«тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права»


В. А. Мансуров, О. В. Юрченко СОЦИОЛОГИЯ ПРОФЕССИЙ: ИСТОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ



бет2/35
Дата02.05.2016
өлшемі3.87 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

В. А. Мансуров, О. В. Юрченко




СОЦИОЛОГИЯ ПРОФЕССИЙ: ИСТОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ



Аннотация: в этой статье представлены основные теоретические подходы западной социологии профессий, проведена хронологическая ревизия концепций «профессия», «профессионализация» и «депрофессионализация», а также показано, что теоретические подходы этого научного направления могут быть адаптированы к российским реалиям и использованы для проведения межкультурных сравнительных исследований.

Ключевые слова: профессия, профессиональные группы, социология профессий, профессионализация, профессионал.
Современное российское общество отличает гибкая и динамичная социально-профессиональная структура. За последние десятилетия разрушилась тесная взаимосвязь между политическим, экономическим и культурным стратификационными измерениями. Привнесение логики рынка в российскую реальность привело к рассогласованию социального статуса многих профессиональных групп, но в то же время открыло для них новые возможности для осуществления групповой социальной мобильности, переопределения собственного статуса в государственном секторе и конструирования новых позиций на рынке труда. В связи с этим актуальным становится вопрос об адекватных методологических схемах, которые позволят точно описать особенности социального статуса различных профессиональных групп, а также технологии увеличения имеющихся в их распоряжении ресурсов и способы их преобразования в реальные рыночные возможности.

Советские социологи в исследованиях профессиональных групп в основном опирались на три теоретических подхода:

1) стратификационный, в рамках которого профессиональная структура рассматривалась как средство для изучения иерархии престижа или социального расс-лоения общества [1];

2) функционалистский, где профессионалы подвергались анализу с точки зрения соответствия их деятельности и социальных установок интересам государства и задачам осуществления определенных социально-значимых функций [2];

3) социально-психологический, где на первый план выдвигались «внутренние» характеристики профессиональной группы, такие, как сложность труда, его творчес-кий характер и призвание индивидов. Особое внимание уделялось профессионалам как отдельным индивидам, их мотивации и отношению к труду, вопросам ответственности, дисциплинированности и инициативности [3].

Несмотря на разнообразие подходов, такие важные измерения социального статуса, как властные и экономические ресурсы профессиональных групп, по понятным причинам политического характера, выпадали из социологического анализа. Другим серьезным научным пробелом было отсутствие возможности изучать способы и стратегии коллективной восходящей мобильности. В постперестроечной России социологи компенсировали недостаток исследований, направленных на изучение экономического статуса профессионалов [4; 5]. В то же время, поп-режнему мало изученными остаются: объем властных полномочий профессионалов, специфика их взаимоотношений с государством и потребителями их услуг, а также стратегии профессионализации, под которыми мы пониманием групповую

восходящую мобильность1. Для изучения этих вопросов работники сектора социологии профессий и профессиональных групп Института социологии РАН обратились к западной социологии профессий. В наших исследованиях мы рассматриваем профессионалов с точки зрения их групповых интересов, как социальные общности, которые могут закрывать доступ посторонним, не членам профессии, к определенным рыночным преимуществам и социальным благам [7].

В этой статье представлены основные теоретические подходы западной социологии профессий, проведена хронологическая ревизия концепций «профессия», «профессионализация» и «депрофессионализация», а также показано, что теоретические подходы этого научного направления могут быть адаптированы к российским реалиям и использованы для проведения межкультурных сравнительных исследований. В западных работах большее внимание уделялось исследованию элитных профессий интеллектуального труда, которые рассматривались как корпоративные акторы, которым удалось достигнуть статуса «свободных» профессий и сохранить относительно высокую власть и независимость даже под давлением государственной бюрократии и организованного капитала. Это научное направление зародилось в работах основателя структурного функционализма Э. Дюркгейма в 1893 г. В его работе «О разделении общественного труда» профессиональные группы были выделены в качестве важнейших социальных институтов, которые обеспечивают органическую солидарность в обществе, создают и поддерживают положительные социальные образцы поведения, а также выступают как посредники между отдельными индивидами и государством [8]. Именно ра-зделение труда и профессии воссоздают моральное единство общества, в которых традиционные верования утратили былую силу и привлекательность.

В первой части статьи рассмотрены теоретические концепции социологии профессий периода расцвета этого направления, который произошел в англо-саксонских странах в эпоху господства структурного функционализма. Когда в духе дюргкеймовской традиции, исследователи уделяли основное внимание элитным профессиональным группам, которые играли важную позитивную роль в общества. Во второй части представлены конфликтологические воззрения на профессию социологов неомарскистов и неовеберианцев: изучение профессионалов в системе производственных отношений и на рынке труда. В третьей части проанализирован вопрос о границах применимости западных теоретических моделей для проведения эмпирических исследований в России.
Функционалистский взгляд на профессию

На этапе становления западной социологии профессий многие исследователи стремились к детальному теоретическому разграничению между высокостатусными социально значимыми профессиями («professions») и прочими родами занятий («occupations»). Изначально научное разделение на «профессии» и «неп-рофессии» зеркально отражало особенности исторических реалий англо-саксон-ского мира, где термин «профессия» указывал на престижность работы и её орие-нтированность на служение обществу [9]. В соответствии с устоявшейся языковой традицией, в категорию традиционных «профессий» попадали врачи, юристы, церковные служители и преподаватели вузов1 [10]. Кроме почетного престижного титу-ла, эти профессиональные группы отличались от других родов занятий незначите-льным вмешательством в их самоуправление со стороны государства, а также высоким доходом и престижем.

Во всех современных индустриальных странах социальные институты государства и социально значимых профессий развивались взаимосвязанно и оказывали непосредственное влияние на становление друг друга [11, 12]. Исторически сложилось так, что традиционные профессии в Англии и Северной Америке получили право на саморегулирование раньше, чем где бы то ни было в мире. Например, в Великобритании традиционные профессии врача и юриста получили право на автономию под монаршим патронажем. Королевский колледж врачей был сформирован в XVII в., веком позже они получили право на создание профессиональных ассоциаций с широким спектром полномочий, включая контроль над обучением специалистов и лицензированием собственной деятельности. Таким образом, границы вмешательства в дела профессионалов со стороны либерального государства оказались чётко очерченными [13]. Хотя сегодня и в Англии и в Северной Америке взаимоотношения между государством и профессионалами складываются несколько иначе, основной вектор их развития – в сторону уменьшения власти профессионалов и усиления контроля со стороны государства и потребителей услуг [14, 15]. Тем не менее, степень независимости англо-саксонских традиционных профессионалов по-прежнему выше, чем их коллег в континентальной Европе и России [16].

Первые англо-американские социологи профессий в качестве объекта исследования выбирали традиционные профессии и пытались ответить на вопрос, какими уникальными характеристиками, помимо университетского образования, они обладали. Почему именно этим социальным группам удалось приобрести и сохранить высокий статус в обществе. Исследователи сосредоточились на поиске «су-щностной выжимки» феномена традиционных профессий, посредством поиска их отличительных черт [10]. В этих работах зародился атрибутивный подход социологии профессий или «теория черт». Авторы этого направления использовали полученный набор профессиональных критериев для создания «идеального типа» профессии в понимании М. Вебера [17]. По большей части подобные «перечни» характеристик были теоретически не взаимосвязаны. Кроме того, в процессе поиска отличительных черт и попытке связать их между собой, социологи неизбежно «овеществляли» идеальный тип и трактовали абстрактную концепцию так, как будто это был реально существующий феномен [18]. Фактически ставился знак ра-венства между традиционными профессиями и «идеальным типом».

Поиск идеальной модели профессии осуществлялся в контексте парадигмы структурного функционализма. Хотя не все авторы «теории черт» формально относили себя к этому направлению, тем не менее, оно настолько доминировало в конце 1950-х гг., что часто под самой дисциплиной «социологией» понимался фун-кционализм [19]. Традиционные профессии рассматривались как наиболее стаби-льные, эффективные и, в основном, аполитичные институты современного общес-тва. Ключевую фигуру в социологии профессий Т. Парсонс описал в статье для «Энциклопедии социальных наук»: «Профессиональная группа («profession») становится единственным наиболее значимым компонентом в структуре современных обществ. Сначала она вытеснила «государство» в ранее употреблявшемся значении этого термина, а недавно – «капиталистическую» организацию экономики. Именно повсеместное появление профессиональных групп, а не особого статуса капиталистического или социалистического способа организации труда является значимым структурным развитием общества двадцатого века» [20]. Т. Парсонс утверждал, что только сбалансированность интересов капиталистической экономики и традиционных профессий могут гарантировать устойчивый нормативный социальный порядок.

Классическим примером наиболее полного определения «идеального типа» профессии в период структурного функционализма можно считать список из двад-цати трёх характеристик Дж. Миллерсона, составленный им на основе анализа работ двадцати социологов, занимавшихся этой проблематикой [21]. Несмотря на впечатляющий перечень, автору не удалось разделить профессиональные черты на неотъемлемые, структурные атрибуты статуса и на случайные, присущие отдельным индивидам или объясняющиеся преходящими историческими фактами [18, 22]. На основе анализа работ авторов, черпающих вдохновение в функционализме, мы выделяем три основных интегративных характеристики, которые формируют «идеальный тип» профессии [21, 23-26):



  • Профессиональные специальные знания и опыт. Практическая деятельность профессионалов основана на абстрактном, теоретическом знании, которое приобретается в результате длительного обучения и подтверждается документально. В результате профессиональное мнение остается неясным обывателю, но обладает для него авторитетом [27].

  • Профессиональная этика. Деятельность профессионалов должна быть на-правлена на социально значимые цели, акцент делается на служении обществу. Альтруизм может быть не свойственен индивидуальному профессионалу, но для группы является необходимым внутренне присущим качеством [28]. Разработанный этический код закрепляет доверие обывателей к профессиональной группе.

  • Профессиональная автономия в принятии решений, которые имеют непосредственное отношение к практике, содержанию образования, входу в профессию и исключению из профессии. Функционалисты рассматривали эту характеристику как «иммунитет», производный от профессиональных знаний и этики. Позднее социологи стали справедливо утверждать, что профессиональная автономия должна быть оправдана посредством внутреннего саморегулирования профессии (контроль коллег и профессиональной ассоциации) и внешней со стороны потребителей услуг и государства [29].

Авторы более поздних работ социологии профессий не отвергали того факта, что вышеперечисленные черты формируют идеальный тип профессии, однако они в большей мере были заинтересованы в изучении стратегий, используемых профессионалами для достижения высокой социальной позиции [30]. Тогда как функционалисты не придавали значения активности социальных субъектов, а полагали, что существует структурный «естественноисторический процесс профессионализации», под действие которого попадают практически все «белые воротнички», которые все в большей мере приобретают определенные «профессиональные черты» по образу и подобию традиционных профессий [31]. Процесс профессионализации рассматривался как реакция со стороны профессиональных групп на потре-бности общества.

Все рода занятий, обделенные статусом профессии, рассматривались с точки зрения их потенциала профессионализироваться, то есть приблизиться к идеальному типу профессии [32]. В результате в социологической литературе появилась идея «профессионального континуума», на котором размещались все рода занятий, начиная от простых групп физического труда, которым было свойственно наи-меньшее число профессиональных черт, заканчивая «зрелыми» традиционными высокоинтеллектуальными профессиями или «идеальным» типом профессии (Гуд). В социологический лексикон вошли концепции: «практически-профессия», «полу-профессия», «недо-профессия», «не-профессия» (работники физического труда) и другие [33]. Помимо зрелых профессий, чаще всего выделялись: 1) «новые» профессии: инженеры, химики, бухгалтеры, а также представители естестве-нных и социальных наук; 2) полу-профессии или «помощники профессионалов» – медсес-тры, фармацевты, социальные работники; 3) формирующиеся профессии: менеджеры и управленцы частными предприятиями и компаниями [32].

В 1970–гг. теоретические подходы социологии профессий начинают меняться. Наибольшим сомнениям подвергается идея альтруизма профессионалов. При-меры коррупции, несоответствия профессиональной деятельности полученному сертификату все чаще становятся предметом внимания со стороны широкой общественности. В свою очередь, меняется научный социологический климат: проис-ходит смещение акцента с функционалистской на конфликтологическую модель объяснения социальной реальности, и на авансцену выходят неовеберианцы и не-омарксисты. Социологи функционалисты начинают рассматриваться как «жертвы обмана», которые приняли идеологию профессиональных групп за «чистую монету», не проверяя, насколько провозглашаемый идеал ориентации на бескорыстное служение соответствует действительности [34]. Исследователи задались вопро-сом о том, почему традиционным профессиям удалось достичь своего нынешнего высокого социального положения в западном обществе и вопросом, действитель-но ли отличающие их характеристики являются неотъемлемыми и неизменными.
Конфликтологический взгляд на профессии.
Неомарксисты: профессия в классовой системе

Неомарксисты утверждали, что все профессиональные группы являются участниками процесса государственного строительства и поляризации классов. Спорным оставался только вопрос, к какому классу – буржуазии или пролетариата – стоит относить традиционные профессии. Исследователи, которые причисляли профессионалов к классу пролетариата, были убеждены что традиционные профессии, равно как и новые профессии, находятся в состоянии «пролетарианизации» или «депрофессионализации» [35-37]. Утверждалось, что «белые воротнички» испытывают всё возрастающее экономическое, техническое и организационное отчуждение от результатов своего труда. При этом «депрофессионализация» определялась как процесс потери со стороны профессий интеллектуального труда возможности осуществлять контроль над местом расположения, содержанием и значением собственного труда, а также подчинением труда требованиям капиталистических производственных отношений.

Неомарксисты закономерно обратили внимание на вопрос о рестратификации общества, а также об изменениях в объёме властных полномочий традиционных профессиональных групп. Так, Мак-Кинли и Арчес выделили семь основных властных прерогатив, которые профессионалы утратили в капиталистическом обществе. В целом, речь идет о потере контроля над: 1) критериями «входа» в профессию, принятием решений, каким должно быть количество студентов; 2) проце-ссом обучения; 3) условиями и содержанием труда; 4) объектами труда, под которыми понимаются клиенты; 5) орудиями труда (например, у врачей это могут быть медикаменты и медицинское оборудование); 6) средствами труда, недвижимостью и 7) уровнем вознаграждения [36]. Эта концепция также прослеживается в ранних работах известного социолога профессий М. Ларсон, где она пишет о том, что вра-чи испытывают всё возрастающее экономическое, организационное и техническое отчуждение от результатов своего труда [38].

Важно отметить, что многие неомарксисты полагали, что традиционные профессиональные группы не только не теряют контроля над средствами производства, но, напротив, монополизируют их. Поэтому их следует относить к представителям класса буржуазии или считать частью этого класса [36]. Так, например, утверждалось, что главной задачей врачебной профессии является контроль над сознанием собственных клиентов с целью поддержания капиталистического социального порядка. Соответственно, врачи не готовы помогать своим пациентам в до-лжной мере, так как они получают высокое вознаграждение за осуществление контроля и надзора за обывателями по «заказу» буржуазии. Интересы профессионалов воспринимались как непосредственно связанные с интересами доминирующего капиталистического класса, а сами профессионалы как группы сговора и эксп-луатации.

Авторам этого направления не удалось избежать методологических сложностей. Неомарксисты рассматривали не только профессиональные группы, но и любое современное капиталистическое государство как средство для обслуживания интересов капиталистического класса. Этот аргумент трактовался как неподдающаяся обсуждению аксиома, и в таком контексте получалось, что профессиональные группы «обречены» воспроизводить капиталистические производственные отношения. Эту методологическую интерпретацию нельзя считать реалистичной. Во-первых, её опровергают эмпирические исследования, которые наглядно демонстрируют, что элитные традиционные профессиональные группы, такие, например, как врачи и юристы, обладают властной автономией. Во-вторых, основной недостаток теоретических наработок этого направления заключается в том, что неомарксисты оперируют телеологическим пониманием государственной системы, как неизменно действующей в интересах правящего класса и капитала [39].

Отдельно необходимо отметить, что неомарксисты и функционалисты, расс-матривали профессиональные группы исключительно как элементы структуры, которые просто отвечают на складывающиеся социальные изменения. В основе развития активистского подхода в социологии профессий лежит интерпретативная социологическая парадигма, акцентирующая внимание на действии, на процессах социальной реальности и их конструировании [18]. В работах неовеберианцев акцент смещается в сторону изучения активности профессионалов, которые преследуют свои цели, используя все имеющиеся в их распоряжении ресурсы. В их работах профессионализация начинает рассматриваться как процесс, инициированный самими индивидами.


Неовеберианцы: профессия как монополия

Представляется, что с методологической точки зрения неовеберианский подход к изучению профессиональных групп обладает наибольшими аналитическими преимуществами. На сегодняшний день его можно считать ортодоксией западной социологии профессий [15]. Сильная позиция этого подхода заключается в том, что высокий статус традиционных профессий воспринимается, как сформированный в результате особых исторических и социально-политических условий. Неовеберианский анализ выдвигает на первый план задачу описания мобильности профессиональных групп в терминах концепции социального закрытия, введенной в научный оборот М. Вебером. Данное понятие описывает процесс, при помощи которого социальные группы действуют в собственных интересах, обеспечивая относительно небольшой группе избранных широкие возможности на рынке труда. Профессиональные группы рассматриваются как внутренне солидарные группы интересов, организуемые для расширения своих возможностей пользоваться ку-льтурными и социальными привилегиями. В соответствии с подходом М. Вебера, в основе определения «профессии» лежит понимание профессиональных групп как статусных, то есть как коллективы, имеющие схожий стиль жизни, общую моральную систему, схожий язык и культуру [17, 40].

В рамках неовеберианского подхода традиционные профессии определяются как группы интересов, которым удалось занять монополистическую позицию на рынке услуг здравоохранения, юридических услуг, образования и науки. Итак, под профессионализацией традиционных профессий неовеберианцы понимают развёртывание своего рода механизма, который позволил представителям этих профессий в значительной мере отгородиться от влияния развивающегося национального государства, организованного капитала и менеджериального контроля. Так М. Ларсон, одна из первых и наиболее известных исследователей этого направления утверждает: «Профессионализация является попыткой перевести редкие ресурсы профессиональных групп одного порядка – специализированное знание и умения – в ресурсы другого порядка – социально-экономические вознаграждения. Сохранение редких ресурсов предполагает стремление к монополии: монополии экспертного знания на рынке труда и монополии статуса в системе стратификации» [38, с. 66].

Опираясь на неовеберианскую и другую «деятельностно-активистскую» соци-ологическую литературу, авторы выделили несколько определяющих аспектов процесса профессионализации [7, 9, 11, 38, 40]. Мы сознательно отходим от подхода «теории черт», в котором также предпринимались попытки выявить определенные стадии процесса профессионализации. Отличие данной схемы в том, что мы понимаем, что выделенные нами этапы могут произойти, а могут и не иметь места в процессе коллективной восходящей мобильности. Кроме того, они могут осуществляться в различной последовательности. Тем не менее, данная схема по-зволяет операционализировать «профессионализацию» как стратегию, выбранную профессиональной группой для осуществления контроля над условиями труда посредством исключающего социального закрытия в странах с рыночной экономикой и плюралистической социальной средой. Обзор теоретических работ по вопросу позволяет выделить следующие ключевые этапы профессионализации, того пути, который прошли «старые» традиционные профессиональные группы в англо-сак-сонских странах, и который затем был в какой-то мере перенят «новыми» профес-сиями в этих же странах и в континентальной Европе:

1. Выделение собственной уникальной области знания и трансформация её в социальные почести. Большинство социологов по-прежнему справедливо полагают, что высокий престиж и социальная значимость традиционных профессий и в англо-американском контексте и в континентальной Европе базируются на специфике их профессионального знания. Оно является абстрактным, систематизированным, кодифицицированным и обобщённым [42], а кроме того, «ценностно-ок-рашенным» [43]. Халидей утверждает, что «нормативные» профессии, – те которые опираются на авторитет науки и «приписывают» социальные нормы и стандарты – обладают наибольшим авторитетом в социуме. Традиционным профессиям удалось перевести экспертные знания в монополию на рынке труда посредством государственной поддержки и формирования стандартизованной системы образования. Сегодня этот путь стал возможным для большого количества профессиональных групп. В результате этого рыночная монополия традиционных профессий начинает подтачиваться, так как развивается образовательный «надрынок», на котором в качестве культурного капитала выступают образовательные ди-пломы и сертификаты1 [43].

2. Формирование идеологии профессиональной группы, её публичного образа, в котором акцент делается на профессиональной этике, альтруистическом служении обществу. Определенная версия изложения событий, преподнесения фактов, вне зависимости от их истинности или ложности, является идеологизированной, если она позволяет обладающей властью группе поддерживать и воспроизводить собственный властный ресурс. В случае профессиональной группы, идеология выстраивается на утверждении собственной компетентности (знаний и навыков) и респектабельности, которые подразумевают высокий уровень социально-экономических вознаграждений для поддержания соответствующего стиля жизни. Идеология имеет высокую значимость как для создания внутренней сплоченности, так и для внешнего позиционирования группы, без которого невозможно ее принятие общественностью. Профессиональная идеология не только вдохновляет и обязывает к определенному типу поведения, но и оправдывает привилегии профессионалов, ввиду их служения наиболее значимым социальным целям.

3. Создание профессиональных организаций, ассоциаций. Группы, стремящи-еся к восходящей мобильности, должны сформировать группу, способную 1) стандартизировать и контролировать распространение экспертного знания; 2) лоббировать интересы группы, добиваться государственной поддержки. Именно профе-ссиональные организации чаще всего вступают во взаимодействие с непрофессиональной средой: рынком, государством, системой образования и клиентами. Группа в целом представляет собой слишком «объемный» социальный феномен, сегменты которого сложно стыкуются и взаимодействуют. В связи с этим особое значение приобретают профессиональные ассоциации, своего рода элита группы, способные организовать совместные коллективные действия, во имя сформулированных чаще всего ими же коллективных интересов группы, направленных на поддержание или изменение места группы в социальной иерархии.

4. Практика социального закрытия группы. Для высокого статуса профессиональной группы очень важно, чтобы она была немногочисленной. Так, профессионализирующиеся группы стремятся овладеть механизмом социального закрытия, которое в современном обществе невозможно без заключения «регулятивной сделки» с государством, санкционирующим ограничение доступа в группу, посредством передачи самим профессионалам права контролировать процесс расспрос-транения экспертного знания, а также права монополизировать рынок услуг: наз-начать цены и устанавливать стандарты практики.

5. Контроль реализации профессионального проекта. Высокая социальная позиция профессиональной группы не является стабильной и фиксированной [9]. Как утверждалось в книге Л. Кэрролла «Алиса в стране чудес»: «Если ты хочешь оставаться на одном и том же месте, надо бежать в два раза быстрее» [цит. по: 40]. Так, и любой профессиональной группе, которой удается добиться относительно высокого социального положения, необходимо закрепить определенную нишу в системе социальной стратификации, посредством 1) поддержания определенного образа группы в глазах общественности; 2) регулирования поведения членов группы через механизм позитивных и негативных санкций. Наиболее важным элементом на данном этапе становится принятие группы обществом, как достойной высокого статуса. Именно потребители услуг, посредством спроса или его отсутствия, накладывают существенный ограничитель на властные полномочия профессионалов.

Данную теоретическую модель наш сектор применял в эмпирических исследованиях по изучению процесса профессионализации ортодоксальной и альтернативной медицины в России [44]. В то же время, важно отметить, что неовеберианский подход в социологии профессий также имеет свои ограничения. Одной из проблем является то, что неовеберианцы часто воспринимают государство односторонне, как пассивный элемент, то есть как систему, способствующую процессу профессионализации в либеральных государствах и препятствующую ей – в цент-рализованных [45]. Другим упущением неовеберианского анализа в контексте социологии профессий является то, что многие ключевые авторы мало апробировали собственные теоретические схемы на практике. Хотя это замечание справедливо также и для всех других обсужденных выше теоретико-методологических подходов социологии профессий.


Литература

1. Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. М.: АСПЕКТ ПРЕСС, 1996.

2. Подмарков В.Г. Человек в мире профессий // Вопросы философии. 1972. № 8. С. 60.

3. Здравомыслов А.Г., Ядов В.А. Человек и его работа в СССР и после. М., Аспект-Пресс, 2003

4. Социальная стратификация российского общества / Монография (под ред., предисл. Голенковой З.Т.). – М.: Институт социологии РАН / Летний сад, 2003. – 368 с.

5. Шкаратан О.И. Социально-экономическое положение и поведение профессионалов и менеджеров в сфере занятости. Препринт WP1/2006/03. Серия WP1 (Институциональные проблемы российской экономики). – М.: ГУ ВШЭ, 2006.

6. Цвык В.А. Профессионализация как социальный процесс. Вестник РУДН. 2003. № 4-5. С. 258-269.

7. Parkin F. ‘Strategies of social closure in class formation’, in Parkin, F. (ed.) The Social Analysis of the Class Structure, London: Tavistock, 1974

8. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М., Наука, 1991.

9. Freidson E. (2001) Professionalism: The Third Logic, Chicago: University of Chicago Press. 10. Dingwall R. and Lewis P. ‘Introduction’, in Dingwall R. and Lewis P. (eds) The Sociology of the Professions: Lawyers, Doctors and Others, London: Macmillan, 1983

11. Johnson T. (1972) Professions and Power, London: Macmillan.

12. Moran M. (1999) Governing the Health Care: a Comparative Study of the United Kingdom, the United States and Germany, Manchester: Manchester University Press.

13. Saks M. (1995) Professional Regulation and the State: the Response of the Medical Profession to Unorthodox Medicine in Britain and the United States. Paper presented at the annual conference of the Society for the Advancement of Socio-Economics, Washington D.C.

14. Fulder S. and Munro R. (1981) The Status of Complementary Medicine in the UK, London: Threshold Foundation.

15. Saks M. (2000) ‘Professionalisation, politics and CAM’, in Kelner M., Wellman B., Pescosolido B. and Saks M. (eds) (2000) Complementary and Alternative Medicine: Challenge and Change, Amsterdam: Harwood Academic Publishers.

16. The Anglo-American and Russian Sociology of Professions: Comparisons and Perspectives. Allsop, Saks, Mansurov, Luksha, Sweden, Vol. 2. № 2. 2004.

17. Вебер М. Политика как призвание и профессия // Вебер М. Избранные произве-дения / Пер. с нем. М.: Прогресс, 1990. С. 658.

18. Berger P. and Luckmann T. (1966) The Social Construction of Reality, New York: Free Press.

19. Wallace R.A. and Wolf A. (1995) Contemporary Sociological Theory, Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall.

20. Parsons T. (1968) ‘Profession’, in Shills D. (ed.) International Encyclopaedia of the Social Science Vol. 12, London: Macmillan and Free Press. p. 536-47

21. Millerson G. The Qualifying Associations. L.: Routledge & Kegan Paul, 1964.

22. Hall R. H. Theoretical Trends in the Sociology of Occupations // Sociol. Quart. 1983. Vol. 24 № 1.

23. Parsons T. (1949) ‘The professions and social structure’, in Parsons T., Essays in Sociological Theory, Glencoe: Free Press.

24. Greenwood E. (1957) ‘Attributes of a profession’, Social Work, 2 (3): 45-55.

25. Goode W. Community Within a Community: the Professions // Sociological Perspectives on Occupations. Illinois: F.E. Peacock Publishers, 1972.

26. Barber B. ‘Some Problems in the Sociology of the Professions’ // Daedalus. 1963. № 92, 4.

27. Haug M. R. and Sussman M.B. (1969) ‘Professional autonomy and the revolt of the client’, Social Problems, 17 (Fall): 153-161.

28. Ritzer G. (1973) ‘Professionalism and the individual’, in Freidson E. (ed.) The Professions and Their Prospects, Beverly Hills: Sage.

29. Allsop J. and Saks M. (eds) (2002) Regulating the Health Professions, London: Sage.

30. Cant S. and Sharma U. (eds) (1996) Complementary and Alternative Medicine: Knowledge in Practice, London: Free Association Books.

31. Caplow T. (1964) The Sociology of Work, New York: McGraw Hill Book Сompany.

32. Carr-Saunders A. M. and Wilson P. A. (1933) The Professions, London: Frank Cass.

33. Etzioni A. (ed.) (1969) The Semi-Professionals and their Organisation: Teachers, Nurses and Social Workers, New York: Free Press.

34. Roth J. Professionalism: The Sociologist’s Decoy // Sociology of Work and Occupations. 1974. № 1(1), p. 6-23.

35. Braverman H. (1974) Labour and Monopoly Capital: the Degradation of Work in the Twentieth Century, New York: Monthly Review Press.

36. Navarro V. (1986) Crisis, Health and Medicine: a Social Critique, London: Tavistock.

37. Oppenheimer M. (1973) ‘The proletarianisation of the professional’, in Halmos P. (ed.) Professionalization and Social Change, Sociological Review Monograph no. 20, Keele: University of Keele.

38. Larson M. The Rise of Professionalism: a Sociological Analysis. Berkeley, London, University of California Press, 1977.

39 Elston M.A. (1991) ‘The politics of professional power: medicine in a changing health service’, in Gabe J., Calnan M. and Bury M. (eds) The Sociology of the Health Service, London: Routledge.

40. Macdonald K. The Sociology of Professions. L.: Sage, 1995.

41. Abbott A. (1988) The System of Professions: an Essay on the Division of Expert Labour, Chicago: University of Chicago Press.

42. Halliday T.C. (1987) Beyond Monopoly: Lawyers, State Crises and Professional Empowerment, Chicago: University of Chicago Press.

43. Collins R. Market Closure and the Conflict Theory of the Professions // Burrage M., Torstendahl R. (eds) Professions in Theory and History. L.: Sage, 1990.

44. Мансуров В.А., Юрченко О.В. Конструирование новых статусных позиций в про-цессе профессионализации / Модернизация социальной структуры российского об-щества // Отв. ред. З.Т. Голенкова. М.: Институт социологии РАН, 2008. С. 139-156.




Каталог: files -> img56
files -> «Шалғайдағы ауылдық елді мекендерде тұратын балаларды жалпы білім беру ұйымдарына және үйлеріне кері тегін тасымалдауды ұсыну үшін құжаттар қабылдау» мемлекеттік қызмет стандарты
files -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
files -> Регламенті Жалпы ережелер 1 «Мұрағаттық анықтама беру»
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының басшысы А. Шаймарданов
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының бастығы А. Шаймарданов
files -> Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының 2012 жылға арналған операциялық жоспары
files -> Тарбағатай ауданының ішкі саясат бөлімі 2011 жылдың 6 айында атқарылған жұмыс қорытындысы туралы І. АҚпараттық насихат жұмыстары
img56 -> Контрольная работа является одной из важнейших форм учебного процесса. Выполнение письменного контрольного задания помогает выработать навыки самостоятельной работы с первоисточниками, приобрести умение подбирать и анализировать дополнительную
img56 -> В. Г. Новиков " " 2010 г


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет