон? (Андрей снова кивает). Хорошо, я понял. Они только иностранцев грабят?

Андрей. Не только. Но иностранцев, туристов, особенно любят, потому что у них есть валюта и они лохи.

Фил. Лохи? Кто такие «лохи»?

Андрей. В смысле, простаки, лопоухие.

Фил. Лопоухие… Не знаю такого слова. Это связано с ушами?

Андрей. Напрямую нет. Идиома. Например, «вешать лапшу на уши» означает «пудрить мозги», обманывать.

Фил. «Пудрить мозги»… Этого я ещё не слышал. Про лапшу читал в новом словаре фразеологизмов. Ты не беспокойся, Андрей, я осознал. Я есть лох лопоухий.

Андрей (смеётся). Ну, если осознал, можешь посетить Русский музей, там сейчас выставка Филонова. Или в Эрмитаж сходи. А когда я вернусь, пойдем в кафе посидим, посмотришь на русских девушек. Только вот тургеневскую барышню я тебе так сразу не обещаю.

Фил. Я понимаю. Сейчас это, наверное, сложнее, чем раньше.

Андрей. Ты даже не представляешь себе, насколько сложнее… (Вздыхает). Но мы постараемся.

Фил. Спасибо, Андрей, ты настоящий друг! Я знаю, я все равно встречу такую девушку в России. Я чувствую.

Андрей (со скрытым сарказмом). Очень на это надеюсь. (В сторону). Похоже, случай тяжелый… (Филу). Ну, теперь спать! Сейчас постель постелю…


Андрей уносит со стола в кухню тарелки. На столике остаются только рюмки и бутылка. Возвращается, застилает диван чистыми простынями и одеялом. Себе стелет на раскладушке, потом садится в кресло у стола. Фил тем временем уже присел на диван и раскуривает трубку, наблюдая за его действиями.
Андрей. Давай еще по одной на сон грядущий… (Разливает из бутылки остатки коньяка, смотрит бутылку на просвет). Аминь! Сей нектар закончился.

Фил. Аминь!


Чокаются и молча выпивают.
Андрей. Ложимся? (Фил кивает). Устраивайся, я свет погашу.
Фил раздевается и ложится на диван, укрывается. Андрей гасит верхний свет, оставляя небольшой ночник на тумбочке, и тоже устраивается на разложенном кресле. На сцене полумрак.
Фил (приподнимается на локте, вздыхает). Андрей, я ужасный идеалист. Я ведь даже не представляю, что у вас в России происходит. Нет, конечно, знаю из средств массовой информации, что вы строите демократию, что у вас свободы сейчас меньше, чем при Ельцине. Но я не очень это все понимаю.

Андрей. Что у нас происходит? (Слышен его смешок). Дикий капитализм у нас в самом разгаре. Как у вас в девятнадцатом веке, или даже раньше, в восемнадцатом.

Фил. Но как же так? А где же свобода и демократия?

Андрей. Накрылись медным тазом. Это такая идиома, Фил. Когда у нас в девяностые годы Советский Союз развалился, а потом мы стали строить, с вашей, западной, между прочим, подачи, свободное общество — это стало крахом всего. Экономики, финансов, идеалов. Просто все разом рухнуло в тартарары.

Фил. Но у вас же было тоталитарное общество — Сталин, КГБ!

Андрей. Положим, не Сталин, а Горбачев. А насчет тоталитарного общества — это, извини, ваши медийные страшилки. Жили мы очень даже неплохо.

Фил. Почему же тогда все развалилось? Я помню, какие огромные демонстрации были, за свободу, за демократию, против диктатуры партии.

Андрей. Почему развалилось? Спроси чего-нибудь полегче. Дураки были. Верхушка у нас вся прогнила. Ну, если хочешь, элита пожелала жить, как у вас, на западе, — а обычные люди поддались на пропаганду, о чем теперь сильно жалеют. Представь себе такую ситуацию. Вот ты сегодня живешь в так называемом постиндустриальном обществе, — и вдруг у вас все рушится, и вас отбрасывают назад в начало девятнадцатого века, в дикий, даже очень дикий, капитализм со всеми его прелестями. Начинается передел собственности, банды всякие возникают; между ними постоянные разборки со стрельбой, убивают главарей банд, депутатов и вообще всех, кто поперек дороги к обогащению стоит. А обыватели вроде нас с тобой остаются не у дел. Собственность государственную всю поделили начальники, которые в нужное время в нужном месте оказались, а у тебя лично — ни-че-го. И заработать невозможно, потому что заводы и фабрики стали, институты совершенно обнищали и всё такое. Представь, что твой университет закрылся. Или не закрылся, но зарплату тебе не платят, потому что нет денег. Вот что бы ты лично в такой ситуации делал?

Фил (долго молчит, размышляя). Я бы, наверное, умер.

Андрей. Вот и у нас умирали. Но большинство, представь, выжило. За счет дачных участков. Картошку сажали, овощи, собирали грибы и ягоды в лесу. Старики, дети, инвалиды — эти вообще за бортом оказались, по помойкам рылись, чтобы с голоду не умереть, бутылки собирали и сдавали. А в это время «либеральное демократическое правительство», которым так восторгались у вас на западе, строило «свободное общество». Только не понятно для кого. Впрочем, как раз понятно — для себя любимых!

Фил. Значит, вы жалеете о том, что произошло? Вам не нужно демократическое общество?

Андрей. Фил, ты же образованный человек, — а говоришь штампами! Ну, где ты на западе видел по-настоящему демократическое общество? Разве у вас каждый человек может влиять на правительство? А газеты, пресса, телевидение — они что, свободны? Они не подчиняются тем указаниям, которые дают их владельцы? Ты же не настолько наивен, Фил! Просто промывание мозгов обывателей у вас поставлено на более высокий уровень, нежели у нас. Уж я-то, старый медийный волк, это отчетливо вижу! Ваши обыватели даже не замечают, как ими манипулируют. Восторгаюсь! Высший класс! У нас пытаются делать то же самое, но пока получается излишне прямолинейно, в лоб. Кстати, знаешь, как у нас называют телевизор? Дебилизатор.

Фил. Дебилизатор… (Смеется). Очень хорошо!

Андрей (тоже усмехается). Во всяком случае, точно отражает суть.

Фил (после паузы, грустно). Наверное, я зря приехал… Тургеневская девушка не из этого времени.

Андрей. Ладно, не переживай! Может, хотя бы один экземпляр еще сохранился. А если так — мы непременно её найдем! Ну, что — спим? (Фил кивает). Спим!.. (Андрей выключает ночник).


Свет на сцене гаснет.
Картина третья

Небольшое уютное кафе. На сцене несколько столиков, слева — барная стойка. Вход в кафе в заднике декорации. За одним из столиков сидит Ирина и пьет коктейль. Перед ней полупустая тарелка. Входят Андрей с Филом. Андрей осматривается и, увидев Ирину, приветственно поднимает руку и направляется к ней, за ним следует Фил.
Андрей. Привет!

Ирина. Привет! Присаживайтесь.

Фил (церемонно кланяется). Разрешите представиться — Филипп.

Андрей. Ах, да, извините! Ирина — это Фил. Фил — это Ирина. (Садится). Уфф, набегался сегодня. (Откидывается на стуле, вытягивает ноги. Филу, который нерешительно переминается с ноги на ногу). Чего стоишь? Садись. В ногах правды нету.

Фил (садится и удивленно переспрашивает). Правды нету в ногах?

Андрей. В ногах, в ногах. Идиома. Означает: нечего бестолку стоять, если можно сесть.

Фил. Это очень мудро. (Тоже садится и озирается). Очень симпатичное кафе.

Андрей. И сравнительно недорогое. (Изучает меню). Давай-ка, мы с тобой закажем мясо в горшочках, с грибами и картофелем… (Ирине). Ты будешь? (Она отрицательно качает головой. Он подзывает официанта и делает заказ). А теперь надо чего-нибудь выпить!


Андрей встает и направляется к стойке бара, Фил идет за ним. Андрей берет стакан и возвращается за столик. Фил беседует с барменом, выбирая себе напиток.
Андрей (Ирине). Вообще-то, он парень ничего — если бы не бзик насчет тургеневской девушки... (Пьет коктейль). Ты нашла кого-нибудь?

Ирина. Конечно. Чего бы я тогда тебе звонила? Сейчас должна Настасья подойти. Я ее предупредила, что у Фила пунктик на девятнадцатом веке. Она обещала соответствовать.

Андрей. Слава богу, а то я уже голову сломал, с кем бы его познакомить? Подожди, это какая Настасья — из «Гламура для всех»?

Ирина. Она самая. Вы, кажется, даже знакомы.

Андрей. С Настасьей-то? Да мы с ней несколько лет по соседству служили: редакции на одном этаже находились. Та ещё штучка! Интересно, на кой ей Фил понадобился?

Ирина. Понятия не имею. (Бросает взгляд на входную дверь). Вот черт!

Андрей (тоже смотрит на входную дверь). Черт подери!

В кафе входит модно одетая Зоя. Она явно подшофе. Ни на кого не глядя, Зоя целенаправленно идёт к барной стойке, что-то заказывает, выпивает, садится на высокий стул у стойки и осматривается. Андрей с Ириной делают вид, что увлечены беседой и не замечают её.
Ирина. Только не смотри в ее сторону.

Андрей. Сам знаю. Принесла же нелегкая!


Возвращается Фил с коктейлем и садится за столик.
Фил. Взял коктейль «Белая ночь».

Андрей (рассеянно). И как?

Фил (дегустирует). Мне нравится… (Чувствует, что что-то не так, и вопросительно смотрит сначала на Андрея, потом на Ирину).

Ирина. Это хороший коктейль... Ну, все, засекла!


Зоя спрыгивает с высокого стула и со стаканом в руке направляется прямиком к их столику.
Зоя. Привет! Я вас сразу и не заметила. (Рассматривает Фила). А это кто такой? Почему не знаю?

Ирина. Уймись! Фил не журналист. Приехал к Андрею в гости.

Зоя. И откуда же вы приехали?

Фил (вежливо). Из Великобритании.

Зоя. Очень интересно! (Садится на свободный стул рядом с Филом). Надолго к нам?

Фил. На неделю.

Зоя. Мне так грустно, Фил… Жизнь ужасно, ужасно несправедлива! Я чувствую себя такой одинокой сегодня… Вы одиноки, Фил?

Фил. Да, я одинок.

Зоя. Ну, тогда вы меня понимаете. (Допивает свой коктейль). Андрей, принеси мне еще водки с тоником!

Андрей (сдерживая раздражение). По-моему, тебе уже достаточно.

Зоя. Не спорь. И чтобы обязательно со льдом…
Андрей встает с недовольным видом и направляется к бару.
Зоя. Дорогой Фил, если мы оба так одиноки, то мы должны быть вместе! (Встает со стула, садится на колени Филу и обнимает его за шею). Понимаешь, мне так плохо! Мне жить не хочется… Пожалуйста, возьми меня замуж… (Прижимается головой к его груди). Ну, пожалуйста!..

Ирина. Только не это! Зоя, сядь на стул, сейчас же!

Зоя. Я знаю, Фил меня любит, он хочет на мне жениться.) (Заглядывает ему в лицо. Ты на мне женишься?

Фил (совершенно растерявшись). Я не знаю…


Возвращается Андрей с коктейлем.
Андрей. Зойка, оставь Фила в покое! Лучше пойдем танцевать… (Стаскивает ее с колен Фила, обнимает, и они начинают топтаться на месте под негромкую музыку).

Фил (Ирине). Зачем он её забрал — ведь она несчастлива?

Ирина (нервно). Так надо.
Официант приносит на подносе горшочки с мясом закуски, расставляет на столе.

Зоя отталкивает Андрея, снова подходит к их столику, забирает свой коктейль.
Зоя. Да ну вас! С вами скучно! (Отходит в сторону, достает из маленькой дамской сумочки мобильник). Стас, это я! Ты скоро?.. Нет, я в «Белых ночах»… Хорошо…(Направляется к другому столику, за которым сидят двое мужчин, и присаживается на свободный стул).

Андрей (Филу). Попробуй, очень вкусно.

Ирина. Ешь, Фил, это национальное блюдо. А вот закуски: селедка, огурчики…

Фил. Спасибо. (Начинает есть).


Зоя над чем-то смеется, потом садится на колени к одному из мужчин и обнимает его за шею. Фил с удивлением поглядывает на неё. В этот момент в зал быстро заходит Стас, высокий, поджарый, и нервно осматривается.
Ирина. Прибыл Стас! Как говорится, продолжение следует… (Она явно чего-то ждет и не зря).
Стас быстро подходит к столику, за которым сидит Зоя, хватает ее за руку и буквально сдёргивает с колен незнакомца. Мужчина пытается протестовать, но Стас молча бьет его кулаком в челюсть, так что тот переворачивается вместе со стулом. Второй мужчина вскакивает на ноги, начинается потасовка. Зоя стоит в стороне и с удовольствием наблюдает за происходящим. Андрей вскакивает на ноги, и вместе с официантом пытается разнять дерущихся. Андрей сзади хватает Стаса за руки и повисает на нем.
Андрей. Стас, хватит! Хватит, тебе говорят! Ничего такого не было…

Стас. Я его сейчас убью! (Пытается вырваться из рук Андрея, но уже больше по инерции).

Андрей. Ну, будет, будет…

Стас (немного успокаивается). Все. Отпусти.


Андрей отпускает его.
Стас. Хорошо, что вы с Ириной здесь, а то бы я…

Андрей. Да знаю, знаю…

Стас (обращается к мужчинам за столиком). Ладно, мужики, проехали! Это моя жена.
Стас берет Зою под руку и уводит из кафе. Один из мужчин потирает челюсть, другой качает головой и смеется. Оба снова садятся за свой столик.

Фил изумленно наблюдает за происходящим.

Андрей возвращается к своему столику, садится, наливает рюмку водки, залпом выпивает и закусывает селедкой.
Андрей. Семейная жизнь, мать ее!

Ирина. Сегодня хотя бы без жертв обошлось. Фил, ты что, расстроился? Наверное подумал, бедолага, что Андрей тебя решил с Зоей познакомить?.. (Смеется). Зоя наша уже давно замужем за Стасом. Ну да, который в кафе ворвался и стал мужикам морды бить!

Андрей. Они со Стасом не расписаны.

Ирина (пожимает плечами). И что? Живут в гражданском браке.

Фил. Эта женщина замужем?! Тогда зачем она меня спрашивала, хочу ли я на ней жениться?.. Очень странно… Загадочная русская душа…

Ирина. Положим, не русская. Зоя наполовину таджичка, наполовину украинка. А, впрочем, да — русская! Но тут дело не в национальности. У нее посттравматический синдром. Выпьет немного — и сразу чердак едет.

Фил. Чердак едет? Чердак есть у дома. Как это?

Ирина. Чердак, крыша едет! Это идиома такая. Означает, что у человека с головой не в порядке.

Фил. А-а…

Андрей. Видишь ли, когда Советский Союз распадался, правящие кланы в республиках принялись делить между собой власть. Русских и всех русскоязычных всячески из республик вытесняли: запугивали, даже убивали. Боевики вели между собой настоящие войны. А Зоя, еще совсем молоденькая, тогда работала на радио в Таджикистане. Однажды к ней прямо в студию ворвались боевики, один приставил дуло пистолета к её голове и заставил прочесть его текст. У неё потом шоковое состояние было. Она настолько испугалась, что всё бросила и с одной сумкой в Россию убежала. И хотя прошло уже много лет, стоит ей выпить, — она ведет себя неадекватно. Стас её любит и очень за нее переживает, потому что она несколько раз пыталась совершить самоубийство. Да-да! Резала себе вены в ванной… (Внимательно вглядывается в лицо Фила). Ты хоть что-нибудь понял?

Фил (кивает). Да, понял. У Зои депрессия. Когда она употребляет алкоголь, то делается немножко сумасшедшая.

Андрей. Суть ухватил верно! Давай-ка еще выпьем и, наконец, поедим, а то всё уже остыло…

Фил. Давай! (Ест, потом произносит после паузы). Посттравматический синдром у молодой женщины — это страшно. Мне ее сильно жалко.

Ирина. Всем жалко! И — всех жалко… (После паузы). Ну, скажите на милость, где эту обормотку носит?.. Андрюша, возьми мне еще одну «Белую ночь»!


Андрей встает и направляется к бару. В этот момент в дверном проёме возникает Настасья. На ней белая блузка, отделанная кружевами по вороту и на рукавах, и длинная темная юбка. Светлые волосы уложены в гладкую прическу «под старину». Она останавливается в эффектной позе и озирается.
Ирина. Вот наконец-то и мы... (Усмехается, оглядывая Настасью с головы до ног). Хороша!..
Настасья направляется к Ирине и Филу.
Настасья. Приношу свои извинения за некоторое опоздание. (С любопытством изучает Фила). Везде такие пробки…

Ирина. Тебе повезло. Тут Зоя со Стасом только что выступали. Присаживайся. Прошу прощения, я вас не познакомила! Фил — это Настасья. Настасья, рекомендую — Фил.


Фил встает и кланяется. Он явно смущен.
Фил. Мне очень приятно познакомиться.

Настасья. Взаимно. (Протягивает руку Филу, которую тот церемонно пожимает).


Возвращается Андрей с коктейлем.
Андрей. Привет, Настасья, как дела? Зоя со Стасом….

Настасья (перебивает). Да слышала уже — Ирина просветила.

Андрей. Ясно. Уже познакомились? Фил приехал на несколько дней, чтобы Питер посмотреть и вообще… (Делает рукой неопределенный жест). А у меня, как назло, полный цейтнот, срочно надо сдавать в номер два материала. Покажешь ему город?
Фил неотрывно смотрит на Настасью. Она, несомненно, поразила его воображение.
Андрей. Фил, ау!.. Ты не возражаешь, если Настасья сводит тебя в Русский музей?

Фил (словно под гипнозом). Нет, не возражаешь…

Ирина (деловито). Вот и ладненько! По Невскому прогуляетесь или ещё чего надумаете… (Настасье). Может, передохнёшь немного, коктейль себе закажешь?

Настасья. Нет, я за рулем. Ну что, Фил, по коням?

Фил. Мы на лошади поедем?

Настасья (смеется). В переносном смысле!

Андрей. Ты только потом его домой доставь, а то мало ли что.

Настасья. С каких пор ты такой заботливый? Доставлю, конечно, не беспокойся. Идёмте, Фил!


Настасья с Филом направляются к выходу. Андрей с Ириной провожают их пристальными взглядами.
Андрей. Неужели, кроме Настасьи никого не нашлось?

Ирина. Скажи спасибо, хоть она согласилась!

Андрей (язвительно). Спасибо. Вообще-то мне казалось, что наши дамы обожают иностранцев, особенно англичан. Как же: принц на белом коне и все такое!..

Ирина. Ха! Ха! Отстал от жизни. Что с твоего англичанина взять? Обычный университетский препод. А наши девочки нынче понимают что к чему — им богатеньких подавай. Настасья согласилась на роль тургеневской барышни из чисто женского любопытства. Заявила, что англичанина в ее коллекции как раз недостаёт. Кстати, здорово веселилась по поводу «тургеневской девушки».

Андрей (морщась). Ох, нехорошо! Ты же знаешь, какая она стерва, — а Фил, по-моему, совершенный идеалист. Надеюсь, хоть не влюбится сразу, а то… (Качает головой). Бедный, бедный Фил…

Ирина (ехидно). Скажи спасибо, что пока не Йорик!

Андрей (кланяется). Спасибо, удружила!

Ирина (обиженно). А разве нет? Помнится, кто-то меня просил, можно сказать, умолял, найти хоть кого-нибудь, — а теперь ему Настасья не подходит! Давай тогда, сам ищи по городам и весям свою «тургеневскую девушку»… (После паузы). Ты-то хоть понимаешь, что это полный идиотизм?

Андрей (обреченно машет рукой). Да понимаю, конечно! Ладно, пусть будет Настасья.

Ирина. Между прочим, у нее высшее филологическое образование. Она даже в аспирантуре одно время училась и диссертацию писала по писателям девятнадцатого века, — пока замуж не вышла.

Андрей (мрачно). В первый раз…

Ирина (пожимает плечами). Ну и что? Дело житейское. Зато при разводе получила великолепную квартиру с камином и видом на Неву.

Андрей. А при разводе со вторым мужем — пакет акций некой нефтяной компании…

Ирина. Нет, все наоборот! От первого – акции, от второго квартиру. Да, точно. (Сердито). Не вижу в этом ничего дурного! Такова жизнь.

Андрей (примирительно). Хорошо, согласен! Жизнь такова. Только бы наш Фил в нее по-настоящему не втюрился!

Ирина. Переживёт. Как известно, глупость наказуема. Ишь чего надумал — в двадцать первом веке тургеневских барышень искать!.. (Фыркает как рассерженная кошка). И потом, с чего ты взял, что он сразу в нее втюрится?!

Андрей. Тоже верно… Ты сейчас домой?

Ирина. Не знаю. Не хочется домой. Никто не ждет и вообще тоскливо. Сводил бы даму в кондитерскую на Невском, что ли? Посидим при свечах, вдвоём, пирожными полакомимся… (Вздыхает). Сидишь в тепле, смотришь на улицу сквозь стекло, а по Невскому влюбленные парочки гуляют в обнимку и лица у них нездешние… И никакой холод их не берёт! Всё же, любовь — великая сила. Романтики хочется!..

Андрей. Романтики? Почему бы и нет? Мы с тобой давно в свет не выходили!

Ирина. А Фил?

Андрей. Я ему свой второй мобильник отдал, в случае чего — позвонит. (Встает и церемонно подаёт руку Ирине). Сударыня, прошу вас осчастливить меня своим обществом!..
Ирина с улыбкой протягивает Андрею руку, которую тот целует. Они уходят.


Каталог: files
files -> Шығыс Қазақстан облысындағы мұрағат ісі дамуының 2013 жылдың негізгі бағыттарын орындау туралы есеп
files -> Анықтама-ұсыныс үлгісі оқу орнының бланкісінде басылады. Шығу n күні 20 ж
files -> «Шалғайдағы ауылдық елді мекендерде тұратын балаларды жалпы білім беру ұйымдарына және үйлеріне кері тегін тасымалдауды ұсыну үшін құжаттар қабылдау» мемлекеттік қызмет стандарты
files -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
files -> Регламенті Жалпы ережелер 1 «Мұрағаттық анықтама беру»
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының басшысы А. Шаймарданов
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының бастығы А. Шаймарданов
files -> Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының 2012 жылға арналған операциялық жоспары
files -> Тарбағатай ауданының ішкі саясат бөлімі 2011 жылдың 6 айында атқарылған жұмыс қорытындысы туралы І. АҚпараттық насихат жұмыстары


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет